Суббота, 25.05.2024
Журнал Клаузура

Когда Учитель – против «учителей года»

Учитель года (недели, месяца, дня) или Учитель, который вне всяких конкурсов, а милостью Божьей – без цацок и побрякушек, без игры в лучшего, потому что лучший – по сути своей, избравший труд сей тяжкий не ради славы и не на год, а навсегда, потому что…
Кто, если не он?
И идёт каждое утро к тем, кто ещё не проснулся, но именно Учитель и сможет его, уже проспавшего что-то в молодой жизни своей, разбудить, и будет стучать и обязательно достучится.
Работа у него такая?
И поэтому тоже…
Не играть он в школу приходит, а дело своё делать,
и дано ему не так много, как в задачке:
он сам,
доска,
мел
и Слово.
Всё остальное – суета и пустое,
ибо…
если нечего тебе сказать,
то никакие технологии твоей пустоты прикрыть не смогут.
И конкурс никакой не спасет,
и победа ничего не прибавит.

Сам-то понимаешь это, конкурсант учительский?

Глубоко в душе — понимаешь?

Страшно вытащить это понимание пустяшного наружу?

Боишься чего?

Победы хочешь… какой?

От футлярного-то человечка – прыжок вон куда – над толпой, которых обскакать сумел?

Только хороша ли твоя победа, Учитель года (недели, месяца, дня) если цена победе давно назначена?

***

Стало страшно, когда шоубиз прилетел и в школу.
Учительницы (потому что учителей в школе – полтора человека, речь не о них!) тоже посчитали себя на минуту артистками.
А почему нет?
Есть подиум — сцена
и выход есть – более или менее торжественный,
есть даже публика в виде тех же учеников (они и массовка очень часто!).
И даже их родители, которые подыгрывают «примадонне», пустившейся в конкурсную авантюру, и окружение её играют совершенно точно.

Ещё помнится «медальное» время, когда после письменных экзаменов давалась школам одна ночь на переписывание контрольной по математике и сочинения по литературе. Случалось иногда, что медалей на одного учителя было много. Переписать 6-8 сочинений и совершить подмену того, что уже лежало в директорском сейфе… Это, скажу вам, было достойно работы Штирлица, только сложнее…
Надо ещё и заново написать эти самые контрольные работки, простите за уничижительное словцо, потому что фальшивка на работу не тянет никогда, даже если сделана качественно.

Итак, было и прошло, когда учительни(ЦЦЦ)ы делали себе имя на медалях, которые сами и выписывали за ночь до или после экзамена, совершая подмену. Учительниц этих хвалили по итогам работы, награждали, вспоминали на августовских совещаниях… Гордились ими почему-то, хотя гордиться махинациями никогда приличным не было.

Было время, когда я очень смеялась, если слышала вдруг, что чьё-то чадо окончило школу с такой-то медалью. Говорилось это с гордостью, конечно, а ирония слушателя вызывала недоумение, хотя каждый из собеседников чётко понимал , о чём разговор шёл. Было ли стыдно тем, чьи отпрыски заполучали себе злополучную медаль?
Оставим вопрос без ответа.

Сегодня другие игры в школьных домах.
Теперь учитель(ница) может принять участие в конкурсе на звание «Учитель года». Она будет весь год ковать победу, а ещё много-много людей из той же школы станут эту победу окучивать: писать нужные для победы тексты – в стихах и прозе, придумывать конкурсы, рисовать схемы и плакаты, заботиться о наглядности всех используемых пособий, петь или танцевать, что тоже для победы необходимо очень… Можно перечислять долго, но главным остаётся одно: учебный год, отданный  одному учителю, захотевшему получить знатную цацку, пройдет мимо учеников, ради которых педагоги должны приходить в школу.
О чём это я?
Не до учительства будет в этот злополучный год педагогу-конкурсанту.
Всё очень просто.

А если, не дай-то бог, победит Некто, потому что случайных побед в делах эдаких не бывает по сути, то работать будет и совсем некогда. Гастрольные туры не позволят: начнутся поездки по городам и весям: опытом делиться, народу о себе заявлять.

Такая вот это канитель – конкурсы учительские. Шума много, а …ничего, ибо… Ибо…
К поступлению в вузы готовят выпускников репетиторы – безымянные герои образовательного фронта. Пока конкурсанты соревнуются, бывшие педагоги – нынешние пенсионеры их чёрную работку и выполняют, вытаскивая на своём хребте то, что будет для выпускников важнее пустых побед всех учительниц вместе взятых.

Обратите внимание, как уничижительно звучит слово «учительница» в таком контексте по сравнению с достойнейшим «учитель». Вроде бы и значимость оно потеряло, и уважение, и содержание своё поистрепало. И думается, если такое возможно, были бы в школе учителя (мужчины), а не тщеславные учительницы, берущиеся не за своё дело… Может быть (наверняка!) достойнее выглядела бы наша школа сегодня. Бабье царство на пользу институту школы не пошло совсем, не захотели учительницы остаться учителями, увы им, увы…

Особый учительский флёр – научное руководство списанных из Интернета рефератов, выдаваемых за …(язык застревает в горле)…
За что выдаваемых?
За научные детские работы.
Какие — какие работы?
За научные!
Ещё раз, пожалуйста…
За научные детские работы выдаются списанные из Тырнета статьи, рефераты и прочая галиматья.
Дошло?
Нет.
Идём дальше…
Куда?
Вопрос по существу, но ответа на него пока нет, если уж совсем честно.

Дети получают нелепые дипломы за хорошо списанную работу и выезжают победителями в города и столицу – наградой за солидный… псевдонаучный труд.

Учительницы, ставшие вдруг «научными руководителями», держат спину и не моЖут скрыть своей фальшивомонетной значимости в этой никому не нужной игре, заваренной на подмене ценностей.

В итоге довольны все: детишки уже трутся возле науки (как бы),
учительницы обеспечивают им сцепление,
школа искренне гордится успехами в науколожестве…

А что в итоге имеет от этого научного карнавала животных  страна?

Оставим без ответа, который должен зародиться у каждого, кто принимает участие в столь постыдных делишках, приучая юную поросль к нечестным постыдным играм.

Хочется вспомнить прекрасных педагогов советского кино, которых трудно представить победителями нынешних конкурсов «Учитель года».
Станислав Ростоцкий. «Доживём до понедельника».
Учитель истории Мельников, блестяще сыгранный Вячеславом Тихоновым.
Скажете, что время было другое?
Конечно.
И в том времени были понятия, формировавшие настоящее в молодых людях.
Помните очень скромный кабинет — класс без излишеств? Почему?
Потому что Учитель был главной фигурой и ценностью.
Не потому, что мужчина, а потому что НАСТОЯЩИЙ.
Учитель фронтовик Мельников.

И преподаватель литературы Елены Прокловой у Динары Асановой в «Ключе без права передаче»,
и Евгении Ханаевой в «Розыгрыше» у Меньшова.

И никто даже представить себе не мог, что совсем скоро из них будут выбирать того, кто окажется лучше всех прочих, даже среди тех, кто честно работает, не отвлекаясь на шоубизные игры-выкрутасы, дабы заявить о том, что ты имеешь право гордо называться Учителем, который всегда будет весомее любого призового «учителя года», месяца или недели.

Пока мы играем в «учителей» — лучших и не очень, идёт и убегает от нас время, безжалостно теряемое нами в пустой суете.

Не пора ли подумать о точке невозврата, чтобы очень скоро «не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы»*?..

Ольга Мищенкова

Союз журналистов РФ

г. Рязань

___________

«от футлярного-то человечка». Чехов. «Человек в футляре», рассказ, герой которого — учитель.

«…не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы»*. Н. Островский. «Как закалялась сталь».

 

                                


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика