Пятница, 26.11.2021
Журнал Клаузура

Лариса Есина. «Жизнь на кончике иглы»

Они молоды и полны сил, но тратят их на иллюзии наркотического дурмана… У каждого из них своя история деградации как личности и похожая развязка трагических хитросплетений судьбы.

Необычный пациент

Размеренный режим и скуку пребывания больных в инфекционном отделении районной больницы нарушил необычный пациент. Молодей человек поступил несколько дней назад, вёл себя странно, ни с  кем не общался, никого не впускал в свой мирок, не отвечал на привычные вопросы соседей по палате «Чем болеешь?» и «Как сюда попал?», да и сам никого ни о чём не спрашивал. Напротив, он всё время молчал, отвернувшись к стенке, свернувшись калачиком и даже призыв получить завтрак, обед или ужин в больничной столовой, сопровождавшийся ароматным духом еды, на несколько минут перебивавшим стойкий запах медикаментов, не делали чудака более оживленным. Постепенно к его отчуждённости привыкли и перестали ей удивляться. Проблем у каждого обитателя палаты хватало своих, начиная с состояния здоровья, что автоматически влекло массу разного рода неприятностей. Поэтому, когда пару-тройку дней спустя после госпитализации молчун стал изворачиваться, словно червь на раскалённой сковородке, воя от боли, страшно и зло выкатывая глаза, никто не мог понять, что с ним происходит и как бедолаге помочь. Прибежавшая на зов испуганных не на шутку больных медсестра сразу поняла, в чём дело, и отправилась звать не дежурного врача, а врача-нарколога. Опытным взглядом медработника она сразу определила: у новенького «ломка». Ей не раз за свою практику приходилось наблюдать подобное. К сожалению, именно так нередко всплывает, что пациент, помимо заболевания, ставшим причиной госпитализации, страдает еще и наркоманией. К этому времени у него уже развилась физиологическая зависимость от психоактивных веществ, от которой избавиться крайне затруднительно. Установить, когда и как несчастный попал в сети наркоторговцев, должен лечащий врач – чтобы лечить болезнь, нужно знать ее истоки. А наркомания, как и алкоголизм, болезни социальные и лечатся они по-особенному. Медикаментозного лечения при этом недостаточно.

Рабы любви и наркотиков

Судьба каждого пациента врача-нарколога – готовый сценарий для кинофильма. Жанры могут быть разными – мелодрама, детектив, сага… Правда, развязка во всех случаях практически одна и та же, как бы ни начинала развиваться преамбула отдельного сюжета. Бывают красивые романтические истории. Например, такая…

В лохматой, опустившейся, с потухшим взглядом женщине неопределённого возраста теперь не узнать той возвышенной барышни, какой она была когда-то. Это тот редкий случай, когда человека погубило хорошее воспитание. Ей, выпускнице консерватории, окончившей ВУЗ с красным дипломом, прочили в мужья как минимум дипломата или крупного бизнесмена – человека состоятельного и состоявшегося, но ей не повезло – она полюбила наркомана. Узнав об этом, не бросила избранника, а задалась целью освободить от пут смертельной зависимости. Соперничество с наркотическим дурманом оказалось сложнее, чем она предполагала. С детства она слышала реплику мамы-педагога, что воспитывают примером, и решила на своём примере показать, что бросить колоться всё же можно – стоит только захотеть… Она сама ввела себе дозу наркотика раз, другой, третий… И не смогла остановиться. Влюблённые и сейчас вместе: наркозависимость их связала покрепче брачных уз. Вместе колются дома, периодически прозревают и пытаются лечиться. Она – в женской палате наркодиспансера, он – в мужской, рядом… А потом опять-таки вместе, срываясь, снова пускаются во все тяжкие…

Не одна возвышенная натура сгорела в огне своей любви к наркоману. Вот еще трагедия, недавно разыгравшаяся на глазах моих земляков. Жила в нашем городке одинокая мама с маленьким ребёнком. Ничего особенного – привычная в наши дни ситуация. Невостребованное женское начало жаждало своего и настойчиво заставляло искать личного счастья. Поиски завели в Ростов-на-Дону, где она познакомилась с молодым человеком и куда она стала частенько наведываться. Сынишку оставляла со своей бабушкой – мама была на заработках в Москве. Поначалу возвращалась радостной, окрылённой, счастливой. Однако с каждым разом оптимизма становилось всё меньше и меньше. Срывалась на сыне, в котором с момента его появления на свет души не чаяла. А тут материнский инстинкт стал «таять» на глазах. Бабушка списывала это на то, что избранник не спешит звать замуж. Внучка меж тем вела себя всё более и более неадекватно. Всё объяснилось, когда однажды пожилая женщина случайно заметила на руке озлобившейся на весь свет молодой женщины специфическую  «дорожку» от уколов. Сама привела её к наркологу. Стали лечить. Лечение потихоньку приносило свои плоды, медленно, но верно возвращая заблудшую душу к нормальной жизни, к семье, к сыну…  До того момента, пока не появился ростовский «донжуан» и уволок «даму сердца» в ростовский наркопритон. Так повторялось не раз. Однажды она просто оттуда не вернулась, что не удивительно. Сердце бабушки не вынесло тяжести беды, выпавшей на долю их семьи. Она ушла из жизни, проиграв в неравной схватке с наркотической зависимостью внучки. Мать несчастной забрала внука к себе, понимая, что её беспутную дочь уже никто и ничто не вернёт к нормальной жизни. Её можно только пожалеть: она всю свою сознательную жизнь искала любви, которой ей так недоставало в этом мире. Сначала материнской, по которой скучала, а мама, заботясь о том, чтобы дочь жила в материальном достатке, недодала духовного. Отсюда и результат – бедняжка совсем не то приняла за настоящее искреннее большое чувство. Откуда ей было знать, как оно на самом деле проявляется?

Жертвы гиперопеки

Однако вопреки общепринятому мнению столь же губительна чрезмерная материнская привязанность. Наркоманы не всегда вырастают в асоциальных семьях. Ими не реже, а, пожалуй, даже чаще становятся дети, выросшие в тепличных условиях гиперопёки, с рождения не знающие ни в чём отказа, не понимающие слова «нет». Дитё чадолюбивых родителей привыкает к обожанию близких, спешащих исполнить любой его каприз, готовых простить любую шалость, даже если она переходит границы дозволенного и разумного… Безнаказанность и отрицание обвинений, какими бы оправданными они ни были, делают своё грязное дело: масштабы детских проказ увеличиваются, теряя налёт безобидности, приобретая оттенки жесткости, глумления, бесчеловечности. Могут ли такие по-доброму относиться к другим, если они не жалеют себя, несмотря на взращенный «предками» эгоцентризм? Парадоксально, чем хуже детки таких родителей себя ведут, тем с большим жаром те кидаются защищать их и опекать. Прощают всё: прогулы и плохие отметки в школе, поздние возращения домой, грубость, первый визит участкового, пропажи из дома ценных вещей и денег… Когда из дома нести оказывается нечего, они переключаются на зажиточных соседей, прохожих на улице, торговые точки. Рано или поздно оказываются в поле зрения комиссии по делам несовершеннолетних, полиции и в итоге получают срок. Но и тогда гиперзаботливые мамочки продолжают оправдывать горячо любимое чадо, заявляя, что бедного ребёнка ни за что оклеветали, несправедливо осудили и упрятали за решётку. Они не понимают, что сами становятся заложниками и жертвами ситуации. Слепая любовь к ребёнку оборачивается наказанием и для них самих, и для их избалованного семейного чудовища.

Употребление наркотиков очень часто бывает продиктовано протестным поведением, вызовом обществу. Это свойственно взрывным психопатическим личностям, слабым на руку. Понимая, что на лидерство в общепринятом понятии не тянут, они ведут себя крайне агрессивно. По закону бумеранга эта агрессия в итоге оборачивается против них самих.

Жили-были не в сказке, а среди нас с вами два брата. Воспитывались в простой крестьянской семье – обычной, рядовой, каких миллионы, миллиарды на Руси, что братьям очень не нравилось. Престиж они понимали по-своему – материальный достаток, преклонение окружающих, пренебрежение общепринятыми ценностями морали, вседозволенность. Тихо завидовали тем, кто жил зажиточно и был устроен в жизни лучше них. Своих родителей-тружеников в грош не ставили. Нещадно лупили и мать, и отца за то, что материальным достатком «не вышли», какого сыновьям хотелось, за то, что их жизни пытались учить. У братьев была своя правда жизни: они принимали на «Ура!» всё, что обществом порицалось – курение, алкоголь, воровство, наркотики… Бравада закончилась лихо: старший погиб в ДТП, младший оказался за решёткой за убийство сожительницы, которую нещадно избивал, пока не забил до смерти.

Резюме специалиста

— Итог заболевания наркоманией, как правило, один: криминал и летальный исход, — констатирует факт многолетних наблюдений за судьбами своих пациентов врач-нарколог Матвеево-Курганской ЦРБ Ольга Мукиенко, — Так сказать, «наши» наркоманы в основном употребляют препараты опия и марихуану. Судя по всему, они доступны. Наркоторговец, сажая свою жертву на иглу, обещает неземное удовольствие, но при этом умалчивает о том, что длится оно не более шести недель, а потом развивается стойкая физиологическая зависимость от психоактивного вещества. Организм привыкает к тому или иному  препарату, и, чтобы получить такой же «кайф», требуется всё большее и большее количество наркотика. Доходит до трёхсот доз, а это уже химическое отравление. Иначе говоря, наркоман практически обречён на гибель от передозировки. Период отрыва от наркотика очень короткий, и его важно не упустить. Зависимость развивается быстро, особенно при употреблении дезоморфина. Достаточно пары доз, чтобы человек настолько прочно «сел на иглу», что лечить его практически бесполезно. Поэтому при первых же признаках неадекватного поведения своего ребенка дома самостоятельно проведите тест на наличие наркотических веществ в его моче. Тест-полоски в аптеках продаются свободно. Если опасения подтвердились, ведите ребёнка к врачу. Его ещё можно спасти. Если болезнь успела перейти во вторую стадию, процент излечения гораздо ниже, но всё же шансы есть, и они немалые. Важно вырвать ребенка из опасной среды, оградить от общения с родственниками и соседями, когда-либо привлекавшимися к уголовной ответственности за распространение наркотиков, от друзей-наркоманов. При возможности прибегнуть к помощи школьного психолога. Наркомания – явление социальное, корни его – в негативных явлениях общества. Вылечивается оно, кстати, не столько медицинскими препаратами, сколько трудотерапией, добрым словом и верой в него родных и близких. Мне довелось иметь дело с Ростовским реабилитационным центром «Ростов без наркотиков». Создали его бывшие наркозависимые, сумевшие избавиться от пагубной привычки и теперь помогающие сделать это другим. Пациенты таких центров доверительно относятся к своим целителям или попутчикам (так они сами себя называют), так как те сами прошли через всё, что предлагают им. Методы лечения весьма необычны – тяжёлая физическая работа с утра до вечера, уроки духовности и хорошая литература. Этот центр курирует двух сестёр, подсевших на наркотики. Причём, успешно – девушки постепенно возвращаются к нормальной жизни.

На этом Ольга Константиновна Мукиенко, врач-нарколог Матвеево-Курганской районной больницы, закончила беседу. В палате стационара её ждал тот самый пациент, поступивший на днях в крайней степени истощения, с сожженными венами и гнойниками по всему телу. Несколько недель назад здесь его уже спасали от верной гибели. Рано или поздно врачам это просто-напросто не удастся. Бедолаге слегка за сорок – мужчина в полном расцвете сил, которые потратил неизвестно на что…

Откровенно о наболевшем

Наркозависимость, пожалуй, одно из заболеваний, которое трудно поддается лечению. Поэтому его проще предупредить, чем бороться с пагубной привычкой. Вопрос в том, как? Наверное, нет более действенной меры, чем откровение того, кто прошел ад наркотического дурмана и смог соскочить с иглы. Такие ребята объединились в общественную организацию «Ростов без наркотиков», которая работает под началом русской православной церкви. Выкарабкавшись из пут наркомании, они вытягивают других, кто желает этого сам, но не может сделать самостоятельно. Профилактические беседы с подростками – еще одно не менее важное направление их работы. Вылечить удается единицы, а удержать – сотни, тысячи юных и чистых душ.

Несколько таких бесед состоялись в школах поселка Матвеев Курган. На встречу были приглашены старшеклассники. Илья и Виктор – активисты организации «Ростов без наркотиков» приехали по приглашению районной администрации и Матвеево-Курганского благочиния. Как председатель районной антинаркотической комиссии, глава района Александр Рудковский принял участие в данном мероприятии и изложил свое видение такой актуальной проблемы, как наркомания:

России отведена особая роль в мире. И россияне, то есть вы, а в будущем и ваши дети, должны понимать, что живут в прекрасной, богатой природными ресурсами, с интереснейшей историей стране. Для того чтобы сохранить то, что мы имеем сейчас, мы должны сохранить чистоту души, правильно выстроить в своем сознании шкалу ценностей. То, что сегодня широко рекламируется – пиво, сигареты, тоники, что считается «крутым» — не есть истинные ценности. Это лже-ценности, которые нам пытаются преподнести как нечто новое, современное, как модель будущего. Нам такое будущее не нужно. Мы – за то, что всегда было и остается самым ценным: любовь во всех ее проявлениях – к себе, к родителям, к семье, к родине! – с такой речью к старшеклассникам районных школ обратился глава Матвеево-Курганского района Александр Рудковский.

С точки зрения православной этики, как о духовном прегрешении, говорил о наркозависимости настоятель храма св. Павла Таганрогского иерей Игорь Гайдаев. Ребятам было предложено ознакомиться с документальным видеофильмом «Полуфабрикат смерти». Уставшие после занятий, они смотрели его на едином дыхании. Аплодисменты раздались не сразу – увиденное потрясло. Впечатление усилилось, когда истории из своей жизни рассказали не герои с телеэкрана, а почти собеседники.

—  Я начал употреблять наркотики с десяти лет, и годам к восемнадцати понял, что самостоятельно бросить колоться я не смогу. Но все-таки пытался. Я видел, как стареет моя мама – за месяц как за пять лет, но ни она, ни я сам ничего не могли поделать с моей зависимостью от наркотиков. Я потерял семью, квартиру и чуть не потерял себя. Взяться за ум, наверное, помогла вера в Бога и мама. Только они остались рядом. Остальные попросту отвернулись, рассказ Виктора прозвучал как исповедь.

А ведь все в его жизни могло быть иначе: родился в центре столицы Донского края – казалось бы, учись, получай престижное образование, делай карьеру… Не срослось… Перед Ильей могли открыться еще большие перспективы – он коренной москвич, но вынужден был покинуть столицу нашей страны, чтобы вырваться из той пагубной среды, которой в ранней молодости сам себя окружил.

Если бы лет семнадцать тому назад мне кто-нибудь рассказал о том, к чему ведет наркомания, я бы как минимум задумался, стоит ли? В итоге  сомнительное желание казаться круче других обернулось пятнадцатью  вычеркнутыми из жизни годами… — сыпал откровениями Илья, — Из тридцати ребят нашей компании в живых остались всего двое: я и еще один парень, который по-прежнему колется и периодически сидит в тюрьме. Летальный исход в результате передозировки, галлюцинаций, несчастных случаев практически неизбежен. Подумайте об этом, если когда-нибудь вам предложат уколоться. Запомните, легких наркотиков не бывает. Это миф, придуманный наркоторговцами, чтобы посадить жертву на иглу и выманить у него все, что у него есть.

Это была первая по-настоящему откровенная и искренняя беседа с подростками на тему наркомании, но далеко не последняя. В скором будущем состоялась встреча родителей в рамках общерайонного родительского собрания: мамы Ильи и Виктора, не бросившие своих детей в беде, поделились опытом, как им удалось вырвать их из лап наркозависимости. «Попутчики» «Ростова без наркотиков» уехали, но на базе храма Павла Таганрогского работает консультативный пункт реабилитационного центра, куда можно анонимно обратиться и где обязательно помогут. В столице Донского края – в Ростове-на-Дону их ждали те, кто попал в сети наркомании и кому они помогают из них выпутаться.

Если бы как минимум каждый второй, кому удалось побороть смертельно опасную привычку, выбрал такую гражданскую позицию, в скором времени масштабы трагедии сократились бы в разы, оставшись существовать разве что как единичные несчастные случаи.

__________________________________________

Лариса Есина


1 комментарий

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика