Четверг, 26.11.2020
Журнал Клаузура

Виктор Власов. «Отчёты трудящихся. Или На юбилей!». Эссе.

Есть ли в союзах писателей такой человек, который вёл бы отчёт о проделанной работе? Сколько авторов опубликовано, будь они членами союзов или же тяготеющими к ним, какие выходят у них книги и какие премии присвоены, что хорошего сделано для молодых писателей на «Литературном Фронте», как продвигается литературный процесс, какова его перспектива, оценка и к чему следует стремиться. В разных российских изданиях: «Континент», «Дети Ра», «Наш Современник», «Голосах Сибири», «Молодая гвардия» и в других – существует постоянная рубрика литературных обзоров, в которой рассказывается о великолепных книгах и произведениях талантливых авторов, опубликованных не только в России, но и за рубежом. Обзорные статьи известных рецензентов и журналистов познавательны в целях осведомления. Писатели-современники так же нуждаются в рекламе и отзывах. Так кому же нужны отчёты о работе писателей? Им самим, или читателям? Почему исчезли с экранов  омского телевидения и радиоволн встречи с омскими литераторами? В нашем городе немало достойных людей. Скажите, мол, никому это не интересно, а как узнать, интересно это или нет, тогда, когда этого вообще нет? Почему нет передачи, в которой бы молодёжь встречалась с представителями разных поколений литературной жизни области? Нет, не согласен, среди нас, молодых, много пишущей братии, интересной, заблуждающейся, но ищущей свой путь в литературу. Давайте поспорим вместе, докажите свою правоту, господа маститые писатели и поэты, объясните в чём мы не правы.

Сегодня принято критиковать историю нашей страны. Плохо, что вместе с прошлым ушло то хорошее, что должно остаться – трепетное отношение к таланту у художественной элиты. К примеру, в советское время по радио читали лучшие литературные произведения. С гордостью вспоминают писатели о том, как слушали по Всесоюзному радио страницы известных романов, повестей. Озвученные лучшими артистическими голосами страны. В очередной раз возникает мысль – неужели нет сегодня возможности на местном радио открыть передачу о литературной жизни города? Неужели нет людей, о которых стоит рассказать омичам?

Бывает интерес, как писателей, так и читателей – направлен не на определённое событие, а на различные повторяющиеся явления, на многие подробности, воссоздание среды в разных её мелочах, воспроизведение огромного, бурного и горячего «водоворота жизни». В поисках осмысления ценностей можно перечитывать рассказы и повести Александра Плетнёва. И сегодня его произведения, написанные в прежние годы – не потеряли того светлого и вечного, истинно вдохновенного, что остаётся после прочтения книги настоящего творца. Российские писатели Плетнёв да Березовский – строгие люди и прежде всего художники, описывающие внутренний огромный и яркий мир человека, широту его мысли и противоречивые чувства. Их рассказы тридцати пятилетней давности «Чтоб жил и помнил», «Сын пришёл» и другие – производят колоссальное впечатление на любого читателя, не зависимо от возраста, уровня образования или притязаний.

Стенограммы, новости, обзоры, статьи о Съездах писателей, издателей и просто заинтересованной читательской аудитории, напечатанные в газетах, литературных журналах и выложенные на сайтах. Кому они интересны? Лишь тем, кто непосредственно находится в этой среде.

Страшно толстый и тяжёлый, кемеровский журнал-книга «Голоса Сибири», издающийся два раза в год – выходит тиражом в тысячу экземпляров. В Омске его получают несколько людей. В том числе «Голоса Сибири» приходят Александру Лейферу. Свыше сотни странниц этого издания всегда посвящено литературным событиям, проходящим, как в Кемерово, так и в России в целом. Выдаётся возможность не только председателям писательских союзов написать о литературной ситуации того или иного региона, но и разным любознательным авторам, интересующимся литературными процессами. И складывается хорошее впечатление, если статьи пишутся с неким шармом или иронией.

 Средств на издания нет – спонсоры отказались помогать, собирать деньги с авторов не возможно – они народ не зажиточный. В союзе писателей – много стариков-пенсионеров, нет притока молодых и талантливых авторов. О чём стоит писать?  Может быть о том, что писатель «А» украл сюжет или строчки у автора «Б», а поэт «В» пишет «килограммами», перевёл уже столько бумаги, что портит настрой завистливому поэту «Г»?  Попробуйте  сухие и «колючие» события описать в качественной обзорной статье или сделать полноценный срез литературной хроники. Может получиться, но с долей серости, недовольства, а возможно и с острой «приправой» излияний, которая не должна портить заметки. Хроникёру литературной жизни сложно оставаться просто комментатором, холодным в суждениях; не разделять чужую точку зрения, довольствуется видимым, работать в изложении фактов без лишних эмоций, оставляя размышлять читателю или слушателю.

Да, литературная хроника – дело не простое. Нельзя написать её, опираясь лишь на собственные наблюдения. Хроника и обзоры всё равно призывают к подведению итогов, а здесь следует подходить объективно. Неужели дать оценку трудящимся-литераторам могут только известные деятели? За последние несколько лет омские литературные издания снабдили свои детища постоянной рубрикой. Но опять-таки разбирают в них собственные «пристрастия». До того, насколько выросли собратья по перу, конечно, дела по-прежнему нет. Любая хроника, литературная или житейская, и оценка – интереснейшее занятие, оно заставляет думать, искать в людях и в их творениях нечто потрясающее, выдающееся, примечательное и то, что останется в истории города, края и, наконец, страны. Обычно краеведческие труды оцениваются резко среди писателей художественной литературы, мол, зачем следить и что-то записывать, за это время можно выдумать славный рассказ или роман.

– Документалист, краевед, публицист – это ведь тоже писатель! – говорит Николай Березовский, наставительно поднимая указательный палец. – Это и Лев Трутнев подтвердит сейчас и тогда на эту тему говорил сам Твардовский и Астафьев… Эх, мощные были мужики, вдумчивые главное.

Публицистики и критики у Николая Березовского не счесть. Совсем недавно он озадачился вопросом пенсии, стажем и прочими необходимыми для благополучия бумагами. Свой творческий стаж, корреспондентом разных газет, затем собкором, он построил в основном на публицистике и журналистике. Так непривычно и одновременно здорово послушать  писателя огромного таланта.

– Посмотри, какие заразы! – показывает он надпись на документе: «Период дожития…» – И это они написали для человека, который продолжает трудиться во славу родного города? Знаешь, сколько я написал статей, и для «Вечернего Омска», и для различных российских газет? Никому не старался угодить, работал по достоинству и правильно. Сейчас можешь заглянуть в федеральные московские газеты даже от министерства обороны. Зайди ради интереса.

Открывает Николай Васильевич большую бледно-синюю папку архива, показывает старые квитанции, контракты и письма с выцветшими буквами; в их количество можно уйти с головой. Вот гонорары из «Юности», «Октября», «Севера», «Сибирских огней», «Земли, сибирской, дальневосточной», из разных зарубежных изданий, из газеты «Красная звезда», «Литературная Россия», «Литературная газета» и других. А дипломов сколько у Николая Васильевича! Он шутит, мол, можно обклеить ими квартиру. Подаришь ему рамки от фотографий, а он показывает на стену: некуда там вешать. Стена увешана картинами известных омских, новосибирских и московских художников.

– Перебираю, – говорит Николай Васильевич изумлённо. – Газеты, на которые мы с женой подписываемся, гляжу обёртка, а в ней договор… с Киностудией «Мосфильм». Три тысячи пятьсот рублей… я в обморок упал со стула. По тем временам гигантские деньги. Тогда экранизировали «Три лимона для любимой» по моему рассказу. Да, наградил меня талантом дедушка Феоктист Алексеевич… Вот я и ушёл, бросив геологоразведку.

Не нужно по крупицам собирать информацию о Николае Березовском, чтобы сделать очерк. Достаточно зайти на его сайт, где порой кипят страсти в гостевой книге. Даже по тому, какие люди вступают в беседу, можно определить степень значимости в Омске и в России этого писателя. Одновременно высказываются в ней несколько человек: Александр Лейфер, Виктор Богданов, Иван Таран, Игорь Федоровский, Наталья Елизарова под псевдонимом и другие. Иногда заходит Станислав Михайлов. Больше всего на виртуальных страницах комментируют произведения Николая Васильевича молодые авторы и читатели. Внук Феоктиста Березовского – человек, естественно, незаурядный. Неделями Николай Васильевич может не выходить на улицу, писать повесть и рассказы для любимого старейшего журнала «Сибирские огни» или работать над мощными критическими статьями для другого издания. Выходит критика Березовского в «Вольном листе» или в журнале «Критики и Словесности» Андрея Углицких – Омские писатели или поэты, на которых была обрушена «снежная лавина» – сердито молчат на литературных мероприятиях, внимательно слушают, когда держит слово строгий писатель Николай Березовский. Есть в критике, в голосе с хрипотцой, в словах Березовского нечто сильное, что заставляет размышлять, причём размышлять не одному, а интересоваться мнением коллеги.

– Игорь, Игорь, – спрашиваю я своего друга, корреспондента газеты «Красный путь*». – Ничего себе: членов правления Союза писателей России уличили в плагиате. Смотри, доказывает здесь и там, приводит, мол, откуда и что взято.

– Да, точно, не знаю, что и думать, – отвечает он насторожено. – Читал в «Литературной России» не первый раз его критику. Как ему не жаль их!? Спросил у Льва Трутнева и Юрия Перминова. Лев Емельянович сказал: «литература – труд жестокий и слабаков не признаёт».

Приезжают на юбилей к Николаю Березовскому зав. отдела поэзии «Сибирских огней» Станислав Михайлов и его друг, российский писатель и художник Николай Мясников.

Мясников – человек спокойный. Если Михайлов размахивает руками, тиская Березовского и меня за плечи и спину, говорит эмоционально и какими-то взрывами, то Коля Мясников, поднимая редкие белёсые брови, беседует вкрадчиво, вполголоса, не касается собеседника.

– Щёлк-щёлк, – я фотографирую Березовского, Михайлова и Мясникова. Первые двое идут размашистыми шагами, оживлённо делятся наболевшим. Мясников шагает не спеша и начинает рассказывать мне историю из жизни так просто, будто я его друг и знаю всю жизнь.

 – Бывало, иду по весеннему Барнаулу, забравшись в мысли; там уютно и фантастически. Проголодался и зашёл в кафе «Странник». Замечательное кафе с живой музыкой и пряным шашлыком. В кафе сталкиваюсь с человеком. Незнакомец поворачивает голову и спрашивает:

– Вы не ко мне?

Рассматриваю, прищуриваясь, крепкого улыбающегося мужчину в кожаной куртке, и меня он радует. Какая-то потрясающая энергия от него исходит.

– Виля… и протягивает мясистую грубую руку.

Это был журавлёвец и прекрасный поэт Вильям Озолин.

Стол у Березовского дома усыпан яствами. Татьяна Анатольевна, супруга, ныне собкор федерального московского издания «Лесная газета», проворно расставляет приборы. Показывает из какого варенья сделала пирог. «Дикая мальпигия с кусочками плодов анноны». Поднимаешь банку на солнечный свет возле окна – она светится золотисто-янтарно-малиновым светом. Варенье присылают Николаю Васильевичу из Австралии, сотрудник журнала «Антиподы» каждый год в разное время шлёт жестяные банки с джэмом, коробки с чаем, разные сушёные плоды. Можно полакомиться у Березовского дольками сушёного охраса, попить лилово-красный чай необычного вкуса и почитать зарубежные русскоязычные журналы и газеты. «Lichtungen», «Надвилаг», «Флорида», «Балтика», «Антиподы», «Чайка», «Иерусалимский журнал» и другие. Только одних российских журналов можно перечислить множество. Да что их называть? У Березовского дома стопками лежат издания из «Журнального и Читального зала». Действительно утонешь в том количестве литературы, которые скапливаются у Николая Васильевича за год. Главный редактор журнала «Водолей» и, пожалуй, «чудоковатый человек», о таких с любовью писал Василий Шукшин – Николай Бондарь; вывозит у Николая Васильевича газеты и делает из них модели «одежды» в детском театре мод. Он работает учителем русского языка и литературы в школе, а летом – воспитателем в детском лагере. Так вот когда нужна газетная бумага, то идёт либо в школьную библиотеку либо к Березовскому. Красивые сарафаны, платья, юбки получаются у воспитанников Николая Бондаря из «Учительской газеты», «Вечернего Омска» и других газет и журналов.

Среди приглашенных на день рождения Николая Васильевича есть такие поэты и писатели, как Александр Плетнёв, Юрий Перминов, Николай Трегубов и Александр Лейфер. Когда ещё представится случай побывать среди таких знаменитых людей омской литературы? Каждый из них – безусловно, яркая личность, авторитет. Каждый – особенный, а все вместе они – соратники по творчеству.

         Станислав Михайлов артистически читает стихотворение, посвящённое Татьяне и Николаю Березовским. Оживляется Николай Мясников, рассказывая истории – небылицы о своей жизни. Александра Лейфера заботят омские литературные события, поиск преемника на посту председателя СРП омского отделения. И смена, по его мнению, вполне достойная – прекрасный писатель Алексей Декельбаум или поэт-переводчик – Евгений Фельдман. Так же может принять эстафету великолепная поэтесса-гиперфилософ Вероника Шелленберг. У неё достаточно сил, чтобы совладать с аппаратом союза, организовывать работу секций. Конечно, их союз – не единственный, кто объединяет российских писателей. Например, «Союз Писателей 21 века» Евгения Степанова, который отдаёт последнее лишь бы издать талантливые произведения, нью-йоркская «Всемирная Корпорация Писателей» Расуля Ягудина и Алика Верного с их огромным ежемесячным литературным журналом «Русская Литература Мира» и перспективами издания произведений участников союза на иностранных языках. В общем, много чего изменилось и стало неясным.

– Каждый создаёт клан, – кратко отвечает Юрий Перминов. – Выбирайте: оставайтесь в своём или уходите в другой!

Николай Трегубов, поэт и руководитель литературного объединения им Якова Журавлёва, внимательно слушает стихи Михайлова, но скоро страстно желает прочитать свои.

 Так, за прекрасным столом и поучительной беседой, в кругу мэтров сибирской литературы посчастливилось мне присутствовать на дне рождения Н.В. Березовского. Многие лета, Вам, Николай Васильевич!

Достопримечательности города Омска – немногочисленные, зато запоминающиеся. Михайлов и Мясников фотографируются в Парке Победы, около памятников. Особым вниманием гости отметили металлическую скульптуру  Дон Кихота возле Драматического театра для детей и юношества. Что-то детское осталось во взрослом Михайлове, когда он трогательно гладил Росинанта по голове.

Юбилей – юбилеем, но пора гостям исполнить миссию командировки. Рассказать детям, молодым читателям о старейшем сибирском журнале.

Встреча с юными читателями состоится в библиотеке им. Чернышевского на Левом Берегу. Делегация из писателей и поэтов спешит в небольшое здание. Возглавляет её, конечно, Березовский. К нам присоединятся Игорь Федоровский, член редколлегии журнала «Вольный лист». Он берёт интервью у Станислава Михайлова и Николая Мясникова для газеты «Красный путь» и для журнала.

Писатели садятся за большой стол, на котором разложены несколько выпусков «Сибирских огней» и «Вольного листа». В зале – большая аудитория из юных читателей библиотеки. Первые несколько секунд писатели не знают, что сказать, с чего начать. Им обещали пригласить более  старших школьников… Детям вряд ли интересны перспективы публикации хотя и в старейшем журнале Сибири, им нужны яркие и весёлые картинки, задорные шутки. Как выйти из такой ситуации? Настоящий писатель всегда может найти дорогу к сердцу своего читателя. Николай Березовский живо и очень интересно рассказывает о своём далёком детстве, Николай Трегубов веселит народ детскими стихами про чудака из чудаков, который ловил чебаков в стране чердаков… Станислав Михайлов оживлённо интересуется творческой жизнью детей, активно приглашая их к разговору. Оказывается, они много рисуют и тоже пишут. И вот читают стихи Пушкина, Лермонтова, Есинина и немного своих. Николай Мясников сильно волнуется. Он открывает свою книгу и читает философский рассказ о мухе. Детям нравится не сам рассказ, потому что вряд ли понятен, а их радует тон голоса Николая и смешная повторяющаяся фраза… Настоящая литература всегда найдёт своего читателя. Каждому возрасту понятно своё.

Я беспрестанно фотографирую и детей и писателей. Наконец, мой наставник Николай Трегубов вспоминает про меня и читает детский стишок вождя, который носится под дождём на метле и на правах вождя приказывает ему остановиться. Стоит хохот. Так Николай Михайлович поддевает мои воинственные настроения. Поддерживаю тон наставника и вношу свой скромный вклад в радостную атмосферу праздника – начинаю петь на английском языке свою любимую песню певца Фредди Меркури «We will rock you!», дети помогают: притопывают и прихлопывают, словно на концерте или на хоккейном матче. После мероприятия Николай Березовский ободряет меня, говорит, что не ожидал. Встреча подходит к концу, все остались довольны, писатели – любознательной аудиторией, дети – весёлыми и добрыми взрослыми. Еще долго, провожая нас от библиотеки, они кричат и машут нам вслед:

– До свидания! Приезжайте ещё!

Станислав Михайлов и Коля Мясников с грустью покидают наш город. Приезжают они в Омск с одной маленькой сумкой, а уезжают с тремя огромными. И Трегубов, и Перминов, и Лейфер, и Федоровский, и я – дарят им столько своих книг и местных журналов, что хватит читать, наверное, на год. С этим добром они садятся на скорый поезд.

– «Я приехал к одному человеку, а увёз пятерых…» – слова эти Николая Мясникова перед отъездом мне запоминаются.

Одно важное событие продолжается другим. В зале музея им. Ф.М. Достоевского состоялась презентация альманаха «Тарских ворот». Главный редактор Игорь Егоров с гордостью и любовью объявляет опубликованные фамилии, особенно выделяет таких корифеев, как Геннадий Лысенко, Ольга Радионова, Александр Плетнёв, Евгений Фельдман, Евгения Кордзахия и Вероника Шелленберг.

Несколько лет Игорь Егоров, Евгений Асташкин и Наталья Елизарова мечтали вместе реализовать данный  проект. Долго, но интересно шёл строгий отбор авторов в этот тяжёлый альманах-кирпич. Эмблема, символ издания, уже сияла в их умах. Силуэт: «Тарские ворота, а над ними чайка, летящая к солнцу». В зал музея не протиснуться. Кто опоздал, тому места не хватило. Сотрудники музея торопливо приносили стулья и скамейки. Игорь Егоров представляет на суд читателей новое издание альманаха.

 Когда вот так в зале на литературном событии собираются разные авторы, молодые и не очень, наступает время откровений. Первым, кого просит высказаться Игорь Владимирович – Евгений Фельдман. Известный поэт-переводчик, лауреат всероссийской литературной Бунинской премии. На Украине в Киеве у него выходит полное собрание переводов в семи томах – Киплинг, Сабатини, Ричард Блэкмор и другие зарубежные классики. Оригинальная методика перевода О. Хаяма Фельдмана вызывает неподдельный интерес у аудитории.

Евгений Фельдман – человек неординарный. Можно не прочитать ни одного его перевода, но понять это, лишь послушав его. Уважаешь этого поэта-переводчика за его точку зрения без лжи и преувеличения.

Впервые на подобной презентации слышу о существовании литературных троллей.

Скандалы, интриги, поклёпы… по большей части интересны сплетникам. Так называемым «литературным троллям». Кто такой тролль? В одних источниках это сильное, страшное и выносливое животное. Друг орков, гоблинов и разной нечисти, гроза эльфов, людей и разных существ на стороне света. В других – создания умное и доброе, как человек. Понятие тролля особенно «литературного» применимо, как ни странно, к писателям. Нередко в народных Интернет-системах: «Вконтакте», «Facebook» и других замечаешь фотографии, страницы, заметки или события – сердито прокомментированные по нескольку раз людьми без фото или аватаркой с каким-нибудь мифическим созданием. Особенно если комментаторы не согласны с той или иной оценкой, то пиши пропало – созовут в сети целый консилиум и начнут изгаляться… Интернет-странички в народных системах не только многих омских писателей, но в других регионах превратились в свалку  мнений и шуток. Но всего лишь в свалку и поэтому владелицу сайта приходится «банить» нерадивых посетителей, которые порой так «намазолят» глаза и запутают других более менее полезных и приятных комментаторов, что потом никто уже не будет заходить туда, кроме «троллеподобных…». Эти самые «литературные тролли» могут испортить рекламу книги или произведений автора, дать ложную информацию. Многие писатели по разным причинам черпают новости,  информацию из Интернета, из разных источников – гостевых и новостных рубрик сайтов. Потому-то администратор сайта ставит премодерацию. Но талантливый, немного сердитый и хитрый журналист или писатель может так переврать событие на чужую пользу и в другом кибернетическом пространстве, так «перекроить», что поверят ему больше, нежели первоисточнику. Так, например, «сбиваются» многие презентации, «переносятся» литературные события, читатели получают неверную информацию о писателе. А ещё если писатель и неплохой «юзер», знающий структуру данной системы и располагающий программами, то случается взлом. Ищешь на сайте писателя его биосправку, а натыкаешься на пасквиль или фельетон на него, по наивности думаешь: весёлый пиар. Рассылаешь коллегам и так – знакомым, происходит дезинформация. Выходишь спамером… особенно в  «Контакте» забаненным на неделю или больше.

Опытным «троллем» адекватная критика легко подменивается талантливым критиканством. Спросите вы:

– Балуются в основном молодые, амбициозные прозаики?

Не только. Есть множество взрослых писателей, которым всего-навсего наскучило вести правильный образ жизни. Чаще всего работают такие «тролли» под псевдонимами и часто в другом стиле. Случается: «тролль N» перевирает объявления или события благородного писателя «M», оставляя ложную информацию о публикациях и не только. И описывая какие-то из ряда вон выходящие и жутко интересные события, даёт рецензию на якобы прочитанную статью того самого писателя. Результаты самые разнообразные. Рецензия на выдуманную статью!.. Читали или слышали подобное?

Лёгкий пиар, псевдо реклама, критиканство, слухи, сплетни, их верная на «чёрную» руку организация может дать немыслимые результаты. Этим же страдают документалисты. Переписывая краеведческие труды известных авторов, проводят якобы собственные исследования. Плюс милое дело приписать себе дружбу с тем человеком, которого уже нет на бренной земле. Отсюда «очерки», новая наверняка выдуманная информация об этом человеке. В общем – публикации, снова-таки вызывающие бурю противоречивых эмоций и споров. Любой писатель с хорошей фантазией придумает столько событий в жизни другого, что подумают, несомненно, он его друг. Так, например, после смерти Аркадия Кутилова у него появилось несметное количество друзей. В Омске, в Москве и в тех городах, в которых был проездом. Теперь вы не найдёте в Омске писателя после шестидесяти лет, который не скажет, что был знаком с Адием и даже не раз приглашал в гости почитать стихи. В целом, полагаю, жизнь «литературного тролля» – весёлая штука! Своего рода вирусы-революционеры должны быть, как в Интернете, чтобы пользователь не расслаблялся, а закалялся, так и тролли в литературе. Зачем? Соревновательный дух на литературном фронте присущ писателю вообще. Достижения спортсмена напрямую зависят от уровня физических и моральных качеств. Так же и зависят достижения писателя. Значит, у любого спортсмена или писателя есть соперники, которые вдруг пробегут быстрее или напишут лучше. Ведь отправляют в издания многие, а печатают избранных. И это не единичный пример. Так стоит, или нет заниматься тем, что составляет образ жизни «литературного тролля»? Вопрос лично для меня и остается открытым, не знаю, как для многих других авторов А если это самая короткая дорога к славе и деньгам? Подумать надо! Стоит или нет?..

Жизнь всё равно расставит по своим местам, у кого есть талант, а у кого его нет, кто достоин уважения, а кого следует просто забыть, как будто его и не было.

Срезы литературных событий. Отчёты, которыми так дорожат немногие… но если они делаются то лишь с любовью к людям и к жизни вообще.


* Игорь Федоровский, лауреат литературных премий, член редколлегии журнала «Вольный лист» был корреспондентом газеты «Омское время», но вскоре после закрытия этого издания, перешёл в «Красный путь».


1 комментарий

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика