Пятница, 26.08.2016
Журнал Клаузура

Юлия Куликова. «Фандрайзинг в сфере культуры»

фандрайзинг в искусстве


В последние годы проблемам культуры уделяется много внимания. Более того, на самом высшем уровне подчеркивается важность использования стратегического ресурса культуры в контексте формирования инновационной экономики. Как отметил президент России, Дмитрий Анатольевич Медведев: «Инновационная экономика может сформироваться только в определенном социальном контексте, как часть инновационной культуры… Мы обязаны беречь единое культурное пространство страны во всем его многообразии, помогать сохранению богатых национальных традиций народов России». К сожалению, приходится констатировать, что, несмотря на такие заявления, государство поставило приоритетными развитие других направлений, что привело к ухудшению финансирования культуры. Так, если в начале девяностых годов, организации в культурной сфере находились на полном государственном обеспечении, то сейчас финансирование со стороны государства в процентном соотношении уменьшилось в несколько раз. В связи с этим актуальной проблемой становится поиск альтернативных источников финансирования, фандрайзинг. Попробуем разобраться, что это за явление и насколько оно прижилось на Российской земле.

В широком смысле к фандрайзингу относится деятельность по поиску финансовых средств, человеческих ресурсов (времени, всевозможных услуг, оборудования) и т.д., требуемых для обеспечения какой-либо деятельности. В узком смысле под фандрайзингом понимается поиск средств из альтернативных источников для формирования денежных фондов, который еще уже сводится к поиску инвесторов. Следует отметить, что послед-них в основном привлекают под проекты, конечной целью которых является извлечение прибыли. Отличительной же особенностью фандрайзинга вообще, а в сфере культуры, в частности, является то, что средства привлекаются под некоммерческие проекты, которыми призваны заниматься различные виды некоммерческих организаций. Вопрос извлечения прибыли для них отходит на второй план. И основной целью является не формирование основных фондов, а обеспечение деятельности. И, прежде всего, деятельности в сфере культуры.

 Понятие фандрайзинга пришло к нам из США, где он употребляется в секторе некоммерческих негосударственных организаций, выполняющих задачи, на которые частный и государственный сектора экономики не обращают внимание. Изначально сфера некоммерческой деятельности некоммерческих негосударственных организаций была крайне узка, однако со второй половины XX века общее количество занятых в этой сфере начинает возрастать буквально в геометрической прогрессии.

К началу 80-х годов прошлого века финансовый кризис в США привел к существенному снижению государственного финансирования социально-культурных проектов. Вот почему именно с этого времени фандрайзинг, который изначально не ориентировался на привлечение государственных средств, начал охватывать все больше сфер деятельности. Вместе с этим произошла диверсификация источников финансирования некоммерческих проектов, появились новые виды и формы фандрайзинга, среди которых были и те, что не подлежали налогообложению.

Фандрайзинг является относительно молодым явлением, которое оформилось в отдельную дисциплину с конца восьмидесятых годов прошлого века. Приблизительно в это же время последовал распад Советского Союза, одним из следствий которого была активизация международных связей нашей страны. Обрушение железного занавеса сделало наше общество более открытым для проникновения новых идей, что вместе с развитием деятельности некоммерческих организаций, способствовало зарождению фандрайзинга в России в начале девяностых.

 Развитие фандрайзинга в нашей стране неразрывно связано с развитием благотворительной деятельности. Как известно, само понятие благотворительности в Советском Со-юзе рассматривалось, как идеологически чуждое. Так, в одном из изданий Большой Советской Энциклопедии мы находим ее определение, как «явление, свойственное лишь классовому обществу». В более позднем издании отмечалось, что «благотворительность в социалистическом обществе не нужна, так как в советском обществе уничтожены нужда и нищета». На немногих из тех, кто занимался благотворительностью, смотрели, как на чудаков. Лишь в конце восьмидесятых произошла «реабилитация» благотворительной деятельности. А в середине девяностых годов прошлого века она была закреплена в основном законе Российской Федерации. Именно в этот период происходит активное развитие и становление некоммерческих организаций, создававшихся в разных сферах для благотворительной деятельности. Поскольку работа таких организаций осуществляется, прежде всего, в социально-культурной сфере и не направлена на извлечение прибыли, то сразу же встает вопрос о механизмах их финансирования без участия государства, то есть о поиске средств из альтернативных источников. В связи с этим, вполне сложившаяся к тому времени на Западе технология фандрайзинга, пришлась ко двору, как нельзя кстати.

Мы подошли к описанию фандрайзинга, для чего нам следует определиться с его вида-ми. В современной литературе можно встретить различные методы классификации фандрайзинга, отличающиеся по сравниваемым критериям. Мы приведем лишь некоторые из них.

В зависимости от цели финансирования различают проектный и оперативный файндрайзинг. В первом случае собираемые средства идут на осуществление конкретного проекта. Потенциальные инвесторы лучше всего воспринимают именно данный вид фандрайзинга, поскольку средства жертвователей расходуются на реализацию определенного проекта с четко очерченными целями, задачами, статьями расходов. Соответственно и отчетность по нему будет более понятная, поскольку за каждой суммой стоит свой уча-сток выполненной работы. Несмотря на то, что вопрос получения прибыли отходит в не-коммерческих проектах на второй план, именно проектный файндрайзинг более остальных его видов подходит для ее извлечения в случае успешной реализации проекта.

Сложнее обстоит дело с оперативным фандрайзингом. Поскольку он направлен не на реализацию конкретных проектов, а на поддержание, на продолжение благотворительной деятельности (заработная плата сотрудникам, очередное медицинское обслуживание, вы-плата аренды за помещение и т.д.), то, как следствие, является менее оформленным и от-того гораздо менее эффективным. Каждый инвестор хочет видеть, куда поступили его средства, и конкретный результат своего пожертвования. С другой стороны, привлекательность оперативного фандрайзинга заключается в том, что деньги будут вкладываться в долгосрочные проекты, функционирующие длительное время. В этом случае факт целевого расходования средств может быть легко проверен, снижается степень инвестиционного риска.

Другая классификация предполагает различать фандрайзинг по способу осуществления: внешний и внутренний. Первый предполагает, что для поиска потенциальных инвесторов привлекаются специальные агентства и консультанты, не входящие в штат некоммерческой организации. Возможно, что оплата услуг по поиску благотворителей в конечном счете будет отнесена к оперативному фандрайзингу, поскольку часть привлеченных средств в конечном итоге может пойти на заработную плату сотрудникам некоммерческой организации.

В случае же внутреннего фандрайзинга поиск потенциальных инвесторов (равно как и поиск самих проектов) под конкретные проекты ложится на плечи сотрудников некоммерческой организации.

Следует отметить, что внутренний фандрайзинг может являться крайне эффективным. Для примера, опишем деятельность одного из российских фондов, через который осуществляется финансирование большого количества проектов в области науки и искусства. Его грантовый отдел состоит всего лишь из 5 человек, включая руководителя. Каждый из сотрудников (кураторов проектов) имеет ученую степень в своей области, что позволяет небольшому отделу одновременно выполнять экспертизу проектов в разных сферах. Благодаря хорошо налаженной связи с российскими/иностранными инвесторами, а также базе данных творческих коллективов, появляется возможность поиска привлекательных для инвестирования проектов (и наоборот, подбора инвесторов под перспективные направления), их экспертизы и последующего сопровождения вплоть до сдачи заключительного отчета заказчику. И это осуществляется силами всего лишь 5 (!) человек.

 Следует отметить, что в сопровождении проектов деятелям науки и искусства в каком-то смысле проще иметь дело с подобными фондами, нежели проводить проекты через собственную бухгалтерию. Ни для кого не секрет, что для любого руководителя будь то, заведующий лабораторией, или дирижер оркестра, приходится заниматься не столько научной/концертной деятельностью, сколько выполнять функции материального обеспечения коллектива, договариваться о выделении грантов, организации поездок/гастролей для своих сотрудников. Фактически, они выполняют функции завхозов, что убивает самое ценное — творческое начало. К сожалению, бухгалтерия подобных организаций работает крайне неэффективно, требуя от ученых/деятелей искусства огромное количество всевозможных бумаг, отчетов. При этом формы последних постоянно меняются, о чем, как это бывает, «случайно» забывают предупредить руководителей, которым приходится, кляня все на свете, переделывать отчеты заново. До творческой ли работы им будет после этого?? По-видимому, ответ слишком очевиден. Вот почему, если 200 лет назад, великий Суворов сказал: «Любого интенданта после пяти лет службы можно вешать без всякого суда» — то это же выражение справедливо в наше время и для канцелярий большинства российских учреждений науки/культуры. Ведь если посчитать, сколько талантливой молодежи ушло с выбранного по велению души поприща, оказавшись не в силах справиться с мастодонтом бюрократической машины, сколько талантов так и осталось нераскрытыми, то можно придти в отчаяние.

Напротив, деятельность вышеприведенных фондов избавляет творческих людей от ненавистной бумажной волокиты, поскольку некоммерческие организации берут эту не-благодарную работу на себя. Отчеты же о проделанной работе вполне привычны и не будут выходить за рамки формата статей. Появится долгожданная возможность посвятить себя творческой деятельности.

 Итак, как мы видим, небольшой штат подобных некоммерческих организаций позволяет им действовать каждом в отдельно взятом случае чрезвычайно гибко, применяя индивидуальный подход при работе, как с инвестором, так и с исполнителем. Фактически они являются посредниками между заказчиками и творческими коллективами.

К сожалению, поиск инвесторов, поиск финансирования конкретного проекта в сфере культуры никогда не был легким делом. И это несмотря на то, что, обладая свободным доступом в интернет, выход в который стал возможен практически с любого мобильного телефона, широкое распространение социальных сетей делают возможность обращения к потенциальному жертвователю намного проще, чем раньше.

Поиск доноров можно осуществлять по электронной почте, при помощи факса. Однако многие пользователи интернета, опасаясь вирусных атак, блокируют свои компьютеры от получения писем с незнакомых адресов. Поэтому лучше обращаться в письменной форме к потенциальном инвестору после предварительного знакомства. Иначе существует большой риск попадания письма в спам. Кроме того, многие сотрудники некоммерческих организаций (фандрайзеры) практикуют поиск жертвователей при личной встрече. Она может произойти, как в рамках специально организованных мероприятий, так и в самый неожиданный момент, будь то полет в самолете, поездка в лифте или в том же отпуске. В любом случае второй такой возможности для встречи может и не оказаться. В связи с этим в некоторых практических пособиях по фандрайзингу рекомендуется выучить наизусть небольшой короткий текст, в котором бы предельно кратко и ясно были сформулированы цели проекта, его задачи и результат. Быть в постоянной готовности – вот основное правило фандрайзеров.

Мы описали лишь общие принципы фандрайзинга. Реально же его практическое осуществление зависит от целого ряда факторов: размером финансирования со стороны государства, особенностями законодательства, традициями, менталитетом и многими другими. Ниже мы рассмотрим национальные особенности финансирования культуры и фандрайзинга за рубежом, и сравним их с российскими.

В настоящее время принято различать несколько моделей финансирования культуры за границей: романский, германский, британский и американский.

Романский тип характерен для Франции, Испании и Италии. Основную часть финансирования культурной сферы берет на себя государство, вследствие чего оно осуществляется достаточно централизованно. Более того, культурные мероприятия в Италии разрешено организовывать только правительственным организациям и в некоторых случаях частным лицам, имеющим специальное разрешение. Столь высокий уровень финансирования государством сферы культуры в вышеуказанных странах вызван трепетным отношением к своему культурному наследию. И это вполне объяснимо. На территории той же Италии по состоянию на 2011 год находилось больше объектов всемирного наследия ЮНЕСКО, чем в какой-либо другой стране.

 Во Франции государство поддерживает национальную культуру, начиная с XVI века. По последним данным французские государственные учреждения культуры финансировались на 100% за счет казны. Всего же это составляло около 80% от всех расходов в сфере культуры, что свидетельствует о поддержке, оказываемой французским правительством частным музеям и коллекциям.

Но насколько столь большие вложения в сферу культуры могут быть окупаемыми? Приведем простой пример. По итогам прошлого года французский Лувр, обладателя кол-лекции из 35 000 шедевров мирового искусства, посетило 8,8 миллиона туристов, что позволило ему занять первое место в мире по посещаемости. За этими ошеломляющими цифрами стоит работа десятков людей. Так, маркетинговая служба Лувра включает в себя 4 отдела, сотрудники которых занимаются работой с аудиторией, распространением информации о музее и проходящих в нем экспозициях. Культурная служба Лувра занимается организацией конференций и подготовкой рекламно-информационных материалов. Больше всего в системе Лувра привлекает искреннее желание поделиться духовным сокровищем нации с каждым приезжим, что проявляется в разумной ценовой политике. Нет ощущения того, что тебя пытаются обобрать, что, к сожалению, является неотъемлемой чертой работы некоторых отечественных музеев. Например, за 50 евро в Лувре можно приобрести специальную музейную карту (Paris museum pass), которая позволяет в течение 4 дней неограниченное количество раз посетить 36 самых известных музеев Парижа, включая Лувр, Триумфальную арку, Парижской оперы и других из списка. При этом во всех посещаемых местах бесплатно предлагаются путеводители на русском языке.

 Отношение к культуре, как к национальному достоянию, приводит к тому, что туризм в странах с Романским типом финансирования сферы культуры, чрезвычайно высок вклад туризма, как в абсолютных величинах, так и в процентном отношении к общему значению ВВП. Так, вклад туризма в экономику Франции составил 7% ВВП, что больше (!) чем у автомобильной промышленности. Италия занимает пятое место в мире по посещаемости и четвертое по прибыли от туризма. Ежегодный доход в этой сфере составляет 10 млрд долларов США и 12% ВВП. В Испании, несмотря на охвативший Европу финансовый кризис, доля туризма в ВВП в прошлом году на 2.6% по сравнению с 2010 годом. Благодаря этому страна дополнительно получила 17000 рабочих мест и 2 млрд. 678 млн. евро прибыли. Львиную долю от дохода в области туризма составляет вклад культурной сферы.

Для сравнения приведем данные по России. Так, доля туризма в последний докризисный 2007 год составила всего лишь 6.6% от ВВП по сравнению со средним мировым показателем 9.7%. Если в Великобритании на 1000 человек населения ежегодно приезжает 525 иностранных туристов при среднемировом значении 300 туристов, то в России на 1000 человек населения приезжает около 160 туристов.

В конечном итоге, столь явная недооценка культурно-туристического кластера приводит существенному снижению темпов экономического роста и проблеме безработицы, остроту которой при правильном подходе можно было существенно снизить, поскольку по данным ВТО, обслуживание одного иностранного туриста в стране его пребывания способствует образованию около 9 рабочих мест. Вот почему участникам проведенного в июле 2011 года Московского форума «Культура как стратегический ресурс России в XXI веке» однозначно было, над чем призадуматься.

 Германский тип финансирования культуры характерен для Германии и Скандинавских стран: Швеции, Финляндии, Норвегии и Дании. В этом случае со стороны центральной власти наблюдается административная поддержка, но основная часть финансирования осуществляется за счет местных бюджетов (субъектов Федерации), а также при помощи различных независимых фондов. Такой тип поддержки культурной сферы предполагает грантовую поддержку. Гранты могут выделяться, как организациям, имеющим право осуществления такого рода деятельности, так и отдельным лицам. Механизмы и условия их предоставления в разных странах существенно отличаются вследствие отличий местного законодательства. Формы грантовой поддержки в странах с Германским типом финансирования культуры могут быть крайне разнообразными. Одни выделяются на осуществление концертной деятельности, другие – на организацию художественных выставок. В некоторых случаях с целью выполнения конкретного задания в сфере культуры/искусства (постановка спектаклей, съемка кинофильмов и т.д.) может создаваться так называемый «временный творческий коллектив», итоги деятельности которого могут быть представлены на различных конкурсах или фестивалях.

Как мы уже сказали, гранты могут предоставляться на самых различных условиях. Для получения договорного гранта между учреждением культуры и государством заключается специальное соглашение определенной длительности. В некоторых случаях грант вы-дается по итогам деятельности (например, уровню посещаемости) в соответствии с утвержденными нормами финансирования. Другой тип гранта, базисный, предназначен для покрытия определенной доли затрат (как правило, около 50%) на оплату труда работников учреждений сферы культуры. Поскольку уровень зарплаты для театральных артистов, музейных экскурсоводов, музыкантов оркестров определяется местными нормами, то и выделяемые суммы будут также отличаться. Несмотря на то, что базисный грант может и не покрывать реальные расходы отдельно взятого учреждения, однако определенный уровень занятости в сфере культуры в конкретном территориальном образовании при таком подходе все же гарантирует. Здесь мы сталкиваемся с некоторой формой уравниловки – «столько-то средств на культуру в пересчете на 1 район». Во избежание механического характера при поддержке культуры для ее выдающихся деятелей в качестве признания их заслуг предусмотрены бессрочные почетные гранты. Для поддержки же талантливых молодых писателей/художников предусмотрены пятилетние гранты, которые являются гарантированным источником дохода, и позволяют им спокойной заниматься творческой деятельностью, не отвлекаясь ни на что другое. Более того, процедура их получения максимально упрощена.

 Следует отметить, что в нашей стране вот уже не первый год действует Федеральная Целевая Программа «Культура России». Не так давно была принята ее концепция на 2012-2016 годы. Как отмечали ее разработчики, несмотря на то, что, благодаря принятым мерам, в последние 10 лет отмечалась положительная динамика ряда показателей, до настоящего времени решающего позитивного изменения в сфере культуры не произошло. До сих пор мы не можем оправиться от последствий разрушительных событий девяно-стых годов. Так, согласно данным статистики, в настоящее время в России функционируют 2500 музеев и 600 театров, однако их деятельность не может покрыть потребности населения в масштабах страны. Начиная с 1995 года, численность зрителей театров почти не увеличилась, а 80% населения не посещает их даже раз в году. За этот же период количество музейных посетителей возросло на 7%, однако и здесь мы видим, что около 70% населения годами не посещают музеи. Приведенные цифры, с одной стороны, свидетельствуют о недостаточности принимаемых мер, с другой – показывают, насколько решение экономических проблем для большинства наших граждан перевешивает культурную составляющую. Очевидно, предстоит сделать очень многое для того, чтобы хоть как-то приблизиться к европейским показателям.

Но двинемся дальше. Великобритания всегда немного отличалась от материковой Европы, что, среди прочего, выразилось и в Британском типе финансирования культурной сферы. Он предполагает диверсификацию источников поступаемых средств. Бизнес и государство совместно финансируют учреждения культуры. Такая практика сформировалась 30 лет назад, поскольку непосильные расходы на оборону в разгар Холодной войны заставили правительство во главе с Маргарет Тэтчер сократить государственное финансирование культуры. Вот почему совершенствование менеджмента и поиск источников альтернативного финансирования стал для учреждений культуры вопросом жизни и смерти. Практика фандрайзинга, которая до этого не была распространенной в Великобритании, стала с того времени неотъемлемой частью ее культурной сферы.

 В Великобритании крайне распространено спонсорство культуры со стороны корпораций, которые объединяют свои усилия с государством. Выделяемые на культурные проекты средства поступают на счета специальных агентств-посредников. Смысл их работы состоит в поиске интересных проектов культуры/искусства, которые в дальнейшем будут финансироваться при помощи государственного и частного капитала.

Для примера рассмотрим деятельность Европейского агентства «Arts&Business», кото-рое успешно функционирует на протяжении почти 30 лет. Оно было основано Колином Твиди, который работает одновременно и в банковской сфере, и как театральный мене джер. Если первоначально в агентстве работало 50 человек, обеспечивавших финансовую поддержку проектов сфере культуры на сумму приблизительно 1 млн долларов США, то к 2012 году оно смогло превратиться в самую мощную в мире посредническую компанию, через которую проходит свыше 10% от всех средств, выделяемых на финансирование искусства Великобритании. Столько оглушительным успехом «Arts&Business» во многом обязано своему основателю К.Твиди, имеющему безупречную репутацию среди деятелей искусства/культуры. В своей работе агентство активно применяет методы фандрайзинга, благодаря чему удается собирать существенные суммы. С целью поддержания здоровой конкуренции «Arts&Business» старается регулярно устраивать конкурсы среди проектов в сфере культуры/искусства, благодаря чему финансирование получают самые привлекательные из них.

Другим, не менее известным успешным примером, является деятельность агентства «Comedia». Оно было основано несколько раньше, чем «Arts&Business», но в своей работе использует принципиально иной подход. Его основатель, Чарльз Лэндри, является виднейшим специалистом в области использования культурных ресурсов для возрождения территорий, культурному планированию и футурологии. Деятельность агентства «Comedia», в отличие «Arts&Business», сводится не к фандрайзингу, а к разработке проектов, направленных на развитие городов. Для этого специалисты выбирают определенную территорию, нуждающуюся в оздоровлении, затем совместно с представителями муниципалитетов проводят комплексный анализ. Плодом же их совместной работы является про-грамма по культурному оздоровлению территории.

Подобный пример разумной частной инициативы можно встретить и в России. Одним из них является деятельность Института культурной политики. Он был основан в Москве в 2002 году и представляет собой агентство, которое занимается аналитической, консультативной и проектной работой в сфере искусства. Для этого Институт активно привлекает ведущих российских и иностранных экспертов. За 10 лет работы в сотрудничестве с российскими властями и международными организациями, такими, как Совет Европы, Немецкий культурный центр им. Гете, вышеупомянутыми агентствами «Arts&Business», «Comedia» и другими, был реализован ряд проектов на различном уровне, начиная от муниципального и заканчивая международным. К сожалению, деятельность таких организаций, как Институт культурной политики, по сравнению с Европейскими странами, в России распространена не так широко, однако в нашей стране имеется большой потенциал для их развития и повышения роли в культурной деятельности.

 Последним типом финансирования культуры за рубежом является Американский. Не-смотря на то, что фандрайзинг, как самостоятельная дисциплина, зародился именно в США, это не означает полного самоустранения государства от финансирования культуры. На это можно возразить: Как же это не устранилось? Ведь основная часть американских учреждений культуры является частной, а не государственной? Дело все в том, что отсутствуют прямые субсидии в культурную сферу, что мы наблюдали на примере Франции, Италии и иже с ними. Возможно, это вызвано тем, что история США (Нового Света) слишком молода и не имеет столь богатых культурных традиций, как в Европе. Однако государственная власть постоянно подчеркивает важность культуры в жизни общества. Отсутствие же прямого финансирования с избытком компенсируется поддержкой в виде щедро выделяемых грантов.


Комментариев: 8

  1. Людмила

    Интересная и полезная статья. Но где найти фандрайзера? Этика фандрайзинга в России говорит, что фандрайзер должен работать на зарплату. А почему?
    Он вполне может работать и под процент, как риелтор! Кто придумал этику фандрайзинга? Думаю, что тот у кого
    есть стремление к введению ограничений на профессиональную занятость фандрайзингом. В США откуда и явился к Россию фандрайзинг полно тех, кто работает за процент.

    Публикация интересная, хотя и не бесспорная!

    • Анна Григорьева

      Людмила, как профессиональный фандрайзер в сфере культуры могу Вам сказать, что фандрайзеры с удовольствием работают за процент в тех случаях, когда готов продукт (выставка, карнавал и т.д.). Но вот вопрос — зачем Вам как проекту с готовым продуктом переплачивать, к примеру мне % если все компании известны и Вы сами можете выполнить эту работу. Следовательно если Вас интересуют профессиональные компетенции, а в случае фандрайзинга это профкомпетенции в области юридического права, коммерции, маркетинга, медиапродвижения проекта, наработанные контакты с топменеджерами корпораций и крупных производственных компаний, а этот оплачиваемые компетенции. Больше Вам скажу, за последние 15 лет я ни разу не видела готовый продукт, так что простите, но не надо обесценивать нашу работу!

  2. Денис Афанасьев

    Очень, очень познавательно и полезно. Есть тема открыть такое агентство. Статья прямо как стратегия действий. Набросок бизнес-плана.Спасибо огромное, Юлия Куликова!

  3. Лада

    Спасибо. Очень хорошая, лаконичная и в то же время очень понятная статья. Готовилась на экзамены по фандрайзингу — очень помогла!

  4. Гладкая Анна

    Статья интересная, особенно в части описания опыта Лувра в привлечении большего количества посетителей.Для нас свойственно загибать цены и удивляться:»Почему никто не хочет приобретать наши услуги и товары?».Многое для себя почерпнула. Спасибо.

  5. Глущенко

    Хотелось бы знать откуда такое слово у автора — ФАНДРАЙЗИНГ? когда есть исконное и всем понятное слово «меценатство». Специально смотрел в поиске интернета, никто кроме данной женщины это слово не употребляет. Это ее личный неологизм? зачем?
    Она нас хочет уверить, что государство устранилось, это нормально и меценаты спасут культуру. Просьба к автору назвать кто они? или она не может и меценаты у нас скрываются от стыда? или их деньги такие что надо скрываться? КТО эти люди и есть ли они в нашей стране в принципе? и не хочет ли автор, торгуя по сути меценатами, выдать желаемое за действительное?
    Короче вижу, еще одна кормушка открылась, в которую все полетит мимо культуры. Друзья! не попадайтесь!

  6. Несмеянова Ольга

    Переопубликовано с других ресурсов, что и поддерживает репутацию журнала со второсортным материалом

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика