Воскресенье, 28.11.2021
Журнал Клаузура

Александр Фитц. «Российские немцы и кино. Советское…»

Электронной почтой товарищ прислал фотографию. Чёрно-белую, с коротким вопросом: «Узнаёшь?» Рассматриваю. Три молодых, судя по форме – германских офицера вермахта, на фоне высокой кирпичной стены. Нет, этих людей я никогда не видел. Да и где? Хотя, может быть, они теперь старики и я просто не узнаю их? Но среди моих знакомых бывших офицеров вооружённых сил Германии вроде нет. А может, есть, но об этом они не распространяются.

Звоню в Берлин Александру Райзеру (Alexander Reiser), эту фотографию прислал он, и спрашиваю, мол, кого это ты мне отправил?
– Не узнал?! – восхищается Райзер. – А ведь ты с ними или, по крайней мере, с одним из них работал.
– С кем?
– Перечисляю: Курт Видмайер (Kurt Widmeier), Сергей Генке (Sergei Genke), Гуго Вормсбехер (Hugo Wormsbecher).
– Точно, – потрясаюсь я. – С Гуго Густавовичем в московской Neues Leben, Курта Павловича знал по Москве, а вот Сергея Генке никогда не встречал.

– Он тоже в Neues Leben трудился. Но давно. А потом в ГДР переехал. Неужели не знаешь? Редкой предприимчивости человек.

– Первый раз слышу. Но фотография у тебя откуда? И почему они в форме?

– Фотографию мне в виде хохмы прислали. Её на съёмках какого-то фильма сделали. Забавно, правда?

– Да уж, – соглашаюсь я.

Прошла неделя, другая, а я нет-нет, да и вспомню этот снимок. А вспомнив, пытаюсь вычислить, в каком фильме те, что на нём запечатлены, снимались? И в каком качестве? Наверняка в массовке, а вдруг нет? Вдруг, если не всем, то одному роль доверили. Естественно, не главную, не второго и даже не третьего плана, но со словами. Потом начинаю вспоминать вообще советские фильмы и актёров, в них сыгравших. Но немцев среди них почему-то не обнаруживаю. Наконец мне это надоедает, и я отправляю фотографию в Москву Вормсбехеру с просьбой прояснить ситуацию.

Слева направо: Курт Видмайер, Сергей Генке и Гуго Вормсбехер на съёмочной площадке «Мосфильма»

Спустя пару дней получаю ответ: «Фото было сделано летом в 1969 или, более вероятно, в 1970 году, во дворе „Мосфильма“. Автор – Курт Видмайер. Он поставил фотоаппарат на асфальт на автоспуск. Щёлкнул аппарат неожиданно, поэтому и снимок получился естественным. На нём (слева направо) – Видмайер, Сергей Генке и я. Все мы тогда работали в газете Neues Leben, и нас пригласили в кино как „настоящих немцев“. Курт играл бравого пехотного командира, Сергей – эсэсовца, а я – адъютанта фельдмаршала Эриха фон Манштейна. За участие в массовках тогда платили по 3 рубля в день, но т. к. мы были не „прибеглые с улицы“, а из редакции, да настоящие немцы, да ещё исполняли роли, то нам, если не ошибаюсь, заплатили по 12 руб. в день – это было хорошо. Фильм делался к 30-летию Победы, об обороне Севастополя, назывался он „Море в огне“, двухсерийный, цветной. Многие сцены снимались в песчаном карьере под Москвой, на Рублёвском шоссе, дымили дымовыми шашками, чтобы создать черноморский туман, сажа летела и на нас. Направляю ещё один снимок, сделанный в том же карьере, на котором я один. Это Курт сфотографировал меня в перерыве между съёмками».

Гуго Вормсбехер в роли адъютанта фельдмаршала Манштейна.

Я ещё раз посмотрел на фотографию и подумал, что наверняка один из них, если не все трое, вполне могли стать «актёрами средней руки». А может, даже первой? Но не стали. А кто из немцев стал? Вроде никто. Хотя нет, ошибаюсь. Татьяна Пельтцер, Алиса Фрейндлих, Константин Эггерт … Ещё Татьяна Александровна Еремеева. Но Еремеева – это псевдоним, а вообще-то, она Битрих. Российская немка. Была замужем за Игорем Ильинским. Играла на сцене Малого театра, снималась в кино. Народная артистка РСФСР.

Всё так, но тыл, точнее щит у неё был мощный: любимец миллионов зрителей и вождей – Ильинский. Да и фамилия, под которой её знали и награждали, была не немецкой, а русской.

История семьи Пельтцер

И с Татьяной Ивановной, а если быть точным, то Иоганновной, не всё так просто. Да, по документам она была немкой и до десяти лет, то есть до начала Первой мировой войны, дома у неё говорила исключительно по-немецки. Затем, во избежание неприятностей, даже в отсутствие посторонних они друг с другом стали говорить по-русски. Но это их не спасло. В 1941 году вместе с отцом – лауреатом Сталинской премии, заслуженным артистом РСФСР, в тот момент актёром театра им. Моссовета Иваном Романовичем – настоящее имя Иоганн Робертович, её, как и всех остальных советских немцев, должны были выслать на Север, в Сибирь или в Северный Казахстан. Но не выслали. Согласно легенде, за них заступились видные актёры Б. Ф. Андреев, П. М. Алейников, Е. Р. Зелёная (Рина Зелёная), М. В. Миронова, которые пришли в театр и отстояли Пельтцеров. Но, повторяю, это не более чем легенда, ибо кого высылать, а кого миловать, решала не дирекция театра и даже не министерство культуры, а совершенно другие органы.

В июльском номере журнала «Москва» за 2003 год я прочёл воспоминания близкого друга семьи Пельтцер, бывшего преподавателя Московской медицинской академии им. Сеченова, автора научных трудов и учебников Сергея Александровича Вознесенского, озаглавленные «Русские немцы и старые русские». В них он приводит немало интересных фактов, в том числе рассказывает, как некоторым немцам удалось избежать депортации. В частности, Ивана Романовича и его дочь Татьяну Ивановну, как пишет Вознесенский, было решено выслать из Москвы в течение 48 часов, о чём они получили соответствующее уведомление. Но отцу актрисы удалось получить справку, что он был женат на дочери главного раввина Киева (что было правдой), и матерью Татьяны является еврейка. Это, а не чьё то заступничество, и спасло их от депортации. В 1960 году Татьяна Ивановна стала народной артисткой РСФСР, в 1972 году – народной артисткой СССР, ну а в качестве главной награды эта талантливая актриса получила неофициальное звание «Заслуженной бабушки Советского Союза».

История семьи Фрейндлих

Алиса Фрейндлих, родившаяся в 1934 году в Ленинграде в семье актёра немецкого происхождения Бруно Артуровича Фрейндлиха и русской Ксении Фёдоровны Фёдоровой, тоже избежала депортации. В самый канун войны её отец уехал в Ташкент на гастроли, что, согласно официальной версии, уберегло его от молоха репрессий. А вот родного брата Бруно Артуровича – Артура Артуровича вместе с женой, тоже немкой, вначале арестовали, а затем расстреляли. Была выслана их мать, то есть бабушка Алисы, другие родственники.

Вспоминаю, как уже в перестроечные годы сотрудники выходящей в Москве Neues Leben, в которой я тогда работал, в частности, Гуго Вормсбехер связывались с Бруно Артуровичем и просили рассказать, как ему удалось избежать депортации. Но он ограничился рассказом, как из Ташкента вместе с труппой Ленинградского ТЮЗа был эвакуирован на Урал, как выступал в Березниках на сцене местного драматического театра, как нашёл там свою новую любовь – Клавдию Николаевну Копчёнову и у них родилась дочь Ирина.

Ну а Алиса Бруновна окончила Ленинградский театральный институт, была удостоена звания сначала заслуженной, затем народной артистки РСФСР и СССР, выступала на сценах театров имени Комиссаржевской, Товстоногова, Ленсовета, сыграла в семидесяти художественных фильмах и телевизионных сериалах. Она много и охотно давала интервью, но никогда не касалась вопроса, как ей и отцу удалось избежать депортации. Хотя, скорее всего, её с матерью не сослали по той причине, что отец-немец их бросил. А может быть, Ксения Фёдоровна, чтобы избежать тяжких испытаний, официально отказалась от мужа, как в то время поступали многие жёны не немки? И именно это уберегло их с дочерью.

Ещё, работая над этим текстом, я вспомнил постановку в московском Малом театре чеховского «Вишнёвого сада», которую в конце 80-х минувшего века осуществил режиссёр Владимир Мартенс (Vladimir Martens). Был он человеком талантливым, энциклопедически образованным, но хода в России ему не давали. Душили всеми доступными способами. Тогда вместе с семьёй Владимир Яковлевич переехал в Германию. Но и тут, на родине предков, проблем у него только прибавилось. Мартенса обвинили в том, что он, являясь режиссёром, «занимал привилегированное положение в обществе», а кроме того, ставя спектакли, «сотрудничал с тоталитарным режимом». Смешно? Ничуть. Подобные обвинения сломали жизнь не одной сотне российских немцев, добившихся в СССР даже незначительных успехов в творческих профессиях. Мартенса с женой решили выслать обратно, но тут выяснилось, что, вообще-то, он не только российский немец, но и «райхсдойче», то есть потомок немцев, имевших германское гражданство. А это, согласно закону, давало ему право на беспрепятственное получение германского гражданства. И он его получил. Как сложилась дальнейшая жизнь Владимира Яковлевича, к сожалению, не знаю, но не думаю, чтобы здесь, впрочем, как и «там», этому талантливому человеку позволили, не говоря уж помогли, заняться делом, в котором он был действительно Мастером.

История Артмане и Герман

Сравнительно недавно выяснилось, что в советском театре и кинематографе была ещё одна немка – Вия Артмане, урождённая Алида Артмане. Её отец – Фриц Артман был прибалтийским немцем, а мать Анна Заборская – полька. Но в советский период все без исключения считали Вию Фрицевну латышкой. Она это не опровергала. Зачем? Чтобы собственными руками воздвигнуть для себя непреодолимую преграду?

Например, певицу Анну Герман в Советском Союзе тоже называли полькой, а она была стопроцентной немкой, родившейся в ссылке в 1936 году в Ургенче. Её отца – Ойгена Германа в 1938 году расстреляли в Ташкенте как «немецкого шпиона и долголетнего вредителя» (в 1957 году его реабилитировали). Через год после ареста Ойгена семья Германов пережила ещё одну потерю: умер Фридрих – младший брат Ани. А перед этим – в годы коллективизации был осуждён и погиб от голода на лесоповале в Архангельской области дед Анны – Фридрих Герман. Как «немецких шпионов», «кулаков» и «вредителей» власти репрессировали других родственников. Поэтому мать Анны – Ирма, в девичестве Мартенс, решает вместе с дочерью бежать из ссылки и долго скитается по всему Союзу – Ургенч, Ташкент, Новосибирск, Красноярск, Джамбул. Здесь в 1943 году она вторично вышла замуж за офицера польской армии генерала Андерса – Германа Бернера, что в 1946 году помогло ей вместе с дочерью переехать на его родину в Польшу. Но об этом и другом в СССР даже не заикались, да и в современной России Анну Герман упорно продолжают называть полькой. Наверное, по причине, что стесняются грехов и преступлений тех, кому продолжают петь осанну? А может, просто не хотят их признавать, считая вполне нормальным и естественным, что немцу в СССР быть актёром, режиссёром, певцом возбранялось?

Почему? А чтоб случайно про незаконно отобранную республику со сцены не ляпнули. Чтобы про то, что началом немецкого театра в России следует считать спектакли, организованные ещё при дворе царя Алексея Михайловича в Москве пастором Грегори при содействии полковника фон Стадена, органного мастера Газенкруха и других жителей Немецкой слободы в 1672 году. Чтобы вдруг не пустились в рассуждения о вкладе немцев, наряду с итальянцами и французами, в развитие русского драматического и танцевального искусства. Или не вспомнили, что талантливый российский режиссёр, актёр, педагог, один из реформаторов театра XX века Всеволод Мейерхольд при рождении – Мейергольд Карл Эмильевич – немец по происхождению. Да и своё кино у советских немцев было, и актёры, но в 1940 году, несмотря на ходатайство правительства Республики немцев Поволжья, решением ЦК ВКП(б) киностудию «Немкино» закрыли. В связи, вероятно, с началом подготовки к массовой депортации всего народа.

История  Константина Эггерта

Имя талантливого актера и режиссера Константина Владимировича Эггерта сегодня практически забыто. Да и я, если бы не живущий в Майнце Генрих Дауб, с которым в момент работы над этим очерком разговорился о немецком театре и кино, вряд ли его вспомнил. А, вспомнив, искренне удивился, почему имени Эггерта нет в трёхтомной Энциклопедии «Немцы России», выпущенной в Москве Общественной Академией наук российских немцев.  Впрочем, в ней много кого и чего нет.

 Родился Константин Эггерт в обрусевшей немецкой семье в Москве в 1883 году. В 1906 году  окончил юридический факультет университета, а в 1910 актёрскую школу при МХАТе. Играл на сцене Московского камерного театра. Затем был сценаристом, режиссером и актёром на киностудии «Межрабпомфильм»( позже переименованной в «Союздетфильм»). Снялся в популярных фильмах того периода: «Аэлита», «Шахматная горячка», «Медвежья свадьба», «Горячая кровь» и других, был режиссером постановщиком кинокартин «Ледяной дом», Хромой барин», «Гобсек», «Чужая»… В  феврале 1938 его арестовали и, обвинив в «участии в шпионско-террористической организации», а также «проведении шпионской работы в пользу Германии» приговорили к 15 годам лишения свободы. В апреле 1940 года Верховный Суд СССР отменил этот приговор, а дел отправил на доследование. Спустя девять месяцев Постановлением Особого Совещания при НКВД СССР обвинение в терроризме с Эггерта было снято, но подозрение в шпионаже оставили и приговорили к 8 годам исправительно-трудовых лагерей.

Срок, к счастью для Эггерта, он отбывал не на лесоповале или в шахте, а в лагерных клубах Ухтижемлага. Его коллега по заключению, популярный писатель, публицист и литературный критик Лев Разгон в книге «Плен в своём Отечестве» писал:  «Во всех лагерях, а их в Коми было множество! — находились начальники-меценаты, которые друг перед другом выдрючивались своей крепостной труппой. Ну это как кому повезёт! Больше всего, кажется, повезло начальнику Ухтижимлага. У него в Ухте была настоящая опереточная труппа, которой руководил Константин Эгерт, тот самый, знаменитый красавец из Малого театра, снимавшийся в „Медвежьей свадьбе“…»

            30 апреля 1945 года Константина Владимировича освободили, но оставили в лагере по вольному найму до окончания войны. Работал он главным режиссером Ухтинского театра музыкальной драмы и комедии. Как  тут не вспомнить фразу из некогда популярного анекдота: Сталин, обращаясь к Берии, говорит:  «Да, трудное было время, Лаврентий, но ведь шутили. И как шутили…».

Умер К.В. Эггерт 24 октября 1955 года в Новосибирске, а спустя десять месяцев, в августе 1956 года, решением Верховного Суда СССР «за отсутствием состава преступления» дело в отношении него было наконец-то прекращено.

Вот, пожалуй, и все немцы, допущенные властью к большому советскому кино и великому русскому театру, которых я знаю.

Немецкий театр в Темиртау

В 70-е годы прошлого века в СССР стало шириться движение немцев за восстановление республики и одновременно за право свободного выезда на постоянное жительство в ФРГ или, на худой конец, в ГДР. В письмах и обращениях в высшие органы страны немцы также указывали на то, что у них нет своих театров, высших и средних учебных заведений, в которых бы преподавание велось на родном языке. Нет журналов, издательств, что в центральной газете советских немцев Neues Leben немцы составляют меньшинство и т. д. Поэтому они и просят восстановить республику. В Кремле поразмышляли и решили, что республику восстанавливать не будут, так как лишать регионы рабочей силы (немцы на Волгу ведь уедут), прежде всего, Казахстан, экономически невыгодно. Но что-то сделать нужно. Так, по команде из Кремля, но на основании решения Министерства культуры Казахской ССР в феврале 1975 года было принято решение о создании в республике немецкого театра. Тогда же в училище им. Щепкина при Малом театре Москвы приняли группу девушек и юношей, немцев по национальности. Через пять лет все они возвратились в Казахстан и были зачислены в труппу немецкого драматического театра, который разместили в небольшом городке Темиртау в Карагандинской области. Почему в одном из мест «вечной ссылки» – объяснять, надеюсь, не нужно.

Труппа театра колесила по всей республике, гастролировала в соседнем Узбекистане, Киргизии, России… Спектакли шли при аншлагах. Но не это главное. Главное – актёры вели большую просветительскую работу. Ведь, напомню, в то время всё, что касалось истории российских немцев, имело гриф строгой секретности, и даже о том, что была республика, не то что писать – говорить не рекомендовалось. А они об этом говорили. Громко. Не таясь.

В 1989 году Кремль, дабы снизить «эмиграционный накал» и «автономистские настроения», делает «своим немцам» ещё один подарок – переводит театр в Алма-Ату. Но большинство уже поняло: в этой стране будущего у них как народа нет. Начинается массовая миграция. На историческую родину уезжают и актёры театра. Никто их не удерживает, тем более не приглашает в Россию. Да и куда?

…Я снова смотрю на фотографию, размышляя, что ничего уже не изменить и прошлого не вернуть. Но стоит ли грустить по этому поводу? И решаю, что нет, не стоит. Все мы, по крайней мере, те, кто хотел, живём теперь в Германии. И у каждого из наших детей, внуков есть шансы стать не только актёром, но даже канцлером. Главное – иметь к этому стремление, хорошо бы ещё талант, обязательно упорство и каплю удачи.                


комментариев 11

  1. Видмайер Мария

    Большое спасибо за статью. Я родная сестра Курта Видмайера и помню , как он рассказывал о том, что снимался на «Ммосфильме» и оставил нам фотографии, одна из которых фигурирует в вашей статье. Сейчас Курт живет в Мюнхене и Москве. Наш отец был осужден по 58/10 статье и просидел 10 лет. Освободился в 1951 году, а после освобождения был репрессирован по национальному признаку пожизненно, но в 1956 году мы все были реабилитированы. Я родилась в 1953 году и была сразу же репрессирована. В 56 году меня тоже реабилитировали, сейчас я уже пенсионерка и получаю небольшую добавку к пенсии за репрессию. Родилась и живу в Сибири, в месте ссылки своих родителей.

  2. Николай БЛОХИН

    Прочитал с интересом статью «Российские немцы и кино. Советское…» Я примерно так и считал все перечисленные имена, что они могут быть латышами, евреями, но никак не немцами. Действительно,журнал пишет о культуре так, как не пишет никто. Я подумаю. Возможно, смогу предложить статью на не избитую тему.

  3. Лариса

    А система образования, которую целенаправленно ИЗНИЧТОЖАЮТ? Ломоносов обучался в горнорудной академии во Фрайберге, и этим всё сказано.

  4. Сергей

    Ни о какой «подпитки со стороны», речь в статье не идёт. «Российские немцы», о которых в ней рассказывается, родились в СССР, а их родители в Российской империи. И вообще, как народ, российские немцы, возникли в России, а не в Германской империи. Национальность человек тоже никогда секретом не являлась. Ну а подробности «интимной жизни» о которых здесь говорится, тоже никакие не секреты. Просто они собраны вместе.Более того, автор забыл упомянуть ещё и Ларису Лупиан, супругу М. Боярского. Она вроде бы тоже российская немца. По крайней мере, стала так себя позиционировать в Википедии и др. источниках. Но вот то, что родилась в 1953г. в Ташкенте, наводит меня на мысль, что национальность у нее при рождении была другая. Российские немцы в 1953г. в столицах союзных республик и крупных городах СССР не жили. Они все находились в ссылке до 1954г.

  5. Несмеянова О.А.

    Тонкий намек что в русской(советской) культуре нет ничего своего понятен. Может быть можете привести примеры европейских АУТЕНТИЧНЫХ культур? которые бы развивались бы самостоятельно и без подпитки со стороны? и без иностранных источников? буду рада узнать
    В статье много подробностей из жизни известных людей, которые носят личный и интимный характер. Откуда сведения? потом не окажется журнал крайним, в разбирательствах с Алисой Бруновоной и др, по поводу их национальности и кто кого и когда бросил?
    Я думаю, редакция, публикуя такой материал, идет на риск. Хотя у нас чего только нет в прессе!

  6. Сергей

    А вы американские фильмы о России видели_ Там ни то что погоны, там белые медведи по Красной площади скачут. Но статья то не об офицерской форме и вообще не о кино.

  7. Константин

    На отдельном фото — погоны у оберлёйтнанта п р и ш и т ы
    в полном соответствии с советским уставом :))

  8. nina gramlich

    Александр, спасибо Вам!
    Мне так хочется верить, что благодаря Вашим усилиям, изменится мнение о нашем многострадальном народе- НЕМЦАХ из РОССИИ. И все смогут увидеть, что и среди нашего народа были и есть талантливые и известные люди, не смотря на препятствия, искусственно создаваемые, на их жизненном пути.

  9. Владимир

    Просто поразительно, какие новости узнаёшь, прочитав очередной материал А. Фитца! Да ему надо памятник при жизни поставить за этот очерк! И текст и фото — высший класс! В. Эйснер.

Добавить комментарий для Лариса Отменить ответ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика