Понедельник, 08.08.2022
Журнал Клаузура

Византия и Россия: «второй» и «третий» Рим. Прошлое и современность

18 июня 2022 года в The American Conservative была опубликована статья Энтони Константини под заглавием «Что произойдёт, когда падёт «Третий Рим»?». Автор отмечает «удивительные параллели» в истории Византии и России и на этом основании предрекает «российской империи», просуществовавшей почти пять столетий (включая советский период!), неизбежный распад и историческое небытие. Не испытывая к «имперскому» стилю правления ни малейшей симпатии, американский «демократ», тем не менее, призывает Штаты быть снисходительнее к России, так как предвидит катастрофические последствия от гибели этой «последней из могикан».

Цель публикации, приуроченной к набирающей обороты военной спецоперации России на Украине, в высшей мере прагматична. Не надо отчаиваться, убеждает автор своих американских соотечественников. Да, мы немного не рассчитали свои силы на Украине и в тактическом плане пока проигрываем. Но это не важно, так как демократическая Америка всё равно победит отсталую Россию. И эта последняя «империя», некогда претендовавшая на роль «Третьего Рима», неизбежно канет в Лету, подобно своей предшественнице Византии, признававшейся современниками «Вторым Римом». Всё очень просто и ясно, логично и убедительно.

Проблема только в том, что в реальной жизни лишённая извилин прямолинейная логика, как правило, не срабатывает именно по причине её прямолинейности. Особенно в том случае, когда кому-то очень хочется, чтобы эта линейность была абсолютной, нацеленной, словно стрела, в конкретного противника. Начнём анализ сказанного с Византии. Её самоназвание – Держава Ромеев. Сформировалась в конце IV века сначала как автономная (восточная) часть Римской империи, а после падения Рима в V веке – уже в качестве самостоятельного государства. Своё название получила от древнего города Византий. В VII веке государственным языком империи стал греческий язык. Просуществовала до 1453 года.

Важную роль в судьбе Византии сыграли две личности — римский император Константин I (Великий, 285-337) и византийский император Юстиниан I (483-565). Первый – основал новую столицу Римской империи, превратив Византий в Константинополь, и оказал активную поддержку христианской церкви, хотя и при сохранении языческих культов. Второй — превратил Византию в могущественную средиземноморскую державу, включавшую в себя (помимо Греции и Малой Азии) Северную Африку, Италию и часть Испании. Он также провёл кодификацию римского права, ускорил строительство храма святой Софии и возвёл систему крепостей по Дунайской границе.

Первоначальные контакты княжеской Киевской Руси с Византийской империей отнюдь не были дружественными. Древнерусский князь Олег в 907 году совершил дерзкий поход на византийские земли и даже достиг стен  Цареграда (Константинополя), но в 911 году заключил мирный договор с Византией. В середине X века киевская княгиня Ольга нанесла дружеский визит в Константинополь и приняла там христианство. А в 988 году её внук князь Владимир, грубо свергнув языческих богов, объявил христианство государственной религией Киевской Руси. В политическом плане Киев заключил союз с Константинополем, действовавший до 1040-х годов. Активно развивались культурные связи двух христианских государств.

При всей своей импозантной величественности на деле Византия была весьма рыхлым государственным образованием. Императорская власть, грешившая бюрократическими методами правления, сочеталась в ней с муниципальным самоуправлением провинций. Вследствие сохранявшегося римского «конституционализма» права граждан в византийском государстве были максимально уравнены. По словам византиеведа Константина Леонтьева (1831-1891), доходило до того, что случайные люди (мясники, торговцы, простые воины) «могли становиться» не только сановниками, но даже императорами. Фактически Византия «доживала» жизнь Рима, отстаивая ложные ценности, обрекавшие её на погибель.

 Хотелось бы согласиться с Константином Леонтьевым и в другом — в том, что, в противоположность рыхлой государственности, Византия «была молода и сильна религией». Но, думается, что и в этом плане далеко не всё в Византийской империи было однозначно. Мало того, что при Константине христианство в стране вполне уживалось с языческими верованиями, в самом византийском христианстве были сильны отголоски арианства, несторианства и монофизитства, которые не могли не сказываться на силе и чистоте христианской веры.

Могущественный Юстиниан, вынужден был в связи с этим бороться на три фронта — с язычниками, самаритянами и сектантами. Одновременно он стремился активно распространять христианство среди соседних тюркоязычных народов (авары, хазары, булгары) для смягчения их «диких» нравов и, тем самым, для укрепления безопасности империи на её рубежах. Этот последний аспект весьма важен. В миссионерском плане христианская религия использовалось византийскими императорами, по сути, в качестве орудия покорения народов и их колонизации. В подобных случаях византийской элитой двигали не столько искренняя личная вера, сколько лукавый государственный интерес.

Эти уловки могли срабатывать лишь временно, да и то исключительно при наличии реальной силы. А былая мощь у Византии катастрофически таяла. Империю сотрясали непрерывные раздоры и даже восстания. Христианская православная религия, сформировавшаяся в империи в IX-XI веках, из преимущества стала постепенно превращаться в слабость и объект нападок. Четвёртый крестовый поход (1202-1204) был организован римским папой Иннокентием III именно против византийской «ереси» и завершился падением Константинополя. Османской империи два века спустя оставалось только добить ослабевшую Византию и победоносно переименовать в 1453 году Константинополь в Стамбул.

Не Византия, а именно Киевская Русь была «молода» своей религией. В XI веке Киев был религиозной митрополией, которая управлялась православным митрополитом, подчинявшимся константинопольскому патриарху. Киевские князья-варяги, язычники по былой вере, взирая на лукавство византийских императоров, в свою очередь, не могли не рассматривать церковь в качестве опоры своей власти, по сути, навязывая христианскую религию народу. Эту подоплёку невозможно было скрыть от народных масс. В силу этого вполне обоснованно можно предположить, что христианство в Киевской Руси было поначалу преимущественно элитарной религией, вменённой массам законодательно сверху.

На мой взгляд, по-настоящему глубоко и истинно страдалец Иисус Христос, а с ним и христианская вера (именно вера, а не институт церкви и весьма непростое учение) естественно и органично вошли в душу русского народа через духовные страдания и физические тяготы под двухсотлетним монголо-ордынским игом. Жестокость чужеземцев, их бесконечные поборы и надменное глумление над покорённым народом по парадоксу истории сыграли в духовном плане для России благую роль, даже несмотря на расчётливое покровительство ордынцев христианским клирикам в целях умиротворения паствы. Протест против физического угнетения вылился у русского народа в духовное единение и гневное неприятие язычества, а накопленная духовная энергетика послужила окончательному освобождению страны в 1480 году от ненавистного гнёта.

Таково российское прошлое, прямо или косвенно связанное с Византийской империей. В государственном плане Киевская Русь унаследовала от рыхлой Византии земельное дробление и княжеские усобицы, приведшие, в конечном счёте, к её гибели. Взятие и разрушение ордынцами Киева в 1240 году знаменовало собой трагическую кончину Киевской Руси как самостоятельного государства. Сохранение его остатков на восточных рубежах, их развитие в рамках Московского княжества, затем царства и, наконец, Российской империи – это уже другая история, история другого государства, основанного на совершенно иных принципах своей государственности. (Об этом отдельный разговор).

Что касается религиозного преемства, то следует отметить, что российское православие по своей силе и направленности существенно отличалось от византийского православия и, тем более, от христианства римско-католического и протестантского. Восточно-русское православие, в отличие от них, не было миссионерским, навязчивым, агрессивным. Это была миротворческая вера русского народа в Христа-Страдальца, Христа-Спасителя. Эта вера являлась внутренней потребностью русского человека, его духовной крепостью, его храмом в душе. Это не значит, что русский человек не чтил Церковь и религию. Вовсе нет. Но в Церкви и религии он видел основы и символы своей веры, которые способствовали укреплению и сохранению личностного кредо в сложных жизненных обстоятельствах.

Это особое свойство русского православия со всей очевидностью обнаружило себя в России в 1990-е годы. Несмотря на жестокие гонения веры в Бога в советский период, повсеместное закрытие церквей и насильственное 70-тилетнее насаждение в народе и обществе атеистических идей, русский народ сохранил свою приверженность христианской религии именно в силу того, что это была его непоказная, не афишируемая, внутренняя вера, укоренённая в душе русского человека тысячелетними традициями. Такую веру невозможно было вытравить в русском человеке насильственными способами или модернизировать её «толерантными» либеральными методами.

Пройдя через горнило огненно «красной» атеистической пропаганды (70 лет!!!) и преодолев вязкую патоку вкрадчивого, ползучего, циничного либерального безверия (30 лет!!!), православная вера в 2000-2020-е годы очистилась в России от всякого рода скверн, хулы и искушений и вновь ярко воссияла, словно неопалимая купина, в народной душе.  Кто-то, подобно Энтони Константини, захочет представить этот сложный процесс в качестве скатывания России в плоскость небытия. Но это будет либо абсолютное невежество, либо откровенная, злобная ложь, либо самонадеянное игнорирование реалий.

Жертвенно-подвижническое событие 24 февраля 2022 года, ознаменованное началом союзнической спецоперации ДНР, ЛНР и России на Украине, будет памятно Европе и миру (не говоря уже о нашей стране!) не только освобождением Донецкой и Луганской республик от их оккупации киевской военщиной. И даже не денацификацией и демилитаризацией всей территории Украины в интересах безопасности России. Значение этого события намного шире и весомее. Эта дата вполне соотносима, на мой взгляд, с 8 сентября 1380 года — событием, вошедшим в мировую историю в качестве даты знаменитой Куликовской битвы.

Куликовская битва квалифицируется историками как решающее сражение союзнических сил русского войска, возглавляемого великим князем Московским Дмитрием Донским, с ордынскими полчищами под руководством Мамая. Кровавая схватка на поле Куликовом закончилась победой русского оружия и русского духа. И хотя монголо-ордынское иго в результате этого великого сражения не было окончательно свергнуто, тем не менее, оно было серьезно ослаблено, что, в конечном счёте, послужило важным фактором в освобождении Московской Руси от чужеземного гнёта.

Украина тоже явилась полем решающей битвы России с объединёнными силами Запада с целью освобождения россиян от 300-летнего западного ига. Это иго снизошло на нашу страну сначала под видом просветительского блага, но постепенно стало менять свой внутренний окрас и в 1990-е годы уже открыто превратилось в тяжкое бремя для русского народа и России в целом. Начало этому навязанному России западническому курсу было положено «тишайшим» русским царём Алексеем Михайловичем (1629-1676) и продолжено его «великим» сыном Петром I (1672-1725). Отец руками патриарха Никона (1605-1681) модернизировал на польский манер русский православный церковный канон, расколов при этом Церковь, и закрепил крепостное право в России. Сын радикальными реформами перестроил всю жизнь России на европейский лад.

Можно по-разному относиться к этим деяниям царя Алексея и императора Петра, но не подлежит сомнению то, что введённые ими и поддерживаемые их преемниками чужеземные порядки, и иноземная культура, отрывая от народа элиту, радикально ломали устои народной жизни. При этом деформировался духовный мир людей, рождались и усиливались протестные настроения, осложнялась жизнь общества, а главное – подвергались постоянному давлению и дискредитации нравственные ценности, самородно присущие глубинной русской цивилизации. Западное влияние, по словам историка Василия Ключевского (1841-1911), разрушило «цельность» русской жизни, породив «два миросозерцания, два враждебные порядка понятий и чувств, два лагеря».

24 февраля 2022 года самораспятию России на кресте западничества был положен конец. Заявив о наличии у нашей страны собственного национального интереса и продемонстрировав решимость отстаивать его любыми средствами и до конца, российское руководство вышло на путь вовсе не возрождения былой империи, а воссоздания новой, русско-российской, православно-многоконфессиональной цивилизации. И эта миротворческая, нравственная в своей основе, цивилизация не может не быть антиподом цивилизации американской, продемонстрировавшей миру весь спектр негативизма, далеко выходящего за рамки разумной морали и этики.

Что касается сравнения нашей страны с Византией, то оно даже в малейшей степени не может соотноситься с новой Россией, жертвенно отстаивающей на Украине ценности мира, добра, справедливости и здравомыслия. «Удивительные параллели» с Византийской империей, скорее, присущи нынешнему «гегемону» США и, уж во всяком случае, сегодняшним Объединённым Штатам Европы. В государственном отношении Евросоюз сейчас даже ещё более рыхл, чем Византия. А уж в духовном плане, не веря ни в Бога, ни в дьявола, своим агрессивным «миссионерством» Запад в разы превосходит Византийскую империю. Такого чудовищного по своей агрессивности навязывания миру ставшей гнилой и трухлявой западной «цивилизации» человечество ещё не видывало.

Победа над лукавым Западом на поле украинском, в которую я свято верую, разумеется, не станет «окончательной» и «бесповоротной».  Борьба России с такой махиной, как коллективный Запад и часть Востока, предстоит серьёзная и долгая. Возможно даже, — не одно десятилетие. Но, во-первых, у нас не было, нет и не будет иного выбора. Во-вторых, идолопоклонство США перед золотым тельцом и их стремление навязать этого языческого истукана всему миру достигли такого исступлённого безумия, что мы в нашей борьбе, разумеется, не останемся без надёжных и верных союзников. И, в-третьих, Господь всегда помогал России в её миротворческих делах. Убеждён, что, по достоинству оценив самопожертвование наших воинов, Он и ныне не оставит нас в нашем правом деле.

Думаю, что всего этого вполне достаточно для нашей победы над обезумевшим супостатом. А посему Западу рано хоронить нас и весь честной люд. Мы ещё поживём и поборемся и обязательно «увидим небо в алмазах» — в «алмазах» победного салюта.

Александр  АФАНАСЬЕВ


комментария 2

  1. Генрих

    Очередная «история» для России придумана, вместо знания и понимания исторического процесса придумывают «историю» под свою идею. Отказ от мышления дорого обойдётся.

  2. Борис

    «В государственном плане Киевская Русь унаследовала от рыхлой Византии земельное дробление и княжеские усобицы,» Это не наследие Византии, а закономерный этап эволюции феодализма

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика