Вторник, 23.04.2024
Журнал Клаузура

Владимир Парошин. «Путешествие в синий лес». Сказка для внучки

На окраине города жил мальчик Люсик. Было ему восемь лет. Люсик радовался лету, потому, что лето – это время каникул. И можно с друзьями пойти на речку, где на запруде водятся пескари и карасики. Можно пойти в сад, где растут яблони, и нарвать ранеток. Можно из старых газет склеить воздушного змея и бежать вдоль крутого берега, чувствуя, как змей трепещет на ниточке, взмывая всё выше и выше. А можно просто сидеть с друзьями на заборе и болтать о чём захочется.

Да много чего можно, когда лето и у тебя есть друзья.

Но иногда Люсик любил оставаться один. Хорошо в сумраке комнат вспоминать приятное и мечтать. Тикают ходики. Солнечные пятна крадутся по ковру, по комоду, по книжным полкам. Ветка акации заглядывает в окно, и что-то шепчет через стекло. А можно посидеть у другого окна, где видна дорога. Дорога ведёт к пруду, где квакают лягушки и плавают головастики. От пруда дорога подымается на взгорье и ведёт в поле с подсолнухами. У дороги в подсолнухах стоит Пугало. Пугало одето в старое пальтишко, а на голове у него вместо шляпы старая дырявая кастрюля. Люсик никогда не подходил к Пугалу, потому что ему казалось, что Пугало живое и только притворяется и стоит неподвижно, а на самом деле всё кругом видит и всё соображает. Поэтому вороны, сороки и галки к нему не подлетают. Побаиваются.

Однажды Люсик решился подойти к Пугалу, но вдруг увидел, как оно покачало головой и даже улыбнулось. Правда, в это время ветер подул. Может, от ветра и закачалась шляпа – кастрюля. Как знать. Но вот что Пугало улыбнулось – Люсик точно видел. А дальше Пугала по дороге Люсик не ходил. Дорога вела далеко – далеко, в синий лес, и там пряталась

Сегодня был именно такой день, когда хорошо одному. Люсик сидел у окна и смотрел на дорогу.

Мама и папа ушли на работу. Дедушка ушёл на речку к запруде ловить пескарей и карасиков. А бабушка уснула. Смотрела – смотрела телевизор и, незаметно уснула. А Люсик смотрел в окно,  на дорогу и мысленно бежал по ней.

— Ладно – решил он – пока бабушка спит, сбегаю я до Пугала. Пусть не притворяется, что он не живой. Люсик тихонько, чтобы не разбудить бабушку открыл дверь, спустился с крылечка и побежал по дороге. Вот и пруд. Лягушки что-то расквакались. Дедушка говорил, что лягушки квакают перед дождём.

— Ну и ладно, – подумал Люсик, – до дождя я успею вернуться. И побежал дальше.

Вот и поле с подсолнухами. И Пугало стоит. И ничего в нём особенного – стоит себе и стоит.

— Это мне, наверное, показалось, что Пугало улыбается – подумал Люсик и посмотрел на синий лес, куда вела дорога. Дорога манила и звала. И Люсик почувствовал, что там, в лесу ждёт его нечто неведомое. И это нечто влечёт и не отпускает. Подул ветер, закачались и закивали головками подсолнухи. И стало одиноко и страшно. Он вздохнул и понял – пора домой.

— Не бойся, малыш. Иди вперёд, – вдруг услышал он. Люсик вздрогнул и огляделся. Никого не было вокруг. Только Пугало чуть-чуть улыбнулось и подмигнуло. И сразу все вороны закаркали и разлетелись в разные стороны.

Что-то вздрогнуло и затрепетало в Люсике. Он прислушался и понял, что это стучит его сердце и зовёт его в дорогу. И он побежал. Люсик бежал и всё летело назад. И дорога, и кусты вдоль неё, и вороны, и дождик, что сначала заморосил, а потом полил вовсю. И он промок насквозь.

— Я успею, я успею — радовалось и ликовало в нём. Вот уже и лес. И, размахивая руками, он вбежал в него.

И сразу стало тепло и радостно. И лес был не синий, а светлый – светлый. На деревьях шелестели листочки, как будто о чём-то шептались. И порхали бабочки. Люсик никогда не видел таких больших бабочек. Усики у них были длинные – предлинные, а глазки блестящие. Глазки блестели от яркого солнышка и, никакого дождика не было и в помине. Рубашка и штанишки на нём совершенно просохли. Но он даже не успел удивиться этому, потому, что две большие бабочки подлетели к нему и, ласковый ветерок от трепета их крыльев коснулся его. Бабочки полетели вперёд, оглядываясь и как бы поджидая его и, Люсик понял, что они приглашают его за собой. И что впереди его ждут удивительные приключения.

— Я сейчас – сказал Люсик. Он снял башмачки, связал их шнурками, чтобы не потерялись – я сейчас, подождите – и побежал босиком за большими бабочками, которые порхали впереди в красивых, нарядных шляпках.

Бежалось странно легко. Ему казалось, что он едва касается травы и вот-вот полетит.

У ручья, что журчал по камешкам, бабочки опустились на траву, и Люсик остановился.  Бабочки были в розовых платьицах и в розовых туфельках. Одна из них сняла нарядную шляпку и, обмахиваясь ею словно веером, наклонилась к другой бабочке, и они о чём-то зашептались. А Люсик с удивлением подумал, что бабочки очень похожи на двух близняшек из соседнего дома. Те тоже всегда вдвоём и о чём-то постоянно шепчутся.

— Какой сегодня чудесный день! – сказала одна бабочка.

— Какие вокруг чудесные цветы! – сказала другая.

— Как чудесно, что мы встретились с тобой, Люсик! – сказали они в один голос.

Люсик очень удивился, что бабочки знают его имя. Но ещё больше его удивило то, что они вообще разговаривают.

— Чудесно! – сказал Люсик. Он так растерялся, что ничего больше сказать не смог.

— Чудесно, чудесно! – засмеялись бабочки и захлопали крылышками. Они вспорхнули и закружились вокруг Люсика.

— Ах, мы так взволновались, так взволновались и так цветочно проголодались – сказали они в один голос. Бабочки опустились на большие яркие цветы и стали пить нектар.

— Люсик – сказали они – пока мы лакомимся, поговори с ручейком. Он такой говорливый, такой говорливый!

Люсик наклонился к ручейку, который журчал по камешкам и услышал:

— Я бегу издалека.

Я возник из родника.

— А куда ты бежишь? – спросил Люсик.

— Я бегу на встречу к речке.

Завиваюсь я в колечки.

— А зачем тебе к речке?

— Речка – моя матушка.

 К ней бегу по камушкам.

— А ты всегда так складно разговариваешь? – спросил Люсик.

— Это по настроению, – ответил ручеёк.

-А можно я с тобой, к речке?

— Можно, – прожурчал ручеёк.

-Я сейчас, – сказал Люсик. Он сел на траву и стал надевать башмачки. А ручеёк перестал журчать. Он ждал Люсика.

Люсик завязал шнурки и оглянулся на бабочек. Те лакомились на цветках, и щёчки у них были в пыльце.

— До встречи, до встречи! – сказали бабочки и помахали крылышками.

Ручеёк бежал, а Люсик шел рядом, переступая с камешка на камешек. Он уже начал привыкать, что бабочки разговаривают и ручеёк разговаривает.

— Ручеёк-ручеёк – спросил Люсик, – а здесь все разговаривают?

— Все, – прожурчал ручеёк.

— Все, все? – переспросил Люсик.

— Абсолютно все, – ответил ручеёк.

Люсик некоторое время шёл молча. Он думал. А ручеёк плавно журчал. Наверное, он тоже думал.

— А деревья умеют говорить? – спросил Люсик.

— Умеют, – ответил ручеёк. – Видишь впереди старый дуб? Ему двести лет.

— Двести лет! – удивился Люсик. — Ему было восемь, а двести – это так много. Люсик задумался и долго смотрел на дерево.

— Ручеёк, скажи, а дуб, наверное, много знает? – спросил он. – Наверное, – согласился ручеёк. – Ты спроси его.

— А как же ты?

— Я подожду, – сказал ручеёк и перестал журчать.

Стало так тихо, что было слышно, как шелестит и шепчется трава и вздыхает старый дуб.

 — Знаешь, ручеёк, ты пока беги. Тебя речка ждёт.

— Ждёт – согласился ручеёк и зажурчал. – До встречи, Люсик!

— До встречи, — ответил Люсик и зашагал к дубу.

Дуб был такой огромный, что обхватить его не смогли бы пять Люсиков, или даже шесть. И Люсик просто прислонился к нему. Дуб был теплый, и что-то гудело и дышало внутри него. Люсик прижался и прислушался.

— Я стою давно-давно – услышал он – сотни гроз прогремели надо мной, сотни дождей поили меня своей влагой, сотни ветров пронеслись надо мной. Я стою двести лет.

Люсик задумался. Ему было непонятно, как можно стоять двести лет на одном месте.

— Но ведь ничего же не сумеешь увидеть и узнать, — подумал он.

— Это пока не вырастешь. — Сказал дуб — когда-то очень давно, когда я был маленький, я кое-что видел и кое-что узнавал, но толком не понимал. Потом я вырос, поднялся над лесом и увидел солнце. Я увидел луну и звёзды. Я наблюдал всех зверей и птиц, что бегают и летают вокруг. Я видел много разных людей. Одни пасли стада, пахали землю и косили траву. Другие лежали в траве и смотрели в небо. А многие шли и шли куда-то по дороге.

— А куда они шли? – спросил Люсик

— Я не знаю — сказал дуб – иди к камню. Его зовут Валун. Он лежит у дороги. Валун знает, он скажет. Беги, малыш, а то не успеешь

Люсик отпрянул от дуба и побежал. Но тут же остановился. Где дорога, у которой лежит камень Валун, он не знал и оглянулся на дуб. Дуб взмахнул веткой и указал, куда нужно бежать.

Люсик помахал дубу рукой, посмотрел в сторону Валуна и увидел перед собой медвежонка. Медвежонок был смешной и неуклюжий и шёл вразвалку навстречу.

— Привет, Люсик – сказал он.

— Привет – ответил Люсик.

— А ты куда идёшь? – спросил медвежонок.

— Я к Валуну иду.

— Пойдём вместе. У Валуна земляника растёт. Вкусная. Это здесь, недалеко.

И они пошли вместе. Люсик искоса посматривал на медвежонка.

— А тебя как зовут? – спросил он.

— Мишка – ответил медвежонок.

Мишка был коренастый, голова – большая и круглая.  И походил Мишка на какого-то знакомого мальчика. Но вот на кого – Люсик не мог вспомнить. Но зато он вспомнил, что Мишка говорил про землянику, что растёт у Валуна.

— Мишка – спросил Люсик – а правда, там земляника растёт?

— Ещё как, правда – сказал Мишка. – А ещё я мёд люблю. Но мёд кушать опасно.

— Почему опасно? – удивился Люсик.

— Пчёлы кусаются, – проворчал Медвежонок. – Вот видишь – и он повернулся другой щекой. На щеке была большая шишка. – Это меня пчела укусила, – объяснил Мишка – очень больно. Еле убежал.

Они подошли к Валуну. Камень Валун был похож на огромного зверя, который свернулся калачиком. И спит.

Мишка начал ползать на четвереньках и поедать землянику. Люсик сорвал несколько ягод и отправил их в рот. И тут ему показалось, что камень Валун наблюдает за ним. Он подошёл к Валуну, прислонился ухом и стал прислушиваться.

— Шы – шы – шы, – послышалось ему. Он сильнее прижался к Валуну.

— Малыш, – услышал он из камня. Валун разговаривал с ним.

— Мсы – мсы – мсы. Я мыслю.

— О чём ты мыслишь? – прошептал Люсик, – ведь ты же камень.

И услышал:

— Моя мысль не имеет конца. Я мыслю миллионы лет.

Что такое миллионы лет, Люсик не понимал. И, что мысль не имеет конца, он тоже не понимал. Потому, что в голове у Люсика было много разных мыслей, и они спорили, толкались и мешали друг другу. Наконец мысли в голове у него помирились, и он спросил у Валуна:

— Ты всё время думаешь. А когда ты спишь?

И услышал:

— Я сплю и не сплю. Я мыслю, я существую. Это люди спят. Иногда они спят всегда.  Иногда они спят временами. Твоя бабушка спит, но сейчас она проснётся.

— Ой! – вскрикнул Люсик – бабушка спит. И он сразу всё вспомнил. И Пугало, и бабочек, и ручеёк, и дуб, и Мишку. И ему показалось, что прошло много – много времени с тех пор, как под дождиком добежал он до синего леса.

Люсик вскочил и оглянулся вокруг. Вокруг было светло и солнечно. И порхали большие бабочки. Мишка стоял и разговаривал с ёжиком.

— Люсик, — сказал Мишка – это ёжик Серёжик.  Он тебя знает.

— Не Серёжик, а Серёжка – поправил его ёжик.

Ёжик был худенький. Носик у него – востренький. И волосы на голове – торчком.

И в тот же миг Люсик ясно понял, на кого похож Мишка. Мишка походил на Мишку из соседнего переулка. А Серёжик, то есть Серёжка — это Мишкин друг. С Мишкой Люсик немножко дружил, а с Серёжкой так — привет-привет.

— Мишка, Серёжка, я домой побегу. Мне от бабушки влетит, – сказал Люсик – что-то я совсем загулялся.

— Пока, Люсик. Счастливо! – сказал Мишка.

А Серёжка ничего не сказал. Только головой кивнул.

— Мы провожаем, мы провожаем! – услышал Люсик. Две знакомые бабочки в розовых платьицах и розовых туфельках запорхали перед ним и полетели вперёд, приглашая его за собой.

Он оглянулся на Мишку и Серёжку. Косолапый медвежонок и Ёжик на тоненьких ножках смотрели ему вслед. Люсик помахал рукой и побежал за бабочками. Бежалось странно легко. Ему казалось, что он едва касается травы и вот-вот полетит.

Люсик с удивлением заметил, что башмачки, связанные шнурками, болтались у него в руке. Он хорошо помнил, что не снимал башмачки после встречи с ручейком. Но башмачки были у него в руке. И это было непонятно.

И ещё было непонятно, куда пропали бабочки. Он только что слышал их голоса:

— Счастливо, счастливо! Люсик остановился, огляделся – бабочек не было. Правда, две маленькие бабочки порхали рядом. Но это были обычные бабочки, которых он ловил этим летом сачком. Бабочки покружились вокруг него и улетели в синий лес.

Люсик стоял на дороге в тёплой луже. Солнышко выглянуло из-за туч. Капелька упала ему на щеку, и он понял, что только что закончился дождь.

Люсик не стал надевать башмачки – так приятно было идти по тёплой мокрой земле, шлёпая по лужам. Позади остался синий лес, а впереди – вдоль дороги — поле с подсолнухами, среди которых у дороги стоял Пугало.

Что-то вздрогнуло и затрепетало в Люсике. Он прислушался и, понял, что это стучит его сердце. Его маленькое сердце радовалось встрече с такими знакомыми и родными местами.

Люсик подошел к Пугалу. Пугало всё промокло, и с его старого пальтишка капали в траву дождинки. Пугало молчало.

Люсик вернулся по мокрой траве на дорогу, обернулся, помахал рукой Пугалу и побежал.

Вот и пруд.

Люсик подошел к бережку и присел на корточки.

Лягушки сидели на больших листочках лилии и молчали. Они нежились на солнышке и золотистыми глазками смотрели на него. Головастики тыкались носиками в травинки и тоже смотрели на него и тоже молчали. Впрочем, они всегда молчали.

— Пока – сказал Люсик. — Некогда мне с вами в гляделки играть. Меня бабушка ждёт. Он вытер о мокрую траву ноги, надел башмачки и побежал домой.

Вот и соседний переулок. На заборе сидели Мишка и Серёжка.

— Привет, Люсик! Ты куда бежишь? —  спросили они.

— Привет! — ответил Люсик — я – домой. Я в синий лес ходил.

— Ты ври, да не завирайся – сказал Мишка. А Серёжка ничего не сказал. Только как-то подозрительно посмотрел на Люсика.

— Пока – сказал Люсик.

— Чао, какао – ответил Мишка. А Серёжка только головой кивнул.

Люсик подходил к дому и думал:

— Интересно получается: если Мишка похож на медвежонка, Серёжик, то есть Серёжка — на ёжика, а я – кто? Я — наверное, лисёнок – подумалось ему.

Додумать он не успел, потому что увидел двух близняшек из соседнего дома. Они стояли в палисаднике среди цветов, посматривали на Люсика и о чём-то шептались.

Люсик всегда стеснялся их. Но почему-то сегодня всё было иначе. Он помахал им рукой. И они помахали ему в ответ крылышками. То есть, ручками.

Люсик поднялся на крыльцо своего дома и тихонько открыл дверь.

Бабушка лежала на диване. Она привстала, когда он вошел и села.

— Люсик, это ты? – спросила она и принялась шарить по дивану, ища свои очки.

— Я, бабушка – ответил Люсик.

— Что-то ты совсем загулялся — сказала бабушка – и где человек шастает, где шастает?

— Я с Мишкой и Серёжкой играл.

— Что-то ты Люсик сочиняешь. По лицу вижу. И глаза у тебя хитрющие, прям как у лисёнка – сказала бабушка и, принялась опять шарить по дивану, ища свои очки, которые она теряла два раза в день. А иногда и три.

Владимир Аркадьевич Парошин


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика