Воскресенье, 18.04.2021
Журнал Клаузура

Ольга Несмеянова. «Постмодернизм в искусстве»

Давно замечено: человек не способен изнутри оценить время, в котором живет, состояние общества, стиль жизни и искусства. Только спустя время, с расстояния точки обозримости можно осознать и поведать «о времени и о себе».  «Внутри времени» вряд ли Леонардо да Винчи осознавал себя титаном Возрождения, а человек эпохи  Барокко не знал, что живет во времена  величайшего мирового стиля. Само-то это слово и название стиля пришло 200 с лишним лет спустя  барочных будней.

Постмодернизм  (от фр. Postmodernisme, т.е. то, что после модернизма) — термин, обозначающий структурно сходные явления в мировой общественной жизни и культуре второй половины ХХ века: он употребляется как для характеристики постнеклассического типа философствования, так и для комплекса стилей в художественном искусстве.
Классический тип мышления в период Модернизма в начале ХХ века меняется на неклассический. А в конце века — на постнеклассический. Воплощение нового типа мышления требует преобразования социальной структуры общества. Современное состояние науки, культуры и общества в целом в 70-е годы прошлого века было охарактеризовано Ж.-Ф.Лиотаром как «состояние постмодерна». Зарождение постмодерна это 60 — 70-е гг., связано и логически вытекает из процессов Модернизма как реакция на кризис его идей, а также на так называемую смерть супероснований: Бога (Ницше), автора (Барт), человека (гуманитарности). Термин появляется в период Первой мировой вой­ны в работе Р. Панвица «Кризис европейской культуры» (1914). В 1934 в своей книге «Антология испанской и латиноамериканской поэзии» литературовед Ф. де Онис применяет его для обозначения реакции на модернизм. Однако в эстетике термин «Постмодернизм» не приживается. В 1947 го­ду Арнольд Тойнби в книге «Постижение истории» придает постмодернизму культурологический смысл: постмодернизм символизирует ко­нец западного господства в религии и культуре. Хабермас, Белл трактуют постмодернизм как постиндустриальное общество с характерным эстетическим эклектизмом. Объявленным «началом» постмодернизма считают статью Лесли Фидлера, 1969, «Пересекайте границу, засыпайте рвы», демонстративно опубликованную в журнале Playboy

Постмодернизм означал отход от экстремизма и нигилизма неоавангарда, частичный возврат к традициям. Впоследствии происходит расширение содержания этого понятия с первоначально узкого определения новых тенденций в американской архитектуре и нового течения во французской философии (Ж.Деррида, Ж.-Ф.Лиотар) до определения, охватывающего начавшиеся в 60-70 годы процессы во всех областях культуры, включая феминистское и антирасистское движения

Данный текст поначалу был написан  в помощь  студентам вузов, чтобы помочь разобраться и  составить системное представление о сложном и практически не структурированном в учебниках материале. Типология и систематизация – мои собственные, как результат изучения специальной литературы и наблюдения явлений жизни и искусства. Впоследствии этот текст был положен в основу статьи «Постмодернизм» в Википедии, где и находится по сей день, возможно «исправленный» и подпорченный другими авторами, поскольку Википедия – это открытый проект и все зарегистрированные авторы в ней могут писать и править  любую статью. Иногда это делается не из добрых побуждений

В текст, приведенный ниже, положен оригинал этой статьи

В настоящее время можно сказать, что мы существуем в обществе состоявшегося постмодернизма. Его проявления  пронизывают буквально все структуры нашей жизни, общества, культурные зоны и слои. Можно говорить о состоянии постмодерна не только общества, но и науки, философии, искусства, массовой культуры. Тип мышления человека  постмодернизма характеризуется как постнеклассический и сильно отличается от классического мышления человека конца 19- начала 20 века,т.е. эпохи «ДОмодернизма», если можно так выразиться. Это значит что мы все видим иначе, в ином свете, с позиций иных моральных оценок, чем было прежде. И то, что человек и вместе с ним искусство стало другим – очевидность, не требующая дополнительных доказательств.

Уже можно говорить о том, что в постмодернизме сложился стиль  искусства со своими  типологическими признаками. Вот эти признаки стиля:

• использование готовых форм — основополагающий признак такого искусства. Происхождение этих готовых форм не имеет принципиального значения: от утилитарных предметов быта, выброшенных на помойку или купленных в магазине, до шедевров мирового искусства (всё равно, палеолитического ли, позднеавангардистского ли). При этом в постмодерне слегка видоизменяется заимствованный материал, а чаще извлекается из естественного окружения или контекста, и помещается в новую или несвойственную ему область. Любая бытовая или художественная форма, в первую очередь, есть «…для него только источник стройматериала»(В. Брайнин-Пассек).

Йозеф Бойс. Рояль в войлоке

Ситуация художественного заимствования вплоть до симуляции заимствования, римейк, реинтерпретация, лоскутность и тиражирование, дописывание от себя классических произведений, добавившаяся в конце 80-90-х годов к этим характеристическим чертам «новая сентиментальность», — вот содержание искусства эпохи постмодерна. По сути дела, постмодернизм обращается к готовому, прошлому, уже состоявшемуся с целью восполнить недостаток собственного содержания.

Эффектная «металлическая  графика» Дмитрия Гутова, где рисунки Рембрандта воспроизведены сваркой железных отходов и в зависимости от ракурса смотрятся абстракцией, Йозеф Бойс и его рояль, укутанный в  войлок (к слову, он в своих  акциях заворачивал в войлок стулья, кресла, рояли, сам закутывался в него и обкладывался салом), звуки современной электронной музыки, представляющей из себя сплошной поток соединённых между собой так называемыми «ди-джейскими сводками» [смиксованных] готовых музыкальных фрагментов, композиции Луизы Буржуа из стульев и дверных полотен, Ленин и проститутка(вариант — Ленин и Микки-Маус) в произведении соц-арта — все это типичные проявления повседневной реальности постмодернистского дискурса.

Дмитрий Гутов. Из цикла «Рисунки Рембрандта». Этюд мужчины в тюрбане

Таким странным образом постмодерн демонстрирует свою крайнюю традиционность и противопоставляет себя нетрадиционному искусству авангарда. «Художник наших дней—это не производитель, а апроприатор… со времен Дюшана мы знаем, что современный художник не производит, а отбирает, комбинирует, переносит и размещает на новом месте… Культурная инновация осуществляется сегодня как приспособление культурной традиции к новым жизненным обстоятельствам, новым технологиям презентации и дистрибуции, или новым стереотипам восприятия» (Б. Гройс). Эпоха постмодерна опровергает казавшиеся ещё недавно незыблемыми постулаты о том, что «…традиция исчерпала себя и что искусство должно искать другую форму» (Ортега-и-Гассет) — демонстрацией в нынешнем искусстве эклектики любых форм традиции, ортодоксии и авангарда. «Цитирование, симуляция, ре-апроприация — все это не просто термины современного искусства, но его сущность» (Ж. Бодрийяр). При этом в постмодерне слегка видоизменяется заимствованный материал, а чаще извлекается из естественного окружения или контекста, и помещается в новую или несвойственную ему область. В этом состоит его глубокая

  • маргинальность.

Замечу в  скобках, что «маргинальность» в данном контексте не ругательство и не отрицательная оценка, а официальный безоценочный культурологический термин, обозначающий оторванность человека или объекта от его естественного окружения и помещённость в новую среду. Таким образом, маргиналами являются, к примеру, деревенские жители в современном мегаполисе; люди, живущие в смешанном браке; представители старшего поколения с «молодой душой»; женщина-мать с ориентацией на карьеру; бисексуалы и т. д.). Исследователь маргинальности Э. Стоунквист еще в 30-е годы прошлого века заметил, что в результате перехода из одной культурной ниши в другую формируются «культурные гибриды», которые объективно оказываются в ситуации периферийности, вторичности по отношению к обеим культурам.

Эти вышеназванные свойства позволяют некоторым исследователям ставить знак равенства между постмодернизмом и китчем. Трудно согласиться с такой радикальной интерпретацией. Китч, как стилистическая основа массовой культуры, мэйнстрима, безусловно заимствует, но не из лона мировой традиции и классики, а фактически из самого себя, опираясь при этом исключительно на сиюминутную массовую моду. Кроме того, в китче подражание высокой культуре (без использования при этом ее достижений и духовного потенциала) носит принципиально серьёзный, можно сказать, пафосный и высокопарный характер, несомненно придающий китчу явный налёт пошлости (являющейся его неотъемлемым стилистическим признаком). Постмодерн в общем и целом не признает пафоса, он иронизирует над окружающим миром или над самим собой, тем самым спасая себя от пошлости и оправдывая свою исконную вторичность.

  • ирония — вот следующий типологический признак культуры постмодерна. Авангардистской установке на новизну противопоставлено устремление включить в современное искусство весь мировой художественный опыт способом ироничного цитирования. Возможность свободно манипулировать любыми готовыми формами, а также художественными стилями прошлого в ироническом ключе, обращение ко вневременным сюжетам и вечным темам, еще недавно немыслимое в искусстве авангарда, позволяет акцентировать внимание на их аномальном состоянии в современном мире.

Отмечаются аналогии постмодернизма не только с массовой культурой и китчем. Гораздо более обосновано заметное в постмодернизме повторение эксперимента соцреализма, который доказал плодотворность использования, синтеза опыта лучшей мировой художественной традиции. Таким образом, постмодерн наследует

  • синтетичность как типологический признак. Причем, если в соцреалистическом синтезе различных стилей сохраняется их идентичность, чистота признаков, раздельность, то в постмодернизме можно видеть сплав, буквальное сращение различных признаков, приемов, особенностей различных стилей, представляющих новую авторскую форму. Это очень характерно для постмодернизма: его новизна — это

Леонид Пурыгин. На кладбище

  • сплав старого, прежнего, уже бывшего в употреблении, использованного в новом маргинальном контексте.

Вот, например,  работы российской художницы Анны Шубиной. По ее собственному мнению ее авторская форма это сплав стилей Питера Брейгеля, Роджера Ван дер Вейдена и Леонида Пурыгина, ее первого мужа – можно сказать «классика» постмодернизма, работы которого могут быть представлены как самостоятельный пример явления постмодернизма в изобразительном искусстве. Этот сплав стилей, как мировых, так и личных, заимствование, сращение различных манер самых разных как художников прошлого,  так и современных очень характерен, можно сказать типичен, встречается сегодня постоянно, повсеместно, это просто  способ мышления современного художника. Можно сказать, что  любой художник, работающий в современной манере представляет как свое новое нечто такое, что «срослось» из всевозможных традиций прошлого и существующего настоящего. Все это, в том числе и массовость проявлений говорит за  то, что в постмодернизме сложился новый стиль искусства

Анна Шубина. Натюрморт с лошадью в окне

В настоящее время постмодернизм рассматривается как новый художественный стиль, отличающийся от авангарда возвратом к красоте вторичной реальности, повествовательности, обращением к сюжету, мелодии, гармонии вторичных форм. «Для того, чтобы вторичность формы воспринималась  как новизна, указывает Б.Гройс, в современном состоянии искусства скрыта заинтересованность в культивации дилетантизма потенциального зрителя (точнее было бы сказать, потребителя артпродукции). Не имеющий представления о формах прежнего искусства ( по его выражению — собственного «культурного архива» в голове), неискушённый потребитель воспринимает современную художественную продукцию как новую для себя и волнительную, вследствие чего отпадает необходимость в поиске действительно нового: «Современное искусство обращается с художественным наследием в целом, как Дюшан с писсуаром: оно помещает это наследие в другие условия, чтобы привлечь новую публику к старому продукту» (Б. Гройс).

Между тем, критика постмодернизма носит тотальный характер (несмотря на то, что постмодернизм отрицает любую тотальность) и принадлежит как сторонникам современного искусства, так и его неприятелям. Уже заявлено о смерти постмодернизма (подобные эпатирующие высказывания после Р. Барта, провозгласившего «смерть Автора», постепенно принимают вид расхожего штампа), постмодернизм получил характеристику культуры second hand. Принято считать, что в постмодерне нет ничего нового (Гройс), это культура без собственного содержания (Кривцун) и потому использующая как строительный материал все какие угодно предшествующие наработки (Брайнин-Пассек), а значит синтетическая и больше всего по структуре похожая на соцреализм (Эпштейн) и, следовательно, глубоко традиционная, исходящая из положения, что «искусство всегда одно, меняются лишь отдельные приемы и средства выражения» (Турчин). Принимая во многом обоснованную критику такого культурного феномена, как постмодернизм, хочется обратить внимание на его бесспорные обнадеживающие качества. Постмодернизм реабилитирует предшествующую художественную традицию, а вместе с этим и реализм, академизм, классику, активно шельмуемые на протяжении всего ХХ века и представляет зрителю  новую фигуративность. Постмодернизм доказывает свою жизненность, помогая воссоединению прошлого культуры с ее настоящим. Отрицая шовинизм и нигилизм авангарда, разнообразие форм, используемых постмодернизмом, подтверждает его готовность к общению, диалогу, к достижению консенсуса с любой культурой, и отрицает любую тотальность в искусстве, что несомненно должно улучшить психологический и творческий климат в обществе и будет способствовать развитию адекватных эпохе форм искусства, благодаря которым «…станут видимы и далекие созвездия будущих культур» (Ф.Ницше)


комментариев 19

  1. Ольга Н.

    Мелихов Сергей, эк вас с постмодернизма-то пронесло

  2. Сергей

    После постмодернизма

    Реальности меняются и нет (погружение,
    приобретение новых знаний, забывание ста-
    рых) имеющих основание, соответствие, (по-
    ниманий, той эпохи) и (конечно гений, может
    обогнать время), самосознание человека, по-
    ложение планет, звёзд, (улитка, забравшаяся
    в ушную раковину, говорит: «буду твоим слу-
    хом, ухом») квакает лягушка, брюшная жаба,
    стенокардия, (грудная), квантовой реальности,
    мрия, мечта тела, точка, струна, волна, сумма
    историй, а ты на воле, или в заточении, (все
    истории возможны, с данным телом), ни жив,
    ни мёртв, это как, так вот, о мнимом времени,
    суперсимметрии, топологии (переход формы в
    другую, без разрушения границ, а ты падал ниц,
    взлетал, что заказал, получил пиццу, новое ис-
    кусство, искушение, (обольщение) общение, не
    при помощи «банальных» слов и цифр (левого
    полушария), а при помощи, чего-то, более глу-
    бинного, более значимого, многомерного, ис-
    тинного, правополушарного, образов искание,
    постмодернизм, остался сзади, повернулся к
    лесу, создал завесу, туманность, повеса, лове-
    лас, что за ним, не разводи квас, сосредоточься,
    рассыпься, разлетись, в пустоте, а те, кто соз-
    даёт новое, хорошо забыли старое? ара ты тут
    или там, абрам, я то тут, не спрашивай, пустоту,
    обкашивай

  3. Сергей

    Человек, способен оценить не только время, в ко-
    тором живёт, но и пространство, тем более, что
    это одно и то же, ну и что же, ничего, так, просто,
    а леонардо, знал, что ость он, догадывался, и Бог
    жив и автор, и человек, вот как, навек, на.., не по-
    сылай меня, деление условно, и естественно, как
    ступени, лестницы, какую любишь, последнюю,
    а ты, а я всех, давали жару, копоти, о чём ты ми-
    лай, о похоти, а причём тут мышление, а как же,
    каждому, своё мнение, а как же кризисы да нет
    их, придуманы, всё хорошее, а я думал то, напра-
    сно, ужасна, смерть, естественна, а для святых,
    награда, а что тебе ещё надо, рвов не засыпай,
    границы не пересекай. ? их нет, как это, просто,
    а я то думал, что всё остров, остов, ты что расист,
    а ты феминист, а кто это, не знаю, да не так это
    и важно, главное идти отважно, измы вторичны?
    да что ты, а призмы, сознания, где образы, закли-
    нания, рождаются и умирают, а чтоб не умерли
    мы их нарисуем, запишем, а человек не стал дру-
    гим, выше? мутации не произошло, программы
    добавились? или так и оставили, их, как было, а
    как же признаки, да брось ты лишку хватил, не-
    достатки восприняли, восполнили, попали в пре-
    исподние, сумма идей, историй, а вы куда в евпа-
    торию, в отпуск, да нет на побывку, ни жив ни
    мёртв, как это, суперсимметрия, топология форм,
    время мнимо, и реально, а ты пьяный, культуро-
    лог, пространства, традиция не исчерпала себя не
    может, множественна, как и форма, жизнь ограни-
    чена, а ты открой чичи, а это что, глаза, по какому
    это, по-нашему, а ты любишь, капусту квашенную,
    люблю, с водочкой, из холодильника, а я, а я, за-
    был термин, бывает, ничего придумаем новый,
    вспомнил, маргинал ты и всё забывал, а я помню,
    что день сейчас, а не ночь, и что лето, 19 июля, а
    год? и его не забыл, ну ты брат даёшь, поэтому и
    мил, ты мне, много знаешь, время, определяешь,
    а китч, что это, это твой бич, а ирония, эра твоя со
    вторника, а со среды, судьба, а с четверга и я, масс-
    совая твоя культура, а это что, дура, синтетичность
    искусства, как это, искусно, а сплав, это спам, ну
    тот, что нужно, а это как, грузно, не грузи ты меня
    фёдор, не ел я тебя, с вёдер твоих не пил, а всё од-
    но, мил, а новое создаётся, каждый день, оно вьёт-
    ся, не остановить, его нечем, мечём и оралом, а та-
    кже салом, солененьким, помидором, нарезай, на-
    ливай, закусывай на ус мотай, а упадёшь, прямо в
    рай, а промахнешься, ничего, немного забьёшься

  4. Ольга Несмеянова

    Спасибо ,Эдуард, за поздравление и за этот последний комент, где я могла бы подписаться(на это раз) под каждым словом
    И действительно — соберите их все статьей — ну прямо просится!

  5. Эдуард

    Ольга, Вы пишите: «…я бы сказала что тут все гораздо хуже, видимо вы не в курсе или не замечали». Конечно я наверно не в курсе всего того, чего в курсе Вы, но если бы я был совсем не в курсе, то и не поднимал бы эту тему так эмоционально и заинтересованно! ))) Убеждён, что так и есть, как Вы говорите! На счёт роли «Клаузуры», Вы знаете, я не могу быть не согласен, так как изначально именно эта проблема многие годы мучила меня и не давала покоя, до тех пор, пока не возникла идея создания независимого критического журнала!
    Ольга, думаю, что мы с Вами всё время друг друга немного недопонимаем! Уверен, что моё советское воспитание, которое строилось на диалектическом материализме, тут не причём. Мои интересы, связанные с преодолением ПМ имеют долгую личностную историю. ПМ для меня не какой-нибудь жупел, я всегда, сначала неосознанно, а потом уже осознанно, ощущал, что с раннего детства отличался постмодернистским восприятием жизни. Я был словно пропитан ПМ. С детства я уже чувствовал, что в мире нет ничего абсолютного. Меня удивляла простота, с которой мои сверстники воспринимали окружающий мир, принимая что-то, с моёй точки зрения условное, за незыблемое и истинное. Моё сознание безуспешно пыталось исследовать этот мир, но ум, в попытке углубиться и наконец-то обрести центральный стержень, в постоянном поиске и брожении, продолжал соскальзывать с одного ракурса на другой, непременно придавая любой попытке иронический оттенок. И такая цепочка могла выстраиваться в моём сознании до бесконечности! В связи с этим у меня были проблемы в учёбе. Множество факторов, для других детей не имеющих никакого значения, которые они просто не замечали, увлекали меня: один переходил в другой, и так до тех пор пока меня какое-то внешнее событие не выводило из этого полусна-полуяви. Я в полной мере ощущал, что мы живём не в мире объективно реальном, а среди симулякров (хотя конечно тогда я не знал этого термина).
    С одной стороны, я ущербно, но всё же спокойно существовал с таким свойством, со мною было интересно дружить, моя харизма, фантазия и юмор притягивали множество друзей, но с другой – я постоянно ощущал социальную неполноценность и даже втайне завидовал остальным, имеющим цельное и незыблемое мировоззрение. Это привело к тому, что я с детства пытался докопаться до философской истины, чтобы обрести цельность и всё-таки достичь чего-то в жизни.
    В 19 лет я увлёкся философией экзистенциализма и открыл для себя ПМ литературу. Для меня это было настоящим радостным пробуждением. Диагноз болезни общества подействовал на меня как долгожданный бальзам на давно не заживающую рану. Я наконец-то укрепился и понял, что мои чувства и мысли вполне вписываются в определённую парадигму, что я не какой-то странный отщепенец, но что моя рефлексия вполне оправдана временем. Это радостное заключение, сняло оковы с моего творческого потенциала и дало толчок к творчеству. К тому же моё постоянное стремление, как истинного постмодерниста, освободиться от внешнего давления рационального и системного, чтобы расслабиться и снять внутреннее напряжение – сублимироваться, привело меня в профессиональную сферу искусства.
    Позднее, уже занимаясь искусством и продолжая свои исследования, я погружался и в наркокультуру и в мистическое визионерство, изучал природу сновидений и природу подсознания. Если можно так выразиться, мой личностный ПМ, дважды с промежутком в 20 лет привёл меня я тяжелейшим переживаниям, соответствующим «смерти Бога». Причём первый раз это было в виде смерти всех смыслов, а второй, уже действительно «смерь Бога». Выкарабкиваться в обоих случаях было сверхсложно. Так что ПМ для меня был моим «всё», и, в конце концов, личностное преодоление ПМ стало для меня задачей номер один, чтобы выжить!
    Я не согласен с Вами, что диалектика делит всё на хорошее и плохое. Это плохая диалектика так делит, а вернее диалектическая логика! Конечно, ПМ не дружит с диалектикой, так как диалектика основана на стремлении личности к глубокому познанию явлений, а ПМ принимает за догму скольжение по поверхности явлений. Если, согласно ПМ, нет никакой сущности явлений, то и не во что углубляться.
    Но я и не приверженец диалектики. Я исследую единственно доступным «инструментом» познания — собственной личностью. Считаю, что это универсальный инструмент познания, так как в личности заключена вся вселенная. Поэтому эмоции, размышления, неравнодушная позиция косвенно приводят к постижению, которое даётся через озарение (инсайт).
    Философия ПМ сложилась давно и в наше время уже не является откровением, разве только для тех, кто её только – только для себя открыл! Если современному мыслителю интересно вариться в замкнутом котле философии ПМ, наслаждаясь причудливыми её парами, никогда не переходящими в осязаемые и определённые формы, где всё относительно и нет места Абсолюту, значит, как правило, он либо приверженец наркокультуры, либо «обслуживает» соответствующее искусство — contemporary art. Такая философия постыдно слаба, и уже выродилась в своеобразную схоластику.
    У других же современных мыслителей есть основания и устойчивое желание охватить все процессы и вновь уже заново нанизать их на единую смысловую ось. Даже развитие синергетики, с одной стороны подобно ПМ отказавшейся от линейности и каузальности, но уже совсем не согласно ПМ, объёдиняющее науки в единое целое, ради универсального и глобального взгляда, по-моему, является знамением времени. В исследовательском аспекте это и есть реальная попытка преодоления ПМ. То есть проект ПМ, как конечной эпохи, заканчивающейся распадом истории, потерпел фиаско! Иначе говоря, та парадигма, которая подразумевала, что современные явления – это ПМ, а не ПМ — это что-то глупое, наивное и отсталое, – уже рассыпалась!
    С Ваших, Ольга, слов: я якобы заявляю, о том, что «позитив и радость — это хорошо, а скепсис, сомнение, грусть – это плохо, что вперед к доброте и идеалам красоты – это хорошо, а по-другому – плохо «. И в этом якобы моя беда! Если бы я однозначно так считал, то насколько был бы примитивен! Я уже отчасти объяснил, что порой и разрушение и диагноз болезни может восприниматься личностью как освобождение, избавление от гнёта, как радость и позитив. А под добротой и идеалами красоты легко может скрываться слащавая глупость или псевдорелигиозные идеи. От всего этого я бегу как от чумы! Но есть разные уровни понимания этого вопроса.
    Поясню, почему системы оценок нам не избежать! Исследование интересующих нас вопросов нельзя уподобить решению задачи компьютером, ведь это творческий процесс. А значит если из него вычеркнуть личность с её отношением, это и получиться то, о чём мы говорили – «смерть субъекта», «смерть автора», отсутствие Человека. То есть, мы опять попадаем в западню ПМ!
    Состояния горя и радости, пережитые и переосмысленные человеком, могут служить для развития личности. Но если сам человек оценивает горе как плохое, а радость, как хорошее, то это не означает, что он в плену примитивной логики или диалектики! Это означает, что он не хочет вновь горя, а хочет радости! И кто его может упрекнуть за это! Это означает, что он – человек, не потерявший свою личность! Некоторые же идеи ПМ проникают глубоко в личность, разрушая её (я в полной мере испытал это на себе), и если этот процесс вовремя не остановить, то возможно полное разрушение личности. Этому есть аналог в Евангелии: хула на Святого Духа «не простится ему ни в сем веке, ни в будущем» (Мф 12:31–32).
    Когда-то ПМ как духовный, культурный и общественный кризис исполнил свою разрушительно-созидающую миссию. Сейчас стоять на позициях ПМ гораздо опаснее, потому что противостояние эволюции приводит к саморазрушению. Именно разрушение личности, духовную смерть я принимаю за единственное зло. Преодоление ПМ – это и личностный Армагеддон, это и преодоление нарушений в энергообмене между системой и окружающей средой, между человечеством и природой, между человеком и Богом. А в культурном плане – это неизбежно выбор эстетической и нравственной позиции. В качестве «принудиловки» в идее гармонического единства сейчас выступает время. Оно само подводит нас к решению этой проблемы.
    P.S. Ольга, спасибо за предложение оформить выжимки коментов в статью. Я подумаю, если получится, то оформлю. С наступающим праздником Вас! Хочу Вам пожелать тёплого весеннего солнышка во всех аспектах Вашего бытия! )))))

  6. Ольга Несмеянова

    В вас, кстати, чувствуется крепкое, но порочное советское идеологическое воспитание, вы никак не можете сойти с шор диалектики, вы все время пытаетесь меня убедить, что позитив и радость это хорошо, а скепсис, сомнение, грусть — это плохо, что вперед к доброте и идеалам красоты — это хорошо, а по-другому — плохо. Вот до тех пор пока мы подходим к культуре с системой оценок, а не как к наличной реальности, неоднозначной в своей полноте, так мы и будем плодить китч и попсу, в том числе и в исследованиях, потому что то, что всем нравится это хорошо, а что всем(пусть и идиотам) не нравится — это плохо. Да ничего подобного! НЕ ВСЕ ТАК ОДНОЗНАЧНО!
    Это главная слабость вашего подхода — всему дать оценку. Лишнее это, не получится. Оно вам и мне неподвластно и пойдет туда, куда пойдет, как бы не оценивать — хорошо ПМ или плохо.
    И куда бы вы не указывали, не желали и не пророчили

  7. Ольга Несмеянова

    «В этом случае специалисты напоминают собаку на сене, т. к. сами не особо стремятся, и художникам – собственно тем, кто и создаёт искусство и более всех, казалось бы, заинтересован в этом – не дают!» — я бы сказала что тут все гораздо хуже, видимо вы не в кусре или не замечали(и это касается не только искусствознания) — есть много интересных исследователей, как профессионалов, так и любителей, кому по какой-то причине НЕ ДАЮТ, им нет доступа к людям, их не публикует никто — вот это пробел как раз наш журнал пытается закрыть(или открыть), уровень этих исследований иной раз превосходит профессиональный, тех кто сидят на своих теплых местах и не пускают больше никого

    Насчет аттрактора — ну можно использовать разные слова. Думаю, меня в сложности языка нельзя упрекнуть, уж куда проще, ведь писать приходится О СЛОЖНОМ, нужна же адекватная форма для этого
    А что касается роли аттрактора, то поясню на житейском примере:
    После автоаварии один человек вылез из полностью разбитой машины и пошел домой, и живет как жил;
    другой лежит парализованный, его бросили близкие, он потерял работу и т.п. жизнью его коренным образом поменялась. Во втором случае авария была аттрактором, в первом — нет.
    Примерно такие же последствия возникают и на этапе перехода — меняется жизнь, стиль, мышление. Одним из сильнейших аттракторов, повлекших множество самых разных событий в 20 веке была фраза Ф.Ницше «Бог умер!» и все, 2 слова
    При этом не надо давать оценки что было бы хорошо, а что плохо — куда свалилась история, то и будем иметь в наличии и из того исходить. Как раз-таки диалектика чернит и делит на плохое и хорошее и потому не годится, УСТАРЕЛА. В диалектике движение вперед — это хорошо, а назад — это плохо, система — это хорошо, хаос — это плохо и пр. подобное

    Эдуард! Вам бы взять выжимки из своих этих коментов и представить бы эти размышления как статью в следующий номер

    Про иллюзии прогресса верно замечено и у нас в этом номере про это начинается публикация книги о крушении века иллюзий и «Титаника» — все в одну строку

    Ну не преодолено состояние ПМ, но это безусловная подвижка — утрата в универсальную культурную ценность ТП. И да, конечно, наш период переходный, самый крупный и тяжелый переход за всю историю, аналогичный в 17 веке был куда как полегче

    А как это — идея гармонического единства? без принудиловки не могу представить?

    Разве что в случае идеального человека, а КТО ЕГО ВОСПИТАЕТ?

  8. Эдуард

    Мила, я абсолютно с Вами согласен в оценке ПМ. Но я думаю, что экология – это только часть новой абсолютной идеи. Ведь экология — это пробуждение человека от иллюзий своей безответственности, и оторванности от природы, от иллюзий прогресса. Думаю, что самое главное, что мы переживаем сейчас в этой сфере – это переосмысление идеи прогресса, которое началось в эпоху ПМ, и проявилось тогда как общий кризис. Оказалось, что идея прогресса не вяжется ни с реалиями жизни на нашей планете, ни с планами Создателя. Человек постмодернизма это остро почувствовал, но не знал, как это переварить, и чем заменить прогресс! Отсюда и усталость, и разочарованность ПМ.

    Но, обратите внимание, современный человек уже справился с этим «обломом», сжился с такой реальностью. Он уже не ждет в будущем торжества человеческого разума над природой и Богом, не ждет, что будущее будет похоже на фантастическую сказку. И наоборот: не растерян и не печалиться от невозможности осуществления всего этого. Человек современный научился жить реалиями. А это и означает, что состояние ПМ преодолено.

    Мы живём в переходный период. То место, которое занимал прогресс, сейчас начинает постепенно занимать естество в различных своих аспектах. Если прогресс – экстенсивен по распространению и агрессивен по сути, то естество всё примиряет и делает акцент на интенсивном развитии при условии соблюдения гармонии. В этом случае дерзновенность творческого начала человека не пытается спорить с Богом и Природой, но пытается познать их и войти с ними гармоническое единство. Относительно скоро мы будем жить в едином мире. Идеи глобализма обречены, потому что отвергаются личностью, которая имеет всё больший спектр внутреннего выбора и стремиться к всё большей свободе от тирании общества. Идея гармонического единства и есть главная идея нашего времени. Задача неимоверно сложная и этот путь скорее через шипы, чем через розы! Но никуда от её решения человечество не уйдёт.

  9. Эдуард

    Ольга, если спорить о термине «аттрактор» в синергетике, то почему бы не процитировать синергетические источники: «Под аттрактором в синергетике понимают относительно устойчивое состояние системы, которое как бы притягивает к себе все множество траекторий системы, определяемых разными начальными условиями». Или: «Под аттрактором в синергетике понимают весь возможный набор относительно устойчивых состояний системы, которые могут реализоваться в зависимости от тех или иных начальных условий».
    Английское слово Attraction, attractive означает притяжение, тяготение, сила тяжести привлекательность, т.е. буквальный перевод «притяжитель».

    Но и в данном случае, и в других подобных, я не считаю, что эта терминология необходима. Та же самая синергетика, как наука о самоорганизации системы, является одним из способов научного исследования. Если бы она сама по себе была способна по-волшебству ответить на поставленный вопрос, то имело бы смысл следовать именно её терминологии. Есть много и других наук, но их количество никак не помогает решить вопрос. Тем более, думаю, что большинству читателей — не интересно углубление в такое наукообразие. Уверен, что вполне возможно обойтись без таких специальных терминов, ведь русский язык — богат, а «Клаузура» — журнал литературно-публицистический, а не научный.

    К сожалению многие современные авторы, пишущие о культуре и искусстве, часто прячут за терминологией, отсутствие своей мысли, поэтому моя и уже давняя позиция — это говорить простым и доступным языком. Ольга, сразу прошу прощения: это камень не в Ваш огород, и я не Вас имею в виду!

    Ольга, Вы пишите: «…В этой связи стремление к позитиву, благодушие, радость по поводу того, как все удачно развивается и складывается выглядит по меньшей мере слепотой, наивностью и недалекостью. Или стремлением представить желаемое как действительное. Но это не поможет».

    Но что же поможет? Давайте только печалиться об утерянном, об ушедшей культуре; погрязнем в чёрном сарказме, запретим себе благодушие и не будем стремиться к позитиву! Разве это поможет? Это и есть западня постмодернизма! …Что называется – проехали! Поздно уже хвататься за призраки утерянного! По словам Г.С.Померанца: «История культуры – это история обуздания новых стихий»!

    Ольга, Вы говорите что я «оптимист», может быть… но я как христианин, не могу ждать по настоящему «радостных перспектив» до второго пришествия. Я повторю, что не считаю, что современников ждут в культуре уже только хорошие перемены. Но в чём-то отдельном, опять-таки, если, например, смотреть на это с позиции наблюдателя изголодавшегося по ЧЕЛОВЕКУ в искусстве, то — несомненно. Однако, например, тот, кто более надеется на продолжение эксперимента в искусстве, наверно будет разочарован, ведь время глобальных экспериментов, поиска новых языков давно закончилось. Так что мой «оптимизм» — это внимательный взгляд на современность, это её констатация.

    Я прекрасно понимаю, что можно смотреть и не так как я, и видеть те процессы, которые по инерции мы имеем от ПМ, они ещё сильны. Вы правильно сказали, что границы между эпохами, стилями должны быть, но ведь, опять-таки с Ваших слов, определённые события принимаются за эти границы гораздо позднее самого перехода, когда эпоха уже вошла в силу и становится очевиден этот водораздел. Если мы скажем, что никому из современников не хочется узнать об этом переходе раньше, то мы, очевидно, погрешим перед истиной! Я задавал себе вопрос: «Почему мне это так интересно? Почему нельзя просто жить и творить — здесь и сейчас, не ожидая никаких перемен?» Имеет ли главная задача современной культурологии — осмысление вероятностных последствий современных культурных процессов, непосредственное отношение к художникам?

    Сейчас наверно мало кому из людей мало-мальски культурных придёт в голову упрекать Малевича, Кандинского и пр. в том, что они, в свое время, пытались заглянуть в будущее искусства, писали не только картины, но и труды, исследования. Сейчас же художникам запрещено внедряться в эти сферы! На то есть люди со специальным культурологическим, искусствоведческим, философским образованием! И именно этими специалистами тщательно охраняется та область, которая их кормит и которая придаёт им значимости в культурном процессе! (Это разговор даже не о кураторстве!) Если современный художник своими не только научными, но и, главным образом, интуитивными и эмпирическими методами начинает исследовать назревший вопрос, ему тут же специалисты указывают на его место. Мол, твори, но в нашу область не лезь! Ты многого не знаешь, используешь не те термины, ненаучный подход и поэтому все, что ты делаешь — изначально несерьёзно! В этом случае специалисты напоминают собаку на сене, т. к. сами не особо стремятся, и художникам — собственно тем, кто и создаёт искусство и более всех, казалось бы, заинтересован в этом — не дают! И у таких специалистов есть хорошая отговорка для художника. Ну ты, мол, сначала создай свой «чёрный квадрат», или изобрети новый стиль, а потом мы тебя слушать станем! Всё упирается в то, о чём я уже говорил. Современный художник реально сейчас не может предъявить новое в старом -модернистском (постмодернистском) понимании «нового». Это лишает его возможности серьёзного разговора о своём или о чьём-то поиске в искусстве. Т. е. ПМ с его принципами, действует как западня для всего нового, не различая его, не давая ему никаких прав на появление, не видя живого искусства! Это и есть ситуация болота, или постмодернистской западни, из которой один выход – отбросить всякое наукообразие, всякое теоретизирование погрязшее в постмодернизме и вернуться и к ЧЕЛОВЕКУ в искусстве и к АВТОРУ в произведении искусства (художнику). Это и есть истинно новое требование времени!

    И если мы произведём именно в нас самих такое внутреннее действие, и оставим в прошлом постмодернистский цинизм, то и не надо будет спрашивать: А где же те зелёные ростки обещанного нового? Потому что глазами и сердцем увидим их.

  10. Ольга Несмеянова

    Мила! О да! «смерть человека», исчезновение человека из культуры и искусства — это проблема. По сравнению с этим пережеванная сотни раз «смерть автора» — это мелочь, которую уже научились успешно обходить и преодолевать

    Как писал один из философов ПМ М.Фуко(«Слова и вещи»)
    » Человек исчезнет, как слово, начертанное на песке»
    Пророчество сбылось, человек исчез

    «ПМ как эпоха – это прежде всего картина мира, лишенная центра, картина мира, пришедшая на смену антропоцентризму …..– это следствие тотальной разочарованности в идее ЧЕЛОВЕКА, центрирующей предыдущие культуры»
    Не знаю, заметили ли читатели в тексте про «смерть супероснований»? безусловно «смерть человека» в искусстве, культуре, утрата лица, глаз, ЛИЧНОСТИ как культурообразующего центра, утрата интереса к личности, стремление всех быть как все, достигнуть стандартов благополучия, боязнь индивидуальности, непохожести на других — это основополагающая черта современной эпохи. Человек исчез из искусства,имеется кризис реалистического портрета как жанра, он исчезает; процветает т.н. «культура низа», когда все что ниже пояса, важнее лица, изображается без лица, вместо лица, исчезают глаза как зеркало остается глаз как отдельно живущий от личности сюрреалистический объект
    «Утрата адресата» вместе с утратой человека, трагедия(а может и не трагедия, а счастье) одиночества, смещение интересов искусства, общества от жизни духа на структуру человеческого тела парализует на самом деле культуру, искусство, общение, ощущается как выраженная деградация по сравнению с прежними периодами. НАдежда только на дальнейшую все углубляющуюся дебилизацию населения, которое скоро не сможет ничего этого ни понять, ни оценить и потому не будет печалится по поводу утраченного
    В этой связи стремление к позитиву, благодушие, радость по поводу того, как все удачно развивается и складывается выглядит по меньшей мере слепотой, наивностью и недалекостью. Или стремлением представить желаемое как действительное. Но это не поможет

  11. Ольга Несмеянова

    Эдуард, а вы оптимист))) я не вижу пока радостных перспектив, скорее наоборот

    О границах, точках отсчета, аттракторе. В синергетике(не в химии-физике, где она применялась изначально, а в гуманитарной сфере) понятие «аттрактор» — это скорее толчек, пусковой механизм,который вынуждает, «сваливает» процессы за границу отделения или запускает механизм соеденинения в систему. Не обязательно это какое-то грандиозное событие. Здесь, если вы обратили внимание, границей считается статья в журнале(весьма легкомысленном) Playboy. Границей между Возрожеднием и Барокко считается роспись потолка Сикстинской капеллы Микеланджело(об этом мы читаем даже у Грабаря, начальника всех соцреалистов и др.)
    Отсчетом, границей реализма как стиля в русле Барокко считается автопортрет Дюрера 1500 года. Началом эпохи модернизма ряд событий — убийство эрцгерцога Фердинанда(1914), выставки авангардистов (1910 в этот год разные), писсуар Дюшана и ЧК Малевича(1915), гибель «Титаника»(1912), первая мировая автомобильная выставка(1910) — можно еще вспомнить знаковые события, но общепринятыми считаются границы 1910-1915 годов
    Я не согласна что это обязательно должна быть катастрофа как с башнями-близнецами, хотя в свое время все философские ф-ты и вузы мира всерьез перетирали то событие именно в таком ключе.Это не я придумала

    Тем не менее без границ нельзя. Если есть понятие, оно должно иметь границы, дефиниции. Собственно любая наука это система понятий и договор о понятиях как и что надо понимать(причем всем одинаково), без этого никакая серьезная научная система невозможна
    Граница может быть определена задним числом, что нередко бывает. Например с Барокко это произошло лет 250 спустя, когда Г.Вёльфлин первый описал типологический признаки, определил границы, дал название стилю(в работе «Ренессанс и Барокко» 1913 г. по-моему)

  12. Мила Ильина

    Большое спасибо журналу и Ольге Несмеяновой за замечательную статью и дискуссию, возникшую вокруг нее.

    ПМ как эпоха – это прежде всего картина мира, лишенная центра, картина мира, пришедшая на смену антропоцентризму, усталость и кризис общественного сознания в эпоху постмодернизма – это следствие тотальной разочарованности в идее ЧЕЛОВЕКА, центрирующей предыдущие культуры.

    ПМ – это мировоззрение, отрицающее абсолютные смыслы.

    Если мы хотим констатировать формирование новой образующей культуру системы, то вокруг кокой абсолютной идеи? Что может стать центром новой картины мира?
    Возможно я скажу глупость или банальность, но и десять лет назад и сейчас мне кажется, что идея экологии, если мы вынесем экологию за рамки отношений природы и человека, может стать такой центрообразующей идеей.

  13. Эдуард

    Ольга, я считаю что Ваша статья абсолютно академична и поэтому бесспорно полезна и для студентов и для всех интересующихся. Статья вмещает в себя всё самое основное и важное по теме ПМ, и при этом не растянута на много страниц. Это, на мой взгляд — замечательное её качество!

    Что касается поднятого мой вопроса, Ольга, но аттрактор по определению «совокупность внутренних и внешних условий, способствующих «выбору» самоорганизующейся системой одного из вариантов устойчивого развития». Нужно ли тут какое-либо одно исключительное событие, если сложились уже условия?!!

    Я не думаю, что это будет «время прекрасное» во всех отношениях, хотя несомненно позитивные сдвиги в каких-то областях должны произойти (и уже на мой взгляд происходят). Меняющееся время прежде всего ставит новые задачи в области взаимоотношений личности и общества. На мой взгляд современное общество, каким бы прогрессивным оно не казалось, не может уже дать человеку то, что требует от человека эволюция. Обществу уже не сдержать личность человека заверениями и посулами, ложными общественными идеями и обещаниями. Человек уже не может терпеть, и уже сейчас чётко видна тенденция, что общество не может как ранее давить на личность, как ранее держать личность в наручниках и кандалах, с кляпом во рту. Это не означает, что нас ждёт полный волюнтаризм и анархизм — нет! Устройство общества вынуждено будет складываться из общих совокупностей различных аспектов существования отдельных личностей, делающих свободный и зрелый выбор и учитывающих общепланетарные тенденции развития. Это конечно не следует понимать как идеализацию личности вообще или как неминуемую и окончательную глобализацию. Но личность уже сейчас, пусть и скована внешними условиями существования, но как никогда ранее, имеет свободный выбор своих интересов, культурного и духовного общения, развития. С каждым годом информация становиться доступнее, мир «прозрачнее» а политические и экономические интересы основных мировых игроков — очевиднее.

    Тенденция разделения целого пирога культуры на мелкие прослойки не могла не привести через углубление интересов внутри каждой прослойки к их расширению. На наших глазах расщепление уже сменяется тенденцией укрупнения и последующего слияния отдельных прослоек, то есть снова к слиянию в определённых общих интересах, но уже на других принципах. Это новое объединение уже не будет носить во многом навязанный сверху искусственный характер, когда выбор ограничен, или есть прекрасные условия для массового зомбирования наивной толпы. Новое объединение — это уже продукт естественного процесса, общеэволюционный.

    Я, к сожалению, в специальных современных исследованиях пока практически не встретил мнений о переходе в качественно новое состояние. Много разговоров о глобализме или наоборот о гомогенизация — расщеплении общества, и т. п. и не более. Присутствует ощущение, что исследователи продолжают рассуждать на эту тему, закрывая глаза на свежие тенденции.

  14. Ольга Несмеянова

    «На мой взгляд чтобы дерзнуть осуществить попытку “оценить время, в котором живет, состояние общества, стиль жизни и искусства”, нужно это делать не “изнутри” ПМ»

    Эдуард! Конечно, лучше делать это не «изнутри», как я, «только боюсь в это время прекрасное жить не придется ни мне, ни тебе»(А.Некрасов)

    Поэтому я попробовала. Статья энциклопедическая по сути, люди сдают экзамены, им надо что-то говорить? а стиль пищущих о ПМ — это невнятица и эклектика на всех уровнях. Вот я и попробовала немного эти мысли «причесать»

    Да, думаю, что признанное состояние бифуркации(полифуркации) т.е. хаоса как нормальный момент развития, в которое вступило общество, искусство, наука в начале 20 века(граница между 1910-1915 годами) должно неизменно устояться(именно потому что не бывает ничего вечного) и придти к системе нового уровня. Об этом уже не первый десяток лет пишут приверженцы нового метода исследования сверхсложных социокультурных систем В.Бранский,М.Каган(покойный- оба СПб )и пр. за границей- синергетики. Но если честно я пока не вижу признаков «устаканивания» хаоса(хаос в синергетике нормальный элемент развития, официально признанный термин). Для этого мало идей в некоторых особо продвинутых головах, должен быть АТТРАКТОР, толчёк, пусковой механизм к переходу к новой системе, событие, которое будет засчитано точкой перехода

    Взрыв башен-близнецов в Америке по-моему был объявлен концом ПМ преждевременно

  15. Эдуард

    Уважаемая Ольга! Вы начинаете статью со слов: «…человек не способен изнутри оценить время, в котором живет, состояние общества, стиль жизни и искусства. Только спустя время, с расстояния точки обозримости можно осознать и поведать «о времени и о себе». Насколько можно судить по тесту, Вы считаете, что эпоха Постмодернизма не закончена. Но, исходя из основ и характеристик ПМ, любая возможная новизна в искусстве будет вписываться в рамки ПМ. Т.е. ПМ с точки зрения самого ПМ становиться вечным стилем. И попытка таким образом выбраться из западни ПМ превращается в попытку выбраться из засасывающего болота! Но может ли быть какой-либо стиль или даже эпоха — вечными?!!

    На мой взгляд чтобы дерзнуть осуществить попытку «оценить время, в котором живет, состояние общества, стиль жизни и искусства», нужно это делать не «изнутри» ПМ. Как сознание человека не ограничивается его черепной коробкой, а выходит за пределы физической оболочки человека, так и современность частично уже — за пределами ПМ. ПМ идейно, как эпоха — это усталость и кризис общественного сознания, кризис культуры, кризис искусства. Идея же современности — в преодолении всяких кризисов, неизбежности установлении новой картины мира, нового миропорядка, приоритет развитой личности над тиранией общества, нового мышления, возвращении свежести онтологических смыслов уже на следующем витке спирали с возвращением божественного единства, природной гармонии и красоты в решениях цивилизационных и культурных задач. Это всё — не пустые прожекты отдельных фантастов, а настоятельное требование времени для того, чтобы человеческая цивилизация продолжила своё существование. Мир активно меняется на наших глазах! Внешние признаки ПМ продолжают присутствовать в артефактах наших дней, но идейно, духовно, многое уже не имеет кризисной природы, а имеет природу выхода из кризиса, внутреннего обновления, возрождения, а значит идейно выходит за рамки ПМ.

    Хотелось бы узнать, что Вы думаете именно по этому поводу?

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика