Четверг, 29.10.2020
Журнал Клаузура

Артистическое счастье Ирины Шоркиной

Ирина Шоркина – талантливая артистка с редким голосом – лирико-колоратурное сопрано, обладающая большим мастерством чувственной выразительности и особенным пониманием своей роли в мире искусства. Сейчас она работает в Москонцерте, часто выступает в столице России и других городах страны, обретая все новых и новых поклонников.

Недавно жизнь Ирине преподнесла сюрприз. Ее вызвали в военкомат. И там вручили медаль МО РФ «Участник военной операции в Сирии» и удостоверение «Ветеран боевых действий». Конечно, ей не приходилось брать в руки автомат Калашникова или садится за штурвал самолета, у артистов в распоряжении только музы. Но, оказывается, это не так уж мало. Приказ о награждении подписан лично Министром обороны России С.К. Шойгу…

Однако сюрпризы на этом не закончились. Но давайте по порядку.

Вы поете с детства?

– Сколько себя помню, всегда пела. С какого момента это началось – даже не знаю. Я пела в поле, на печке. Везде! А Вы попробуйте когда-нибудь спеть в поле. Когда звук летит по всей округе, он возвращается обратно к тебе. Это такая красота! Это непередаваемое ощущение, ощущение свободы! Так поют птицы. Поднимаются в небо и оглашают пространство. Их пение возвращается к ним и наполняет новым желанием любить и петь, петь и любить.

Вы помните, какая мелодия была первая в Вашей жизни?

– Вы не поверите, первая песня, которую я услышала, была русская народная песня «Ой, по-над Волгой».

Ой, по-над Волгой леса зеленеют,

Вешние ветры над пашнями веют.

Вдаль над рекой песня летит —

Русская ширь в песне звучит.

Дуй, ветерок, песню неси!

Пусть ее слышат все на Руси!

Дуй, ветерок, песню неси!

Пусть ее слышат все на Руси!

Я, маленькая девочка из Чувашии пяти лет, ведь где-то же услышала эту песню. Я обожала петь её в поле, когда пасла коров. Вторая песня у меня была Владимира Шаинского, которую я услышала от своей сестры Татьяны, а она, наверное, услышала по телевизору.

Вместе весело шагать по просторам,

По просторам, по просторам.

И, конечно, припевать лучше хором,

лучше хором, лучше хором.

Ну, а остальные песни были чувашские. Кстати, я горжусь своими корнями. И с большой любовью отношусь к своей малой родине. Много мелодий, песен я узнала от папы. Он играет на гармошке. Слава богу, жив! Мы с ним обычно любили сидеть на завалинке вечерами и петь, когда он возвращался с работы. И ещё папа нас в школу всегда будил под радио «Маяк». Включал тихонечко в 5:30, к шести часам мы просыпались. В школу уходили в семь часов, километров пять нужно было пройти пешком и в жару, и в холод, и в метель. У моих родителей была тяжелая жизнь. Мама пела, когда ей становилось грустно. Она была очень мудрой и доброй женщиной! И от нее я тоже переняла много песен, а еще ее лирику.

Ваши эмоции помогают вам жить или мешают?

– Смотря какие эмоции… Они разные бывают. Потому что я до сих пор в душе ребёнок. Когда кем-то восхищаюсь, не могу остановиться. А если не нравится кто-то, просто молчу.

А вообще – раз уж зашла об этом речь – люблю умных и талантливых! Восхищаюсь добротой, воспитанностью! – всегда радуюсь, когда человек проявляет их. Порой эмоции меня захлестывают, и тогда ничего не остается, как только запеть, хотя бы потихоньку, или заплакать. Помогают или мешают они – в зависимости от их качества. Положительные помогают, это точно.

Какими видами искусства вы еще занимаетесь или хотели бы заниматься?

– Очень много сил, чувств, времени я отдаю пению, работе над ним, исполнению. Никакими другими видами искусства я больше не занимаюсь.

Строго говоря, как говорил Пушкин, «служенье муз не терпит суеты». Это надо помнить или чувствовать.

Сложен ли был Ваш путь на сцену?

– Мой путь – очень сложный. У меня нет папы композитора, банкира или мужа олигарха. И каждый шаг в моей карьере осознанный, и все, что происходит в моей карьере — это заслуга моего труда. Но в мою жизнь часто вмешивается случай, от которого зависит поворот судьбы. Главное, не упустить свой шанс, если он представляется. К случаям я всегда готова.

Вы хотели бы играть в драматическом театре?

Кстати, да! Всё время меня навещают такие мысли. Но я боюсь, что не всем понравится мой чувашский акцент.

Что для Вас первичнее – мелодия песни или ее слова?

– Наверное, мелодия и слова неразделимы. К хорошим словам всегда находится красивая мелодия. Это закономерность! Неспроста же говорят: из песни слов не выкинешь. Конечно, эта поговорка имеет фигуральный смысл, но сравнивается с прямым. Она древняя, основанная на жизни не одного поколения людей. Да, из хорошей песни нельзя выкинуть ни слова. Меня всегда в первую очередь интересует сюжет, стихи. Потом, конечно, мелодия. Но все равно она должны быть красивой, сливаться со словами… Нет, нет, все-таки нельзя ставить вопрос: что первичнее, – как-то всё в песне завязывается одновременно. Иногда кажется, что в самих звуках уже кроются слова, и надо их только записать, произнести, спеть, а в другой раз наоборот, кажется, что таким строчкам нужны только такие ноты. Творчество – это загадка, и рассказать откуда что берется – сложно. Одно скажу вам определенно: если песня трогает душу, – всё, уже она моя.

Когда Вы обращаетесь к композиторам, чтобы для Вас сочинили песню, то объясняете, что хотели бы получить, или полностью полагаетесь на композитора, его вкус, талант мелодиста.

– Когда работаешь с композитором, всегда нужно рассказывать свои предпочтения. И это большая удача, когда есть композиторы, которые слышат тебя в песне! Вот, например, в прошлом году мы с Валерием Сёминым выпустили диск «Любовь Заветная», почти все песни были написаны сразу для меня, несколько из них уже существовали ранее. Спрашивал, какие бы песни мне хотелось петь, какой сюжет предпочитаю. Но и сам он мне предлагал свои идеи, а мне нравилось.

После окончания консерватории, на конкурсе «Bella Voce», я познакомилась с московским композитором — Марксом Андриахиным. Он в своё время учился у Тихона Хренникова. Так он мне посвятил свыше 200 песен! Почти все эти песни мною любимы! Хотя, по правде говоря, он не спрашивал меня ни о чем: не было никаких пожеланий с моей стороны. Взял да и написал. Вот так. В искусстве не бывает всё однозначно.

У Вас много своих песен, то есть тех, которые поете только Вы?

– Не так много, но есть. Пятьдесят песен точно наберется. Это без учета тех произведений, которые написал Маркс Андриахин. Обратите внимание на имя – Маркс! Необычно, не правда ли? После того, как этот замечательный человек и композитор ушел из жизни, у меня возникли с его работами трудности из-за авторского права, унаследованного супругой.

В последнее время в основном исполняются 13-15 песен, из них 14, которые написал Валерий Семин.

Я бывал на концертах Ирины Шоркиной. И мне памятно ее выступление в Зеркальном зале Москонцерта на ул. Пушечной. Это был праздник романса – иначе не скажешь. Равнодушных в зале просто не было. Погрузившись в атмосферу чувств, эмоций и эффектной эстетики, которую певица создала, зритель весь вечер внимал голосу со сцены то радуясь, то испытывая лирическую грусть, улыбками или слезами отвечая на каждый посыл артистки. Соответствуя лучшим образцам вокальной школы, Ирина внесла свой неповторимый оттенок звучания и актерской игры, как будто впустила свежесть в ряды зрительного зала из степей и лесов малой родины и, одновременно продемонстрировала изящество аристократических салонов высшего общества XIX – начала XX веков, немного подзабытых в XXI веке, и потому впечатляющих теперь уже новой красотой. Она явила в свете рампы образ любящей женщины, верной своей любви до самозабвения, но с достоинством несущей в себе горячие чувства. И этому нельзя было не сопереживать. В зале что-то творилось невероятное. Певица вкладывала в сердца зрителей зернышко безотчетной любви. И ей покорялись, добровольно и с радостью. Ирина Шоркина пребывала в абсолютной свободе, дав волю своему таланту для высшего полета… И я, находясь в зале, с каждым новым звуком утверждался в мысли, что мир, в котором живет любовь, прекрасен, прекрасен, прекрасен, несмотря ни на что! И значит стоит жить, а счастье неизбежно!  

У Вас очень разнообразный репертуар. Но что Вы любите исполнять больше: песни эстрадные, народные, арии из опер, оперетт или романс?

– Трудный вопрос. Мне нравится петь абсолютно всё. Я не могу выбрать один конкретный стиль.

Кого из композиторов Вы считаете наиболее подходящим для Вас?

– Для меня писали несколько композиторов. И все они были подходящими. А сейчас больше всего мне нравятся песни Сёмина. Это очень талантливый композитор. Его произведения современные, но в них вплетен шарм народной песни. Они подходят мне по мелодичности, в них есть ощущение судьбы и в то же время радости жизни…– словом, цепляют за душу, а это для меня очень важно.

– Как вы относитесь к своим зрителям? Влияют ли они на Ваш репертуар. Или Вы следуете только своему внутреннему чутью, исполняете только то, что Вам нравится и хочется спеть?

– Своих зрителей я очень люблю. Отношусь к ним с большим уважением. Раньше был (говорят) институт зрителей и поклонников таланта. Знаете, мне повезло с этим! Я могу общаться со зрителями. Могу у них интересоваться, какую музыку любят, ценят и хотят услышать. Но все же, проанализировав, выбираю в конечном итоге то, что мне подходит по стилю и по духу. Певец не всегда может петь все, что хочется, нужно выбирать в первую очередь, что подходит тебе.

Какие залы Вы предпочитаете: камерные или большие? От чего это зависит?

– В камерном зале неизбежно находишься ближе к зрителям – не только по расстоянию, но и обмену человеческим теплом, чувством. Отчетливей видишь их лица, реакцию, и они в свою очередь, замечают все, что происходит с тобой, когда поешь или общаешься с ними. Здесь особенно подходят романсы, впрочем, и песни тоже.

Но и большие сцены нужны — это престиж! Это проверка себя. Здесь нужно больше затратить энергии, чтобы охватить вниманием все пространство, чтобы отдать частичку себя всем, кто пришел на концерт… Такая сцена требует зрелищ. Об этом надо думать. Многое, конечно, зависит от внешних факторов, но на это приходится идти. На это тратятся силы и время, которые отбираются у творчества. Но стоит ли бояться трудностей? Я не боюсь. Главное, донести свой замысел до зрителя, показать собственный взгляд на определенный сюжет и на музыку, выразить свое умение и чувства, и в конце концов впечатлить зрителя.

Почувствовать дыхание зала, слиться с ним и заставить его дышать так, как дышишь сама, – счастье для артиста, независимо от размеров зала.

– На Ваших концертах видна ваша глубокая эмоциональность. Это трогает зрителя. Также подкупает Ваша искренность. Создается впечатление, что за песнями, ариями или романсами – стоят личные истории. Это так?

– Сцена не прощает лживых, неискренних. И мурашки от песни должны быть у зрителя, а не у исполнителя. Поэтому я стараюсь исполнять те произведения, которые я смогу донести до зрителя. И больше всего получаются те произведения, которые можно пронести через себя.

– Какой у Вас ближайший концерт? Чем будете очаровывать? 

– Ближайший – сольный концерт 21 октября. Я буду петь песни военных лет и о войне. Называется концерт «На солнечной поляночке». Приходите, приглашаю.

– Спасибо.

– Концерт готовился ко Дню Победы, но пандемия помешала выступлению. Однако эти песни уместны в любое время: и осенью, и весной, и летом, и зимой. Они мелодичны, в них заложены глубокие переживания, слова соответствуют жизни, – словом, написаны прекрасными композиторами и поэтами того времени. Я считаю, что это кладезь песенной культуры России. И грустные и веселые. Да к тому же весь 2020 год посвящен 75-летию Победы нашей страны в Великой Отечественной войне.

– Вы выступали со своими программами в ЛНР и ДНР, перед военными в Сирии. А недавно – на «Армейских играх-2020». Это сознательный выбор или так сложились обстоятельства?

– С ноября 2016 года я сдружилась с ребятами из военно-патриотического клуба «Катюша» из города Краснознаменск. И где только мы с ними не выступали! Действительно были в ЛНР и ДНР. В Сирии даже два раза. Очень хорошо принимали. За Сирию награждена медалью «Участник военной операции в Сирии» по указу министра обороны РФ С. Шойгу.

Все это мой сознательный выбор, – чтобы не забыли историю, это любовь к Родине, это воспитание в молодёжи духа патриотизма.

В прошлом году Ваш сольный концерт в апреле состоял из программы романсов, а в октябре – уже был другой, в котором Вы пели новые, написанные только для Вас, эстрадные песни. Что означают такие перемены?

– Я из тех людей, которые не могут сидеть на месте, и порой мне даже не хватает в сутки ещё пару часов. Мне любимы и интересны почти все жанры. И я всегда поглощена новой работой. Люблю классику во всех смыслах этого слова, будь то песня, романс или русские народные песни. Но и от времени не хочется отставать.

Существует ли у Вас конфликт между просто человеком и человеком-певицей? Приходится ли Вам «раздваиваться», чтобы успеть и там и тут?

– Я из тех, кто успевает и там и тут. Семья для меня первостепенное. Дети мое все, в первую очередь я – мать. Особенно сейчас, когда мы остались одни. Мой муж скончался от онкологии.

Сидеть дома и заниматься только творчеством – это смешно, по крайней мере, для меня. С неба ничего не падает. Поэтому мне приходится заниматься и домом, и детьми, строительством, и творчеством. Приходится раздваиваться. А что делать? Как известно, жизнь – не только розы, но и шипы. Только у меня между просто человеком и человеком-певицей нет конфликта. Это для меня естественное существование, и потому это не приводит к суете, которая мешает музам. Слишком велико сознание своей ответственности. А как же иначе?

– Кто-нибудь влияет на Ваш вкус, стремления в искусстве? Или все это Ваше исключительно личное?

– Влияли. У меня воспитатели были хорошие! Мои педагоги, мои учителя по жизни, мои коллеги. И только благодаря им, я состоялась как личность и певица.

Влияют ли сейчас? Знаете, мне повезло, у меня хорошее окружение – и было раньше, и есть сейчас. Мои друзья – добрые и умные люди. У них многому можно поучиться, и я стараюсь это сделать. Наверное, можно сказать, что они тоже влияют, но только косвенно. Последний выбор все-равно за мной.

– У Вас есть певец или певица, которые для Вас являются примером?

На этот вопрос отвечу проще. Не буду брать пример с нынешних певцов.

Что бы кто ни говорил, всегда буду восхищаться голосом и подачей звука певицами Монсеррат Кабалье и Марии Каллас.

Я сейчас эстрадная певица, которая поёт романсы, песни ретро, русские песни, конечно, и патриотические. И когда ищу ключ к той или иной песне, очень люблю слушать наших советских певцов. Не в смысле вокала, а как они преподносят песни. На что делают акцент, как выстраивают характер. Даже пауза иногда много значит. Смысл слова, фразы – это важный аргумент в песне.

И всегда слушаю таких певцов, как Сергей Лемешев, Владимир Нечаев, Иосиф Кобзон, Александра Стрельченко, Ольга Воронец, Людмила Зыкина, Клавдия Шульженко, Анна Герман, Майя Кристалинская, Аида Ведищева, Ирина Бржевская, Мария Пахоменко и Валентина Толкунова. Возможно, кого-то забыла…

– Какая песня из Вашего репертуара Вам наиболее дорога?

Это по настроению. Иногда начинаю учить песню, она меня настолько затягивает, что оторваться не могу. От того, какая самая любимая, зависит сегодняшний настрой. Если я их пою, значит, они любимы. Зрителя нельзя обмануть, они чувствуют фальшь. Это как дети. У меня, кстати, их двое – мальчик и девочка, и оба очень любимы. Так что я знаю, о чем говорю. (Вдруг весело) А моя лучшая песня — это мои дети. Я очень хорошая мама, – во всяком случае, они так обо мне говорят.

Вы довольны своей артистической судьбой?

– Безмерно счастлива, что я выбрала себе эту профессию! Конечно, бывали трудные времена в жизни, но как бы тяжело ни было, я возвращалась к песне. В моей жизни был период, когда я занималась бизнесом – два года я вообще не пела. Благодарна своему покойному супругу, за то, что он вернул меня к музыке. И сегодня, благодаря ему и своему труду, я Ирина Шоркина.

Современный мир очень быстро меняется, меняется зритель и его предпочтения. Многие представители искусства считают возможным тоже искать что-то новое, более подходящее, как они думают, к душе общей мировой Гармонии в XXI веке. Вы пробуете экспериментировать?

Все вы говорите правильно. Меняется мир, гармония, песни. У меня очень специфический голос, и кажется, что совершенно не подхожу современному миру. Тем ни менее у меня много поклонников. Они любят мой голос и мое пение. И сказать по правде, трудновато было без них этой весной, этим летом, когда свирепствовала пандемия. И вот – сама жизнь меня привела к эксперименту. Во время карантина все сидели по домам. Многие потеряли работу. Сменили свой интерес в жизни. Артисты стали проводить в интернете онлайн концерты. И я тоже решилась на этот шаг. Для меня вообще этот год выдался страшным. Карантин начался практически после сорока дней со времени похорон мужа. Петь не хотелось. Начались проблемы… Чтобы унять свою боль, мне необходимо было петь! Вот я и вышла в онлайн, начала давать концерты по интернету.

Я выходила каждый день по часу. Учила каждый день новые песни. Люди их просили, писали письма. Во время карантина бывало, что я получала по сто писем в день! Люди соскучились по простому общению, по простым песням, которые пели именитые наши советские певцы, песни, которые пели наши родители на праздниках, романсы, которые не так часто звучат по телевидению. И я поняла, что нужна людям! И они мне нужны! И я настолько стала популярной, что даже узнают на улице.

Во что Вы верите?

– Верю в порядочность! Воспитание! Сколько бы у человека не было высшего образования, это ещё не говорит о воспитании. Помните, у отца Александра Герцена был принцип: если в человеке проявляется отсутствие чувства такта, то есть невоспитанность, то с ним Иван Алексеевич переставал общаться. Думаю, в этом он был прав.

На сильного есть ещё сильнее, на богатого есть ещё богаче! И нужно уметь уважать друг друга, и тогда мир станет краше!

У Вас есть мечта?

Есть. Звучит, возможно, смешно. Но я мечтаю достроить дом, который начал строить мой супруг. Я ему обещала.

Детям дать достойное образование, и хочу ими гордиться и сейчас, и в будущем. У нас в семье царит любовь и понимание – пусть так будет всегда.

Мечтаю также быть достойной певицей для своей Родины!

А вот и сюрприз, о котором мы говорили вначале. 23 сентября 2020 года Ирине Шоркиной было присвоено звание «Заслуженный артист Чувашской Республики».

– Вы рады, что вам присвоили звание «Залуженного артиста Чувашии»?

– Конечно! Ну, какой артист воспримет такое событие без радости! Некоторые, правда, говорят, что им все равно, есть оно или нет. Но это лукавство. Получить звание – очень приятно.  И престижно.

– Поздравляю Вас с этим событием.

– Спасибо.

Соответствовать своему внутреннему чувству, утверждающему жизненный путь личности, в нашем мире не так-то просто. Особенно, когда единственным покровителем у тебя – лишь твой талант. Ирина доказала, что способна выстоять, и опровергла поговорку: один в поле не воин. Несмотря на все трудности, она всегда пела и очаровывала зрителя. И даже недавно, в самые жесткие дни пандемии, артистка появлялась перед поклонниками: пусть не на сцене концертного зала, зато регулярно в интернете. Свой талант – то есть то самое важное, что есть в ее природе, и за что она ответственна перед Богом, Ирина Шоркина несет по жизни честно, неустанно и успешно предъявляя его плоды зрителям, обществу, миру. Сияй алмаз дарования! Озаряй светом и теплом мир людской, чтобы становился он добрее, умнее, тоньше. А мы, вопреки всей человеческой мудрости, все же сделаем для себя важный вывод: и один в поле воин.

Юрий Андрийчук

 


комментария 2

  1. Юрий

    Галина Юрьевна, я очень рад, что мы с Вами совпадаем в оценке личности и творчества Ирины Шоркиной.

  2. Галина Юрьевна

    Спасибо за статью. Я из тех, кто обожает Ирину Шоркину, любит её необыкновенный голос, несомненный талант, искренность, открытость и душевность!

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика