Воскресенье, 28.11.2021
Журнал Клаузура

Из всех искусств важнейшее — умение делать деньги…

Человеком управляет только расчет выгоды. То, что называют возвышенными чувствами, идеальными стремлениями – всё это в общем ходе жизни совершенно ничтожно перед стремлением каждого к своей пользе, и в корне само состоит из того же стремления к пользе.

Николай Чернышевский

«Что делать?»

Леонид Подольский написал очень честную и грустную книгу. Её можно назвать энциклопедией риэлтора, а можно – энциклопедией нынешней жизни, где всё продается и покупается, где нет друзей, а только партнеры, клиенты и конкуренты, которых можно (и даже нужно) обмануть и подставить, где каждый – только сам за себя. В этом объёмном и подробном повествовании (что может считаться, как достоинством, так и недостатком) приоткрыта дверь в мир дикого бизнеса середины 90-х и начала 2000-х годов, вернее, той его части, которая занималась риэлтерством, расселением огромного количества «коммуналок» в центре столицы, получая на этом невероятно большую прибыль. Это было время между ушедшим в небытие социализмом и так и не освоившимся капитализмом, главный эпитет к которому остался с тех лет неизменным – нецивилизованный.

Сияющая даль социализма исчезла за холмами небылиц. Мы дышим спертым воздухом цинизма, и удивленье сходит с наших лиц. Кто был никем… А, впрочем, был иль не был — душа молчит, как смятая ботва. То хлеба не хватает ей, то неба… И, словно выстрелы, — слова, слова…

Цинизмом пропитан воздух всех романных событий. На его страницах – череда риэлторских эпизодов, и все они связаны с необходимостью решать хитроумные задачи, ловчить, обманывать, искать приемлемые (главным образом, для себя) варианты. И при этом обходить, пусть устаревшие, но законы. Этим занимаются и сами риэлторы, и их главный оплот – предприятие «Инвестком». О нём главный герой романа сам себе говорит, что  эта контора с её бандитским начальством и грязным бизнесом – в сущности, страна в миниатюре, микромодель, и что главная пробле­ма – не капитализм или социализм, а – люди, которых уродует система, а они потом уродуют жизнь. Очень показательна лекция, которую читает риэлторам некий лектор, бывший комсомольско-райкомовский работник, ныне преуспевающий делец, не скрывающий своего пренебрежительного отношения ко всем, кто не такой, как он. Он говорит о перспективах превращения Москвы в город богатых и только богатых. В таком городе нечего делать всякой      нищете. Её место – на окраине страны и истории.

«…Новая Москва встанет на семи холмах, отстроится, по­добно граду Китежу.  Главная линия «Ин­весткома» – всех расселить по своим местам, всем воздать по заслугам и на всех заработать. Форбсам – форбсово, про­летариям – пролово. Ради этого стоит работать в «Инвесткоме». Стать богатыми. Риэлтор – это звучит очень гордо… Из всех искусств умение делать деньги – главнейшее. Не кино, как, если вы помните, говорил Ленин, а именно – делать деньги. Большие деньги… Вся наша жизнь крутится вокруг денег, вокруг прибыли… Как Земля вокруг вообража­емой оси… Зачем какой-нибудь бедной бабушке жить в Москве, да ещё в центре. Не хватит ей дальнего Подмосковья? У нас разница в доходах между богатыми и бедными намного боль­ше, чем в Америке, Европе. Значит, и жить нам сам Бог велел раздельно. Мы идём к тихому апартеи­ду… Есть план – в столице не будет бедных, рабочих, никакого горючего материала. Москва станет городом только для богатых. Бедные, алкоголики – это балласт, который постепенно исчезнет…»

Такие лекции, как прямые указания к действию, призваны были преумножать усилия персонала «Инвесткома» по обогащению собственному и руководства, ибо львиная доля от каждой финансовой операции шла именно в хозяйские карманы. Но и риэлторам перепадало достаточно. Герой романа, в прошлом кандидат медицинских наук, приспосабливается к новым реалиям жизни, окунаясь, как в сточную канаву, в закулисный мир столичной недвижимости с его поистине волчьими законами. При этом вера в человечность, справедливость и порядочность становилась призрачной и, практически, испаряется.

«…Мо­сква полуподпольная, преступная, грязная, открывалась во всей своей красе. В криминале задейство­ваны были чёрные маклеры, бандиты, алкоголики, нередко наводившие на своих же собутыльников, многие фирмы, цыгане, милиция, нотариусы, работники паспорт­ных столов, государственные учреждения. Могли обмануть, подсунуть запредельный криминал. В этом броуновском движении нужно было успевать ориентироваться. …Нельзя было быть преданным «Инвесткому», вообще никому; выигрывает тот, кто не рефлексирует, а думает только о себе. Только о деньгах. Это главнейший закон жизни…» 

Леонид Подольский

Читать эти откровения морально нелегко. Не хочется осознавать, что совесть – это лишь нелепое табу на пути к реализации вполне себе естественных человеческих потребностей. А раньше казалось – противоестественных. Раньше казалось, что естественно – помочь человеку, подставить плечо, спасти. Что обманывать и подличать – постыдно, что не деньги и богатство определяют достоинство и достижения человека, а его добрые, благородные поступки. Неужели так легко можно избавиться от того, что везде называется воспитанием, которое как раз и отличает человека разумного от лютого зверя? Неужели он уже произошел – сбой в системе нравственных координат общества и человека? Риторический вопрос…

Сбой в системе координат. Видишь – нормою стало предательство. И не климат в том виноват, и не личные обстоятельства. Просто пала горизонталь, заменив содержание формою, где, устав от закалки, сталь утвердила предательство нормою.

Обогащение, как выяснилось (впрочем это и до того не было тайной), обязательно связано с цепью обманов, предательств, замысловатых уловок, которые герой романа усвоил виртуозно, как раньше – тонкости медицинской науки. Воистину, талантливый человек талантлив во всем. Даже в надувательстве ближних. Кроме подробного, хорошо иллюстрированного реальными эпизодами, почти научного анализа технологий с недвижимостью, книга интересна (возможно, даже, более, чем рассказы о буднях риэлтора) рассуждениями героя о том, что происходит в стране, как и почему случилось всё так, как случилось. Это искренние и порой мучительные мысли интеллигентного человека, любящего свою Родину, честно верившего в демократию и симпатизировавшего тем, кто называл себя демократами, либералами, кто всегда был в оппозиции к власти, ратуя за всё хорошее протии всего плохого. Он и сам, как выяснилось, был в числе демократов-активистов на рубеже 80-х и 90-х годов, даже чуть не стал народным депутатом. Потому его мнение ценно и достоверно. Оно, что называется, из первых уст. С горечью он пишет о событиях в бывших союзных республиках, о жестокости и вандализме, которые, в конце концов, оборачиваются трагедиями и для коренных народов. На мой взгляд, именно рассуждения героя поднимают роман над суетой и корыстным азартом, присущим атмосфере наживы и лживых жизненных ценностей, делают его важным событием литературной жизни.

«…Вот распад Союза. Хотели как лучше. Но светлые идеи – это всегда в теории… А сам человек – существо корыстное. В любой революции вперёд всегда вылезают самые жестокие и решительные, люди без табу… Не только в революции, но и в бизнесе… Каков ты, такова и твоя национальная идея. Когда бедные ненавидят богатых, а богатые – бедных, необразованные – образован­ных и наоборот, когда все против всех – идея одна: деньги. Деньги нужны всем. Вот на­циональная идея: деньги. И рейдерство…

Вдруг оказалось, что все бывшие братские республики обижены, недовольны и ненавидят друг друга. Стоило только одно некрасивое слово: «национа­лизм» заменить другим, привлекательным: «национальное самосознание», и всё – бомба взорвалась, огромная страна рассыпалась, как карточный домик…

Время наступило мелкое, мелочное, время жуликов и воров… Оказалось, что оппозиция – это не только принципы, но и зависть, и амбиции, и очень выгодный бизнес. И что роли в этом биз­несе в основном распределены. Общество несовершенно, человек бессилен что-либо изменить, он лишь играет роль в массовке… Охлология – это ключик к пониманию революций. Человек произошёл от обезьяны. И в духовном смысле остаётся обезьяной. Только сверху подсозна­ние, покрыто интеллектом и разными табу, которые в просторечии зовут совестью. Толпа – освобождает от табу…  Многие из тех людей, что прежде называли себя демо­кратами,  оказались продажны, не­искренни, эгоистичны, мелки, плели интриги… Жизнь изменилась, правда стала другой, а они – пели прежние песни… Легкокрылые, глупые бабочки.

Героев нового времени из кукол, из тряпья надували телевидение и пресса. Новая, лживая, телеви­зионная демократия. Но люди принимали и принимают за чистую монету пляску перекрашенных чертей на арене абсурда… Какие реформы, если всюду – бандиты.  Страна всеобщей разводиловки. Все разводят: поли­тики, бизнесмены, чиновники, милиция, риэлторы, комму­нальщики, даже юристы и врачи…»

«Инвестком» можно назвать своеобразным продолжением традиций производственных романов. Производство, правда, в данном случае весьма специфичное, но и в нем ежеквартально отмечали самых удачливых и прибыльных, вручая вымпелы и, естественно, денежные премии. И, как в производственном романе, здесь о семейных отношениях (а также внесемейных) речь ведется вскользь, мимоходом, хотя, как везде, страсти бурлят, и любовь никто не отменял. Но и любовь здесь неотделима от операций с квартирами – она (и легальная, и запретная) дает импульс к приобретению дополнительной недвижимости, а, значит, к новым столкновениям на внешне незримом фронте борьбы за жизненное пространство и благополучие. Фронте, сколь вечном, столь и беспощадном.  Даже если это фронт во имя любви, в которой рай сменяется адом.

«Стоит только уступить дьяволу, и он тут же потащит тебя в ад. Но ад – это рай, и рай – это ад… Если женщина продаётся, это называется проституцией, а если ищет выгоду – благоразумием, рассудительностью… А ведь, в сущности, почти одно и то же. Почти…  Но ещё хуже, когда не продаётся. Когда без расчёта… Любовь.  Ад всегда начинается с блаженства… Хитрый дьявол расставляет сети…»

Как писали классики, «Все крупные современные состояния нажиты самым бесчестным путем». «Инвестком» всем своим содержанием эту истину подтверждает и иллюстрирует. И предупреждает об опасности, которую несет с собой потеря нравственных ориентиров, когда добром отсверкивает зло. Богатство не приносит счастья одному из хозяев фирмы, которого застрелили при выходе из элитного банного учреждения. Ну, хоть помылся до того, как предстать перед божьим судом. А перед этим герой романа в трудной и изнурительной судебной тяжбе с тем же «Инвесткомом», пройдя сквозь нешуточные испытания  в процессе общения с юридической и бюрократической системами, отстоял свои доходы. Но настрой его мыслей от этого не стал оптимистичнее и веселее. Это грустный роман. Впрочем, и окружающая действительность поводы для оптимизма дает не часто. Но надежду не отнимает. Роман Леонида Подольского своими откровенными рассуждениями надежду тоже не отнимает. Но дает повод задуматься, оценить и проанализировать то, что происходит с нами и миром. Это важно и полезно. Для этого и пишутся хорошие книги.

Эпоха непонимания, империя недоверия. Не поздняя, и не ранняя — бесконечная империя, где хищники пляшут с жертвами, то с левыми, а то —  с правыми… Где нужно быть только первыми. И правдами, и неправдами.

Как не превратиться ни в хищника, ни в жертву, оставшись просто человеком?  У каждого на это свой вариант ответа. Пример героя романа наводит на мысль, что в любом  случае важно и желательно думать, не теряя то самое табу, которое называется совестью.

«…В наше время верили, что новые поколения будут жить лучше. Но сейчас неясно даже это. Мы не знаем, какие впе­реди катастрофы. Налицо лишь всё ускоряющийся техниче­ский прогресс, обгоняющий людей и делающий их ненуж­ными. Человечество бродит во тьме своего эгоизма и заблуждений и всё больше заходит в тупик. Гибель социализма, превращённого в тупую догму, – сопровождается кризисом капита­лизма. Миллиарды людей голодают, но в развитых странах кризис перепроизводства. Оказалось, что у человечества нет рецептов, что-то глобально устроено не так. Наша молодость прошла под знаком столкновения двух систем, те­перь человечеству грозит война цивилизаций. …Поднимается средневековая тьма. Прежняя жизнь заканчивается, а новая – неизвестна, завтра не будет похоже на вчера. Свобода обернулась безнравственностью и развратом. Часто решений нет вообще. Истины – нет. Тысячи лет челове­чество укреплялось разумом, в этом была надежда, но разум оказался разрушительным»…

Владимир Спектор

Подольский Л.Г.

«Инвестком»: роман. – М.: Издательство «У Никитских ворот», 2021. – 664 с.

ISBN 978-5-00170-   

УДК 82-3 ББК 84 (2Рос=Рус) 6.44 П 44

 

 


комментария 4

  1. Инга

    Вот и Алексей Курганов убеждён, что всё логично, живем в обществе, где цель одна — нажива! Писатели дорогие, раскройте глаза! В любые времена общество неоднородно!! Как может писатель не видеть того, что жизнь не стоит на месте, что в огромной нашей стране вырожденцев-рвачей можно легко посчитать по пальцам, а остальной народ — миллионы талантливых и трудолюбивых в разных профессиях — в море, в небе, на земле! Сколько талантливой молодежи в стране показывают в конкурсах удивительное мастерство! Как можно этого не видеть! У нас есть кем гордиться и делать жизнь с кого! Ищите героев современной жизни , рассказывайте о них людям, как это делали лучшие наши писатели, критикуйте мерзость, но давайте людям духовную пищу для жизни, веру в лучшее.

  2. Инга

    По-моему Владимир Спектор сгустил краски, выбрав из книги Леонида Подольского сплошной негатив, забыв, что по законам жанра должны быть в описании уродливой окружающей действительности и противоборствующие силы добра. Книгу не читала, но если она такова, какой представил нам её Владимир Спектор, то я и читать не хочу.: жуть 90-х годов всем известна. Пора оптимистичнее смотреть в будущее и поддерживать в людях силу духа и мужество, как учили классики русской литературы.

  3. Генрих

    Цинизм капитализма «вышел» из цинизма «социализма». Социализм» в СССР был разновидностью капитализма, там делали карьеру для доступа к сытной кормушке, после развала СССР начали делать деньги. Карьеристы «советские» вполне «вписались в рынок». Чубайсы, Ельцины и Путины поплыли в рынке как рыбы в воде.

  4. Алексей Курганов

    Всё логично. Мы живём в обществе ПОТРЕБЛЕНИЯ но не созидания. Идеология такого общества — НАЖИВА. Всё прочее- никому не нужная сентиментальность.

Добавить комментарий для Инга Отменить ответ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика