Четверг, 21.10.2021
Журнал Клаузура

Каинова печать

Зависть и мстительность, злорадство и гордыня, пренебрежительно-брезгливое равнодушие ко всему и всем, кроме себя и своих интересов… Именно эти качества сконцентрировались в характере героя романа Татьяны Окоменюк с красноречивым названием «Иуда». Роман, написанный несколько лет назад, не зря вновь опубликован в одном из последних номеров журнала «Доля». Книга не потеряла актуальности и злободневности, возможно, даже, наоборот, всё то, что происходит вокруг, побуждает к ещё более внимательному изучению причин зарождения в людях и обществе предательства, подлости, цинизма.

…Подлец себя не видит подлецом, он деликатен для себя в избытке, себя жалея, хмурится лицом, смывая капли крови после пытки. За всё себя готов он оправдать, он просто выполняет своё дело. Но Каинова светится печать на мелочах, да и на жизни в целом.

Действительно, Каинова печать незримо присутствует в облике героя с самого раннего детства, она заметна тем, кто присматривается, не видит её лишь приёмная мать, не чаявшая в ребенке души, выполнявшая все его желания, быстро ставшие прихотями. Благодарности это не вызывало, а воспринималось пренебрежительно-равнодушно, как должное. Ему положено всё, а остальным – что останется. Откуда возникло в ребенке такое твердое убеждение в собственной избранности? Понять трудно. Вероятно, и в результате воспитания, и что-то от рождения присутствовало в нем, что, в конце концов, определило дальнейшую судьбу и поступки. Но ведь не только негативные качества были заложены в его душу. Присутствовали и ум, и смекалка, целеустремленность и усидчивость (вот только доброта и сердечность в набор природных характеристик не входили). Всё это в совокупности с бешеным честолюбием, желанием во всем быть первым и внутренним ощущением вседозволенности, приводило к страшным последствиям. Он воистину шагал к успеху по трупам, хотя, со стороны это не было заметно. Но все, кто волею судьбы или случая вставали на его пути, в конце концов, теряли самое дорогое – жизнь. Даже читать об этом порой страшно, и в этих эпизодах книга становится похожей на триллер, психологический, но от этого не менее пугающий. Тем более, написанный мастерски и увлекательно. Кстати, об истоках характера Булгаковского Иуды шла речь на семинаре в Литературном институте, куда сразу после школы был успешно принят герой с «говорящей» фамилией Юдин. И где преподаватель, уловивший непростую и недобрую суть своего студента, попытался разобраться в причинах и последствиях воспитания столь неординарного характера.

«— На предательство Иуду толкает не только корыстолюбие, но и гордыня, зависть, чувство соперни­чества. Он спокойно и обдуманно пре­даёт человека, с которым долгое время делил кров и пищу, твёрдо зная, что тот невиновен…

…Иуда был единственным сыном в семье. Родители его очень бало­вали. В результате испортили. Когда Иуда вырос, у него сложилось преуве­личенное представление о собственной значимости и извращённое — о спра­ведливости. Он не умел проигрывать. Всю свою жизнь культивировал в себе привычку сводить счёты с теми, кто, как ему представлялось, плохо с ним обходился. Часто считал себя оби­женным, с патологической подозри­тельностью относился к своим друзьям и даже к Учителю. Он готов был пойти на всё, чтобы отомстить. Вот где истоки его гнусного предательства».

Готовность пойти на всё у Юдина начала проявляться ещё в детском садике, где он подучил мальчика из своей группы пойти на кухню во время тихого часа и поискать спрятанную отцовскую медаль в громадной кастрюле с кипящим какао, которую несчастный на себя и опрокинул. Жалости герой не испытывал – сам виноват. Точно так же ему не было жаль и других своих неявных жертв. Неявных, но реальных. В школе погибают два одноклассника, погребенные заживо сходом песчаной глыбы. Их можно было бы спасти, если бы он, единственный свидетель, сразу же позвал на помощь. Но делать этого он не стал. Позже погиб принципиальный учитель математики, не желавший завышать оценку идущему на медаль юному гуманитарию. Хулиганы бросили в окно квартиры учителя муляж гранаты и случайно попали ему в висок. Этими хулиганами оказались Юдин со своим ситуативным дружком, простодушным второгодником, таким же противником математики.

Они хотели довести учителя до увольнения из школы. А получилось – из жизни. По отпечаткам пальцев на гранате арестовали и посадили дружка, который своего вдохновителя не сдал, отправился в колонию, где и сгинул в драке. Новая молодая учительница математики оказалась не столь принципиальной и из уважения к литературному дару юного героя ставила ему «пятерки», открыв путь к золотой медали и поступлению в Литературный институт.

«…Он смотрел на мать, счастливую, одетую в модное кримпленовое платье, благоухающую дефицитными духами «Вецрига», распираемую гордостью за сына-медалиста, и со всей очевидно­стью понимал: вернись он назад, ничего бы менять не стал. Продублировал бы всё под копирку, «списав в расход» и личного врага математика, и опасного свидетеля Балбеса»…

А череда «нечаянных» смертей продолжилась и в институте. Умер от инсульта преподаватель, уволенный по доносу Юдина, погиб в армии талантливый одногруппник (написать друг – неправильно, ибо у него не было друзей). Но, прежде чем попасть в армию, этот одногруппник был исключен из института. И тоже – по доносу Юдина. Доносов потом было много, и появлялись они регулярно, где бы ни учился он или работал. Только назывались они уже донесениями и адресованы были компетентным органам. Это была ещё одна ступень предательства на жизненной лестнице, ведущей, вроде бы, вверх, к карьерному успеху, но параллельно и вниз, к пропасти и забвению. Но он об этом не думал. Только об успехе, благополучии, славе, невзирая ни на что. А потому не посчитал зазорным и позорным присвоить себе роман погибшего одногруппника, который тот отдал ему перед уходом в армию – прочитать и высказать свое мнение. И этот роман сделал ему имя. А он безжалостно порывал со всем, что ему мешало, не вписываясь в его представления об успехе и процветании. Но на злости, ненависти, зависти успех бывает лишь временным, непрочным, разрушительным, в том числе, для того, кто к нему стремится.

Откуда рождается злость? Из зависти или вражды, как лёд – из прозрачной воды, как из ботинка – гвоздь. Цепляется грех за грех, и холодно даже двоим… От злости лекарство – успех. Зачем он приходит к злым?

Татьяна Окоменюк. «Иуда».
Роман, 130 стр.,
Журнал «ДОЛЯ», №1-2021 г.

Смертью завершились и два его любовных романа. Смертью для той, кто поверила ему и полюбила (в первом случае), кто была готова родить ему ребенка. Но он ей, провинциалке, с негодованием это запретил, заставив сделать аборт, оказавшийся смертельным. Такой же страшный финал ждал и ту, кого полюбил он (бывает и такое с черствыми душами). Но она не ответила взаимностью, предпочтя ему давнего приятеля. Поплатились оба. Причем, в этом случае он не погнушался прибегнуть к помощи потусторонних сил, обратившись к знакомой бабке-гадалке, которая, хоть и без удовольствия, но подсказала ему, как «навести губительную порчу» на ни в чем не повинных любовников. Их смерть он воспринял, как должное. Сами виноваты. Хотя, иного ждать невозможно от человека, который и с матерью обошелся без всякой жалости, вытряхнув её из своей жизни, как надоевшую обузу.

«Понимал ли Иннокентий, что мать живёт исключительно его интересами, был ли ей за это благодарен? Вовсе нет. Он настолько привык к положе­нию «центропупа», что иного себе даже не представлял. Двигался по жизни, как скутер по воде: быстро и не углубляясь. Друзей у него не было, одни зна­комые. И это его вполне устраи­вало».

Впрочем, с матерью получилось всё не так просто. Она оказалась родной тетей, воспитавшей и вырастившей племянника, оставшегося при рождении сиротой – мать умерла при родах, а отец, имевший другую семью, расстался с забеременевшей подругой сразу, как только узнал об этой нежеланной, пугающей новости. В конце концов, они встретились – отец и сын, и встреча для преуспевающего молодого писателя (именно таким стал Юдин) оказалась весьма неприятной. Более того, шокирующей. Каково было ему, убежденному антисемиту, узнать, что отец его – еврей, у которого это, как говорится, написано на лице. Мать, посвятившую ему всю свою жизнь без остатка, он после этого стал называть теткой.  Не буду пересказывать роман, ибо читать его очень интересно. На фоне развития судьбы и карьеры главного героя читатель имеет возможность в подробностях узнать быт студенческого общежития знаменитого Литературного института, заглянуть на семинарские занятия, а потом побывать в редакции молодежного журнала «Патриот», куда твердой и незримой рукой был направлен по распределению молодой литератор.

В еще не так давно процветавшем жанре производственного романа герои самоотверженно трудились в цехах, на строительных площадках, в полеводческих или животноводческих бригадах, в крайнем случае – в учрежденческих кабинетах. И при этом успешно преодолевали книжные конфликты хорошего с очень хорошим. На этом фоне редакционные будни столичного журнала, изложенные со знанием дела (чувствуется, что автору тема знакома не понаслышке), выглядят, сколь убедительно, столь и увлекательно.  Да и все остальные события, приключившиеся в жизни современного иуды вместе с чередой предательств в процессе неустанной борьбы за место под солнцем богатых и успешных, чрезвычайно любопытны и неожиданны. В первую очередь, его отъезд в Германию в рамках еврейской эмиграции вместе со вновь обретенным отцом после фиктивного брака со сводной сестрой. Жизнь в общежитии с ненавистными евреями, несбывшиеся ожидания от западного рая, обернувшиеся скудным пособием для беженцев и увиливанием от предлагаемого неквалифицированного труда… Одиночество в чужой стране. Без перспектив, без надежд. И даже писательские навыки покинули его. Всё, как в классике, которую он пересказывал в институте, не предполагая, что бесславный конец Иуды ждет и его самого.

«…Вот он состарился, одичал, одной ногой в могиле стоит, а нет на свете существа, которое приблизилось бы к нему, “пожалело” бы его. Зачем он один? Зачем он видит кругом не только равно­душие, но и ненависть? Отчего всё, что ни прикасалось к ему, — всё погибло?”. Это — агония раскаяния, в которой нет ни надежды, ни возможности духовного пробуждения. Ночью, в мартовскую метель, в одном халате идёт Иудушка на могилу матери и по дороге замерзает. Таков итог предательства»

Зачем все это происходит? Куда несется мрак и свет, клубок несыгранных мелодий и  неотплясанных побед? Зачем стремится сделать больно тебе и мне не друг, не враг, всего лишь хам самодовольный, и с выгодой, и просто так? Зачем, куда — и нет ответа. В ответе — каждый за себя. Хоть много звезд, но мало света… И свет ласкает, не любя.

Он не замерз. Просто умер на чужбине, покинутый всеми и покинувший всех. Но и последние его мысли были проникнуты завистью и мстительным разочарованием. Ни вины, ни раскаяния он не испытывал.

«А ведь бесследно ничто не проходит. Каждый твой поступок, каждая мысль, каждое желание «запи­сывается» в книге деяний твоих. За всё рано или поздно придётся платить».

За всё придётся платить. За всё – воздастся. Это главная мысль романа, которая остается неизменно актуальной вот уже третье тысячелетие. Об этом забывают, об этом не хочется думать. В том числе, и тем, кто с легкостью необычайной предают людей и самих себя, свой язык и культуру, народ и историю… Спасибо Татьяне Окоменюк за её роман-напоминание.

Владимир Спектор

Татьяна Окоменюк. «Иуда».

Роман, 130 стр.,

Журнал «ДОЛЯ», №1-2021 г.


1 комментарий

  1. Павел Муран

    Браво, Владимир! С удовольствием прочитал Вашу рецензию на роман, который я прочитал пару месяцев назад. Я думаю, автор романа будет впечатлена Вашей статьёй в журнале.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика