Суббота, 27.11.2021
Журнал Клаузура

Освобождение Прометея, или страсти по Христофору

Светлой памяти кубанского историка и краеведа Николая Тернавского

Родословно-публицистические заметки, посвященные 570-летию Христофора Колумба, на фоне разрушений его памятников в Северной и Центральной Америке

Вы все, паладины Зеленого Храма,

Над пасмурным морем следившие румб,

Гонзальво и Кук, Лаперуз и де-Гама,

Мечтатель и царь, генуэзец Колумб!

Николай Гумилев.

Из стихотворения «Капитаны»

Нечаянные или закономерные совпадения…

Мы переживаем бурный, а в общем сюрреалистический 570 год от рождения великого европейца, открывшего Новый Свет Христофора Колумба, чьи памятники сегодня в лучшем случае демонтируются в Северной и Центральной Америке, а в худшем подвергаются разным способам осквернения, в зависимости от фантазий и желаний осквернителей – новых гуннов, будь это представители BLM или разного рода левацко-троцкистских группировок. И опять у нас возникает число 21, о котором мы говорили в своем очерке о Данте Алигьери и Николае Гумилеве «Поэтов век – 21». Удивительно, но день рождения Христофора Колумба вписывается в дни смерти последних: он появился на свет между 26 августа и 31 октября 1451 года на территории Генуэзской республики, в ту пору простиравшейся своими факториями до восточного побережья Черного моря, и первый день его предполагаемого рождения совпадает с последующей датой расстрела Николая Гумилева 26 августа 1921 года, то есть с началом 470-летия Христофора Колумба. Интересно, что в 1909 году Гумилев, находясь в Коктебеле, посетил знаменитую Феодосию, знаменитую Кафу, ее невольничий рынок и Генуэзскую крепость, которая и является контрапунктом нашего повествования. И тут же возникает вопрос, почему Николай Гумилев называет в первой строфе второй части своего выдающегося стихотворения «Капитаны» Колумба – мечтателем и царем, поскольку словосочетание явно обращено великому генуэзцу? Эпитет ли это или все же интуитивная поэтическая проникновенность, прозревающая в исторической перспективе те вещи, о прежнем существовании которых не сохранилось никаких зримых доказательств, в том числе документальных, разве что некие не всегда очевидные указания и аллюзии. Во всем этом нам и предстоит разобраться, прикоснувшись к жгучей тайне происхождения великого мореплавателя, о которой вдруг начало говорить ученое сообщество стран Запада, а теперь вдруг замолчало, и с тех пор не то, чтобы не выпускает изо рта воды, но и старается изгладить уже некогда сказанное в медийном и сетевом пространстве, пытаясь увеличивать недомолвки и навести тень на плетень. Но, как известно, слово не воробей. И в данном случае оно уже исполнило свое благородное дело.

Спустя некоторое время Николай Гумилев написал поэму «Открытие Америки», увековечившую Христофора Колумба в русской поэзии и датированную 26 октября 1910 года, но опять же исполненную прозрений в тот момент, когда некий лирический герой сливается с самим образом Колумба, притягивая адмирала к иным, столь знакомым нам пространствам Юга России:

Мы с тобою, Муза, быстроноги,

Любим ивы вдоль степной дороги,

Мерный скрип колес и вдалеке

Белый парус на большой реке.

Этот мир, такой святой и строгий,

Что нет места в нем пустой тоске.

Но какая степная дорога может быть в Генуе или Испании, хотя, конечно, многие степные дороги вели в колонии Генуэзской республики, расположенные в пору итальянского Ренессанса или Кватроченто в Крыму и на побережье Северного Кавказа. Каково поэтическое видение, выхватывающее образы и совмещающее их так, что невольно думаешь о Колумбе и степной дороге по-над Еей, Кубанью или в Пятигории. А ведь это и есть «искусство описания невозможного» по Готфриду Вильгельму Лейбницу, в чем преуспел, кстати, современник Колумба итальянский поэт Маттео Мария Боярдо (1441-1494), автор поэмы «Влюбленный Роланд», когда невозможное становится возможным, а порой и очевидным с течением времени.

Что нам известно о фамилии Колумб?

В общем, ничего необычного в этой фамилии нет. Она образована от имени Колумб или Колумба, данного тому или иному человеку при крещении. Собственно, так и образовывались многие фамильные имена в России и Европе: Иванов, Петров, Бернгардт, Петцольд, Мартини, Матезиус, а в нашем случае Колумб, а на латинский манер Колумбус или Колумби. К представителю фауны голубю (лат. columba = голубь) фамилия имеет опосредованное отношение, поскольку самого ирландского святого и называли «голубем Церкви». Но кем же был этот святой? И вот в его жизнеописании мы находим параллели с последующей биографией Христофора Колумба, что будет видно ниже.

Святой Колумба (Кримтан) родился в 521 году в Ирландии в Гартане, графство Донегал. Он происходил из королевского рода Уи Нейллов, являясь сыном Федлимида и внуком короля Кенел Конайлл Фергуса Длинноголового. Мать Колумбы Этне была из королевской семьи Лейнстера. В детстве он воспитывался у пресвитера по имени Круйтнехан (впоследствии –   ирландский святой Круйтнехан), крестивший мальчика в Темпл-Дуглас Конуолского прихода. Затем Колумба поступил в монастырскую школу святого Финниана Мовильского, где к двадцати годам получил степень дьякона. После этого он направился в Ленстер, где стал учеником старца Геммана. Затем он поступил в монастырь святого Финниана Клонардского, где, по легенде, жили и учились многие святые Ирландии. Еще в 545 году он основал церковь в Дерри, а в 553 году – монастырь в Дарроу. В 563 году Колумба, желая попутешествовать с намерением распространять христианство, Колумба отплыл с двенадцатью благовестниками на запад Шотландии по приглашению местного короля, родственником которого являлся, где ему был преподнесли в дар остров Айона у западного берега Шотландии королем Дал Риады Коналлом или же пиктским королем Бруде. Древнеирландское название острова – Í, впоследствии он стал известен, как Í Choluim Chille или Ikolmkill (остров Колумбы): сам остров находился на границе пиктов и скоттов, что его делало удобным местом для миссионерской деятельности среди обоих народов. В Шотландии Святой Колумба прожил тридцать три года, основал несколько монастырей и миссий, включая Гиберно-шотландскую миссию, и обратил в христианство большинство северных и южных пиктов. Достигнув 77 лет, он был извещен ангелом о своей скорой кончине. Святой Колумба умер ночью во время молитвы у церковного алтаря.

Почитание Колумбы принесено в континентальную Европу ирландскими миссионерами, приезжавшими в Королевство Франков для его христианизации. Самое раннее свидетельство почитания Колумбы в Европе мы находим в календаре святого Виллиброрда, составленном ранее 717 года. Позднее его литургически почитали во всех крупнейших монастырях Европы, например, в Санкт-Галлене (Швейцария). Сегодня десятки и десятки католических, англиканских, епископальных, пресвитерианских и других протестантских храмов освящены в честь святого Колумбы – в Британии, Ирландии, Северной Америке, Австралии, Италии, Германии и других странах. В Шотландии и Ирландии сохранились посвященные ему святые источники. С XX века началось почитание Колумбы православными христианами, включая русскоязычных верующих. Существуют православные иконы святого Колумбы, ему составлены полная православная служба на английском языке и акафист на французском языке. В США действуют как минимум два православных прихода и один румынский монастырь (Саутбридж, Массачусетс), носящие имя святого Колумбы; в Великобритании и Ирландии есть общины в честь святого Колумбы, принадлежащие Константинопольскому и Антиохийскому Патриархатам.

Неизвестный художник. Портрет Христофора Колумба (1451-1506). Литография от 1892 года

Итак, Святой Колумба, живший на 900 лет ранее выдающегося генуэзца, обрел свой остров на краю Британских островов, проповедуя христианство среди язычников пиктов, тогда как Христофор Колумб 28 октября 1492 года высадился в бухте Бариэй на северо-востоке Кубы, что и стало открытием Нового Света. Кстати, нельзя назвать и полностью светской деятельность Колумба, как ее иногда представляют: сам он являлся терциарием Францисканского ордена, а корабли его шли под парусами, на которых красовались кресты Ордена рыцарей Христа, который был правопреемником упраздненного в XIV-м столетии рыцарского Ордена тамплиеров. И естественно на кораблях Колумба находились римско-католические священники, занимавшиеся миссионерством, поскольку именно с него началась христианская история обоих Америк. И как тут не увидеть незримую руку Провидения, когда столько лет спустя Новый Свет открыл адмирал, чья фамилия соответствует имени легендарного ирландского проповедника, несшего христианство на удаленные шотландские острова.

Что касается самой отыменной фамилии Колумб, Коломбо, а в испанской и португальской форме Колон, то она могла принадлежать всем классам общества: крестьянам, ремесленникам, мещанам, нарождающемуся третьему сословию и даже рядовому дворянству. По устоявшейся версии отец Христофора Доменико Коломбо принадлежал к городскому сословию Генуи, что вполне правдоподобно, учитывая то, что мещанство Генуи по сути являлось экстерриториальным, поскольку граждане городской республики проживали и далеко за ее пределами, в том числе в генуэзских колониях Причерноморья. И, как нам представляется, сам Христофор Колумб был носителем своей фамилии всего в третьем или четвертом поколении. С чем это связано и почему мы расскажем ниже. Но обо всем по порядку.

Семья шерстобита Доменико Колумба в Генуе. Связь с Кафой.

Френккардаши

До сих пор честь быть малой родиной великого мореплавателя и открывателя Нового Света оспаривают шесть итальянских и испанских городов, в том числе Генуя. Но что нам известно о родителях Христофора Колумба? Да в общем-то немного. Его отцом был Доменико Колумб или Коломбо (приблизительно 1418 – 1499 или 1500 гг.), шерстобит и торговец шерстью в Генуе. О месте его рождения никаких данных нет, как и о его отце Джованни Колумбе, разве что последний также занимался торговлей шерстью. Проводя жизнь в коммерческих путешествиях, он, вероятно, и был первым носителем фамилии. Доменико еще имел трех братьев: Франческо, Джакомо и Бертино. Но все эти данные взяты из разрозненных и не всегда надежных источников (пускай это нотариальные акты и договора), поскольку в ту пору еще отсутствовали метрики рождений и смертей, которые стали систематически вестись, начиная с Тридентского собора, то есть с первой трети XVI-го столетия.

В ту пору главными поставщиками шерсти в метрополии являлись генуэзские колонии и фактории Крыма и черноморского побережья Кавказа, тогда Зихии или Джихетии. И с большой долей вероятности мы вправе считать, что Джованни Коломбо со своей семьей был сам выходцем из Крыма или Северного Кавказа, тем паче что в 90-е гг. XIV-го столетия состоялся исход из Крыма кабардинцев во главе с Иналидами на Кавказ – в Пятигорию. То есть это как раз и есть время рождения Иоанна Колумба или Джованни Коломбо, когда породненное или культурно-ассимилированное с итальянцами и греками черкесско-кабардинское население Крыма оставалось в генуэзских колониях, а затем с усилением давления Оттоманской порты в черноморском регионе постепенно перебиралось в Геную и другие города Италии. Собственно, этот феномен черкесов-католиков, являвшихся не только рабами, продаваемыми на Запад на невольничьем рынке в Кафе, но и гражданами Генуэзской республики, многие из которых переходили на итальянский язык в общении между собой, нам известен под названием френккардашей (братья франков). Френккардаши продержались в Крыму до конца XVII-го столетия: 1785 годом датируется последняя надпись на итальянском языке старого кладбища (татарское название Френк-мезарлык) некогда генуэзско-черкесского католического селения Нижняя Фоти-Сала. Впоследствии френккардаши растворились в местном христианском населении, переняв язык и культуру крымских греков – румеев и урумов, с которыми их потомки были выселены в Приазовье в период с 1768 по 1774 гг.

Но вернемся к нити нашего повествования. Разбогатев в коммерческих путешествиях и ввозе шерсти в Геную, Доменико открыл таверну в городе Савона в районе Кассари и начал торговать, наряду с шерстью, винами и сельскохозяйственными продуктами, кроме того, став оказывать услуги в обороте недвижимости и земельных участков. Однако Доменико Коломбо занимался не только предпринимательством, но и был втянут в политическую борьбу между генуэзскими олигархическими семействами гвельфов и гибеллинов, поддерживая тех из них, кто вставал на сторону Франции или Испании. Тем самым его привлекала всякая политическая партия, на которую он ставил в данный момент, будь то семья Фрагозо, союзники Спинол и Дориа, находившиеся под покровительством французского королевского дома Анжу или их враги Фиески, Адорно и Гримальди, обретшие опору в Кастильском королевстве. В один из наиболее благоприятных периодов своей предпринимательской и политической деятельности Доменико был назначен на почетную должность стража врат Оливеллы, арендуя дом в районе Портории, внутри крепостных стен Генуи, и землю, принадлежавшую монахам аббатства Святого Стефана, на улице Оливеллы. Есть мнение итальянских исследователей, что именно там и появился на свет в 1451 году его сын Кристофоро или Христофор Колумб. Доменико пришлось покинуть это место, когда политическая партия, к которой он принадлежал, потерпела неудачу: тогда он снял для себя с семьей более скромное жилище в ста метрах от центра в Прямом переулке, в районе Понтичелло по соседству с воротами Святого Андрея, равно называемыми Porta Soprana. Здесь, как считается, и умер Доменико Коломбо в 1499 или 1500 году.

Доменико состоял в браке с Сусанной Фонтаноросса, имея от нее пятерых детей, правда по каким-то причинам признанными законными оказались только трое, о чем свидетельствует расследования дознавателей, связанных с иском к старшему (maggiorasco) из них Христофору, то есть сам Христофор, Варфоломей, будущий картограф, и Яков (Джакомо), по-испански Диего. Что, скорее всего, было связано с не вполне определенным статусом его матери среди нарождающейся буржуазии Генуи. Во-первых, она не являлась местной в Генуе, что дает нам право предположить не просто итальянское, но иноземное происхождение. Но что нам известно о ней по официальным итальянским источникам? Сразу же оговоримся: эти сведения весьма приблизительны, что, кстати, постоянно подчеркивают итальянские исследователи и краеведы.

Сусанна де Фонтанаросса, мать Христофора Колумба. В ее облике явно прослеживаются западно-кавказские (кабардинские) черты

Сусанна Фонтанаросса (предположительно Валь Бизаньо или Валь Треббия, 1435 – 1489), исходя из некоторых древних документов, являлась матерью Христофора Колумба. Данные об определенном месте и дате ее рождения отсутствуют, но уже более поздние интерпретации и предания связывают ее с названием улицы и начальной школы Фонтанаросса Горрето в Валь Треббия или Квецци, ныне район Генуи, расположенный у Валлетта-дель-Рио-Фереджано, притока Бизаньо. Она вышла замуж за шерстобита торговца шерстью Доменико Коломбо до 1451 года. В браке с ним у нее родились (в латинской традиции): Христофор, Иоанн, Варфоломей, Яков и дочь Бланка (по-итальянски Бьянкинелла). Иоанн умер молодым в 1484 году, а после него в 1489 году преставилась и сама Сусанна. Коммерческий акт о продаже, составленный нотариусом и хранящийся до сих пор в Государственном архиве Генуи, сообщает следующее: «Sozana, (quondam) de Jacobi de Fontana Rubea, Uxor Dominici de Columbo de Ianua ac Christophorus et pelegrinus filii eorum». То есть в дословном переводе на русский язык это значит: «Сусанна, дочь покойного Якова из Фонтана Рубеа, супруга Доминика Колумба из Генуи и пилигрим Христофор их сын». Из чего никак не следует, что Фонтана Рубеа является тем же местом, что и Фонтанаросса Горрето в Валь Треббия. И самое любопытное заключается в том, что в древней Генуэзской республике под названием Валь Бизаньо могли обозначаться не только земли в Генуе-Пьяченце, но и заморские владения, находившиеся под контролем Банка Святого Георгия и генуэзских префектур на Востоке. Кстати, есть сведения, что дедом Сусанны да Фонтаноросса был некий путешественник по имени Пилигрим, появившийся в предместьях Генуи как раз на рубеже XIV-XV-го столетий. Он вполне мог происходить из восточных земель Генуи – из Крыма и Северного Кавказа, иными словами, быть френккардашем по происхождению. Тем не менее, в Фонтанросса Горрето существует памятная доска, гласящая, что здесь родилась Сусанна Фонтанаросса, мать Христофора Колумба. По другим данным истоки фамилии Фонтанаросса находятся в селении Квецци, поскольку генуэзский акт от 3 марта 1465 года указывает на достаточное количество носителей здесь этой фамилии. В Квецци до недавнего времени существовал дом, украшенный фреской каравеллы и бюстом Христофора Колумба на том месте, где якобы родилась Сусанна Фонтанаросса. Впрочем, все это, разумеется, дела более поздних веков с вполне нормальным и очевидным желанием сельских обывателей привлечь к себе внимание. Ну а о матери Колумба нам еще известно, что у нее был родной брат Гуальдино, судившийся с ней из-за прав на товары шерстобитного и иного производства, проданные Сусанной по просьбе своего мужа Доменико Колумба: судебные акты датируются 24 сентября и 18 октября 1470 года, 25 и 30 мая 1471 года, а также 14 апреля 1472 года.

Вообще, впору пофантазировать и представить, учитывая возможное френккардашское происхождение матери Колумба Сусанны да Фонтаноросса, что последняя могла получить свое фамильное наименование в честь урочища Албаши под Ейском, поскольку в этих местах кочевали кабардинцы, отгонявшие сюда свои стада на лето из Пятигория: само название в переводе с ногайско-татарского наречия (в XV-м это язык межнационального общения в Крыму и на Северном Кавказе) обозначает исток красных вод, что полностью соответствует итальянскому Фонтанаросса; тогда вся территория степного Предкавказья формально принадлежала Ногайской орде Крымского ханства.

Дворянский герб Христофора Колумба

С другой стороны, сам Христофор Колумб со своим братом Варфоломеем (Бартоломео), очевидно соблюдая испанскую традицию прибавлять фамилию своей матери к отцовской фамилии, писались как Колумбы де Терра Рубра, когда последнее обозначает в переводе с латинского именно Красную Землю (и, следовательно, Сусанна отнюдь не Фонтанаросса, а Терраросса, тогда как по первому имени она проходит в генуэзских документах?). Каталонские исследователи нашего времени опять же воображают, будто это связано с каталонским местечком Торроха (Terra Rocha), отсюда ничтоже сумняшеся заключая, что Христофор Колумб – каталонец. В целом, комплементарное предположение, учитывая, что каталонцы суть готы и аланы, некогда пришедшие на Пиренеи с территории Крыма, хотя, согласимся, уж слишком поверхностное. Во времена Кватроченто образованные люди из городского патрициата вовсю использовали символизм не только в геральдике, но и в фамильных именах. И в этом, вероятно, сокрыто нечто большее, нежели название каталонского поселка. Почему братья стали писаться «де Терра Рубра», вместо «Фонтана Рубеа» или «Фонтанаросса». К тому же, оба брата подписывались как Терра Рубра, а Варфоломей Колумб даже с такой надписью подарил карту английскому королю Генриху VII (Bartholomeus Columbus de Terra Rubra). И все же, воспользовавшись приемом каталонцев, выскажем и свою версию: Терра Рубра, или Красная Земля, это долина Верхней Кубани, где на поверхность выходят щелочные железистые минеральные воды, как бы окрашивая землю в красный цвет, и где над рекой возвышаются красные горы, благодаря которым и названа станица Красногорская в Усть-Джегутинском районе Карачаево-Черкесской Республики. То есть это место древнего обитания пятигорских черкасов или черкесов. Подобным образом братья Колумбы могли обозначить свое родовое происхождение как выходцев с красной земли, с красных гор, из этого края Пятигорской земли.

Мы никак не утверждаем, что Христофор Колумб родился в Кафе, о чем пишут некоторые чересчур дерзкие исследователи, не ведающие границ,  но связь его семейства с Крымом и Северным Кавказом, откуда его отец поставлял шерсть, выглядит вполне реальной: к тому же, экономика древней Генуэзской республики сильно зависела от ее восточных префектур, с потерей которых из-за Османского давления в Причерноморье, этот замечательный город-государство стал утрачивать свое значение на европейской арене и в контексте мировой политики.

Опять же история оставляет много вопросов. Где появился на свет Христофор Колумб, и что означает продолжительный временной лаг в дате его рождения от 26 августа до 31 октября 1451 года? Из-за недостатка документальных свидетельств эти проблемы вряд ли найдут скорое разрешение. Вместе с тем, мы располагаем одним неоспоримым сведением, накрепко связывающим великого адмирала с Причерноморьем и Северным Кавказом, о чем речь у нас пойдет ниже.

Младые годы. Возможная встреча с Афанасием Никитиным в Кафе

Христофор Колумб, несомненно, являлся просвещенным человеком, пусть и получившим неполное образование. Он разговаривал на генуэзском диалекте: вообще, это галло-италийский или так называемый лигурийский язык, присущий Генуе и окрестностям и развивавшийся отдельно от флорентийского вольгаременто. В одном из своих сочинений Колумб утверждает, что стал ходить в море в возрасте десяти лет. В 1470 году Колумб находился на генуэзском корабле, нанятом на службу Рене I Анжуйскому, чтобы поддержать его попытку завоевать Неаполитанское королевство.

В 1473 году Колумб начал свое обучение в качестве делового агента для влиятельных семейств Генуи: Чентурионе, Ди Негро и Спинола. Позже, в 1474 году, он совершил поездку на Хиос, в Эгейское море и в Кафу, центр генуэзских колоний в Причерноморье, который все больше блокировался турками. В мае 1476 года он принял участие в вооруженном конвое, отправленном Генуей для перевозки ценного груза в северную Европу. Он посетил Бристоль, Голуэй, в Ирландии, и, очень вероятно, в 1477 году побывал в Исландии. В 1479 году Колумб добрался до своего брата Варфоломея в Лиссабоне, продолжая торговать для семьи Чентурионе. Он женился на Филиппе Монис, дочери губернатора Порту-Санту Бартоломео Перестрелло. В 1481 году родился его сын Яков (Диего).

Уже с начала 70-х гг. Колумб задумал свою экспедицию, желая пройти в Индию западным путем. Есть версия, что, находясь в Кафе в конце 1474 года, он встречался с русским путешественником Афанасием Никитиным и обсуждал с ним свой замысел за доброй пинтой вина из Партенита (кстати, Никитин, пробыв в Кафе более четырех месяцев и пользуясь покровительством генуэзского консула, здесь писал свое «Хожение за три моря»). Но тогда еще никто не знал начинающего генуэзского мореплавателя, а потому след от этих встреч либо нигде не был зафиксирован, либо же оказался пропавшим вместе с документами во время турецкого штурма города, вскоре произошедшего. В 1475 году генуэзские колонии в Причерноморье постигла катастрофа: 8 июля под натиском огромной турецкой эскадры и десанта пала Кафа, хотя могла сопротивляться, но местные жители, недовольные латинскими властями, практически сдали без боя город туркам. Османы наложили на захваченные генуэзские семьи дань, равную стоимости половины их имущества, и, пленив полторы тысячи юношей из числа жителей Кафы, отправили свою добычу в Константинополь. Вслед за Кафой пали и остальные укрепленные колонии генуэзцев в Крыму и на Северном Кавказе. Продолжалась эвакуация генуэзцев и их союзников из числа френккардашей со своих уже ни одно столетие насиженных мест. Так завершился замечательный генуэзский период истории Причерноморья, вместе с собой положивший конец распространению блестящей итальянской культуры Кватроченто на территории Восточной Европы.

Разные истории о происхождении Колумба

Для нас ясно одно: Христофор, несомненно, являлся генуэзцем, правда, происходя из семейства, имевшего корни в богатых восточных факториях знаменитого города-государства. Писатель Варфоломей де Лас Касас, чей отец был помощником Колумба во время Второго путешествия и лично знал его сыновей, недаром пишет во 2-й главе своей «Истории Индии»: «Этот выдающийся человек происходил из генуэзского народа, из места в провинции Генуя; кто он, где родился или какое имя было у него в том месте, мы не знаем, за исключением того, что, прежде чем он добрался до страны, в которой пребывал, он называл себя Кристобаль Коломбо де Террарубиа». То есть из самого текста следует, что Колумб появился на свет в одном из провинциальных поселений Генуэзской республики, тогда простиравшейся до Кафы и Матреги и Копы на Северном Кавказе. Опять же упоминается одним словом Террарубиа – Красная Земля. Из завещания сына адмирала и его первого биографа Фердинанда Колумба, составленного в Севилье 3 июля 1539 года, мы узнаем, что его отец являлся контерранео (из той же страны), что и генуэзский дож римско-католический прелат Монсеньор Иоанн Августин Джустиниани, иными словами, несомненно, генуэзцем. Для нас здесь интересно следующее: как Доменико Колумб, так и его сын Христофор, были связаны с олигархическими семействами Генуи, многие представители которых на протяжении почти двух столетий служили консулами Генуи в Кафе, в том числе уже упомянутые Джустиниани, Спинолы, Чентурионе, Дориа, Фиески, Адорно, Гизольфи, породненные с убыхским княжеским родом Берзеков-Керентухов и др. Вот почему генуэзское происхождение семьи Коломбо-Колумбов следует понимать в расширительном смысле – от Генуи до Кафы, Керчи и Кубани, на которые простиралось господство города-государства и Банка Святого Георгия.

Мы рассказали о наиболее очевидной истории семейства Колумбов. Но есть и другие версии, из которых, несомненно, наиболее интересна крипто-иудейская, поскольку связана с замечательными писателями и общественными деятелями. Так, номинант Нобелевской премии по литературе Сальвадор де Мадариага в 1940 году выдвинул смелое предположение, что семейство Христофора Колумба являлось марранским или крипто-иудейским, что ее побудило покинуть Испанию и искать счастья в Генуэзской республике. С тех пор другие исследователи первого ряда, среди которых Хосе Эруго, Сельсо Гарсия де ла Риега, Отеро Санчес и Николас Диас Перес, высказывали мнение, что Колумб мог иметь еврейские корни. Последнее, по их мнению, основывается на том, что Колумб ссылался на изгнание евреев в своих первых письменных отчетах о путешествии, на Второй Иерусалимский Храм Иерусалима, называя его еврейским определением «Вторая Обитель», еврейские буквы бет-хей (что означает Безрат хашем) в одном из своих писем, указывая анаграмму, которая, по словам Сесила Рота, оказывалась криптографическим замещением кадиши. С другой стороны, действительно, многие лица, финансово поддерживавшие Христофора Колумба в его начинаниях до королевского содействия, представали либо иудеями, либо «новыми христианами», то есть недавно обращенными в христианство: среди них Луисом де Сантангель (христианин в третьем поколении), Габриэль Санчес и дон Исаак Абрабанелем. Кроме того, знаменитый еврейский правозащитник и «охотник за нацистами» Симон Визенталь (1908-2005), переживший Холокост и прошедший концентрационный лагерь в Яновске, в своей книге «Паруса надежды: тайная миссия Христофора Колумба» (“Sails of Hope: The Secret Mission of Christopher Columbus”, Macmillan, 1973) утверждал, что Христофор Колумб являлся сефардом, скрывавшим свой иудаизм и стремившимся найти убежище для своих преследуемых соплеменников. Визенталь полагал, что свой замысел о плавании на запад Колумб почерпнул из Библии, поскольку в Книге Пророка Исайи сказано: «Так, Меня ждут острова и впереди их – корабли Фарсисские, чтобы перевезти сынов твоих издалека и с ними серебро их и золото их, во имя Господа Бога твоего и Святаго Израилева, потому что Он прославил тебя» (60: 9); и далее: «Ибо вот, Я творю новое небо и новую землю, и прежние уже не будут воспоминаемы и не придут на сердце. А вы будете веселиться и радоваться вовеки о том, что Я творю: ибо вот, Я творю Иерусалим веселием и народ его радостью» (65:17, 18). Визенталь был убежден, что Христофор Колумб в ходе путешествия только подтвердил сами пророчества.

Собственно, протагонистом крипто-еврейского происхождения Христофора Колумба предстает выдающаяся и плодовитая французская писательница Жорж Санд (1804-1876), написавшая повесть «Зима на Майорке», кстати, переведенную на русский язык. Жорж Санд искренне считала, что семья Колумбов принадлежала к марранам с острова Майорка. Писательская фантазия француженки с ее произведением вдохновили английского писателя Роберта Грейвса: он сделал   английский перевод повести, изданный в 1956 году, и оставался уверенным, что именно эта фамилия все еще существует на острове, хотя, конечно же, речь шла лишь об однофамильцах.

Что касается иных историй, в том числе каталонской, португальской и испанской, то они еще менее искусны, нежели вышеприведенная, и страдают от тенденциозного истолкования фактов и неестественной подгонки событийного ряда, хотя, тем не менее, и остаются традиционными, располагая каждая из них целой армией своих именитых адептов и сторонников, что вполне понятно. Другие версии происхождения Колумба, в том числе греко-византийская, сардинская, шотландская, польская, считающая Колумба сыном польского короля Владислава III Варненского, погибшего при штурме Варны в 1440 году, корсиканская и пр., являются уже маргинальными и, по словам британского историка Фелипе Фернандеса-Арместо, будучи основанными на сиюминутной выгоде, предстают созданиями, желающими присвоить общепризнанного героя определенной национальности или даже  иммигрантской группе, стремящейся занять особое положение в США. С другой стороны, как заключает тот же ученый, свидетельства происхождения Колумба из Генуэзской республики потрясающи: ни одна фигура его сословия или звания не оставила столь четкого следа в документах Генуэзского архива (Fernandez-Armesto, Felipe. 1492. The Year the World Began. Orion Press Inc., 2009).

А что говорят ДНКисследования?

В свое время автор этих строк в предисловии к 1-му тому «Путешествия вокруг Кавказа» Фредерика Дюбуа де Монпере («Алетейя», СПб., 2019 год) опубликовал данные, касающиеся черкесского происхождения великого адмирала, составленные по материалам сетевых источников и информационных агентств известным, а ныне покойным кубанским писателем и кавказоведом Николаем Тернавским. Он основывался на материалах конференции, проходившей в конце мая 2006 года в Вальядолиде в Испании и посвященной 500-летию со дня смерти адмирала. Но предоставим слово самому Николаю Тернавскому:

«Первоначально Христофор Колумб был погребен в Вальядолиде, а затем его прах был перенесен в монастырь Ла Картуха. Выполняя его волю, сын Диего останки великого мореплавателя в 1542 г. перевез в Санто Доминго. Перед захватом острова Санто Доминго французами в 1795 году гроб с прахом открывателя Америки отправили в Гавану. Там, на “острове Свободы” останки мореплавателя находились до 1898 г., когда началась освободительная война. В том же году испанцы перевезли его гроб в Испанию и установили в соборе Святой Марии в Севилье, где погребены также его сын Эрнандо и брат.

По другой версии, вместо останков Христофора Колумба из Санто Доминго в Гавану был вывезен гроб его сына Диего, а останки Христофора, где до сих пор покоятся на этом острове. В 1877 г. в соборе Санто Доминго во время реставрации был найден свинцовый гроб с надписью “Varon ilustre y distinguido Cristobal Colon”, что может быть переведено как “Блестящий и достойный муж Христофор Колумб”. В 1992 г. останки, находившиеся в свинцовом гробу, были перенесены в Фаро а Колон, величественную постройку, созданную доминиканским правительством.

Исследование ДНК останков, покоящихся в севильском соборе Св. Марии, показали, что они принадлежат мужчине 50 лет. Сравнительный анализ с ДНК брата Колумба Диего, чей прах также покоится в Севилье, по утверждению историка Марсиала Кастро, свидетельствует о том, что они принадлежат именно Христофору Колумбу. Домиканские власти проводить исследование ДНК-останков, находящихся в свинцовом гробу, отказались.

О месте рождения, по словам Хесуса Варелы не может быть, двух мнений – он уроженец Генуи и является итальянцем. Тем не менее, другой ученый, профессор, директор Лаборатории генетической идентификации Гранадского университета Хосе Антонио Льоренте, проводивший исследование ДНК Х. Колумба и его братьев, заявил, что семья великого мореплавателя “почти с уверенностью является кавказской”.

Кавказский след, весьма интересный поворот в изучении родословной великого открывателя. Как известно, генуэзские колонии появились на южном побережье Тавриды уже в XII-м в., в XIV-м они объединились в княжество, Центр его располагался в Кафе (бывшей и нынешней Феодосии). Однако к моменту начала деятельности Христофора Колумба как морского торговца, по причине захвата турками берегов Босфора, утратили свое былое значение фактории генуэзцев, венецианцев и падуанцев в Северном Причерноморье. К тому времени политические, торговые и культурные связи итальянцев с аборигенами Крыма и Кавказа упрочились и окрепли. Появилась даже некоторая прослойка черкесов-франков, т. е. метисов. Знатные итальянцы брали в жен дочерей черкесских князей. Князья адыгских племен принимали католичество и женились на итальянках. В регионе весьма развита была работорговля. Каким образом был связан Христофор Колумб с жителями Кавказа: был ли его предок романизированным кавказцем, одним из черкесских князей, принявшим католицизм и перебравшимся на Апеннины или же он обязан своим родством по женской линии, сказать сложно. Однако его полная фамилия Колумбо Терра Рубра, склоняет к мысли, что предок Христофора скорее был латинизированным черкесским или абхазским князем»

Источник

Однако, как выясняется, с 2006 года официально ДНК-исследования останков Христофора Колумба практически не продвинулись, а те же самые ученые в 2021 юбилейном году для Колумба снова обещают провести их в очередной раз и опубликовать эксклюзивную информацию, о чем в свою очередь сообщают друг за другом всемирно известные электронные и печатные СМИ. Но нам представляется, что полученные сведения по Y и митохондриальной ДНК Христофора Колумба просто по каким-то причинам скрываются, иначе, как можно оправдать подобное молчание, коему вскоре исполнится второй десяток лет? И все же слово – не воробей; и однажды выпущенное оно уже исполнило свое дело. Сначала просочилась информация о том, что по данным ДНК-тестирования Христофор Колумб оказался кавказцем, но не португальским или испанским евреем-сефардом, как считали многие. С другой стороны, стало всплывать, что гаплогруппа J2a, которой пока по неподтвержденным параметрам обладал Христофор Колумб, была характерна для Майкопской археологической культуры. В общем, подобный заговор молчания вокруг происхождения великого адмирала можно обосновать следующими доводами: во-первых, в Европе не желают считать Колумба кавказцем; во-вторых, не желают его считать черкесом; в-третьих, не желают его считать связанным кровными узами с территориями нынешней Российской Федерации. Все это вполне понятно и даже объективно вызывает сочувствие, поскольку еще вчерашний эталонный европеец, пусть и романоязычный, оказывается, имеет корни в России, с которой у Евросоюза за минувшее десятилетие весьма осложнились взаимоотношения по очевидным причинам. В таких случаях без политики не обходится, а потому и нам уповать на стопроцентное объективное ДНК-исследование останков адмирала, о котором раструбили СМИ, пока не стоит. И тем не менее, времена меняются, и мы меняемся вместе с ними, как гласит знаменитая латинская пословица…

Возвращение Христофора Колумба в Черкесию, на Северный Кавказ и в Россию. Деколумбизация Америки

Уже после своей смерти, произошедшей 20 мая 1506 года, Колумб вернулся на родину своих предков, но парадоксальным образом. Как известно, еще во время своего первого плавания в 1492 году он на острове Куба открыл кукурузу (или маис), которая затем в первой половине XVI-го столетия попала на Северный Кавказ через турецких купцов греческого происхождения, распространившись среди адыго-абхазских народов. Именно благодаря кукурузе горцы получили полноценное питание, отсюда и название у нее стало – хлеб или зерно нартов (по-кабардински нартух), то есть легендарных богатырей.

Если учитывать, что и картофель наша страна получила благодаря Колумбу, а это сельскохозяйственная культура спасла миллионы жизней в России, на Украине и в Белоруссии в голодные годы, то значение для нас великого адмирала сложно переоценить. Как бы к нему не относились во вдруг ставшей слишком «толерантной» Америке, за подобное его участие в судьбе нашей страны нам лишь остается встать на одно колено перед памятью подобного «злодея» первооткрывателя Христофора Колумба.

Можно ли заставить лететь в противоположную сторону Ньютоново яблоко, тем самым лишив великого англичанина авторства закона о всемирном тяготении? Оказывается, что в отношении Христофора Колумба в современной Америке это не просто желательно, но еще и поощряется демократическими властями США и дозволяется при полном попустительстве правительств стран Северной и Центральной Америки, благо что этот хаос деколумбизации Колумбова континента пока не затронул такие страны, как Бразилия, Аргентина и Чили. Впрочем, процесс развенчания великого адмирала начался не сегодня, а постепенно шел, набирая обороты, начиная с 1992 года, когда вышел фильм «1492: Завоевание рая» совместного производства США, Великобритании, Франции и Испании знаменитого британского режиссера Ридли Скотта, снявшего такие исторические фильмы, как «Царство Небесное» и «Гладиатор», приуроченный к 500-леитю открытия Нового Света Христофором Колумбом, где главную роль сыграл выдающийся французский актер, а ныне российский гражданин Жерар Депардьё, а роль королевы Изабеллы Кастильской Анжелика Хьюстон. Некоторые кинокритики полагают, что именно этот фильм стал контрапунктом для ревизии деятельности Колумба в Новом Свете, поскольку в нем якобы недвусмысленно проводится идея, делающая ответственным самого адмирала за геноцид коренного населения острова Эспаньола, ныне Куба, проецируемая затем на все индейские народы обоих Америк. В общем, как обычно, все дело в интерпретации художественного произведения. Ну и пошла писать губерния. Дискурс подхватили левые политики: в 2003 году президент Венесуэлы Уго Чавес призвал латиноамериканских индейцев не отмечать праздник Дня Колумба, обвинив адмирала в том, что тот возглавил массовый геноцид коренных американцев испанцами. Кроме того, нападкам подверглись: Римско-католическая церковь и другие христианские конфессии, ведь Христофор Колумб пришел в Новый Свет под крестными знаменами. Несколько лет спустя личность великого адмирала была раскритикована в песне «Проклятый лжец» популярным исполнителем с Ямайки Бёрнингом Спиром, в которой шла речь о крайне отрицательном влиянии Христофора Колумба и его администрации на судьбы коренных народов островов Карибского бассейна. Не принесла славы адмиралу и трактовка его образа в популярном американском приключенческом фильме «Сокровище нации» (2004-2007 гг.) режиссера Джона Тёртельтауба, где о Колумбе говорится, как о завзятом франкмасоне, тайно доставившем сокровища рыцарей-тамплиеров в Америку. Но франкмасонства в качестве организованного явления во времена Колумба не существовало, разве что оставались еще средневековые сообщества подмастерьев-каменщиков, называющиеся Компаньонаж.

Итак, все подобные информационные поводы, поддерживаемые ведущими медийными компаниями, постепенно привели к развенчанию фигуры первооткрывателя Нового Света, когда еще в 2017 году радикально-либеральный мэр Нью-Йорка Билл де Блазио намеревался снести памятник Христофору Колумбу, установленный итальянским скульптором Гаэтано Руссо в честь 400-летия открытий Америки в 1892 году на 21-метровой ростральной колонне с изображениями судов великого адмирала на Колумбус-Серкл, круговом перекрестке в юго-западном углу манхэттенского центрального парка на пересечении Бродвея и Восьмой авеню (перекресток служит нулевым километром для Нью-Йорка). Судьба памятника до сих пор под вопросом, тогда как по стране уже снесены десятки, если не сотни, памятников Христофору Колумбу в результате действий движения BLM, многие из которых перед тем демонстративно и позорно осквернялись его представителями. 12 октября 2020 года, то есть в День Колумба (ныне этот праздник называется в Мексике День расы), на центральной улице Мехико Пасео-де-ла-Реформа была демонтирована замечательная статуя Христофора Колумба: ее место займет скульптура женщины из индейского племени ольмеков, символизирующая собой сопротивление испанской и христианской колонизации страны и континента.

Со своей стороны, Российская Федерация в перспективе могла бы принять несколько подобных монументов, обладающих художественной ценностью, от США или государств Центральной Америки и, учитывая происхождение адмирала, разместить их, к примеру, в Феодосии (Кафе), на Черноморском побережье Кавказа, в Нальчике и Майкопе. А на открытие их мог бы приехать Жерар Депардьё, блестяще сыгравший роль Христофора Колумба в фильме «1492: Завоевание рая».

Что сулит США и миру дальнейшая продолжающаяся деколумбизация Америки? Думается, что ответ на вопрос находится на поверхности: это дальнейшая культурная и религиозная перекодировка обоих Америк, их отход от христианских ценностей в сторону левого либерального радикализма или троцкизма под демократическими лозунгами с элементами маргинальных субкультур, в том числе уже сложившегося движения BLM с разными вариациями, ЛГБТ, сохранившихся и мимикрирующих индейских шаманских культов, неомарксистских революционеров, особенно находящих питательную среду в регионе Центральной Америки, и пр. Под прицелом у них не просто великий испанский адмирал, но Христофор Колумб, олицетворяющий великую европейскую христианскую цивилизацию. Как известно, в индейских языческих культах Центральной Америки практиковались человеческие жертвоприношения, о чем повествует великолепный фильм Мела Гибсона «Апокалипсис», ужасы которых были прекращены христианством, принесенным на парусах каравелл Христофора Колумба. Получается прямо по Оруэллу: кто контролирует прошлое –   контролирует будущее, кто контролирует настоящее – контролирует прошлое. Что ж, теперь всех приглашают назад – в будущее?

Последний крестоносец.

Христофор Колумб как духовный писатель

Эта тема остается как бы за гранью официальных биографий и описаний четырех плаваний великого адмирала к берегам Нового Света, либо ей уделяется недостаточно места. В наше весьма секуляризованное время, это понятно. Однако сам Христофор Колумб всегда себя рассматривал прежде всего в качестве религиозного человека, на которого возложена священная миссия. А свои экспедиции он считал Крестовым походом. В условиях Кватроченто и раннего Ренессанса по-иному быть не могло. Хотя, с другой стороны, волею судеб великий адмирал оказался последним крестоносцем, увенчавшим своими открытиями период реконкисты, когда Пиренейский полуостров после падения эмирата Гранады уже окончательно перешел под власть испанской и португальской корон, причем падение последней цитадели мавров на полгода предшествует началу первого плавания Колумба.

Дело в том, что с 1500 года Колумб начинает рассматривать свои открытия как часть божественного плана, а в 1501 году и перед своим четвертым плаванием адмирал он стал писать книгу своих пророчеств при содействии монаха Картезианского монастыря Святой Марии (Санта-Мария-де-Лас-Куэвас) в Севилье брата Гаспара де Горрицио. Над книгой адмирал работал и весь 1502 год; дальше она дополнялась разными почерками (очевидно, писарей) до 1505 года. Рукопись изготавливалась на бумаге с водяными знаками итальянского производства, содержа 84 пронумерованных листа, 14 из которых были утрачены и до сих пор не обнаружены. Ныне оригинал текста хранится в библиотеке Капитула и Коломбины Кафедрального собора Севильи.

Собственно, Колумб, являясь сторонником учения о безусловном предопределении древнего западного богослова Блаженного Августина и приверженцем мистического францисканства в традиции великого итальянского поэта Данте Алигьери (о том, что он был терциарием Ордена миноритов, нами уже упоминалось), убежден в своем избранничестве в открытии Вест-Индии, что помогло бы осуществить его идею последнего Крестового похода благодаря золоту и драгоценным металлам, коими изобилуют тамошние земли. Отсюда симптоматичен сам факт того, что он пошел в свое первое плавание под лапчатыми крестами португальского Ордена Христа, наследнике Ордена тамплиеров, штаб-квартира которого располагалась в португальском замке Томар. То есть изначально Христофор Колумб воспринимал свою миссию в качестве религиозного делания.

«Книга пророчеств» Христофора Колумба пропитана эсхатологией в духе эсхатологии средневекового калабрийского монаха Иоахима Флорского и его «Вечного Евангелия», что в принципе исключает якобы крипто-иудейское марранское исповедание и, следовательно, происхождение испанского адмирала, на чем настаивали знаменитый испанский эссеист Сальвадор де Мадариага и правозащитник Симон Визенталь.

Согласно «Книги пророчеств», Славному Второму Пришествию Иисуса Христа должны предшествовать следующие периоды всемирной истории:

1) повсеместное распространение христианства и открытие Нового Света вместе с Офиром и Тарсисом, откуда происходили сказочные богатства библейских волхвов;

2) обнаружение Эдема, который должен находиться на вершине горы, поскольку его не мог затронуть Всемирный Потоп;

3) избрание последних всемирных императора и императрицы, коими станут, по мнению Колумба, их католические величества Фердинанд и Изабелла Кастильские;

4) последний Крестовый поход, необходимый для завоевания Иерусалима, который обязан провести всемирный император, дабы приветствовать Явление Христа в Его родном городе.

Составляя свою эсхатологическую картину грядущих событий, Христофор Колумб, наряду с цитированием из Священного Писания, ссылается на различные источники, в том числе на представителя поздней схоластики Петра д’Альи, Святого Иоанна Златоуста, Николая Лиринского, Святых Исидора Севильского и Иоахима Флорского, а также на персидского математика, астронома, герметика и астролога Абу Машара аль-Балхи (787-886), короля Альфонса Мудрого и античного писателя Сенеку. Трагедия последнего «Медея» по-особенному привлекала внимание испанского адмирала благодаря отрывку, который ему показался пророческим, а значит боговдохновенным:

На новой встают земле города,

Ничто на своих не оставил местах

Мир, открытый путям,

Индийцев поит студеный Аракс,

Из Рейна перс и Альбиса пьет,

Пролетят века, и наступит срок,

Когда мира предел разомкнет Океан,

Широко простор распахнет земной,

И Тефия нам явит новый свет,

И не Фула тогда будет краем земли.

(Текст приводится по изданию: Луций Анней Сенека. Трагедии. Москва, «Искусство», 1991. Перевод С. А. Ошерова, комментарии Е. Г. Рабинович).

В дословном переводе с латинского данного отрывка говорится: «когда Океан разорвет цепи вещей…». Считается, что, воодушевившись данными стихами из трагедии Сенеки Христофор Колумб завещал похоронить себя с разорванными цепями по рукам и ногам. Не правда ли, символично, поскольку тем самым адмирал стремился показать себя разорвавшим порядок вещей, созданный Океаном. Здесь стоит отметить следующее: не имея богословского образования, Колумб вполне умело трактует Священное Писание и другие тексты, что свидетельствует о его безусловной религиозности и уверенности в провиденциальном характере его миссии. Отсюда не стоит рассматривать «Книгу пророчеств», как это делали некоторые авторы, лишь как инструмент давления Колумба на королевские особы Фердинанда и Изабеллы Кастильских, чтобы добиться от них финансирования четвертой экспедиции. Эта книга передает удивительный внутренний мир Колумба, когда познание основывается на религиозном чувстве.

Освобожденный Прометей?

Вообще, о Колумбе можно писать бесконечно: настолько эта фигура титаническая и многогранная, что выглядит нелепым помрачением все варварские попытки ее дискредитации, предпринимаемые в наши дни леворадикальными ревизионистами, к сожалению, поддерживаемыми правительствами тех стран, где продолжают сноситься и оскверняться памятники великому мореплавателю. Его имя – Христофор, то есть несущий Христа и перенесший Его через океан, а Святой Христофор, как известно, особый покровитель путешественников, моряков и всех тех, кому угрожают морские бури и штормы. Его образ сравним только с титаном Прометеем, царем скифов, некогда прикованным к горе Фишт на Кавказе и многие столетия мучимым орлом, выклевывавшим у него печень, пока доблестный Геракл, уняв гнев Зевса, не освободил бессмертного титана за то, что тот указал ему путь к Гесперидам или Атлантидам, поскольку эти сестры по Гесиоду и другим древнегреческим классикам живут далеко на западе у своего отца Атланта или Атласа. Какое образное сходство: и разве наш герой, исполнившись Прометеевым знанием, не прошел от Кавказа до Нового Света, разорвав цепи Атланта и Гесперид, сковывавшие человечество, или, если выражаться философическим языком, путы судьбы, необходимости, став в итоге орудием Божественного Провидения? И разве Христофор Колумб, этот мечтатель и царь, по словам Николая Гумилева, не прошел дорогой самого титана, некогда давшего пламенник людям, и не испил до дна чашу страданий, недопонимания и унижений? Но, в отличие от Прометея, Колумб оказался возлюбленным Клио, музы истории, и с него, поистине, начинается новая история человечества, каким бы он жестоким и черствым иногда не представал во время своих экспедиций. Беда только в том, что до сих пор не нашлось автора, который бы создал, обобщив, подлинный и полноценный образ этой титанической фигуры в документально-художественной прозе нашего времени (отчасти это заменил замечательный фильм Ридли Скотта «1492: Завоевание рая»).

Оскверненный, снесенный, обернутый в американский флаг, подожженный, а затем утопленный в местном озере памятник Христофора Колумба из города Ричмонд, США. Июнь 2020 года. Так смертные пытаются расправиться с титаном

Между тем дух великого адмирала до сих пор посещает землю своих отцов и предков – древнюю Тавриду и кавказское Причерноморье, где когда-то существовали десятки генуэзско-черкесских поселений, и, конечно же, внутреннюю Зихию, Джихетию или Пятигорие: там в верховьях Кубани и Зеленчука находились те самые Красные горы – Терра Рубра, название которых навечно слилось с фамилией Колумб, и о нем напоминают теперь лишь руины генуэзских башен, замков и церквей, когда багровое пламя заката, уходящего к Садам Гесперид Гелиоса, окрашивает и без того рыжеватые от железняка горы и долины в царственный порфирный цвет, напоминая о великом походе сына этих мест – френккардаша, рыцаря Христа и впоследствии вице-короля Христофора Колумба де Терра Рубра. И саднящая грусть на фоне растворяющихся в мареве гор Кавказа вдруг горьким комком подступает к сердцу, когда начинаешь задумываться о судьбе этого смертного, ставшего благодаря своей героической воли титаном и обретшим бессмертие, что нам очевидно, даже когда мы взираем на бескрайние кукурузные поля Прикубанья…  Впрочем, о нем с абсолютной поэтической остротой верно выразился выдающийся русский поэт Николай Гумилев в Песне третьей своей великолепной поэмы «Открытие Америки»:

Он печален, этот человек,

По морю прошедший, как по суше,

Словно шашки, двигающий души

От родных селений, мирных нег

К диким устьям безымянных рек…

Что он шепчет!.. Муза, слушай, слушай!

– «Мой высокий подвиг я свершил,

Но томится дух, как в темном склепе.

О Великий Боже, Боже Сил,

Если я награду заслужил,

Вместо славы и великолепий,

Дай позор мне, Вышний, дай мне цепи!

Не это ли пример вящего смирения и великого духовного совершенствования, когда освобожденный и разорвавший цепи Прометей-Колумб вновь готов быть закованным, ради служения Всевышнему, а через то музе истории Клио и человечеству.

Да будет так!

Аминь.

Владимир Ткаченко-Гильдебрандт (Прандау), KCTJ


комментария 3

  1. Александр Семенов

    Гаплогруппа J2-M172 – одна из основных генеалогических линий Средиземноморья, Кавказа, Передней, Средней и Южной Азии. К настоящему времени в ней идентифицировано более 1400 дочерних ветвей разного иерархического уровня, многие из которых являются специфическими для того или иного народа. Род J2 появился свыше 15000 лет назад, и древнейшие носители были найдены на территории Грузии, Турции, Ирана. С этих пор, род долгое время пребывал на Ближнем Востоке, включая Кавказ. Некоторые линии ассоциируются с древнем племенем хаттов, чьи потомки вошли как в состав армян, так и в состав серерокавказских народов.

  2. Александр Семенов

    Субклад J2a действительно характерен для Кавказа — порядка 7% его у черкесов, 10% у абхазов. В майкопской культуре зафиксирован J2a1-M67>CTS900.

    Еще 10 лет назад была опубликована статья с обзором ДНК линий людей с фамилиями Colombo/Colon в романском мире. https://www.nature.com/articles/ejhg2011162.pdf
    Гаплогруппа J2a достигает максимумов в Каталонии, Лигурии. Каталония и Лигурия — два региона с историческими следами кавказцев. В других регионах концентрация меньше (кроме Пьемонта, что требует изучения).Поэтому данные по современным однофамильцам, скорее поддерживают «кавказскую» версию, где рост концентрации J2a мог быть обеспечен дальними родственниками адмирала.

    Очень также интересна линия, связывающая Колумба с Александром Невским, Александр Невский был внуком Марии Шварновны, которая, по последним исследованиям, имела зихское происхождения, будучи дочерью Шварна — одного из зихских христианских князей.

  3. Акунов Вольфганг Викторович

    Не будучи поэтом, а всего лишь, в лучшем случае, версификатором, или, по-русски, рифмоплётом, не могу не выразить свою искреннюю читательскую благодарность уважаемому Владимиру Ткаченко-Гильдебрандту, в очередной раз порадовавшему нас интереснейшим исследованием, в стихах:
    «У автора есть силы, терпенье и талант.
    Нам, русским, подфартило:
    У нас есть Гильдебрандт!

Добавить комментарий для Акунов Вольфганг Викторович Отменить ответ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика