Понедельник, 28.09.2020
Журнал Клаузура

Как бардам избавиться от ряженных и самозванцев?

Серия «Качество аутентичной песенности бардов». Статья № 15

Идея создания этой статьи возникла у нас на основе «сложения» четырех линий нашего текущего психосостояния.

Первая линия. Разбирая почту отзывов читателей наших статей, мы отметили несколько общих секторов солидарности читательского мнения: 1) сложность восприятия отношения «часть-Целое». Тексты статей сложны для процесса «ознакомительное чтение». Они выстроены от целостного видения[1] пространства исторической хронологии событий явления «песни бардов». Личный же практический опыт многих читателей здесь пасует и требует нового возвышения, на которое часто нет времени. Новизна статей «разительна» – много не просто нового, а неожиданно нового; 2) размежевание «теоретическое-практическое». Песенно-теоретические построения воспринимаются, как нечто отстраненное от известного содержания организационно-песенной практики. Ведь, как правило, слеты и фестивали, большие и малые концерты организуются[2] без особых теоретических знаний о песне. Главное здесь – «движуха», а не ее самоосмысление (саморефлексия); 3) песенная дружба и есть искомая «сермяжная истина». «Должна ли песенная практика, в обязательном порядке, ориентироваться на «заточенность своего качества»?» – это вопрос позиции «максималистов». Дружеское отношение любителей песен преобладает (см. рис. 1) над истинной оценкой сущностного и художественного качеств их песен, выводимых на основе комплекса теоретических моделей  культурного следа песен бардов. Песенный фестиваль – это, прежде всего, бесконфликтная коммуникация людей, любящих песню. Это – не обязательное соблюдение состязательности в качестве песен, отнесенных к некой «шкале песенного качества». Это – коммуникация бескорыстных любителей песни, ее «натуральных романтиков». Это – поле включенной песенной самодеятельности. Сам факт «включения» не является неким «специально организуемым моментом», он – «таинство». Появляется на ситуационной и спонтанной основе, как «огонь соприкосновения родственных человеческих душ».

Рис. 1. Общая констатирующая схема[3] современной культурно-исторической ситуации, в сфере рабочих орг целей направлений «песня бардов» и «авторская песня».

Вторая линия. Примерно в это же время, мы, вдруг, получили письмо от известного российского барда Владимира Капгера, который озабочен невысоким уровнем качества песен, звучащих сегодня в сфере «песни бардов России» и даже более широкой сфере «авторская песня России». Мол, лауреаты и дипломанты песенных конкурсов и фестивалей плодятся как грибы, а послушаешь песни многих из них и хочется сказать: «… ах, вы – самозванцы. Разве вы «барды»»? Что происходит, почему общество допускает ошибки в песенном восприятии? Может уже забыли про настоящих «корневых бардов»? Можно ли направить ситуацию в истинную сторону? Может быть, надо провести специальную конференцию, например «всероссийскую теоретическую конференцию»,  или создать общедоступную теоретическую книгу «Барды и их песни: со всех сторон и в истинном свете»? Как возвратить происходящее в подлинное русло, чтобы «барды» и «не барды» были явно видны слушателям «песен бардов» и «авторской песни»?

Третья линия. Конечно, нас самих, как сторону, активно генерирующую теоретические представления о бардах и их песнях, уже не первый год беспокоит факт замыливания сущностных представлений о первоисточниках и идеалах этой сферы. И происходит это с молчаливого согласия множества организаторов обширного пространства практики «Авторская песня русскоязычного мира».  Песенность превращена в «коммуникационный элемент дружеской тусовки», преимущественно обеспечивает только эту цель, без особенного упора на шкалу качества «песенность аутентичных бардов» [4]. Крайний случай такого предпочтения выражен в одной из сатирических песен «современного барда от авторской песни» Андрея Широглазова – если любовь к песне превышает тягу к спиртным напиткам, то зачем нам такая песня.

Четвертая линия. Нам делают замечание. Мол, вы строите комплексно-теоретическую модель «Песенность бардов», а между тем ни практики песен, ни современная наука не может дать сущностное определение понятию «Песня». Но справедливо ли такое замечание? – Нами построено такое определение. Например, его можно увидеть в тексте нашей статье «Универсальная модель понятия песенность» [5]. Там же можно увидеть компактный результат применения оригинального деятельностного исследовательского подхода к понятию «Песня» вообще, к «песне бардов» в частности.

 «Сложение линий». Соединив четыре отмеченных линии вместе, мы вышли на то, что это организационно-соединительной темой здесь выступает тема с названием «Ряженные и самозванцы у бардов» [6]. Пошло закономерное размысливание этой темы на основе наших теоретических представлений. В результате такой деятельности и появился текст этой статьи.

1. От «русла» к «понятийному перекрестку»

Наш анализ[7] современного пространства дискурса «Авторская песня русскоязычного мира» проявил факт множественного и разнокачественного использования указателя или понятийной метки «барды». Такая метка имеет разветвленную структуру, предстает перед нами в образе «понятийного перекрестка» (см. рис. 2), как места соединительного пересечения 8 разных песенных направлений.

Рис. 2. Общая схема понятийного перекрестка «барды» в современном дискурсе «Авторская песня русскоязычного мира». Восемь разных песенных линий.

Схема на рис. 2: 1) называет разные направления современной песенной практики, где употребляют название «бард»; 2) отмечает тот факт, что говорящий о теме «барды», должен определиться, как минимум, в пространстве из 8 разных информационных секторов; 3)  призывает каждого участника дискурса правильно понимать современную культурно-историческую ситуацию, ее структуру и границы; 4) показывает, что любое песенное оргмероприятие (фестиваль, слет, концерт), если не использовать специальных фильтров, потенциально притягивает участников всех линий «перекрестка».

Сегодня мы имеем дело с изменением культурной ситуации песнетворчества бардов в целом. Вот несколько важных сигналов такого изменения: 1) профессионалы авторской песни. «Корневые барды» творили как самодеятельные авторы. В ряду же «современных бардов» уже появились признанные деятели профессионального песнетворчества, творящие «Авторскую песню» [8]; 2) трансформация песенного первоисточника. Если в явлении «песни бардов»[9] мы имеем дело с открытием нового песенного русла «Авторская культура песен бардов» (третий имманентный слой песенной культуры), то с угасанием массовости явления «песни бардов» и возрастании массовости явления «авторская песня» мы имеем дело уже не с «руслом», а с его размытым образом «песенный перекресток» (см. рис. 3).

Рис. 3. Историческая тенденция – понятийный дрейф «исходное русло → перекресток».

Но откуда же возник круг «современные барды»? — Его появлению способствовали различные причины, в том числе и деятельность круга «коренные барды». Песня такого круга или «старая песня бардов» триедина – в каждой песне неразрывно соединены три песенных линии (самодеятельная песня, бардовская песня, авторская песня-1). Именно здесь было русло песенной культуры «старой песни бардов». Когда самодеятельное песнетворчество отошло от этого русла[10], триединство распалось и его место заняло песнетворчество с названием «Авторская песня». И, конечно же, «современная авторская песня» это не является идейным преемником и последователем только «авторской песни-1» из триединой «старой песни бардов».

Однако, в пространстве практики «современная авторская песня» можно встретить разное песнетворчество, например: 1) еще живых «коренных бардов» – авторов «старой песни бардов»; 2)  «современных бардов» из списка «пограничные фигуры у бардов». Именно через их творчество проходит сегодня главная линия связи «русло → перекресток».

2. Пограничные фигуры песнетворчества

Вопрос о подлинности фигуры, попавшей в позицию «творец песен», появился не сегодня. Такой вопрос известен в истории художественной культуры давно. Например, известны понятийные пары, как: 1) писатель-графоман; 2) мастер-ремесленник; 3) открыватель-повторитель. Каждая из этих пар указывает на: а) разницу между подлинным образом и образом, мимикрирующим под него; б) факт раздвоения позиции «творец»; в) необходимость создания специальной процедуры, различающей подлинное и мимикрирующее.

Табель о рангах. В среде любителей «песен бардов» можно услыхать о таком понятии, как «табель о рангах у бардов» [11]. Что это такое? – Ранжированный список фамилий практиков песен бардов[12], который ведут «архивисты песен», а особенно те, кто называет себя «теоретиком песенности бардов».

Как правило, «табель о рангах» представлен не одним списком, а двумя: 1) авторы песен; 2) исполнители песен.

Однако, прежде всего, особенная внимательность проявляется к содержанию списка авторов песен. «Табель о рангах у бардов» – это, прежде всего, табель о рангах «авторов песен бардов» разного уровня публичной известности.

История «Клубов самодеятельной песни» (КСП) бывшего СССР показывает, что список авторов песен бардов естественно ранжируется на основе «историко-хронологической справки», которая акцентирует качества авторов песен, как[13]: 1) предтеча; 2) основатель; 3) участник кортежа различных рядов натуральной известности авторов песен; 4) участник зоны «пограничные фигуры».

Множество «пограничные фигуры» возникает на основе того, что качество создаваемых песен напоминает маятник – есть элементы русла «песенность бардов», но есть элементы и из другого русла. Граница «свой-чужой» не похожа на планку шлагбаума, она расплывчата и выражена не линией, а зоной – «пограничной зоной».

Наши многолетние исследовательские усилия показывают, что в «пограничную зону» современного поля «Авторская культура песен русскоязычного мира» устойчиво попадают 43 человека[14]. Именно эти люди стали основой для построения типажей «современных бардов» из пограничного слоя «табеля о рангах у бардов».

2. 1. Достоверные типажи

Признак пограничности сочинителя песен опирается на факт – практически каждый известный «сочинитель песен бардов», в своем творческом портфолио, имеет песни двух линий: а) песня из «Авторской культуры песен бардов»; б) песенно-бардовская иллюстрация на заданную тему. Каких песен больше, таково и качество пограничности рассматриваемой фигуры. Практическая демаркация «свой-чужой» происходит на основе триады «свой-из пограничной промежуточной зоны-чужой».

2. 1. 1. Естественный маятниковый поиск

Вполне нормально, что практически у любого признанного барда есть песни не только бардовской песенности. Настоящий мастер пробует себя в разных направлениях и на разном материале. Например, известные барды В. Высоцкий,  Ю. Ким, Б. Окуджава и барды-композиторы С. Никитин, В. Берковский писали песни на заказ для театра и кино, детских мультфильмов.

Естественно, что в первом ряду списка пограничных авторов находятся «ищущие фигуры». Каждая такая фигура имеет свою «именную площадку поиска» или «именной перекресток». Тип поиска напоминает «маятник» – поиск, как временная смена пространства «Авторская культура песен бардов» на пространство другой культуры песен. Вот несколько примеров «маятника»: 1) выход в пространство «Профессиональная культура песен». Именно так и произошло у ранее известного как барда А. Розенбаума, может произойти и с известным бардом О. Митяевым; 2) выход в пространство «Поэтическая песня». Так произошло с известным бардом М. Щербаковым и может произойти с известным бардом Е. Фроловой; 3) выход в пространство «Песенная вязь мюзикла». Так произошло с известным бардом А. Иващенко, а раньше происходило с его родным бардовским дуэтом «Иваси»; 4) выход в пространство «Малая оперетка». Так сформировалась основа авторской известности Т. Шаова. Вряд ли его можно назвать «корневым бардом», но все организаторы его концертов настойчиво сообщают будущим слушателям, что к ним едет «бард Шаов» – «современный бард»; 5) выход в пространство «Мой именной мир». Так можно сказать о современном состоянии позиции известного барда В. Долиной. Торжественное восприятие ее авторских песен со стороны широкой аудитории любителей «песен бардов» и «авторской песни» ослабло. Но это естественно для истории творца песен, который не стоит на месте, а идет к переднему фронту своих возможностей. Слушатель здесь просто не успевает и его численность, как «глубинного слушателя», резко падает. Темп и направленность саморазвития автора песен существенно опережает такой темп и направленность у широкой аудитории его старых слушателей. Подобную же причину сокращения слушательской аудитории можно назвать и в истории известных  бардов Е. Клячкина и М. Щербакова.

2. 1. 2. Уход с главной линии

Здесь, как нам представляется, нужно слегка попенять известному барду Вадиму Егорову. Когда-то давно им был написан ряд прекрасных песен, например: «Друзья уходят», «Над Новодевичьим», «Я вас люблю мои дожди», «В ту ночь, когда Москву обшарил первый ливень». Его песни есть в «золотом фонде песен бардов». Однако, сегодня В. Егоров занимает скорее позицию «поющий поэт», что не тождественно позиции «корневой бард». Его современные публичные выступления напоминают выступления «артиста эстрады» или известного деятеля искусства, который развлекает публику разными гранями устремленности своей порядком утомленной и даже томной музы. А где пульс «пронзительной правды жизни», характерный для «песен бардов»? Ведь именно такой пульс удается и сегодня сохранять таким известным бардам, как Ю. Ким, А. Городницкий, а также барду-композитору С. Никитину.

Возможно, мы не справедливы в своих «максималистских каверзных шпильках», ведь на мастера стиха и песни давит «пресс возраста», ему уже 72 года? Но может же А. Городницкий, которому уже 86!

2. 1. 3. Временный попутчик или «узкоколейщик»?

Известной фигурой истории явления «песни бардов» является Борис Бурда. Он вошел в когорту концертирующих бардов примерно сразу после того, как стал лауреатом престижного  «Первого Всесоюзного фестиваля самодеятельной песни»  (г. Саратов, 1986). История голосования жюри этого фестиваля кулуарно «доносит», что подъему Бориса на ступеньку «лауреат» весьма помог голос участника фестивального жюри известного барда Вероники Долиной. Качество песенных острот Б. Бурды было замечено и получило должную оценку. Сатира и юмор вообще считаются редким даром у бардов, а Борис творил имен-но с этой стороны. Главной линией его песенного сочинительства был «смеховой мир». Он не столько пел песни, сколько проговаривал их текст, смеша зал их содержанием до коликов. Попутно рассказывал смешные истории и байки. «Во Владивостоке В. Луферов напряг слушательскую аудиторию почти до срыва концерта. А выступавший на неделю позже Б. Бурда легко восстановил интерес к концертам бардов. Как? — С помощью смеха.»[15]. «Градус смеха» победил «градус сложности бардов». И все бы ничего. Но как-то по телику показали день победы в Одессе. Там, со сцены местного городского парка, представленный публике как известный бард, Б. Бурда исполнял, в микрофон и под оркестр, песню Б. Окуджавы «А мы с тобой брат из пехоты». Это было позорно, как будто бы работал не бард, а ряженый. В нашем сознании даже появился вопрос: «А может быть Борис никогда настоящим бардом и не был? А только попутным эрудитом[16], случайным и временным попутчиком?».

Однако, чуть позже, по тому же телику, нас огорчил качеством песенного исполнения[17] и широко известный бард О. Митяев, исполнявший песню В. Высоцкого «Если друг оказался вдруг» в популярно телевизионной передаче «Достояние Республики» (Москва, 2011 г.). А должен ли каждый бард, в обязательном порядке, уметь качественно исполнять песни своих собратьев по бардовскому цеху? Несет ли каждый участник «круга бардов» весточку уровня «мы – барды» или только «я – бард»? Ведь известна поговорка, что «автор не любопытен, ему бы успеть в себе самом разобраться». Песенная практика авторов песен у бардов вообще показывает, что хороших исполнителей не своих песен здесь мало, в основном «узкоколейщики» – исполнители только своих песен. А кто же тогда отвечает за Целое – бардовское «Мы»? — Архивы песен признанных архивистов, тексты рукописей признанных теоретиков, список песен из репертуара песен  признанных «универсальных исполнителей песен бардов».

Хотелось бы напомнить читателю о том, что «отцы-основатели» бардовского движения бывшего СССР, Б. Окуджава и М. Аначаров, дали их последователям два разных «примера песенного исполнительства»: а) Б. Окуджава – пел тексты своих песен; б) М. Анчаров – проговаривал тексты. Поэтому, можно считать, что в основе современного явления «песни бардов русской культуры» мы имеем две линии песенности: а) «поющие барды» (дар культурного следа Б. Окуджавы); б) «говорящие барды» (дар культурного следа М. Анчарова).

Потому от «аутентичного барда» не требуется обязательное наличие певческого голоса, но весьма желательны: 1) развитый музыкально-гармонический слух; 2) нормальная тембровая окраска и ясность натурального голоса;  3) способность к ярко выраженному интонационному мелодекламированию текста.

От «аутентичного барда» нельзя требовать наличия «профессионально поставленного певческого голоса», но «певческий голос театрального уровня» [18] несомненно украсил бы способность исполнения песен по-бардовски.

2. 2. Фигуры новой волны

Автор статьи уже не молод – был, состоял и участвовал в движении «старая песня бардов». К  1990 гг. на смену этому явлению устойчиво пришло явление «Авторская песня». Интернет запестрел новыми фамилиями авторов песен, например (по алфавиту): А. Витаков, Е. Болдырева, Галеева Эл.В., Д‘ркин Веня (А. Литвинов), Н. Дудкина, В. Ковалев, А. Козловский, К. Полтева, Я. Симон, Е. Слабиков, В. Третьяков, М. Фахртдинов, В. Харисов, О. Чикина, А. Щербина, Н. Якимов, З. Ященко. Все эти авторы родились в интервале 1959-1970 гг., а первую песню написали в период 1977-1993 гг. нами В нашей версии «табеля о рангах у бардов» эти авторы попадают в  зону «пограничные фигуры у бардов». В последней же версии здесь отсутствуют те фамилии, которые выделены жирным наклонным шрифтом. Не попадание в список имеет одну из двух причин не принятия качества авторского песнетворчества, а именно: 1) отсутствует очевидная связь с явлением «старая песня бардов»; 2) отсутствует новая оригинальная новизна.

Павел Фахртдинов. Пару лет тому назад меня пригласили на камерный концерт, подающего надежды автора песен Павла Фахртдинова (г. Москва, г.р. 1982). Павел приехал в Германию и гастролировал по плану оргсети «авторская песня в Германии». Наш город Нюрнберг попал в концертный план с подачи известного оргдеятеля русскоязычной авторской песни И. Ланцберг. На афише мероприятия было написано «бард П. Фахртдинов».

Надо честно признаться, что фамилия приезжего деятеля песни не была для меня новой. Она находилась в моей версии «табель о рангах у бардов»,  располагаясь в зоне «пограничные фигуры» самого внешнего ряда[19]. Как мы уже писали выше, это означало, что у автора песен есть песни «бардовские» и «не бардовские». При этом, о явном преобладании тех или других трудно сказать. Автор молод, находится одновременно и в периоде становления, и в состоянии поиска своей яркой творческой ниши. По сути, он представляет «новую фигуру», точное место которой в «табеле о рангах» еще предстоит определить или исключить ее из рассмотрения.

Любая «новая фигура» входит в «табель о рангах» на основе признания хотя бы одного из трех свойств: 1) единственность. Не повторенная оригинальность авторской песенности; 2) интересный дубль. Повторяет уже известный вариант песенности, но с интересной стороны; 3) вытеснение менее оригинального. То, что очевидно интересней уже известного качества песенности. Менее интересный автор удаляется из «табеля о рангах» и «песенной базы культурного следа бардов» (из РИМП[20]).

Павел Фахртдинов попал в нашу версию «табеля о рангах у бардов» на основе признания достоверности свойства «интересный дубль».

3. Процедура самоидентификации «аутентичный бард»

И вот мы подошли к теоретически обоснованному ответу на лобовой вопрос: «Какие признаки имеет аутентичный бард»?

Мы можем дать вполне достоверный ответ для явления «старая песня бардов». Такой ответ имеет две стороны: а) теоретическую; б) ориентированную на практическое использование.

Теоретическая сторона. Аутентичный бард – это человек, способный к культурно значимой песенной деятельности в пространстве «Авторская культура песен бардов».

Человек, творящий песни в пространстве «Авторская культура песен бардов», погружается в особенный интонационный стиль песен бардов или особенный процесс разворачивания[21] песни по-бардовски – процесс «песенность бардов». Звучание такого стиля или песенности различается тренированным песенным слухом и является ключом различения «свой-не свой» или «бард-не бард».

«Ключ слухового различения» формируется на основе тренировок по слуховому маркированию песен. Любая «песня бардов» – это песня, допускающая маркировку одной «акцентной строкой песни» из трех букв: с – линия «самодеятельная песня», б – линия «бардовская песня», а – линия «авторская песня-1». При этом, каждая буква может быть большой или маленькой, простой или жирной.

Практико-ориентированная сторона. Аутентичный бард – это человек, успешно выполнивший специальную процедуру самоидентификации в пространстве РИМП.

Такое пространство опосредованно концентрирует в себе опыт песенных качеств[22] хорошего исполнителя «песен бардов». Сюда входят: 1) песенная школа бардов[23] (примерно от 30 до 70 песен); 2) песенная гимника бардов (примерно 300 песен); 3) песни из «золотого фонда песен бардов» [24].

Здесь совмещены две понятийные области «хороший исполнитель песен» и «аутентичный бард». Тем самым, процесс изучения позиции «аутентичный бард» направляется нами как процесс изучения деятельности людей в позиции «хороший исполнитель песен бардов». Процесс «создания песни у бардов» нами не изучается. Он остается в тени «индивидуальное таинство».

Что нужно делать? – Повторить качество исполнения песен, собранных в РИМП. Соискатель самопогружается в пространство слуховой устремленности, достигая двух ориентиров: 1) уровень сознания «бардовский маршрут»; 2) способность достойно ответить вызову на «бардовский поединок».

Человек, который устойчиво выполнил требования позиции «аутентичный исполнитель песен бардов», является не случайным человеком в этой сфере – не «ряженным» и не «самозванцем». Здесь, для слушателя песен, позиции «аутентичный бард» и «аутентичный исполнитель песен бардов» не различимы. Исполнитель песен, глубоко вошедший в пространство «Авторская культура песен бардов» уподобляется песенно-слуховому образу «аутентичный бард». Такой исполнитель исполняет песню по-бардовски и даже «священнодействует в песне как бард».

Нам представляется, что чувственный опыт аутентичного исполнительства песен обязательно должен иметь каждый организатор, а особенно член жюри фестивалей и слетов  «песен бардов». Ведь часто не очень понятно: 1) на каком уровне и в каком состоянии песенного слуха они находятся; 2)  насколько они способны различать отношение «бард-другое», а тем более удерживать в себе устремленность к цели «достичь преобладания уровня «песенность бардов» на фестивальном поле»

4. Сокращенные формы бардовского самоопределения

Строкой ранее, казалось, что статья вроде бы закончена. Ведь, читатель получил вполне конкретный ответ на главный вопрос, поставленный в статье: «Каждый соискатель позиции «бард» должен проверить себя процедурой самоидентификации качества «аутентичный бард»». Но не тут-то было. Внутренний слух автора статьи стал воспроизводить голос некого оппонента, который требовал продолжения статейного письма. Этот голос требовал ответа на вопрос, но по-другому, например: 1) Можно ли обойтись без теоретических преставлений, разве широко известные и признанные барды используют теоретико-формализованные представления? 2) Можно ли дать что-то на уровне «фигура на пальцах» или «поучительная притча»? Например, в виде качественного представления рассматриваемой темы, как если бы отличник пытался помочь другому ученику быстро схватить суть учебного предмета и не в классе, а во время случайной встречи школьном в коридоре?

Одним словом, «внутренний голос» уводил нас от теоретического итога и возвращал к процессу достижения такого итога другим путем. Путем формирования «пальцевой образности», позволяющей «быстро и слету схватывать  качественную суть рассматриваемой темы». Как в некой игре «Удиви практика полетом мысли». А если применить сюда еще поговорку «нам грузчикам литература до фени», то вообще возникает образ «мечты бескрылой и приземленной». При этом, тело теории заменяется только ее контуром или только тенью, заметной для «спешащих мимо снобов».

4. 1. Компактное определение понятия «Песня бардов»

В история изучения сути «песен бардов» известен этап попыток построения краткого определения или ответа на вопрос «Что есть песня бардов в сущности?». В наших статьях и книгах по «Авторской культуре песен бардов» приведено около 70 разных ответов, читай «кратких определений», или попыток найти исчерпывающий ответ на этот вопрос.

Мы тоже были в ряду таких искателей. Наше итоговое построение здесь звучит так: «Песня бардов – это деятельность по саморазвитию человека сквозь песенную материю». Песня, как элемент художественной культуры, возникает у бардов на основе «простой формы фиксации или дневниковой записи состояние саморазвития автора песни». Саморазвитие человека – первично, художественность – вторична. Потому, «песня бардов» – это процесс обмена состояниями саморазвития в канале «исполнитель песни-аудитория слушателей». Нет достаточного уровня саморазвития у исполнителя песни, нет и песни бардовского качества.

4. 2. Компактное определение понятия «Бард»

В этом направлении поисков мы имеем дело с широким понятийным полем, формирование которого имеет, как минимум, пульсирующую историю из 30 столетий[29], а в идеале – 40 000 лет[26], с момента появления на нашей планете «человека говорящего».

4. 2. 1. Понятийный дрейф «бард → современный бард»

В средствах массовой информации бытует урезанное представление о бардах, которое акцентирует лишь семь признаковых качеств (черт) образа «бард» (см. табл. 1, номера 1-7), часто опираясь на литературу о бардах из древней Европы.

В нашем же исследовательском проекте «Барды мира», мы пришли к более расширенному и, как нам представляется, более достоверному пониманию понятия «бард» в песенной истории разных народов мира. При этом, число ярких  черт понятия «бард» возросло более чем в два раза. К семи уже известным чертам добавилось еще 9 черт (см. номера 8-16 в табл. 1).

Таблица 1. Характерные признаки образа «бард».

Только один признак (№ 16), с нашей точки зрения[30], обладает качеством «необходимое и достаточное условие». Здесь мы имеем в виду тот рубежный момент, когда реальный исторический поток документально консервируется в «культурно-исторический след» и остро встает вопрос о том, чей след сохранить в памяти культуры для потомков.

Наше видение исторической тенденции понятийного дрейфа смыслового гнезда «бард» можно выразить четырехзвенным эйдосом «прабард (творец цепочки «песня → язык») бард у древних кельтов (участник духовной иерархии общества)современный бардСибард». Такой образ сформировался у нас на основе анализа тематических литературных источников на русском языке[31].

4. 2. 2. Конкурсные номинации «старой песни бардов»

Следует напомнить читателю, что в истории песенных конкурсов фестивального движения «русскоязычной песни бардов бывшего СССР» была накоплена практика четырех «основных конкурсных номинаций» (см. табл. 2).

Таблица 2. Номинации фестивальных конкурсов у бардов бывшего СССР.

Сначала все эти 4-е номинации, кроме номинации «исполнитель», воспринимались как творческие. Но позже, когда конкурс принял форму «творческие мастерские», даже номинация «исполнитель» получила двойственное содержание: а) «чистый исполнитель» (исполнительство, как детальное и точное копирование звучания первоисточника); б) «творческий исполнитель» (исполнительство на основе творческого подхода[32] к уже известному звучанию первоисточнику).

Исполнительская вариативность песен бардов, по своей природе, напоминает исполнительскую вариативность песенного народного фольклора. В свое время мы предлагали трехлинейное расширение номинации «исполнитель песен», опираясь на констатацию типажей исполнительской практики у бардов, а именно[33]: 1) именной исполнитель (деятель, специализирующийся на песнях одного автора песен); 2) групповой исполнитель (деятель, способный к хорошему исполнению песен ряда авторов песен); 3) универсальный исполнитель (деятель, способный к исполнению всего «золотого фонда песен бардов» [34]).

Интересно отметить, что никогда не вводились конкурсные номинации «перетекстовка»[35] и «текстовая корректура» [36], хотя  не возбранялась множественность сочинения музыки на один и тот же песенный текст в номинации «композитор».

4. 3. Сердцевина песен бардов

По сути, это вопрос о сущности тайны «песен бардов». Искусствоведение пытается говорить о том, что здесь работает механизм синкретики «песен бардов», но раскрыть сущность такого механизма не может. Три непрофессионально сделанных элемента (текст, музыка, исполнительская подача), соединившись вместе, вполне могут составить конкуренцию песне, созданной исключительно из профессиональных элементов. Нашим ответом здесь можно считать, уже данное выше, определение содержания «бардовской черты  № 15» (см. табл. 1).

4. 3. 1. Насущная потребность в литургии

Среди компактных определений «песни бардов» нам приходилось встречать определение «литургическая песня». Оно связывает сущность «русскоязычных песен бардов» с компенсацией невозможности исполнять, в бывшем СССР, насущную для каждого нормального человека «литургическую потребность». Говоря про литургию, мы имеем в виду феномен общения сознания человека с высшими сферами Природы. Религия называет такую сферу «пределами Создателя» и имеет различные интерпретации в разных мировых религиях.

В нашем определении «песня бардов» (см. выше) мы связали понятие «песня» с фундаментальным понятием «саморазвитие человека». Связывая же понятия «песня» и «литургия», мы выходим в область «духовная песня человека», которая по нашим представлениям не тождественна содержанию понятия «песня саморазвития человека». Устремленность к литургии не только повышает требовательность к качеству деятельности в позиции «автор и исполнитель песни», но и не совпадает с устремленностью живого человека к полноценной человеческой жизни, наполненной пронзительностью такого процесса. Понятия «дух» (нет телесности) и «душа» (есть живое тело) не взаимно заменяемы.

4. 3. 2. Нагнетание «интеллигентского духа»

Во время нашей молодости, в местном КСП г. Днепропетровска, мы предложили участникам клуба оригинальный тип «песенных посиделок», как процесс хорового исполнения группы песен, направленных к цели «нагнетание интеллигентского духа». Что это за дух такой, откуда брались «эталонные ощущения» и «эталонные полагания»? – Из «бунтарского свободолюбия», записанного в «песне бардов». Особенной популярностью пользовались песни барда А. Васина (Милостивые государи, В нашем доме), написанные им к его же спектаклю «Повесть о Пестеле»[37]. Потом «включались» песни Б. Окуджавы (Я вновь повстречался с надеждой, Когда метель кричит как зверь, Поднявший меч на наш союз). Далее шли три песни  Е. Клячкина (Я прощаюсь со страной, Сентябрь сколачивает стаи, А лед шатается). Потом песни В. Высоцкого (Корабли постоят, В суету городов). Затем  был переход к песням Ю. Кима (Как за меня матушка все просила Бога, Ходят кони). Замыкала «бунтарские посиделки» вполне умиротворяющая народная песня (Ой, да не вечер), именно она возвращала равновесие коллективного сознания поющих клубчан в реку «театра народного благоразумия» тогдашней жизни советского человека. Иногда возникало хороводное шествие, многократно скандирующее хором: «Спите жители Багдада. В Багдаде все спокойно».Умение «нагнетать интеллигентский дух» было хорошим испытанием для наших клубных исполнителей «песен бардов». По сути, это было испытание их способности «увлекать песней» – интегральной способности достоверного входа в сферу деятельности позиции «аутентичный бард». Такое запоминается надолго.

4. 3. 3. К полюсу «Пронзительная Красота Жизни»

Пытаясь опредметить особенности «внутреннего песенного маршрута барда», мы пришли к тому, что внутреннее пространство песенной психики подлинного барда поляризовано и структурно напоминает треугольную пирамидку, опертую вершинами на четыре полюса Красоты[38]:  а) вершины плоскости основания: Красота Первозданной Природы, Красота Завораживающая, Красота Пронзительной Жизни; б) вершина пирамидки – Красота Магическая.

Оригинальная[39] эмпирика «песенного маршрута бардов» говорит о том, что такой маршрут ориентируется всегда на преимущественное устремление к полюсу «Красота Пронзительной Жизни». Именно такая устремленность, по нашему мнению, придает «песне бардов» отличительную смысловую яркость и пронзительную выпуклость, обслуживает «зов полноценной жизни», идущий из внутреннего храма[40] деятеля, свободно ткущего полотно бардовской песенности.

5. Идиллические наставления участников фестивального жюри

Мы второй раз посчитали, что наша статья уже закончена и ее можно посылать на открытое опубликование. Но, тут, в зону нашего внимание попала видеозапись[41] процедуры награждения лауреатов и дипломантов молодого фестиваля «За туманом-2019» [42] (г. Прага, главный организатор Т. Сизова). И работа пошла дальше. Ничего личного, только разворот сторон отношения «практическое-теоретическое».

Что было главной причиной привлечения нашего внимания? — Содержание комментария четырех членов жюри этого фестиваля – практиков «песен бардов» и «авторской песни» с большим опытом: А. Соломонова (председатель жюри, автор и исполнитель песен из  г. Гамбург), В. Галустяна (участник жюри, автор и исполнитель песен из г. Москва), В. Чечета (участник жюри, автор и исполнитель песен из г. Санкт-Петербург), Н. Якимова (участник жюри, композитор и исполнитель песен из г. Прага).

5. 1. Жюри работает без голосования

Такое заявление сделали А. Соломонов и В. Галустян. О чем оно говорит? — Оно говорит, как минимум, о достаточно не высоком уровне разнообразия песенности участников конкурсной части фестиваля. Вряд ли такое возможно, если участники действуют в полном поле пространства «песен бардов» или «авторской песни». Например, если кто-то из них исполняет песню, принадлежащую «авторам пограничной зоны» у бардов.

Однако, работать без голосования можно. Но нужно обеспечить совмещение  «индивидуального знания» и «базу знаний о песне бардов в целом». Был ли использован такой союз на рассматриваемом фестивале? — Нет, не был. Потому, что такая «база знаний» оформлена и готова к использованию только у нас[43]. И это не хвастовство, а – констатация организационно-исследовательской результативности по всему полю открыто публикуемых информационных источников.

Как правило, барды-практики не являются носителями представлений о  Целом. Здесь нужен «теоретик песенности бардов», потому что представление о Целом достигаются только на основе теоретической деятельности. Именно такая деятельность обладает способностью: 1) строить представления о Целом; 2) строить представления об идеалах; 3) пропитывать Целое согласованностью отношения «часть-Целое». А кто из упомянутых членов фестивального жюри был хотя бы замечен в сфере «теория песенности бардов»? Мы рекомендуем всем организаторам фестивальных жюри использовать в своем составе участников теоретической деятельности.

5. 2. Различайте «конкурсное выступление» и «концертное выступление перед друзьями»

«Большое уважение вызывают те люди, которые идут по линии «песенный конкурс». Не забывайте разницу между «конкурсным выступлением» и просто «выступлением в концерте». В конкурсе надо предоставлять свои «программные вещи», не накатанные и разнообразные. То, что доставляет работу: сердцу, уму, музыкальной технике. Планка задач песни на конкурс должна быть высока по исполнительской напряженности и оригинальности» [44].

Такое напутствие повторяет традиционное пожелание со стороны членов жюри многих современных фестивалей «песен бардов» и «авторской песни».

Нам хотелось бы добавить, что каждая «песня бардов» имеет неразрывную двойственность: 1) звучит уровень саморазвития конкретного исполнителя песни (индивидуальное или «часть»); 2) принадлежность к пространству «Авторская культура песен бардов» («Целое»). Песенная уникальность «обернута» в оригинальность сочетания «часть-Целое».

5. 3. Введение конкурсной номинации «поэт»

Член фестивального жюри В. Галустян объявил о том, что в перечень номинаций конкурсной части текущего фестиваля  введена номинация «поэт». Ее же предполагается вводит и дальше, во все последующие фестивальные конкурсы.

Возможно, такое решение опирается на специфику жизни русской культуры за рубежом. Большого труда здесь стоит собирание даже небольшой группы лиц, заинтересованных русской культурой. Например, аудитория камерного концерта «авторской песни» из 15-20 человек является хорошей нормой даже для больших городов русского зарубежья. Идеи культурно расширенного притяжения преобладают в поле «русскоязычных меньшинств» зарубежья.

Организаторы фестиваля должны отдавать себе отчет, что введения номинации «поэт» размывает «русло песенности» в «понятийный перекресток». Потому, что: 1) пишущих стихи больше чем пишущих песни. В свое время, известный бард и теоретик песенности бардов Л. Альтшулер (г. Тула) рассказывал нам, как в одном из КСП, на дальнем востоке бывшего СССР, не могли освободиться от засилья поэтов. Дошло до того, что песенный клуб превратился в клуб поэзии; 2) поэтический поиск не тождественен песенному поиску. Это понимает любой автор песен, хоть бы раз посетивший «семинар для поэтов». Песенно-поэтических форм значительно меньше, чем поэтических форм вообще[45]; 3) собственная музыка поэзии не тождественна песенной музыкальности. Наши исследования[46] показали, что практика профессиональной «композиторской песни», использующая стихи уже ушедших выдающихся поэтов признанной русской поэтической классики, активно вторгается в пределы поэтического первоисточника. Очень часто слуховой образ «песня» достигается за счет подчинения текста поэтического оригинала композиторской идее. При этом, текст поэтического оригинала подвергается коррекции. Профессиональная «композиторская песня», тем самым, скорее является буквально «музыкально-поэтической песней» (музыкальная идея доминирует), чем собственно «поэтической песней» (музыкальная идея только обслуживает поэтический текст).

5. 4. Держать должный уровень в номинациях «автор песни» и «исполнитель песни»

«Если вы выходите на сцену, то становитесь «артистами». Автор песен в такой позиции должен быть готов к тому, чтобы сказать слушателю что-то очень важное. Исполнитель же песни, в процессе исполнения песни, входит в позицию «автор песни» и ищет свои творческие исполнительские интонации к уже известному слушателю авторскому варианту звучания песни. В этот момент исполняемая песня становится вашей «авторской песней»» [47].

Дорогие друзья, а кто утверждает тождество «бард = артист»? Напомним, что «бардовская сцена», как необходимость, возникла на основе нескольких закономерно давлеющих факторов, а именно: 1) количественный фактор. Рост количественной массы аудитории заинтересованных слушателей, повлекшей к выходу барда в поле микрофонного усиления звука; 2) фактор профессионализации. Чтобы заниматься «песнями бардов» или «авторской песней» профессионально, многим «вольным бардам» пришлось войти в филармоническую позицию «артист разговорного жанра»[48]. Жизнь такого артиста немыслима без сцены. Выступление со сцены[49] обеспечивает заработную плату; 3) фактор расширения публичной известности. Уровень публичного внимания к тому или иному артисту сцены, сильно зависит от именного рейтинга его публичной популярности. Такой рейтинг опирается на концертную деятельность, в которой сцена является обычным местом деятельности.

Первым «профессиональным бардом» можно считать известного барда В. Луферова, а первым творческим объединением профессиональных бардов – творческое объединение «Первый круг».

Однако и сегодня, есть немало активных участников сферы «песни бардов» и «авторская песня», которые до сих пор активно используют сеть не сценических площадок, как: «домашний концерт», «камерный концерт на простой площадке», «походный круг». Некоторые из них даже не появляются на людях, используя только деятельность в виде «студийная запись».

О качествах культурной ответственности любого «исполнителя песен бардов» мы уже писали в нашей одноименной статье[50]. Однако, бард – это стиль жизни, не тождественный стилю жизни «артист».

Резюме

В статье рассмотрен проблемный вопрос о проведении демаркационной линии отношения «бард-не бард» для явления «старая песня бардов». В обращение введены понятия: понятийное русло, понятийный перекресток, Авторская культура песен бардов, триединая песня (самодеятельная песня, бардовская песня, авторская песня-1, табель о рангах у бардов, процедура самоидентификации в позиции «аутентичный бард», песенный маршрут барда, бардовский поединок и др. Они поданы контурно, более подробно с содержанием этих понятий можно познакомится в массиве открытых публикаций автора статьи.

Каждый подлинный соискатель позиции «аутентичный бард», в идеале,  должен выполнить специальную «процедуру самоидентификации», для уверенного входа в слуховое психосостояние «аутентичный бард». Алгоритм такой процедуры опирается на содержание РИМП, описан автором статьи.

Так же описаны и различные варианты упрошенной самоидентификации. Они для тех, кто хочет пойти путем облегченного прикасания к этой процедуре, заменяя кропотливый труд интуитивными сигналами своего природного песенного дара или таланта.

Информация рекомендуется для всех активных участников сферы «песни бардов» и «авторская песня»: исполнители и авторы песен, члены фестивальных жюри и творческих мастерских, организаторы, архивисты, исследователи и теоретики.

Сергей Орловский

Примечания:

  1. Теоретический образ «Явление «песня бардов» как Целое», кроме нас, не построен еще никем в мире. Его нет ни в секторе науки «Авторская песня», ни у исследователей из «культурного следа клубов самодеятельной песни (КСП)». Соответственно и позиция «видение со стороны Целого» не может быть занята никем, кроме нас.

  2. Как выразился, в переписке с автором статьи, организатор фестиваля «Бенефис-2018» Б. Ашкенази: «Когда вы чистите зубы щеткой, то нужна ли вам инструкция? – Нет, не нужна». Мол, он точно знает все составляющие «практики фестивальной организации» и ему не нужны специальные теоретические представления, направляющие его деятельность. Он не нуждается в: 1) самоопределении своей позиции в поле песенной практики (часть, Целое); 2) теоретико-модельных инструментах, сверяющих отношение «планируемая цель-действительно произошедшее»; 3) замене, усилении или расширении песенного опыта живых знатоков песенной практики (жюри, мастера творческих мастерских, лидер гитарной школы).

  3. Схема построена автором статьи с целью создания компактного и рабочего образа для ориентации фигур, действующих в позиции «орг» (организатор слета, фестиваля, клуба) и «эксперт» (мастер творческой мастерской, учитель гитарной школы, архивист). Входит в специально созданный нами альбом схем «Компактные образы возврата теоретических представлений в поле песенной практики».

  4. Здесь и далее, для получения более детальной информации, читатель может обратиться к массивам наших статей, открыто опубликованных в сетевых журналах «Релга» и «Клаузура».

  5. Статья № 13 этой серии наших статей.

  6. Ряженные – это те, кого аудитория слушателей причисляет к «бардам» на основе того, что песенное действие происходит там, где собираются любители песен бардов и авторской песни. Самозванцы – это те, кто сам себя активно рекламирует, как исполнителя песен в позиции «бард».

  7. См. массив наших публикаций в сетевых журналах «Релга» и «Клаузура».

  8. Например: А. Розенбаум, О. Митяев, С. Трофимов.

  9. Такой след заявил о себе, как массовый взрыв самодеятельного песнетворчества в русской культуре второй половины ХХ века. Наши исследования показывают, что мы имеем дело с информационным полем, правдоподобными границами которого являются 20 000 песен от 300 авторов. Имеют хождение несколько синонимичных названий культурного следа, например: 1) наша песня (песня участников «Клубов самодеятельной песни»(КСП)); 2) старые песни бардов; 3) корневая песня бардов; 4) золотой фонд песен бардов.

  10. Началом такого процесса можно считать 1977-1980 гг.

  11. Не путать с ранговым списком официальных организаций, которые заняты охраной авторских прав и собиранием налогов с публичных исполнителей песен в пользу их авторов.

  12. Сегодня в нашей версии такого списка состоит 317 человек.

  13. Подробнее см. нашу статью «Бардовский табель о рангах» в сетевом журнале «Релга» (№14 [317] 10.12.2016).

  14. Это 13.5% от количества авторов «табеля о рангах у бардов» и 17% от общего количества песен (20 000), достоверно представляющих явление «песня бардов».

  15. Из высказываний очевидца.

  16. Активный и широко известный участник телевизионных игр «Что, где, когда» и «Брейнринг».

  17. Огорчил дважды: 1) качеством исполнения песни; 2) качеством выбора песни. По всей видимости, сам О. Митяев плохо знает песенное наследие В. Высоцкого, иначе он бы не выбрал для своего исполнения не совсем оригинальную песню В. Высоцкого. Ведь «Песня о друге» (Если друг оказался вдруг, автор В. Высоцкий, кинофильм «Вертикаль», 1967 г.) музыкально очень похожа на другую «Песню о друге» (Если радость на всех одна, Сл. Г. Поженяна, муз. А. Петрова, кинофильм «Путь к причалу», 1961 г.). Между этими песня разница в 6 лет и первенствует не песня, созданная В. Высоцким.

  18. Ярким примером здесь является уникальный певческий голос С. Никитина. Его песенно-пластические и интонационные возможности просто удивительны.

  19. У каждого ряда участников «табеля о рангах у бардов» есть своя соответствующая «пограничная зона». В нашей модели «табеля о рангах» содержится 4 ряда и соответственно 4 «пограничных зоны».

  20. Сокращение от названия «референтно-исполнительское множество песен». Это множество является интегральным образом всех возможных вариантов списков «золотой фонд песен у бардов». Массив песен, сопровождающий «табель о рангах у бардов».

  21. Процесс перехода «языковый текст → песенная речь» в пространстве потенциальных качеств явления «песен бардов», как Целого. Такое пространство определено на «множестве акцентно-аутентичных элементов» (МААЭ). Его мощность равна 96 элементам (вариантам песенного акцента), из которых, в песенной практике явления «песни бардов»: 1) использовано 71 вариант (74%); 2) в мейнстрим (частое использование) попадают 32 варианта (третья часть или 33 %).

  22. Песенный слух, гармонический слух, аккордовая вязь рук и др.

  23. В программу включаются цели по изучению не всего разнообразия «песен бардов» (96 вариантов песенности), а только песен из внутреннего пространства «мейнстрим песенности бардов». Такое пространство опирается на 32 разных значения «акцентной строки песен» и определяет 32 варианта или разных способа разворачивания песенной процессности «языковой текст → песенная речь». В том числе здесь происходит погружение в смысловую и гармоническую сферы песенного аккомпанемента, в особенности торжественной речи бардов и др. Подробности в нашем учебнике «Песенность бардов в гитарном приложении» и книге «Учение Сибард».

  24. Не имеет постоянной конфигурации. Формируется по уровням сложности песенного аккомпанемента, на основе РИМП. Сегодня РИМП – это множество из 1 266 песен.

  25. Максимальная датировка для тех документальных источников, которые упоминаются в тематической литературе.

  26. Датировка по данных современной антропологической науки.

  27. В песенных культурах 28 стран мира нами обнаружено множество синонимов к понятию «бард» – интегрально-понятийная именная мишень «Сибард» из 34 понятий: АШИК, АКЫН, АШУГ, АЭД, БАРД, БАХИШ (бахши, бахсы), БАЯН (боян), БЕРЕНДЕЙ, ВАГАНТ, ГИСТРИОН, ГОЛИАРД, ГУСЛЯР, ЖОНГЛЕР, КАБИ, КОБЗАРЬ (лирнык), МЕЙСТЕРЗИНГЕР, МЕНЕСТРЕЛЬ, МИННЕЗИНГЕР, МУШТИКА (дамба), ОГНЕВИК, ОЛОНХОСУТ, ПЕСНЯР, РАПСОД, РУНОПЕВЕЦ, СКАЛЬД, СКАЗИТЕЛЬ, СКОМОРОХ, ТРУБАДУР, ТРУВЕР, ХАФИЗ, ФОЛКСИНГЕР, ШАНСОНЬЕ, ШПИЛЬМАН, УЛИЧНЫЙ МУЗЫКАНТ.

  28. Нами построена «историческая цепочка бардов народов мира». Сегодня в ней 189 имен, на временном отрезке в 30 веков.

  29. Нам это удалось прочувствовать на ряде песен известного барда В. Туриянского.

  30. С точки зрения «теоретика песенности бардов», который обслуживает идею, модель и практику РИМП: 1) построил его; 2) содержит его в актуально чистом и достоверно согласованном состоянии; 3) создает автоматизированные инструменты: а) простого доступа; б) практического использования в песенной практике (фестивальное жюри, процедура самоидентификации аутентичного исполнителя песен бардов, бардовский поединок и др.).

  31. Собственно на русском языке и переводов с иностранных языков на русский.

  32. Например: ритмическое изменение, инструментально-фоновая аранжировка и др.

  33. Это только часть типажей, проявленных нашим исследованием.

  34. Сегодня мы пишем здесь о РИМП.

  35. Переписать текст уже известной песни.

  36. В нашей песенной практике исполнения «песен бардов» в позиции «уличный бард» мы не раз сталкивались с тем, что оригинал песни: 1) слишком короток и нужны новые куплеты; 2) слишком затянут и нужно исполнять не все куплеты; 3) песенно-слуховые ощущения можно усилить, изменив: отдельные слова,  очередность следования куплетов.

  37. В основе исторический роман Б. Окуджавы «Глоток свободы» (Повесть о Павле Пестеле).

  38. Подробнее об этом смотри в наших открытых Интернет-публикациях.

  39. Эмпирика на основе интегрально-умозрительной оптики или моста, соединяющего позиции «внешний наблюдатель» и «внутренний участник».

  40. Интересно, что пару лет назад известный бард В. Долина предложила и провела для заинтересованных лиц курсы по защите «храма внутренней свободы». В основе было совместное пение (очищение внутреннего провода песенным звуком) и театральное разыгрывание сказок (самоочищение через перевоплощение).

  41. https://www.youtube.com/watch?v=yOUwf7Q9H4c&feature=share.

  42. 9-й международный фестиваль им. Ю. Кукина.

  43. Мы говорим о созданном нами эталонном множестве песен «РИМП», аналог которому мы не обнаружили ни у науки «Авторская песня», ни у известных архивистов «песен бардов» и «авторской песни».

  44. Из прямой речи Н. Якимова.

  45. Здесь следует вспомнить статью А. Обыдёнкина, в которой он рассказывает от том, как на одном из Грушинских фестивалей спорил с членом фестивального жюри известным бардом В. Егоровым, по поводу не восприятия последним поисковых поэтических форм современной русской поэзии и как следствие неспособности адекватно оценить песенность, созданную на стихи в такой форме.

  46. Орловский С. Культурология песни. Проблема качества песенной трансляции культурного следа ушедших поэтов. Экспертная модель «Песенные лекала». Монография. Серия «Теория песни». Нюрнберг, Самиздат ИКНРЧ, 2016, — 331 с.

  47. Из прямой речи В. Чечет.

  48. Этому предшествовала аттестация «лектор общества Знание».

  49. Например, концертное выступление барда получило название «моноспектакль» или «песенный театр одного актера». Аттестовал и учил соискателей такой деятельности специальный учебный курс известного барда Ю. Лореса, ориентированный на позицию «профессиональный бард».

  50. Орловский С. Культурная ответственность исполнителя песен бардов. Статья № 2 этой серии статей.


комментария 2

  1. Станислав Соломонович Коренблит

    Очень интересная статья. Перегружена информацией. Фактически, любой из разделов требует детализации и развёртывания. Важна для «оргов» и теоретиков. Расширяет диапазон понятия «песни» и одновременно переводит это понятие от ощущения (эмоции) к конкретным измеряемым качествам песни.

    • Сергей Орловский

      Спасибо за комментарий. Однако, ведь это серия статей. Чтобы удерживать свое внимание в тематическом потоке надо хотя бы просматривать все статьи. Нельзя же повторять, что уже было сказзано ранее. пройдите по ссылкам и не будет перегруза. Это требует времени и я тут ничем помочь не могу. Здорвья и всяческих достижений.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика