Понедельник, 27.06.2022
Журнал Клаузура

Радостью можно только поделиться

Напоминать себе некоторые определения и смыслы – довольно продуктивное занятие, когда оно связано с попытками понимания значительных явлений в человеческом обществе. К одним из таких определений можно отнести мысль о том, что книги для родителей и чтение для детей часто являются совпадающими по смыслу явлениями, и качество этого совпадения зависит от понимания взрослыми серьёзности чтения как такового. Уверенность, что литература только источник отдыха и развлечения – это апофеоз невежественного понимания и того, что такое отдых, и того, что означает для человека чтение. Дело совсем не в нафталиновом ворчании на тему всего такого «не такого как раньше», но в принципиальном отличии явлений, формирующих с детства полноценные способности человека для самореализации и вообще жизни в человеческом обществе.

Элементы духовного труда, взаимодействие чувств и логики – это то, что позволяет до сих пор выделять чтение как некий развивающий механизм человечности. Потому непреходящую значимость имеют книги для детей, так как они формируют будущего взрослого человека в той его главной способности, которая и есть единственно важная для полноценной и успешной жизни – в способности внимательно слушать собеседника и ясно говорить с миром и о мире. Не будет преувеличением сказать, что родитель несёт ответственность не столько за покупку новых и интересных книг (но и за это тоже), сколько за понимание важности чтения этих книг вместе с ребёнком и умение говорить с ним о прочитанном.

Красивые и яркие книги, покупаемые ребёнку ради престижа или самолюбования, развращают, так же, как и подаренные ради факта подарка деньги. В таком случае они могут принести только голое и временное удовольствие обладания вещью, наслаждение от своей возможности покупать, развлечение при разглядывании иллюстраций, но не могут принести человеческой радости познания мира и укрепления связи при совместном внимательном чтении. Радость – это делиться, а читая книгу со своими детьми родитель делится с ними опытом понимания и одновременно даёт возможность ребёнку поделиться мыслями о прочитанном, своими сопереживаниями героям произведения.

Тем значительнее ответственность перед читателями автора, взявшегося сочинить произведение для детей, тем более, когда речь идёт о книжной серии.

«Ермошка-добродей и Куриный бог» – это третья книга, написанная членом Союза писателей России Юлией Нифонтовой, в серии о приключениях девочки Оли и её друга домовёнка Ермошки. Об этой книге и пойдёт ниже речь, точнее, о том смысловом наполнении, которое содержится в произведении, помимо приключенчески-захватывающих эффектов.

Каждый раз в заглавие книги о приключениях девочки Оли оказывается вынесенным совсем не её имя, а имя спутника главной героини персонажа — домовёнка Ермошки. Может быть, домовёнок и есть главный герой? При изучении всех внутренних трансформаций, которые претерпевают герои сказки, выясняется, что Ермошка проходит такие стадии изменений, что или искажённо, или близко, но всегда совпадают с изменениями в душе девочки. Правда есть одно существенное отличие – если у героини этот процесс идёт по-человечески естественно, плавно и в реальной жизни занимает порой продолжительное время, то домовёнку приходится нагонять главную героиню чуть ли не рывками, словно обрывая каждый раз себя прошлого и начинаясь заново, вдруг кардинально изменив свою точку зрения или же также кардинально настаивая на чём-то своём. Если же домовёнку приходится выполнять действия, мало связанные с непосредственным устройством быта местной нечисти, то он словно становится прямым продолжением побуждений главной героини.

Отдельного внимания стоит глагольное поведение домовёнка-Ермошки в тексте – он «бесцеремонно будит, толкает локтем, даёт всему бескомпромиссные объяснения, с угрозой вопрошает, наседает, сердится, гневается, повелевает» и т. п. Другими словами, эта фольклорная сущность воплощает внезапные и нереализуемые самой девочкой детские желания, порывы и вспышки чувств. На детский способ воображаемого разрешения ситуаций указывают многократные щёлканья пальцами, которые происходят при необходимости что-либо изменить здесь/сейчас, но невозможности ожидания изменений и длительной подготовки результата. Девочка Оля подсознательно хочет волшебного исполнения без энергетических (то есть, без труда) затрат, Ермошка-добродей – щелкает пальцами, и всё исполняется мгновенно по его слову.

Ермошка не человек, он по своему естеству есть сущность призрачная, отражение – снимок состояния здесь и сейчас. Домовёнок в жизни главной героини девочки Оли – это осознание себя, своих ошибок, образ того, что ребёнок начинает переживать в себе, но пытается наблюдать это как бы со стороны, вдруг подходя и видя свои заблуждения и порывы в некоем зеркальном отражении, которое есть воображариум детской личности. Хотя и может показаться, что человеческие чувства отражению не чужды, но в том и состоит иллюзия полутёмных чердаков, сараев и домашних коридоров, что там, как и в закоулках подсознания, шевелятся всяческие домовые, сущности призрачные и сказочные одновременно.

В детском воображении происходит всё что угодно, как самое ужасное, так и самое радостное, там решаются все проблемы иллюзорными щелчками пальцев. И если у ребёнка воображение играет роль развивающую, то для повзрослевшего сознания оно переходит в стадию фантазии как творческого, нестандартного способа разрешить возникающие ситуации. Потому практически и не бывает иллюстраций в художественных книгах для взрослых, а в книгах для детского чтения иллюстрации составляют значительную часть книг – практическое применение фантазии взрослым и обучение воображением детского ума, это и есть одна из главных причин иллюстрирования произведений для детей. Кстати, прекрасные иллюстрации для книги Юлии Нифонтовой сделаны художником Александром Ермоловичем и, что крайне важно отметить, это далеко не первый их совместный проект, потому и результат очевидно хорош.

Одной из самых важных линий сюжета, несомненно, является развитие взаимоотношений маленькой девочки и её отчима.

С самого начала читатель видит этого мужчину в искажённой детской ревностью оптике, глазами самой героини. Это выражено даже в таком, казалось бы, приписываемом матери, но на самом деле болезненно произносимым ребёнком имени отчима – Колясик. По тому общему описанию, что даёт Оля можно примерно понять ряд принципиально не отрицательных качеств отчима – он человек не глупый, имеет хороший заработок (может позволить свозить свою новую семью на отдых в курортный город), опрятен и не груб, готов идти на контакт с ребёнком, рождённым от другого мужчины и, главное, к нему хорошо относятся и мама Оли, и бабушка. Пожалуй, последний пункт и является для девочки камнем ревнивого преткновения, так как в подобной ситуации расположение к непринимаемому чужому человеку со стороны бабушки, становится панически опасным, воспринимается как покушение на последнюю собственность.

Здесь один из самых интересных конфликтов книги – взросление как осознание того, что близкие люди не есть твоя собственность. Ребёнок тянет руки к понравившимся предметам, требует внимания в любое угодное ему время и крайне возмущён, когда не получает желаемого. Такая стадия детства длится до первых столкновений с другими владельцами внимания окружающих и собственниками желаемых предметов, но постепенно приходит осознание, что мир вроде как крутившийся вокруг тебя, оказывается крутящимся вообще, сам по себе, и никакого тебя в центре нет. Так наступает взросление, и именно его читатель наблюдает в истории девочки Оли.

Но процесс взросления сам по себе не имело бы смысла описывать, если он ничем важным не отмечен. Что же такого важного происходит с героиней книги? Повзрослев на одну историю, она совершает то преодоление, которое впервые даёт поразительно добрые плоды. Оля вдруг открывает в себе способность сопереживать человеку, казавшемуся источником всех её моральных мучений, но полностью оправданным внутренним голосом совести. Девочка принимает выбор матери, находя в себе источник милосердия, а с ним и человеческой радости в семье как общего, но никогда не частного, не единоличного счастья.

Что же, уместны ли здесь мотивы язычества и народных поверий, ведь все домовые и прочая мелкая нечисть известные пакостники и хулиганы, хороши ли эти художественные образы для воспитания в детях милосердия и любви к ближним? Ответ на этот вопрос, как ни странно, совершенно не имеет отношения к этике или морализаторству, так как художественное произведение содержит в себе образы персонажей лишь в качестве элементов для реализации общего замысла. Важен нравственный опыт, что несёт в себе всё повествование целиком, но не отдельные элементы в повествовательной композиции.

Приключения маленькой девочки Оли – это есть авторская попытка научить юного читателя верному направлению движения души, а выбранные персонажи играют в основном замысле только подчинённую, инструментальную роль.

Результат пути главной героини и нравственный опыт превращаются в финале в опыт, получаемый юными читателями, и этот опыт — значит больше, чем разглядывание отдельно взятых персонажей книги, хотя разглядывание и происходит по ходу чтения.

Казалось бы, что на вышесказанном можно поставить точку, но всё-таки есть и ещё один вопрос, без разъяснения которого наш рассказ о книге Юлии Нифонтовой будет не полным. Можно ли надеяться, что сказочная нечисть не станет для взращиваемой в ребёнке личности препятствием к нравственному совершенствованию? Когда-то языческие культы прямо призывали к жестокости, бессердечному и эгоистичному образу действий, и всё же, в первые два века Новой эры над этим безумием поднялись великие, высоконравственные личности. Возможно, сегодня из художественных образов язычества извлекается нечто большее, чем развлекательный сюжет сказки? Ведь не напрасно почти два тысячелетия остаются актуальными слова Тертуллиана, ребёнка родителей-язычников, получившего прекрасное образование и опыт юного столичного распутства, но переросшего грубые, невежественные понятия и сказавшего: «Душа человеческая по своей природе – христианка». А значит, есть основания верить, что и главная героиня – девочка Оля, и юные читатели книги Юлии Нифонтовой найдут в себе эту милосердную и любящую душу, ибо такова природа добра. Всё-таки, история «Ермошка-добродей и Куриный бог» не о куриных божествах, не о фольклорной нечисти и не о ссорах домовых. Это сказка, рассказывающая о совершенно несказочных решениях человеческого ребёнка, об обретении внутри себя источника света.

Иван Образцов

поэт, прозаик, публицист, член Союза писателей России

г. Барнаул

 


1 комментарий

  1. Юлия

    Иван, огромное спасибо за великолепную, интересную рецензию и глубинное понимание литературного материала!

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика