Четверг, 01.10.2020
Журнал Клаузура

Качество песенности бардовского проекта «Песни нашего века»

Серия «Качество аутентичной песенности бардов».

Статья № 21

Те, кто читает статьи этой серии, уже убедились в том, что наши усилия по изучению явления «песни бардов»[1] весьма неординарны – и широки, и  глубоки, и детальны, и теоретически конструктивны – формируют оригинально-целостную культурную легенду. Доказательство этому? — Уже опубликованные в этой серии 20 авторских статей.

В чем уникальность нашей позиции? — Как минимум, в  том, что нами закономерно выстроено общее представление о явлении «песни бардов» и мы можем проявлять практически любую линию отношения «часть-Целое», например: 1) вклад авторской песенности конкретного автора (позиция «я – бард») в культурный след авторской песенности явления в целом (позиция «мы – барды» или «мы – круг бардов»); 2) потенциальное множество типов песенности явления в целом, характер и степень его использования любым автором песен из «круга бардов» ; 3) множество типов песенности, образующих мейнстрим явления в целом и их именная принадлежность к качеству «лидерный вклад» («табель о творческих рангах у бардов» и рядом).

Наши представления позволяют адекватно оценивать и качество различных песенных мероприятий (концерт, фестиваль, проект), суждений деятелей песни и обозревателей событий. Например, нам вполне по силам: 1) проводить сравнение целей замысла и фактического результата песенных мероприятий; 2) устанавливать подлинность цепочек «первичное-вторичное»; 3) строить волны песнетворческой активности, границы и переходные зоны явления в целом.

В творческом следе наших работ (статей, брошюр, книг, монографий) уже есть множество результатов неординарного качественного анализа, например: 1) известных песенных фестивалей[2] и слетов[3];  2) известных песенных проектов[4]; 3) известных песенных проектов[5] в сети Интернет; 4) известных теоретических конференций[6]; 5) известных передач обычного[7] и сетевизорного[8] телевидения; 6) радиопередач известных авторов[9] и исполнителей[10] песни.

Сегодня мы хотели бы познакомить читателя с нашим анализом песенности проекта «Песни нашего века» (в дальнейшем Проект). Такой анализ – это процесс сравнения сущностных целей проектного замысла и того, что фактически получилось. Сравнение на основе применения нашей комплексно-теоре-тической модели «Песенность бардов» к песенному наполнению Проекта. Песенное качество Проекта – вот главный фокус нашего аналитического внимания и понимания.

Мы не может не подчеркнуть тот факт, что сегодня практически никто в мире, кроме нас, не может выполнить теоретический анализ такого уровня качества. Этот уровень позволяют достичь уже созданные нами инструменты оригинального теоретического полнопрофильного умозрения на явление «песни бардов». Собственно поэтому у нас и нет возможности на кого-то сослаться[11], кто движется хотя бы параллельным курсом, не говоря уже об опережении.

  • 1. Замысел проекта «Песни нашего века»

Рассматривая замысел Проекта, мы опираемся на несколько информационных источников, которые нам представляются достоверными и достаточными для нашего анализа, а именно: 1) рассказ Л.О. Чебоксаровой[12]. Он прозвучал в ее докладе «Продюсерские проекты в жанре бардовской песни» на конференции[13] по проблемам авторской песни; 2) публичные высказывания В.С. Берковского о завершении проекта; 3) рассказ С. Назарова (организатора концертов бардов в г. Пермь); 4)  общая информация о проекте из Википедии.

Рассказ Л.О. Чебоксаровой. Этот рассказ мы передаем читателю своими словами, вводя, при этом, минимально необходимое комментирование.

Шел 1997 год. Проект придумал известный бард Г.Л. Васильев, а название проекта придумал известный бард О.Г. Митяев[14]. Согласно проектного замысла нужно было: 1) Собрать песни, которые известны и любимы, запоминаются и поются общим хором в широкой среде любителей «песен бардов», способных объединить души поющих; 2) Песни должны исполняться широко признанными бардами; 3) К каждой песне[15] предъявлялись требования (они перечислены в книге «Песни нашего века» [16]): а) стаж популярности (пелась в компаниях не менее, а лучше более 20 лет); б) не отстала от времени по своему общечеловеческому содержанию; в) пробуждала желание подпеть; г) легко пелась бы хором; д) имела простую мелодию; е) не надоедала бы при многократном прослушивании; ж) была бы бардовской по духу.

Коллектив привлеченных к проекту бардов (концертные исполнители песен проекта)  назвал примерно 200 песен-претендентов[17], которые отвечали требованиям к песням, выдвинутым Г.Л. Васильевым. Были сделаны опросные листы и проведен, посильный[18] для участников проекта, опрос общественного мнения[19]. Опрос проводился среди широких слоев населения (в «песенном народе» [20]), а не среди своих близких и прямых участников «клубов самодеятельной песни» (КСП). По результатам опроса из 200 песен осталось только 20. Далее этот список был расширен на одну песню «И тает ночи не проходит» («Пароход», С. Никитин) по волевому решению продюсера проекта Г.Л. Васильева. Потом начали работать и в 1998 году появился первый диск проекта из 19 песен.

Следует также добавить, что по поводу всяких музыкальных украшательств было принято жесткое правило «не нарушения аутентичности первоисточника» – разрешен только минимум специального дополнительного многоголосия и инструментальной аранжировки. Подробно выстраивалась драматургия песни, исключающая непредвиденную импровизацию. Проект впервые вел и вывел бардовскую песню на официальный уровень «профессиональная песенная эстрада» с ее рыночным требованием – публично представить концертную программу из «бардовских хитов» в смысле культурного восприятия песен широким массами населения России.

Публичные высказывания В.С. Берковского. «Это третий и последний диск нашего проекта» [21] – так начал презентацию диска «Песни нашего века. Часть третья» известный бард В.С. Берковский в концертном зале «Московского Дворца молодежи» в 2001 году. Он сообщил слушателям, что проект «Песни нашего века» объединил группу бардов, известных всем поклонникам авторской песни. «Мы поставили перед собой цель – собрать воедино лучшие образцы этого демократичного песенного жанра, созданные за последние десятилетия. Еще два-три года назад мало кто мог представить себе хоровое исполнение со сцены песен Владимира Высоцкого, Булата Окуджавы, Новеллы Матвеевой. Но оказалось, что это нам бардам по плечу». Он пояснил, что список песен для проекта формировался не просто, а только в результате долгих дискуссий и жарких споров. Не слету и не сразу были определены нужные качества песни. Но все же нам удалось их сформулировать. Каждая песня проекта должна непременно удовлетворять пяти признакам: 1) иметь «стаж популярности» (то есть петься в компаниях как минимум 15-20, а лучше – все 40 лет); 2) она не должна отстать от времени и быть общечеловеческой по содержанию; 3) должна пробуждать желание подпеть и легко пелась бы любительским хором; 4) должна быть простой для исполнения, мелодичной и не надоедать даже при многократном прослушивании; 5) должна звучать по-бардовски – соответствовать бардовскому духу.

Он также сообщил аудитории, что песни бардов помогали многим не только жить, но и выживать, убеждая, что за суетой буден есть что-то высокое, вечное, не подвластное всепроникающему ханжеству. Эти песни стали своего рода способом общения – паролем, чем-то вроде бортового устройства «свой-чужой» на самолетах [22]. Как образно высказался по этому поводу Георгий Васильев, «нация существует, когда людям есть, что петь вместе».

Задача проекта – дать возможность людям в зале петь свои любимые песни и хоть на какое-то время окунуться туда …

Рассказ С. Назарова. «... когда проект «Песни века» запускался, я вел прямые эфиры у себя в Перми. У меня в гостях тогда побывали и Алексей Иващенко, и Олег Митяев, и Костя Тарасов и Галина Хомчик – все немного прикалывались, рассказывая об этом проекте, но в одной мысли они сходились – проект рассчитан на людей, которые мельком проскочили эту песню в молодости. Сейчас (ну, и тогда, конечно) им некогда было специально искать эти ностальгические нотки, поэтому вот именно для них такой песенный топ-лист… А автором и вдохновителем, да и просто «мотором» этого проекта до самой своей смерти (2005 г.) был Берковский. Он же и людей собирал в проект. На свой вкус и свое усмотрение. Этот проект никоим образом не был рассчитан на продвинутых любителей «авторской песни» (АП), он был для других. Ребята совершенно справедливо говорили о том, что для продвинутых АП распространяется и продвигается не через VIP-концерты, не через ТВ-эфиры и уж точно не через пижонские диски. Сами знаете, через что – через фестивали, кафе, квартирники, пиратские фанеры, архивы, клубное общение. Ко всему этому у аудитории «Песен нашего века» вообще нет доступа, так что для них вот так сделано, не сиротить же людей только за то, что они слишком ушли в дела и далеко ушли от истоков своей светлой молодости. Многие из них хуже от этого не стали. Прошу простить за многословие, но черту я подведу так – не нам с вами, людям, понимающим, откуда у АП растут руки и ноги, и как она выглядит на самом деле, рассуждать о достоинствах проекта «Песни нашего века». Это то же самое, если люди с образованием из академии художеств за спиной начнут разбирать достоинства постеров. Не барское это дело, да и постеры печатались не для того, чтобы мы о них судили» [23].

Господин С. Назаров высказал свое мнение, имеет на это полное право. Однако, как бы и кому не хотелось, но не будем забывать, что Проект назван «бардовским проектом» и представляется широкой публике как «бардовский проект». И потому, как нам представляется, надо разобраться насколько его содержание и способ публичной подачи представляет такие сообщества, как: «мы – барды», «мы – КСП», «мы – деятели явления «песни бардов»». В данной статье мы отслеживаем линию «мы – барды», имея в виду всех бардов, создавших песни явления «песни бардов».

Общая информация о проекте из Википедии. Завершился ли творческий цикл Проекта после выпуска третьего диска[24] в 2001 году? – Нет, не завершился. Он  длился еще 10 лет и завершился с выпуском 9-го диска в 2011 году.

«Исполнительский костяк» [25] Проекта или ансамбль «Песни нашего века» действует до сегодняшнего дня, уже отпраздновал свое 20-летие. Ансамбль сложился вокруг известных бардов-композиторов Виктора Берковского и Сергей Никитина. Они стали художественными руководителями трех первых дисков проекта, задали тон уровню «профессиональное звучание песен бардов».

Коммерческий успех проекта очевиден. Несмотря на финансовый кризис в 1998 году в России, компакт-диски и аудиокассеты с записями «Песен нашего века» разошлись рекордными тиражами. Концерты, проходившие в лучших залах Москвы и Санкт-Петербурга, Риги и Таллина, Нью-Йорка и Чикаго, Вашингтона и Бостона, Иерусалима и Тель-Авива, а также других городов мира и России, неизменно сопровождались аншлагами. Российское телевидение сообщало о небывалом рейтинге телевизионной версии концерта «Песни нашего века» в ГЦКЗ «Россия», а радиостанция «Свобода» назвала «Песни нашего века» лучшим музыкальным проектом последних лет ХХ века.

Проект вызвал к жизни ряд других проектов с несколько измененным названием[26].

  • 2. Линии сущностного анализа

О каких линиях анализа может говорить теоретик песенности бардов?- Прежде всего, он должен и может говорить о соблюдении сущностных линий явления «песни бардов». Тех линий, которые образуют базис уникальности рассматриваемого явления и без впитывания которых нет трансляции подобия рассматриваемому явлению.

Наши усилия по устойчивому выявлению базиса уникальности явления «песни бардов» привели нас к созданию специального теоретического умозрения – комплексной теоретической модели «Песенность бардов» и далее к сердцевинному (корневому, базовому, ключевому) здесь образу «Репрезентно-исполнительского множества песен» (РИМП) [27]. РИМП – это специальное множество песен, которое должен содержать в актуальной (аутентичной) чистоте любой претендент на позицию «теоретик песен бардов». В этом множество примерно 1 200 песен от 300 авторов песен. Все эти песни маркированы, как особенные элементы из поля «песенная синкретика бардов».

Таким образом, сущностные линии нашего анализа – это линии сравнения песенного наполнения Проекта и РИМП. Сколько таких линий мы хотели бы предъявить нашему читателю? – Мы хотели бы сосредоточиться на трех линиях сравнения, а именно: 1) простое песенное представительство. Характер попадания песен проекта в пространство песенного качества, сосредоточенного в РИМП; 2) простое авторское представительство. Сравнение характера авторского представительства в Проекте и в РИМП; 3) сложное песенное представительство. Характер попадания песен Проекта в множества семейства «золотой фонд песен бардов».

Нам представляется, что главным фокусом анализа должен быть не весь Проект, а только та его часть, которая ограничена первыми 4-мя дисками песен от коллектива авторов песен. Именно в этих дисках представлено сообщество, которое широкому слушателю предлагают считать «кругом бардов», а песни – песнями бардов, идущими из «круга бардов». Но сколько здесь правды, а сколько натяжек и даже вымысла? — Ради поиска достоверного ответа на этот вопрос мы и проводим наш анализ.

Рассмотренный выше замысел Проекта не содержит в себе целей поиска лучших вариантов сглаживания расхождений по отмеченным нами линиям сравнения. Здесь доминировали другие цели: 1) «понравится большему числу нормальных людей» (собрать финансово-значимое количество слушателей); 2) «стать финансово успешным мероприятием» (продать обществу побольше концертных программ, дисков, книжной продукции»). Однако и все же, Проект несет в себе яркие слуховые качества бардовской песенности, концентрирует значительный опыт практики ансамблевого песенного исполнительства у бардов.

2.1. Линия сравнения «Простое песенное представительство»

Зная историю формирования замысла и записи песенных дисков Проекта, следовало бы выполнить четырехступенчатый анализ, а именно: 1) анализ песенности только диска № 1. Именно здесь наблюдался минимум волюнтаризма организаторов проекта и максимум участия осведомленности о песнях явления «песни бардов». Осведомленности со стороны всех участников проекта и доступных проекту индивидов из «поющего народа»; 2) анализ песенности только диска № 2. Можно полагать, что именно здесь было положено начало волюнтаризма художественных руководителей проекта В.С. Берковского и С.Я. Никитина; 3) анализ песенности только диска № 3. Здесь себя проявил волюнтаризм В.С. Берковского; 4) общий анализ 4-х дисков проекта. На волюнтаризм художественных руководителей проекта наложились мнения «бардов – участников», которые взяли верх.

Мы выполнили все ступени желаемого анализа, но знакомим читателя только с материалами его последней 4-ой ступеньки.

И так, всего на первых 4-х дисках Проекта представлено 70 песен[28], из них:

  • акцент песенной синкретики[29] «бардовская песня» – 15 песен, из них 4 равноакцентные, использовано 11 оригинальных акцентов из 32 возможных;

  • акцент песенной синкретики «авторская песня-1» – 21 песня (1 равноакцентная, оригинальных акцентов – 11 из 32);

  • акцент песенной синкретики «самодеятельная песня» – 34 песни (1 равноакцентная, оригинальных акцентов – 11 из 32);

  • несовпадение со списком РИМП – 22 песни проекта не числятся[30] в РИМП.

Далее построим ряд графической формы[31], показанный верхним рядом графиков на фото 1. Нижний ряд графиков здесь представляет линии песенной синкретики РИМП в целом.

Фото 1. Графический вид песенности Проекта (верхний ряд) и РИМП (нижний ряд).

Простое сравнение графиков, как фазовых контуров, наглядно показывает, что песенность Проекта имеет: 1) линия «авторская песня-1». Ряд явных отличий того, что есть в Проекте и того, что есть в РИМП; 2) линия «бардовская песня». Ряд явных отличий того, что есть в Проекте и того, что есть в РИМП; 3) линия «самодеятельная песня». Мало явных отличий того, что есть в Проекте и того, что есть в РИМП.

Если же говорит о сравнении песенности Проекта и мейнстрима явления «песни бардов», то результаты такого сравнения представлены нами в таблице 1.

Таблица 1.  Попадание песенности Проекта в «мейнстрим песен бардов». Попадания отмечены жирными числами. Различия учитываются простым арифметическим счетом. Где: «А» – яркий максимум, «Б» – средняя полоса, «В» – боковая полоса выше среднего.

Информация таблицы 1 указывает на то, что песенность Проекта наиболее точно транслирует мейнстрим только одной песенной линии явления «песни бардов» – линии «самодеятельная песня».

2.2. Линия сравнения «Простое авторское представительство»

Если обратить внимание на авторские упоминания в первых 4-х дисках песен проекта «Песни нашего века», то можно составить таблицу по образу таблицы 2. Не забываем, что «проектный уклон» – это уклон в сторону «хоровые песни».

Особенное смысловое значение в таблице 2 имеет  колонка «Сигнал не соответствия». Информация в ней показывает насколько выполнено соответствие «авторского представительства» в Проекте и в явлении «песни бардов». Например, бард В.С. Берковский имеет в проекте бал «авторского представительства» (колонка «Количество упоминаний в ряду «автор песни»») 12. Его уровень в «табеле о творческом ранге бардов» [32]  равен 13. Но в таблице 2 есть уровни 11 и 12, которые выше уровня 13 в творческой иерархии бардов. То есть, «авторское представительство» В.С. Берковского получилось фактически выше представительства 11 бардов более высоких уровней иерархии. То есть, Проект занижает позиции таких бардов, как: Б. Окуджава, Ю. Ким, Е. Клячкин, В. Высоцкий, А. Дулов, Н. Матвеева, А. Якушева, Ю. Кукин, А. Мирзаян, А. Городницкий, Ю. Визбор. Из этого ряда только у А. Мирзаяна практически нет песен, которые можно петь коллективно. А это указывает на сильный перекос или неточность передачи Проектом истинного положения дел в явлении «песни бардов».

Таблица 2. Сравнение показателей творческого представительства[33] бардов на основе первых 4-х коллективных дисков бардовского Проекта и этих же бардов в явлении «песни бардов». Затемнены фамилии «бардов-композиторов» (8 из 26). Информация отсортирована по колонке № 3.

Далее, можно говорить и о том, что Проект использует (по границам уровня иерархии, номеру волны)  песни сектора бардов, в котором числится 116 фамилий. При этом, Проект использует отсюда только 26 фамилий. Может быть, оставшиеся 90 бардов не имеет хороших коллективных песен? — Это не так. Вот примеры названий широко известных коллективных песен у широко известных бардов из этого сектора фамилий: §  Г. Дикштейн («Разленились городские лебеди»; «Горячей и черной»; «Голосом тонким и голосом сорванным» и др.); §  А. Круп («Давай решимся без пари»; «Что я натворил»; «Листья в реке» и др.); §  В. Ланцберг («И будет снег лететь в окно»; «Самолет у земли пробивает облака»; «Все бы ладно и все бы ничего» и др.); §  В. Луферов («Пока чадит и догорает»; «Как наш дом не обижали»; «Построю дом себе я из консервных банок» др.); §  В. Матвеева («Напечалились, довольно»); §  В. Туриянский («На старой кобыле»; «Накрапывал осенний дождичек»; «Как птицы в непогоду» и др.); §  Г. Шангин-Березовский («Трава умыта ливнем»; «Немые версты лежат»; «Ты стоишь у окна»); §  А. Дольский («От прощанья до прощанья»; «Удивительный вальс мне сыграл Ленинград» и др.), §  В. Каденко («А как ветер поднимался»; «В этой странной и прогорклой»; «Мне б забыть на перроне зимы» и др.); §  М. Щербаков («Когда надежды поют как трубы»; «Не кричи глашатай»; «Теперь на улице толпа» и др.);§  В. Федоров («Туда, где рощи пламенеют»; «Если прошлое остыло»); §  А. Розенбаум («На дорогу, что вдали от Неглинки»; «У нежной тонкой руки»; «Мне во сне еще летать и летать»); §  И. Левинзон («Ах ты улица»);§  Неизвестный автор («Кончена песня, дороженьки врозь» и др.).

Общее заключение по этому разделу мы формулируем так: «Проект представляет песенный след бардов явления «песни бардов» очень фрагментарно и с перекосом. Лишь в виде некой «песенной мозаики бардов»».

2.3. Линия сравнения «Сложное песенное представительство»

В этом разделе, как нами уже было анонсировано выше, мы определим характер попадания песен Проекта в тему «золотой фонд песен бардов».

Любители «песен бардов», время от времени, пытаются выделить из всего массива известных им песен то, что можно было бы устойчиво называть «песенная классика бардов» или «золотой список песен бардов». Однако есть большая разница между искателями такого списка, в зависимости от того какую исследовательскую позицию выбирает тот или иной собиратель песен.

Позиция «Простой собиратель песен». Здесь, как правило, все останавливается на составлении песенника уровня «мои любимые песни у бардов». Нам часто приходилось видеть людей, которые, став участником КСП, хотели собрать «для удовольствия кспешного народа» сборник песен уровня «золотые песни бардов». Самые терпеливые и трудолюбивые проходили, например, такие этапы, как: 1) «коллективные песни клуба»; 2) «песни песенных фестивалей»; 3) «поем вместе на песенном слете»; 4) «поем для души в спортивном походе».

Позиция «Песенный архивист». Такой человек занимается собиранием всех и любых песен рассматриваемого явления. Он ведет себя, как «прожженный» поклонник организации оазиса в хаосе информационного поля «песни бардов», который создают неугомонные и всяческие любители таких песен.

Каждая песня размешается здесь в специальном «песенном фонде», хранящемся дома у архивиста. Песню в таком фонде можно найти по ряду поисково-формальных признаков, созданных архивистом на основе его личного анализа «информационных желаний» возможных потребителей песенного фонда. В свое время, нам приходилось действовать в такой позиции,  поле признаков каждой песни у нас имело до 20 разных признаков, например: 1) автор; 2) первая строка; 3) яркая строка; 4) характер настроения; 5) уровень сложности аккомпанемента; 6) уровень сложности голосового исполнения; 7) ансамбль; 8) фестивальный приз; 9) песенный блок; и др.

При этом, каждый признак был не простым, а – составным. Например, признак «автор» указывал на: а) автора оригинала; б) автора концертной аранжировки; в) автора распева; г) автора перетекстовки.

Позиция «Теоретик песенности бардов».  Здесь к «формальным признакам» добавляются «умозрительные признаки», полученные на основе  «теоретической модели». Например, в нашей теоретической модели «Песенность бардов» возникли «умозрительные признаки песенной синкретики бардов». Но также, при этом, значительно расширяется само понимание цели поиска. В круг рассмотрения обязательно вовлекаются такие эмпирические обобщения от изучения практики «песен бардов», как: 1) не простая структурная организация (вводится принцип «матричной организации» [34], который сложнее, чем строгая иерархия); 2) не точность границ (границы списка песен явления «песни бардов» трудно указать точно, они расплывчаты); 3) вложенная множественность отношений (список является не просто перечнем песен или их авторов, в нем содержится множество типов отношений[35] между тремя типами организационных единиц «элемент», «группа элементов», «целое»).

Широкий охват явления «песни бардов» в целом, учет множества отношений[36] его внутренних простых и групповых элементов требует специальных теоретических исследований. С какой целью? — Чтобы построить «адекватную организационную модель золотого списка песен бардов». При этом, пространство понимания такой цели продуцирует не один, а множество (семейство) вариантов семейства «золотой списков песен у бардов», например:

  • а) производная табеля о рангах (список песен строится, как отбор лучших[37] песен бардов, включенных в «табель о рангах у бардов». Именно так формировался наш РИМП);

  • б) песенная классика (то, что не забыто со временем или испытано временем. Понятие трудно поддается формализации);

  • в) «золотой фонд песен» (для нас это список песен РИМП. На основе этого списка может быть сформировано любое доказательное множество песен с признаками «золотое», «основное», «базовое»);

  • г) песни сущностно лидирующих бардов (в результате изучения характера переносов песенного качества «первичное-вторичное» в волнах творческой активности строиться список «творческие лидеры». Затем отбираются только лучшие песни этих лидеров. Основой построения является РИМП);

  • д) концертный фонд (известно, что почти каждая песня из «песен бардов» потенциально может иметь два исполнительских варианта – «от ее автора» и «концертный вариант». Мы говорим об идее собрать все песни бардов, которые имеют красиво звучащий концертный вариант. Собственно, именно этим, как нам представляется, занимались создатели и исполнители Проекта. Они творили «концертный вариант» для всех отобранных ими песен, оставляя то, что удавалось конкретно им лучше всего[38]. Большим вспоможением для участников Проекта была бы «Ансамблетека бардов», если бы такая существовала. Недаром же «концертный образ» Проекта «держали в своих руках» широко известные «организаторы дуэтов и ансамблей у бардов»: В. Берковский, С Никитин, А. Иващенко, Г. Васильев, Дм. Богданов, братья Вадим и Валерий Мищуки).

  • е) «поем вместе» или «распетая песня бардов» (эта цель была одной из магистральных для составителей сборников песен движения «песни бардов». Это не «Ансамблетка бардов», а скорее «Песенная лесотека бардов» – сборники коллективных песен у лесного костра. В такое исполнительство песен включались все присутствующие, создавая ситуационное пространство песенных голосов, нет ни хор, а – многоголосый ансамбль. Удачные варианты такого распева запоминались песенными активистами. Например, еще из далеких 1980 годов, нам очень запомнилось масштабно многоголосое распевание у лесного костра таких песен, как: Б. Парчин «Осень желтой косынкой повязана», Б. Щеглов «Заря вечерняя горит», С. Стеркин «Город спит»).

  • ж) гимника бардов (речь идет об особенных песнях пространства «песни бардов», которые сосредоточены на обращении к сфере сущностного бытия человека. Такие песни создают особенную атмосферу полноценного жизнепроживания и прикосновения к высоким линиям смысла и чистоты принципа Человек. Если песенное качество «паровозик» выполняет соединительность участников аудитории слушателей, то качество «гимника» придает им ощущение соединенности в ощущении «быть Человеком» (жить полноценной жизнью) [39]. Примеры таких песен: Б. Окуджава («Поднявший меч на наш союз», «Я вновь повстречался с надеждой»), А. Васин («Все сходится в одно», «К печи поленья поднеси», «Светлая моя звезда»), А. Дольский («Попытаемся вызвать вселенские тайны»), В. Сергеев («Дерись за жизнь»), В. Ланцберг («Начать бы все заново», «Пиши покуда спит», «Я не знаю что делать»), Л. Сергеев («Я сижу на пеньки придорожном», «По пустым дорогам ходим все под Богом»), В. Капгер («Пусть шорохом теней», «Плачь во поле береза»).

Мы провели анализ на попадание песен Проекта во все отмеченные нами линии возможных вариантов семейства «золотой список песен у бардов», результат показан в таблице 3.

Таблица 3. Результат анализа песен Проекта на попадание в варианты линий семейства «золотой список у бардов».

В итого имеем: допустимо – 1 раз; перекос – 3 раза; приемлемо – 3 раза. Сворачивая результат в полярные отношения, получим: плюс – 4 раза, минус – 3 раза. Тем самым, попадание в тему «золотой фонд песен бардов» составляет 57 % , делая выбор 4 из 7 линий этого семейства, а именно – линий в), б), ж), д).

Резюме

В статье был рассмотрен путь и результат качественного анализа бардовского проекта «Песни нашего века». Бали рассмотрены три аналитические линии:  1) простое песенное представительство. Характер попадания песен Проекта в пространство песенного качества, сосредоточенного в РИМП; 2) простое авторское представительство. Сравнение характера авторского представительства в Проекте и в РИМП; 3) сложное песенное представительство. Характер попадания песен Проекта в множества семейства «золотой фонд песен бардов».

По каждой из линий анализа получены результаты, а именно: 1) Замысел Проекта не содержит в себе явно выраженных целей поиска лучших вариантов сглаживания расхождений с сущностным содержанием явления «песни бардов» в целом. Здесь явно доминировали другие цели: а) «понравится большему числу нормальных людей» (собрать финансово-значимое количество слушателей); б) «стать финансово успешным мероприятием» (продать обществу побольше концертных программ, дисков, книжной продукции»). Однако и все же, проект несет в себе яркие слуховые качества бардовской песенности; 2) Проект представляет песенный след бардов явления «песни бардов» очень фрагментарно. Лишь в виде некой «песенной мозаики бардов» с большим перекосом полноты авторского представительства; 3) попадание Проекта в тему «золотой фонд песен бардов» составляет 57 % , делая выбор  4 из 7 линий этого семейства, а именно линий: «золотой (основной, базовый) фонд песен», «песенная классика бардов», «гимника бардов», «концертный фонд».

Проект не может заменить собой факт знакомства с явлением «песни бардов», но может служить «привлекательной картинкой» для обозначения того факта, что бардами вскрыта реальность третьего, равноправного и имманентного, слоя культуры – «Авторская культура песен». Песни из этой культуры были созданы в «интеллигентских слоях народной толщи» вне сферы «профессиональная культура песен». Но, при этом, среди созданных песен есть немало таких, которые обладают возможностью «ансамблевого доведения» для их показа с «профессиональной песенной эстрады». Эти песни способны конкурировать за внимание слушателя  и недаром названы «умными песнями». Их можно считать даром русской интеллигенции всем тем, кто признает себя подлинным носителем русской культуры.

Сергей Орловский

Примечания:

  1. Явление «песни бардов» состоялось в русской культуре во второй половине 20 века. Что произошло? — Состоялся масштабный всплеск непрофессионального русскоязычного песнетворчества. Проявился круг людей, который заявили о своем существовании, как реальное сообщество «мы – барды». Их песни назвали «песнями бардов» или песнями из «авторской культуры песен бардов» (не песенный жанр, а – третий слой культуры). Эти песни пелись широко и с замахом на уровень «путеводная песня» (не просто «фольклор городской интеллигенции») народа, показавшего свою скрытую творческую силу в сочиненных для себя же новых душезадевающих песнопениях.

2. Нами выполнен анализ  группы «веховые фестивали», а именно: 1) Фестиваль «бардовской песни»  (1968 г., г. Новосибирск); 2) фестиваль самодеятельной песни «Гамбургский счет» (1979, г. Ульяновск); 3) Первый всесоюзный фестиваль «самодеятельной песни» (1986 г., г. Саратов); 4) Первый всесоюзный фестиваль «авторской песни» (1988 г., г. Таллин). Также есть анализ и известного современного фестиваля «Бенефис-2018» (г. Москва).

  1. Например – Грушинский фестиваль разных лет (г. Самара).

  2. Например, проекты: «Песни нашего века» (г. Москва), «Песни нашего человека» (г. Киев), «Возвращается ветер» (г. Москва).

5. Например: Bard.ru, Bards.ru, Группа «Барды, Авторская песня, КСП, Высоцкий, Окуджава» сети «В контакте» (Россия).

  1. Например: 1) «Конференция по проблемам самодеятельной песни» (1967 г., Подмосковье «Петушки»); 2) Международная интерактивная научная конференция «Авторская песня: вчера, сегодня. Завтра?» (2013 г., г. Москва).

  2. Выпуск телепередачи «Кому нужна бардовская песня» в телепрограмме «Культурная революция» (2010, г. Москва).

  3. Телепрограмма «Барды on-line», ведущая Е. Гудкова.

  4. Радиопередача широко известного барда Г. Дикштейна (г. Чикаго).

10.. На радиостанциях «Шансон» и «Питер» до конца 2010 года регулярно выходила передача «Час бардовской песни» с Михаилом Кане (г. Санкт-Петербург).

  1. В диссертационном следе сектора современной науки «Авторская песня» мы не обнаружили никаких аналогов нашему исследовательскому подходу, а так же адекватных представлений о явлении «песни бардов» в целом.

  2. театровед, певица, известный профессиональный исполнитель авторской песни, активный участник проекта «Песни Нашего Века», житель г. Москва,

  3. В г. Москва, 19-21 ноября 2013 г., прошла международная интерактивная научная конференция «Авторская песня: вчера, сегодня. Завтра?».

  4. Так сказала Л.О. Чебоксарова.

  5. Речь идет о первых 20 песнях проекта. Требования придумал Г. Васильев. При этом, ничего не было сказано о помощи теоретиков песни, обращался ли к ним Васильев? Ведь только у теоретиков есть «исполнительски-референтное множество песен» в актуальной чистоте. Здесь же: золотой фонд песен, гимника, лучшие песни и т.п.

  6. Уникальный альбом-песенник (1999, 136 с.). Все песни сопровождаются нотной записью и аппликатурами (записью аккордов). Книга иллюстрирована архивными фотографиями. В нее включены эссе участников проекта, фрагменты выступлений и публикаций Юрия Визбора, Александра Городницкого, Юлия Кима, Булата Окуджавы, Дмитрия Сухарева.

  7. Это был список от активных авторов и исполнителей песен. Но полноту их осведомленности можно поставить под сомнение. Авторы песен плохо знают всё поле песни – «автор не любопытен и не обязан им быть». Исполнители песен более осведомлены, но и они не роются самостоятельно в архивах, схватывают то, что происходит на фестивалях и что уже есть в их скромном по размерам архиве. Выбор песен – это деятельность, берущая свое начало с совместной деятельности архивистов и теоретиков. Потом вступают в действие исполнители песен. Продюсеры же слушают уже все в звуке, усекая количество и усиливая состав исполнителей инструментально и в голосах. Например, такие песни как «Если прошлое остыло» (Федоров В.), «Кончена песня, дороженьки врозь» (Неизвестный) вряд ли рассматривались участниками проекта «Песни нашего века»?!

  8. Нам представляется, что здесь можно говорить о: 1) длительности (3-6 месяцев); 2) количестве опрошенных (несколько сотен – пару тысяч жителей г. Москва).

  9. Такую деятельность не раз проводили клубы песни и информация о результатах оседала в архивах теоретиков песни и в клубных архивах. КСП изучало слушателей своих концертов анкетированием и не только им. Можно было бы использовать эти результаты, если бы осведомленность участников и продюсера проекта была на уровне широкой осведомленности о теоретических рукописях КСП.

20.. Возможно это были люди из «всегдашних кругов слушателей концертов песен бардов»: любители песен из клубов спортивного туризма, альпинисты, археологи,  научные работники, педагоги средней школы и рядом.

  1. Так пишет корреспондент РИА «Новости» Л. Аксенов.

  2. При всей своей народности «песня бардов» по своему происхождению все же явление городской интеллигенции. Не случайно среди ведущих бардов практически все с высшим образованием и даже с ученой степенью. Так, Александр Городницкий – доктор наук, Виктор Берковский – доктор наук, Сергей Никитин – кандидат наук, Дмитрий Сухарев – доктор наук, Александр Суханов – доктор наук. Песни проекта транслируют культурные ценности и коды, которые вдохновляют устремленных к познанию людей.

  3. Взято нами из интернет дискурса «Песни нашего века» на сайте «В контакте».

  4. Всего на первых трех дисках проекта звучит 56 песен. Использованы песни 20 бардов, среди которых: 7 бардов-композиторов, 13 полных бардов, 1 бард-поэт. Использованы две песни, музыку к которым написали профессиональные композиторы: М.П. Зив и И.И. Шварц.

  5. В коллектив исполнителей проекта работали: 1) барды: Георгий Васильев и Алексей Иващенко, братья Вадим и Валерий Мищуки, Олег Митяев, Александр Мирзаян и Леонид Сергеев, Анатолий Калмыков; 2) исполнители песен бардов: Галина Хомчик, Дмитрий Богданов, Лидия Чебоксарова; 3) музыканты — аранжировщики: Константин Тарасов, Сергей Хугас.

  6. Есть украинский проект «Песни нашего человека». Здесь звучат другие песни бардов, чем в Проекте. Например, звучит красивая хоровая песня «В те времена» (Дм. Кимельфельд, Вл. Новиков).

  7. Подробнее см. в статьях нашей серии.

  8. Мы не считаем приемлемым загромождать текст нашей статьи большим списком или таблицей. Читатель может легко найти самостоятельно наименования всех песен проекта «Песни нашего века» на интернет сайте «Википедия».

  9. Синкретика песенности бардов триедина – образована неразрывным соединением трех песенных линий: бардовская песня, самодеятельная песня, авторская песня-1. Более подробно об этом см. в корпусе наших авторских статей, размещенных в открытом интернет с 2012 года.

  10. РИМП отражает осведомленность знатоков явления «песен бардов», которая отличается от общей осведомленности широкого круга любителей «песен бардов», на которую и был рассчитан Проект.

  11. Такую форму позволяют построить инструменты нашей теоретической модели.

  12. Смысл этого понятия и его числового соответствия см. в наших авторских статьях в Интернет.

  13. Бард-поэт Дм. Сухарев упоминается 6 раз, но нами не учитывается. Автор песен Г. Лепский, упоминаемый 1 раз, ранжируется нами как «предтеча» и тоже не рассматривается.

  14. Известен в биологических науках, как «принцип расчески» – многовершинная иерархия с поперечными связями.

  15. Например, таких как: а) «элемент-элемент»; б) «элемент-группа»; в) «группа-группа»; г) «группа-целое».

  16. «Основатели-последователи», «исходное-развитое», «начальное-зрелое», «первичное-вторичное», связи именных центров песенного творчества, и т.п.

  17. Например: на песенный слух, по качеству текста, по оригинальности песенной синкретики.

  18. Здесь мы имеем в виду такое известное качество песен как «паровозик» – песенное пространство, в которое могут войти много участников и соучастников.

  19. По крайней мере, так это чувствует автор статьи.


1 комментарий

  1. Александр Зиновьев

    Где-то по моим полкам лежат несколько книжек с этими рассуждениями о ПЕСНЕ и среди о любимых бардовских.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика