Суббота, 20.07.2019
Журнал Клаузура

Анатолий Казаков. «Конь Буян, детишки, Афанасий». Рассказ в наших традициях

На зелёном полотне земли, какое бывает  всегда, и во все времена долгожданным тёплым или дождливым, но всегда покуда существует наша красавица Матушка – Земля,  именно долгожданным летом. Стоял сильный, молодой конь Буян. Был он чёрно – коричневого окраса. Пасся Буян на довольно большой лужайке, длинная верёвка к которой конь был привязан, позволяла ему вольготно гулять, щипать траву, да смотреть добрыми, благодарными  глазами на людей.  И совсем не было понятно, почему хозяин назвал коня Буяном, ведь конь был настолько добрым, что многие старушки переехавшие из деревни жить в город,  глядя на него говорили:

— Вот бы пожить хошь маненько. На эдаку животину добрую полюбоваться, деревню помянуть.

Рядом стояли два девятиэтажных  и один десятиэтажный, дома. В них как водится в нашей жизни, жили взрослые и дети. Одна девочка Даша,  каждое утро просыпалась в восемь часов утра, и бежала к коню, чтобы с ним поздороваться, и красивый конь, опускал свою красивую голову, тем самым, здороваясь с девочкой. Потом прибегали её друзья, Яна, Андрей и Марат. Каждый доставал из кармана  то конфетку, то яблоко. Конь подходил к детям, аккуратно брал из их рук гостинцы, и быстро их съедал. Даша говорила вслух:

— Ну, вот чего так взрослые долго спят, надо Буяна кормить, а они самые настоящие засони, спят и спят.

Потом глубоко вздохнув, девочка добавила:

— Наверно на работе устают.

Рядышком стояла строящаяся уже много лет частная зубная поликлиника. Это было строительство зубного врача Михалыча. И хоть другие зубные врачи стали давно богатыми, Михалыч не стал. Жалел людей, знал, что у земляков маленькие зарплаты, и брал с них за лечение меньше чем другие врачи. А эти самые богатые врачи, злились на Михалыча, за это вот доброе дело. Так вот, конь Буян, был конём Михалыча. Зачем он его купил, он, и сам толком не знал, всем говорил, что для внуков, но те были ещё  маленькими. Михалычу было уже далеко за шестьдесят, а вот внуки были у него совсем крошечными, потому что сыновья его женились поздновато.  Пожилой врач решил, что пусть тогда дети родного посёлка радуются коняжке. К тому же рядышком со строящейся больницей была большая лужайка, вот он и привязал коня, как оказалось на радость людям. В наше современное время две тысячи девятнадцатого года, в магазинах было много еды. Люди её конечно же покупали. И вот к часу дня к коню направлялась прямо таки целая делегация взрослых. Были это старенькие бабульки, два деда, и конечно же  дети, которых наконец – то, вечно ворчливые родители отпустили погулять. Несли они Буяну конфет, яблок, печеньки, словом, кто что мог, то и несли. Кормили его с рук, радовались этому, обсуждали, какой красивый конь. Один дед встрепенувшись изрёк:

— Были когда – то и мы рысаками. В деревне бывало не слазили с коней, умные они животины, чего там говорить.

Все ведали, что это конь Михалыча. Все были его пациентами, и  знали, что другие врачи злились на доброго врача. А этот самый врач, уезжая по делам, всегда знал, что коняжка его будет сыта, потому, как доктор ведал ещё, и о доброте поселкового народа, да к тому же любил читать русскую классическую литературу. На вопросы, почему он много читает, отвечал просто: « Как – то нравиться мне это дело, там же наша жизнь описана, а самое интересное, жизнь наших русских людей, которые жили до нас».

У Михалыча был покос, он уезжал на две недели косить сено, потому, как держал корову. Очень хотел старый врач, чтобы его внуки пили натуральное молоко. Дети, а это были два сына, тоже выучились на зубных врачей. Стали строить отец и два сына одноэтажное здание, на месте бывшей тридцать третьей столовой, которую давно разобрали. Кто постарше ещё помнили, что при строительстве Братска, хлеб в столовой был бесплатным. Здание было уже под крышей, вставлены новые пластиковые окна, внутри делался ремонт, но вот с бумагами, была огромная канитель. Потому, и не открывалась эта зубная больница. Ведь в стране нашей живут не только взрослые и дети, а ещё и чиновники. Вот эти самые чиновники, и не давали доброму доктору, открыть добрую больницу…

Дядя Афанасий, проснувшись в понедельник, понял, что после дачных посадочных работ он сегодня не работник. Но вот решил, чтобы день прошёл не напрасно, сделать своей жене Ирине окрошку. Зашёл к своей старенькой маме Анастасии Андреевне за квасом. Почему же зашёл? Потому как мамочка его накануне сказала:

— Вот ещё на квас деньги тратить, сами  испокон веков делаем, заходи сынок.

Вот и пошёл Афанасий к маме за квасом. В их посёлке, один армян открыл магазин под названием: «Советский Союз», а на стенах магазина, были  изображены из прошлой жизни страны, известные люди,  на пример был изображён Леонид Ильич Брежнев. Но не только это привлекало покупателей. В этом магазине были немножечко снижены цены на макароны, консервы, хлеб, сок, и ещё на что – то. Купив огурцов в этом магазине, которые тоже были подешевле, Афанасий направлялся к стареньким двухэтажным деревянным домам, где он жил в двухподъездном, восьмиквартирном доме. Проходя мимо двух девятиэтажных домов, где в проёме в любую погоду дул всегда ветер, Афанасий полез в карман, потому что испугался, не потерял ли ключи от дома. Ключи, слава Богу, были на месте, и именно в этом проёме, где всегда дует ветер, у него из кармана упала конфетка. Этими конфетами его угостила подруга жены Ирины, Татьяна. У Татьяны заболел муж воспалением лёгких. А была пора посадки картофеля. Афанасий с женой Ириной помогли Татьяне посадить картошку. Они давно дружили семьями. Второй сын Татьяны учился в другом сибирском городе на фельдшера, старший же сын был инвалидом,  третий сын  Михаил учился в старших классах, сам спахал огород, а вот младшенькая дочка их Дашка, тоже помогала маме чем могла. И пока Афанасий, Ирина и Татьяна, садили огород, Дашка отварила им картошку, и запекла в духовке курицу.  Татьяна во время посадки всё бегала, и набирала в бочке пепла, они весело разговаривали с Ириной, и за дружной работой, большой огород был посажен за два часа.  И вот Татьяна насыпала Афанасию целый карман конфет. Почему же она их насыпала? Потому, что Афанасий любил кисленькие карамельки с лимоном, и апельсином, а ещё они жевались, словно магазинная жвачка. Афанасию нравилось, что их не надо выплёвывать как жвачку, эти конфеты растаивали во рту, и как ему всерьёз казалось, помогали пищеварению. Вот одна из подаренных конфет и вывалилась на асфальт. Подобрав конфетку, Афанасий поглядел на строящийся из красного кирпича храм «Преображения Господня». Помолился, и вдруг на лужайке увидел красивого – прекрасивого коня,  зрение у него было плохое, и Афанасий решил подойти поближе к коню. Вся команда детей к тому времени была в сборе. Дядя Афанасий спросил, как зовут детей, они живо отрапортовали: Даша, Яна, Андрей и Марат. Афанасий, вспомнив о конфетах спросил:

— А ест ли конь конфеты?

Даша тут же громко – прегромко, звенящим молодостью голосом сказала:

— Конечно ест.

Афанасий, опустив сумку с припасами для окрошки, протянул детям конфеты. Даша сразу развернула конфетку, и дала из рук Буяну. Конь аккуратно слизнул конфетку, и девочка весело закричала:

— Смотрите, смотрите, он улыбается.

Афанасий, который сам не так часто улыбался,  спросил:

— Как же ты поняла, что конь улыбается?

Девочка, вовсе не задумываясь, ответила:

— Да как же, видите, он зубы показывает, это же он улыбается.

Афанасию, очень понравилось, как конь слизнул конфетку, он спросил у Даши:

— А можно я дам конфетку? Он меня не укусит?

Даша улыбнулась в ответ:

— Да что вы дядя Афанасий, Буян будет только рад. Буян и сам не знал, что он сладкоежка, а мы ему подсказали.

Афанасий развернул конфетку, и дал коню. Буян привычно  слизнул конфету, а Афанасий на крохотное мгновение ощутил ладонью руки, что – то приятное, подивился, как же быстро исчезла конфетка.

Вдруг мальчик Андрей спросил:

— Дяденька, а у вас нет ещё таких конфет, я сам такие люблю.

Афанасий раздал все  конфеты. Оказалось, что не только конь Буян любил конфеты, дети тоже любили конфеты. И быстро, быстро их съели. Теперь на лужайке валялись обёртки от конфет, и Даша вдруг сказала:

— А Буян фантики тоже ест.

И не успела она это сказать, как Буян, и вправду слопал  все фантики. Даша, вздохнув глубоко, добавила к сказанному:

— Ну как же, фантики – то конфеткой пахнут, вот он их и ест.

Вдруг Андрей снова сказал:

— А вот в Осиновке тоже кони гуляют, там одна злая коняга есть, а Буян добрый.

К ним подошёл мальчик, назвался Стёпкой, и стал доставать из карманов печеньки, и давать коню. Печеньки все покрошились, и потому кормление замедлилось. Видя такое, Марат сказал:

— Теперь я тоже буду разминать печеньки, так дольше кормишь, а то конфетки отдал, и он сразу их языком слизнул.

Стёпка вывернул карманы, и от туда посыпалось сладкое крошево. Конь подошёл поближе, и слизал с зелёного полотна земли это самое крошево. Марат глядя на это снова сказал:

— Всё теперь только печеньки в карманах буду таскать.

Подошёл другой мальчик, он никак не назвался, просто протянул яблоко Буяну. Все обернулись, потому, как за мальчиком бежала его мама, громко говоря:

— Так вот куда яблоки исчезают. Я каждый день покупаю по килограмму, и не поняла, куда они пропадают. Затем подойдя поближе, и видя, как Буян ест яблоко, успокоилась, и даже улыбнулась. А мальчонка, и рад, глядя на мамину улыбку, гроза отошла, теперь ему не попадёт, и мамочка разрешит ходить к красивому Буяну.

Поглядев на всё это, и порадовав свои подслеповатые глаза, Афанасий поплёлся до дому готовить окрошку. Думал он по дороге вот о чём: « В этой самой тридцать третьей столовой двадцать девять лет назад была их с Ириной свадьба. Народу было на ней около ста человек, а может и больше, широко тогда заводские мужики гуляли свадьбы, а он и был самым настоящим заводчанином.  Вспомнил, и своё барачное детство, как каждый раз мама оставляла ему рубль, чтобы он пообедал в этой самой тридцать третьей столовой. Обычно они ходили втроём, три друга: Афанасий, Эдик и Вадик. Но однажды они с Вадиком почему — то не зашли за Эдиком. И вот когда они обедали в столовую вбежал Эдик, был он сильно обижен за то, что за ним не зашли. И проходя с подносом еды возле друзей, он даже не сел с ними за один стол. Лицо его при этом было злое. Быстро помирились друзья. А  память столько лет хранит это всё в Афанасьевом сердце. И вот теперь на месте бывшей тридцать третьей столовой почти построена зубная больница. Молодец Михалыч, чего там говорить, и конь Буян дивно красив»…

Недавно приехал с вахты старший сын Афанасия Виктор, сообщил родителям, что собирается увольняться с работы, и уже были написаны, и отданы начальству заявления об уходе.   Они с другом Михаилом  уже пять лет работали на дорожном строительстве инженерами. Иркутскую область, и Читинскую исколесили за это время вдоль и поперёк, познав строительство дорог, живя, и греясь в вагончиках с буржуйкой, а не в чистеньком кабинетике. И совсем недавно перешли в организацию, которая занимается контролем качества дорог. Вышестоящее начальство сказало им, чтобы они подписали документ о принятии в эксплуатацию моста. До этого они сами построили с десяток мостов, и знали, что мост построен, мягко говоря, некачественно. Словом не подписали друзья документ. В сердцах друг сына Михаил сказал:

— Да что же они делают, люди могут погибнуть. Пусть увольняют, не подпишем документ.

И вот вырисовывалась такая картина, что за правду пострадали инженеры, оказалось не нужны нынче нашей стране честные инженеры. Афанасий с женой Ириной, конечно же загрустили. Младшего их сына Сергея забирали в армию. Повестка уже лежала на столе. И от всех этих мыслей на Афанасьевой голове добавлялись седые волосы, но всё же добравшись до дома, с готовя окрошку, перекрестившись на иконы, Афанасий глубоко вздохнув вслух сказал:

— Хорошо, что Буяна с детишками встретил…

Рано утром просыпается посёлок Гидростроитель. Взрослые, как и заведено в нашей всамделишной жизни спешат на работу.  Так как лето уже наступило, дети к своей огромной радости уже не ходили в школу, а вот дети которые ходили в детский садик, по – прежнему посещали его,  хотя было лето. Многие ребятишки даже злились, вот – де, школьникам везёт у них каникулы, и они могут поиграть на улице, и покормить Буяна, а нам надо в садик идти. Но так думали те детишки, кто был в старших группах детских садов. Младшие по счастью не расстраивались из – за этого, потому что были маленькими. Так вот, каждое утро, когда просыпается посёлок, на лужайке рядышком с девятиэтажными домами пасётся конь Буян, и это всё действо просто волшебно и прекрасно…

Анатолий Казаков


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика