Пятница, 14.05.2021
Журнал Клаузура

«Листовей»

Дорогие поэты — такие искренние и сложные, такие закрытые на сто замков и распахнутые, как море, такие разные и такие ранимые, такие строгие и такие буйные…  – вот и встретились мы под одной обложкой, красочной до изнеможения, осенней книжки  «ЛИСТОВЕЙ» творением ЛЮЧЕ, Людмилы Чеботарёвой. Это её вниманием и любовью создан переплёт прекрасных имён, причудливых мыслей, обворожительных улыбок, сказочных глаз. Это она – главная волшебница и неукротимая фантазёрка, собрала нас, полюбила и одела в фантастический осенний наряд.  Какая красота и щедрость. Не правда ли?

Стихотворения отбирались из множества поданых заявок, и отбирались кропотливо. Это великий труд – читать, понимать и выбирать созвучные тебе строки, быть одновременно профессионалом и доброй феей.

…Передо мной множество стихотворений, и невозможно сказать о каждом, ибо накопление прочитанного материала выразилось в сумме накопленных эмоций. Поэтому я просто процитирую некоторые запомнившиеся строки. И ещё раз поблагодарю Люду за доставленную радость погружаться в изящество ассоциаций, в гармонию звуков, в красоту мыслей.

Юрий Вайсман :

«…Мгновение – и мы обречены дышать на пальцы и писать на стёклах, и зябнут тополя и мир застёгнут до подбородка, то есть до весны».

Инга Даугавиете:

«…и крестик зажав в горсти, думаешь – вот она, вера, всегда на вырост, может быть и получится дорасти…».

Маргарита Богданович:

«…мне нравится с пенкой молочный туманный десерт, он славно горчит хризантемой и пахнет листвою…».

Елена Крикливец:

«И ты идёшь. И строишь новый храм. Венчаешь строки рифмами. А после – смурной октябрь курит фимиам. Поэт всегда тринадцатый апостол».

Татьяна Шеина:

«Нанизывай октябрьский бисер строк на нить судьбы, что сбудется не в срок -а много раньше…»

Даниил Чкония:

«Мелкий дождь, стекающий за ворот, говорит, что жизнь нехороша. Значит, снова падает на город осени ненастная душа»

Михаил Шерб:

«Соседский клён растрёпан и багров, привстал, облокотившись о карниз, и перебирает клубни облаков, проросшие во тьме ростками книзу»

Татьяна Шмитц:

«…безветрен куст октябрьский в паутине. А осень растворяется в тепле и паузы невольно половинит…»

Борис Дадашев:

«И лучи золочёным курсивом сказ выводят про новую пору, где ещё разномастно красиво жизнь течёт, с увяданием споря…»

Людмила Чеботарёва:

«…и дождь на тоненьких ногах впервые встанет на пуанты. А в расходящихся кругах мелькнёт чеканный профиль Данте…»

Юрий Рехтер:

«…Нараспашку небо и льют дожди, голова пуста, как воздушный шар, и пиджак мой – клетчатый габардин, весь до нитки мокр и заметно стар…»

Ирина Сапир:

«Янтарный кант печали, вплетённый по краям в сердечный гобелен бордовый – сеть рубцов от заострённой стали непоправимых слов, неизгладимых сцен…»

Вероника Шварцман:

«Ярких фар желтки распластаны в мелких лужах на асфальте, разгребает небо ластами тучи чёрные в азарте…».

Панкхури Синха. Перевела нам её строки Люда Чеботарёва:

«Сарай, где хранятся запасы для близкой суровой зимы, осыпан листьями. У милой старушки-яблони завершён фотосинтез…».

Наталия Чиркова:

«Уж если смерть, хотелось бы такой, как смерть деревьев, уходящих в зиму, за вечность принимающих покой с достоинством ничем не уязвимым…»

Нина Русанова :

«И я вернусь в конце концов к кленовые златые длани упасть обветренным лицом…»

От неё же, щедрой, искренне – для Люче:

«Я боюсь, что тебя у меня заберут безразлично-холодные белые лица: я молюсь Сентябрю, я молюсь Октябрю, золотому и красному буду молиться…»

Юлия Пекалова:

«В который раз ты настигаешь, осень! На крик гусиный, что похож на плачь, не отзовусь, обезголосев от холода гортани. Но скорбя о том, что ты уносишь год от года, я всё равно приветствую тебя: ты – репетиция ухода.»

Лада Миллер:

«Полно, не всё так кленово – плачешь и сходишь с ума, чтобы начаться по новой – вера, надежда, зима…»

Сергей Плышевский:

«Лучше дождя только самый свирепый дождь!», «Дождь, из которого в лужах все пузыри длительность славят, совсем не боятся лопнуть, внешний поток, вызывающий дождь внутри массой крейсирующего кашалота…».

Лилия Скляр:

«У осенней любви ни стыда, ни расчёта, у осенней любви – разрумянен пирог, вкус дождя и травы, ощущенье полёта, нет земли под ногами, а небо – у ног».

Елена Копытова:

«И не о чем как будто говорить…Пойти во двор, где вечность прорастает в земное? Просто молча покурить…Была ли осень – рыбка золотая?»

Раиса Мельникова:

«А может мягким резонансом шумы подбросить в небеса, и светлым духом ренессанса стихов наполнить паруса».

Елена Данченко:

«Туда, где в солнечном плаще один из буков тихо метит меня прозрачной тенью веток, где нянчат, пестуют ещё, а я твержу: аз, буки, веди..».

Анна Креславская:

«Она дала вам жизнь а ты когтишь ветрами лихо вспарывая вздух осеннюю янтарнейшую тишь в осколки разбиваешь астры-звёзды…»

Григорий Оклендский:

«Я живу предчувствием, не чувством. Я хочу чтоб осенью ко мне возвратился кочаном капусты шар земной, замотанный в кашне».

Елена Емелина:

«Осень – важная дама в локонах золотистых, посылает больным гостинцы»…Размышления прерывает незатейливый свист синицы».

Надежда Бесфамильная:

«Летят по небу утки и два гуся в цветущий сад до синих берегов, а ты грусти и осенью любуйся на листопад и пасмурный Покров. И лишний раз не открывай дверей – не улетели б Дактиль и Хорей».

Елена Бланкет:

«В белой пене тумана полощет октябрь облака и бросает сушиться в ладони холодного ветра. Дремлет город в объятиях осени, дремлет река, и плывут в небеса сны оттенков янтарного спектра…»

Андрей Галамага:

«Усталая листва под ветром сохнет. Пускай непритязателен, но храбр – берёт палитру с красками октябрь, и сурик густо смешивает с охрой».

Андрей Данкеев:

«Над нами мечется ветер сивый, тоскливо воя. Ну что ж, поплачь о своей красивой недолгой воле. Поплачь, октябрь, поплачь, открыв мне свои печали. Поплачь немного, без лишних ливней ноябрь встречая».

Наталья Дорофеева:

«…с ним – облака переростки: перья неровных линий в небе висят – невесомы, игреком – хромосомы, кольцами – кундалини…Мир застывает томно стомиллиардным бликом, стоит его окликнуть перед зимой бездонной?»

Анна Журавлёва:

«Играет дождь в угоду октябрю на мокрых струнах бельевых верёвок. Такие звуки – мама-не-горюй. Дуэт пододеяльников неловок – всё хлоп да хлоп, но на расправу скор срывает ветер ситцевую пару. …В открытое окно дыхни, мой двор, дождём и застарелым перегаром».

Игорь Исаев:

«В серебряной оправе луж-зеркал дымится небо, тает и седеет. Болезненно цветёт полузакат изнеженной тепличной орхидеей»

Яна-Мария Курмангалиева:

«Будут тени ложится на плечи, будут дальние чащи видны, где смертельна иньекция речи в первобытную кровь тишины…»

Эллионора Леончик:

«Дано: две параллели – слева боль и больно обжигающая осень… Я – перпендикуляр, торчащий осью сквозь них, и нимб, похожий на любовь из осени другой, с иным прононсом, с табачным ароматом над губой…Прощай, Октябрь – несбывшийся ковбой – ты тоже параллелен и несносен…»

Инга Макарова:

«Что там за падением в новое измерение? Новый свет? А когда песок просыплется, часы перевернут? Или – нет? Осень. Холодно. Жёлто. Нет повода – есть причина: иду проведать маму. Несу цветы. Годовщина».

Александр Носачёв:

«Октябрь. Послебархатный сезон. На море штиль. Температура двадцать. Безлюден пляж – и можно целоваться. От губ до ног, под чаек мерный стон». 

Полина Орынянская:

«А сегодня, похоже, приходит пора грустить, потому что всё же и этот октябрь настиг красноклёновой бабочкой, медленным махаоном».

Ксения Хохлова:

«…Послать сонет вдогонку октябрю, в коньячную бутылку запечатав и вызов и призыв, и ключ и шифр…И если адресат скорее жив, то не увязнет в мареве янтарном!».

Татьяна Ческирова:

«С утра в туманах росны травы, октябрь пока ещё в цвету, и рощи рвутся златоглаво блаженной статью в высоту».

Надежда Шляхова-Коган:

«Вплести себя в октябрьский листопад, в его неспешно сохнущую фреску, чтобы потом вернуться к перелеску из вязкой тьмы, на жизнь и смерть назад».

Александр Габриэль:

«Осень – трудное время. В нём трудно искать виноватых. Улетают надежды как дикие гуси и Нильс…Дождь проходит сквозь сумрачный воздух, как пули сквозь вату, бъёт аллею чечёточной россыпью стреляных гильз»;  «…я себя посвящу излечению неизлечимых, ибо что, как не это, однажды излечит меня».

Арчил Гулисашвили:

«Октябрь был наряден и лёгок, хотелось покинуть пределы условностей, знаний и правил. Сидеть и смотреть, как играют в реке тонкоструйные вихри…»

Игорь Кузьмин:

«В момент покоя зажжённый клён стоит и смотрит в квадрат ворот, как иероглиф земных щедрот…»

Михаил Этельзон:

«Снова туман, но ясно в Центральном Парке: осень – пускай не чудо, но день чудесный. Даже в глухой стене иногда есть арка – это ворота в рай, потому и тесно».

Алексей Гвардин:

«И все совпадения просто случайны: от мела судьбы и до школьного мела. Ещё Купидон не достал свои стрелы, ещё не наполнены тёплые чаны, в которых взыграет вино молодое. Не упусти эту сладость начала – испей её. Медленно-медленно. Стоя».

Ирина Евса:

«Сухая пропись виноградных лоз, обугленных светилом, а внизу, на двадцать первой строчке – перенос грозы сквозь виноградную лозу на брызги астр и дынный дух равнин…»

Галина Илясова, Григорий Десятник. Красочный, пленительный дуэт, хризантемами одушевлённый; и стихи, и рисунки очаровательны и радуют по-осеннему!

Елена Недбайлюк:

«Перебирая реквизит, небрежно бросила на плечи промозглый день. Теперь – сквозит, пробравшись в дом, октябрьский вечер».

Алина Рейнгард:

«…Человек в цилиндре – я сам. Не поэт уже, а читатель. И октябрь – чёрный, как ночь- говорит: и тебе привет…»

Александр Самчук:

«Я выжил и вышел, чтоб видеть и слушать последние вздохи оранжевых листьев, что жмутся друг к другу в отравленных лужах, как души моих неотправленных писем…»

Людмила Шарга:

«Ещё одну жизнь на стихи потратить, прожить её где-нибудь в …Подмосковье, чтоб горечь осеннюю по утрам пить, туманом приправленную и тоскою…»

Надежда Жандр:

«Уколами дождя прекрасен мой октябрь и колотым стеклом окрестных луж.Под пёстрыми зонтами клёнов грустно стоять и думать, думать о ненастном».

Людмила Свирская:

«Октябрь – тяжёлый, тугоплавнкий – ржавеет быстро. А зима, как пёс бродячий из-под лавки, ко мне кидается сама…»

Галина Крётэньи:

«Воспалённая осень – охра хриплая, ветки – как обугленный остов. Из ближайшей аптеки запах хлорки».

Марина Викторова:

«Гроздей тяжкую переспелость отпевают басы ветров, не успеется – не успелось заневеститься на Покров…».

«ЛИСТОВЕЙ» ещё и вернисажами богат: арт от Хуршидбек Исмонова и Евгении Моргулян.

Вот так, хотела коротко, получилось, как всегда. Ещё раз прошу прощения у тех, кого не упомянула. Все хороши, поэтичны и красивы.

Спасибо огромное ещё и ещё раз Людмиле Чеботарёвой, Люче, хозяйке этого яростно-красочного сборника, вместившего почти весь мир, давшего ослепительную возможность всем нам забыть (хотя бы на время) далеко не благополучную реальность, погрузиться в глубинный мир поэзии,  коснуться небесной фантазии, вдохнуть живительный воздух творчества. И это всё – благодаря щедрости Люче, её таланту дарить и любить.

Галина Вороненко

Денвер, США

На фото: Людмила Чеботарёва


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика