Суббота, 25.11.2017
Журнал Клаузура

Виктор Гужов. «БУЙВОЛ – НЕВИДИМКА»

(Сага об «антиписателе и антисемите» Е. Чебалине, его трилогии, публицистике и новом романе «НАНО SAPIENS»)

По мере появления в СМИ и интернете наших четырех бесед с Евгением Васильевичем Чебалиным на меня, мою почту рушился шквал комментариев, обсуждений и вопросов об этом необычном, выпирающем из писательских стандартов, субъекте русской литературы, который не существует  для всяческих лит. конкурсов, Союзов, премий и для литературных чиновников. После обозлённого окрика из Госдеповского «паханата» США о «шовинизме и  антесимизме»  романов этого автора, продающихся в Государственной Думе, после публично-истерической анафемы  в адрес писателя  Брода — Московского  правозащитника из хасидского раввината,  Е. Чебалин стал  для этих чиновников зыбким  фантомом. Сквозь него предписано смотреть не замечая, во избежание незамедлительных санкций от международной лит-мафии. Что за этим запретом?

  Ни один автор ХХ-ХХ1 веков не отважился так хирургически бесстрастно, глубинно, добираясь до скелета, вскрывать, без анастезии, планетарный, так называемый «еврейский вопрос» в романах «Безымянный Зверь» и «СТАТУС-КВОта». Но самое непредсказуемое и контрастное в прозаических работах Е. Чебалина: пожалуй нигде в РУССКОЙ литературе не выписаны столь притягательные, пассионарные образы евреев, которых немало среди его друзей.

  Вникая в недра   навязшего в зубах   клише от Ротшильдов и Сороса: «шовинизм и антисемитизм», просветив его аналитически, несложно обнаружить фарисейскую сущность этого ярлыка, который остервенело лепят на лоб любому, кто коснулся темы «еврейского вопроса. За этим —  болезненная, патологическая страсть любого «малого народа» (по Шафаревичу), пробравшемуся к финансовым и экономическим рычагам и паразитирующему на этом, оставаться в тени и шельмовать любого, кто извлекает   из этой тени и высвечивает суть существования «Малого народа»: жить за счет чужого, «туземного» труда, творчества, таланта и энергии, которых так много накопили в веках   славяне и мусульмане.

  Эта тема неоднократно всплывает и в публицистике Е.В. Чебалина: статья «У ЗВЕРЯ ПОЯВЛЯЕТСЯ ИМЯ.  (открытый ответ любителю кавычек.)»  («День литературы»). Она настолько аргументирована и неопровержима при своей кровоточащей обнажённости, что у врагов писателя не нашлось фактологического предлога судить автора и «шить» ему   любимую 282 статью… Не нашлось ещё и потому, что в этой статье хищный паразитизм и агрессию своих соотечественников в веках обличают не только   цитируемые «Талмуд», «Тора», «Шульхан-Арух», «Галахой», но и сами евреи, в том числе раввины.

  По отношению к Чебалину была избрана другая тактика.

Евгений Чебалин, Краснознамённая Каспийская флотилия. Ансамбль песни и пляски ККФ. Утрення разминка перед репетицией. Солист танцевальной группы Е. Чебалин в прыжке-разножке.

 Его книги, орошённые водопадом рецензий и отзывов в Российской, мировой прессе и интернете, ныне  натыкаются на жёсткий, непреодолимый заслон во всех книжных  сетях,  зацикленных на бизнесе  и, как правило, контролируемых либерал-западниками. Чем воспользовались интернет-сети, в частности OZON.RU, с пиратским  напором торгуя без авторских отчислений  романами Е.Чебалина.  К нему приходят многочисленные заказы прислать эти романы, не только из Российских регионов, но и Америки, Канады, Финляндии, Австралии и.т.д.

  Но Е.В. Чебалина по-прежнему, не существует для хозяев литературно-издательского «заказнике», за овладением которым идет меж ними не стихающая грызня. Там стригут с толерантного писательского «стада» «бабловую шерсть», умудряясь при этом держать писательство в роли услужливого Фигаро, в нищенском режиме выживания.  Вследствие этого практически любой современный автор вынужден шарахаться от социально-воспалённой проблематики, плавать на поверхности, быть рукопожатным и кляньчить для своего загашника любые  гонораришки .

Горы Крыма. Е. Чебалин и гл. режиссёр театра Вахтангова Евгений Симонов.

Все эти страсти обтекают Е.В. Чебалина, никак его не касаясь. Еще десятилетия назад он знал, какой гнойник взрезает своей прозой, что оттуда потечёт, и что за этим последует . А потому, строя один за другим три фундаментальных дома, насадив там деревья, кустарники и виноградник, он продавал их. И теперь не зависит ни от кого, и ни отчего – кроме своего писательского долга.

Читательский интерес к Е.В. Чебалину стал закономерным продолжением комментариев и рецензий, появлявшихся в прессе после  сенсационной защиты диссертации  по его романам в Сорбонне, презентации его книг на Международных  книжных ярмарках во Франкфурте-на-Майне и в Красноярске. О них рассказал Берлинский блогер и писатель Валерий Куклин, затем болгарский  литературный альманах «Литературен Свят», собрав отзывы и рецензии на романы Е.Чебалина с разных континетов, а так же  обширный  интернет-блог Николая Истомина и долговременный  форум в интернете об этом писателе.

  Форум уникален не только своей долговременной протяжённостью (четыре года), жёсткими стычками мнений, но и запредельной безбрежностью всечеловеческого бытия, отражённого в романах Чебалина, он препаратор этого бытия. Эта безбрежность воспалена неистовой авторской страстью и буйволиным напором, исполнена в неповторимом авторском стиле. Об этом, по-моему, лучше всех сказал Президент Европейской ассоциации народов Кавказа из  Ниццы чеченец Муса Темишев (цитата из «Литературен Свят»).

  «Дорогой наш, бесценный Евгений Васильевич!

Сорок лет назад я залпом проглотил Ваш роман «Час Двуликого» и с тех пор жду как желанную встречу любой Ваш новый роман. Я был убежден, что после Чехова, Бунина, Булгакова, Солженицына из русского языка нечего «выжать». В Ваших творениях русский язык засверкал новыми гранями. Неповторимая образность и бешеная экспрессия всего того, что выходит из-под Вашего пера, многократно умножается Гражданской ценностью, ибо всё Ваше творчество обличает ЗЛО, ПРЕДАТЕЛЬСТВО И СТЯЖАТЕЛЬСТВО, в которых мы тонем сегодня, зовут к борьбе и очищают душу. Я горжусь дружбой с Вами…».

  Кавказ, Кавказские землячества в Европе устами Темишева снайперски точно отметили наиболее главное качество литературы, генерируемой писателем: реанимации великой, славяно-арийской истории, обличение ЗЛА и предательства, постыдного холуяжа перед «западными ценностями», лакейским стремлением войти с ними в сожительство, зачастую – любой ценой. И всё это на фоне беспредельного почитания и любви автора   к своему многострадальному этносу, к своей славяно-арийской расе.

  Эти и многие другие  качества Чебалинской прозы уже давно и стабильно привлекают к ней  самых  разнообразных личностей, выплёскивают на поверхность  отклики читателей, собранные «Литературен Свят», чей социальный статус и деловые интересы несопоставим: от  Чрезвычайного посла и советника министра иностранных дел РФ Рудова  и  главы Думской фракции КПРФ Г. Зюганова–до заключенных колонии строго режима, от  послов в России  Ирана и Индии, — до преподавателей университета культуры, от директора Центра СНГ при МИДе А Шутова – до   итальянского  публициста Джульетте Кьеза,  — от   Европейского  блогера в Берлине В. Куклина — до аспиранток Ровзан Татаевой в Грозном и Г.Осипенко в  Сорбонне, от корифеев русской культуры Юрия. Соломина и Татьяны. Дорониной – до австралийского пианиста, включившего в свой концертный репертуар «Сонатёныша» Чебалина, от потомственного агрария и учёного Н.Золотарёва. —  до министра Внутренних дел СССР А.Власова и. генерал-полковника Макашова, написавшего, по просьбе Воениздата, предисловие к его роману «Гарем Ефрейтора». Предисловие начиналось с фразы: «Несмотря на фривольное название романа, книга к сексу и порно-игрищам не имеет отношения. Она о глобальной гео-политике Сталина и Российского Государства на Кавказе. Поэтому гомиков, лесбиянок и членов правительства с чтением прошу не беспокоиться: книга не для ваших мозгов». Дальше текст шёл в подобном плане. В издательстве долго ёжились и дали другое предисловие.

  Но – к комментариям и вопросам после наших четырёх бесед с Е.В. Чебалиным. По мере возможности и информированности я отвечал на них. К сожалению, далеко не всегда регулярно и обстоятельно. Ныне появился повод вернуться к феномену Чебалина, как масштабного «антиписателя», поскольку статус писателя логически несовместим с профессиями оперного вокалиста, спортсмена, философа, строителя, дачника, агронома, столяра, рыбовода, рыболова, музыканта, сантехника, ассенизатора, художника, которыми владеет Е.Чебалин. Но главная его профессия — воин, пробивающий  чиновные надолбы  перед  новыми технологиями, которые  несут ЛАД и сытость людским сообществам, будь то рассевок сеялки  раба Каринфы времён Понтия Пилата,  или двигатель внутреннего сгорания Валерия Когута, которому нет аналогов в ХХ1веке.

Повод вернуться к «анфан-терриблю»  русской литературы  достаточно весомый: 77-летие автора в сентябре этого года и выход в свет нового романа  «НАНО-SAPIENS».

Будоражащую умы публицистику и главы из этого романа отважно  и рисково  публикуют газеты «Завтра», «Российский писатель». «Союзное Вече» Международный лит.альманах «Клаузура», журналы «Дон» и  «Русское Эхо», , Всероссийская писательская  газета «День литературы» (поклон и благодарность Александру Проханову, Дмитрию Плынову, Владимиру Бондаренко и Валентине Ерофеевой, давно и надёжно простёршими над автором   крыло своих патриотических, читаемых миллионами изданий).

Последние публикации «Дня Литературы.» – раскалённый публицистический анализ истребления культуры в России «Его Превосходительство скунс  или Сук-кины дети» и новая глава из третьей части трилогии  «Прислали Руссу в саркофаге». Всё это сделано в неповторимом Чебалинском стиле. И столь же оригинален комментарий к этой главе Владимира Плотникова – писателя-историка, прозвучавшего своими романами уже на Международном уровне. Плотников   проламывает своим суждением о Чебалинской прозе рамки одной главы, он анализирует всю трилогию, где «НАНО-SAPIENS» — третья книга.

«Могучая магнетика научной формулы – дар нашего технократического времени и автора своему читателю. Автор ткёт… космогоническое «руно» своего истолкования хроники человечества и Вселенной. Так возникает современный эпос – ХХ1века о Боге-творце и поверженных небо-вторженцах Мардука, о людях манкуртах в России, в мире, в истории.

Быть человеком созидателем или Зомби-паразитом – предопределено каждому.  Чебалин доказывает это на протяжении своего современного эпоса. Но как доказывает!

Если первая часть трилогии «Безымянный Зверь» потрясла, захватив с первых строк целиком, то при потреблении прошибающей квинтесенции тома второго («Статус-КВОта»)  обрушились сомнения: да можно ли так  безжалостно  с  читателем, без водки и наркоза?!… Многие строки шокировали не только дурманной замесью виртуозных оборотов и метафор, кошмарным мыслеобразием и сюрреализмом ситуаций, но и беспощадным, узнаваемым реализмом. Здесь выпукло, рельефно и зловонно выведен ЗВЕРЬ, прорвавшиёся из младенческого  периода  человечества  в  ХХ1 век. Он не просто  мистический компедиум ЗЛА, а  главный фигурант мировой истории, с которым человеку приходится сталкиваться в реальной  жизни куда чаще, чем с Богом.

Всё это характерно  и для третьего тома трилогии «НАНО-SAPIENS», который пока в работе ( и пишется в 77 авторских лет!), в главе «Прислали Руссу в саркофаге». В нём – неусмиримость и космическая миссия русского человека.».

В развитие  аналитики Плотникова продолжу о прозе Е.В. Чебалина. Темой одной из бесед с ним был персонаж романа «НАНО-SAPIENS» Индарий « Кто такой Индарий?» (см.интернет)

И в предыдущей, и последующих главах великан Индарий дан автором, как пророческая сущность во плоти и выписан со столь достоверной скрупулёзностью, что почти не остаётся сомнений в реальности существования этого гуманоидного гиганта с закономерным читательским желанием: где найти подробности о нём, где он обитает  и какова его судьба сейчас?.

Первая информация об этом гиперборее  появилась в интервью «Ростовского комсомольца» со всемирно известным магом Вольфом Мессингом. Мессинг поведал газете о своей встрече со Сталиным в 1952 году. Во время встречи он настоятельно попросил вождя государства отменить экспедицию Академии наук в Башкирию. Ученые археологи собирались там вскрыть — холм-захоронение близ села Бурзян, где, по легенде, покоится прах великана Алан-Батыра, предводителя гипербореев. Мессинг напомнил  Сталину о последствиях вскрытия  могилы  «Железного хромца» Тамерлана: По версии мага  последствием была  Вторая Мировая Война,  и нападение на СССР, которое ничего не предвещало, а партнёрские взаимоотношения между странами были надёжно зацементированы договором между Германией и  нашим государством.

Мессинг был у холма, сканировал захоронение и с  изумлением   зафиксировал в каменном склепе внутри холма немыслимое: гигантская плоть Алан-Батыра (Индария)  сидящего в «Позе лотоса» и пребывающего в сомати – эта плоть нетленна. А мозг великана испускает мощнейшие мыслительные пульсары  в Ноосферу.

Позже, к концу ХХ века, аналогичное видение подтвердила и Джуна, побывавшая у холма Алан-Батыра.

В 1952 г. Сталин внял настоятельному предостережению мага и запретил  вскрывать захоронение.

Далее автор романа втискивает в эту СМИ-достоверность, о которой помнят многие ростовчане, нечто инфернальное, присущее только ему – столь детально достоверную мистику, что напрочь стирается грань между фантазией и реальностью. Именно  по этой теме в Чебалинских романах защищала свою докторскую диссертацию в Сорбонне аспирантка Галина Осипенко:

«Phantasmagorie und Realitat in der romanen «Bezimiani Zver» und «Status –KVOta».

Диссертацию перевёл на немецкий язык и опубликовал в своей газете, бывший на защите Президент Германского университета им. Гёте Вернер Мюллер-Эстери. О чем  тоже поведал читателям болгарский «Литературен Свят»,  который продолжает внимательно  отслеживать и публиковать  аналитику романов Е.Чебалина в мировой   и Российской прессе.

Волею автора Индарий оживает. В застывшую на тысячелетия его плоть возвращается его Дух, посланный синклитом воинов у Трона Перуна: Заратуштрой, Леонардо-да-Винчи, Христосом, пророком Муххамедом, М. Ганди, и многими подобными.

Индарий оживает, чтобы предотвратить надвигающийся на землю гео-климатический, этнический и политический коллапс. Он шлет Российскому Архонту (президенту) предостережение о его гибельной, толерантной мягкотелости к внутренним и внешним врагам страны в этот, критический отрезок истории — в преддверии надвигающейся катастрофы. На первый взгляд оно схоже с уже порядком навязших в зубах кликушествах о конце света от доморощенных «пророков». Которые благополучно, раз за разом, не сбываются.

Но автор вливает в фантасмагорию  и  просвечивает весь смысл появления Индария  в «НАНО-SAPIENS»  грозную  реальность, за которой стоят научные исследования: «Суперпозиции кризисов». Суть «суперпозиции», настигающей человечество раз в несколько столетий:  «кризисные волны» сходятся практически в одном временном отрезке и образуют своеобразный кризисный «девятый вал», грозно претендующий на глобальность Апокалипсиса.

Ныне — именно такой отрезок. В нем сошлись несколько системно-глобальных волн.

  — Первая волна — западная социо-экономическая, либеральная модель развития капитализма, модель беспредельного потребительства, которую исповедует мировой олигархический клан  (и его «малый народ»), практически  схлопнулась  в ХХ1 веке, полностью исчерпав свои ресурсы. Эта погибающая социум-система со стержнем США стремится выжить, продлить свое существование любой ценой — за счет эксплуатации остального мира. И Запад, его гельминтозные элиты, спеленав и обездвижив нового президента США Трампа, который попытался изменить эту модель, не остановятся ни перед чем в попытках  продлить свою агонию – за счет ресурсов «второго и третьего  миров» И, в первую очередь,  – России.

— Вторая волна —  мусульманство и Ближний Восток, где в тугой узел сплелись интересы арабов, Турции, Израиля, Ирана, курдов. Ислам раскаляется в пассионарном горне континентальных джамаатов. 180 миллионов его уммы находятся в «зоне постепенного умирания», а 350 миллионов живут в «зоне биологического выживания». Ислам, рассечённый на суннитские, шиитские и прочие части ныне стягивается обручами Турции и Ирана в единое целое. Он становится набирающим силу противовесом Западу с его конвульсивной, лишенной нравственности бесовщиной, приматом гомосексуальности, гендерными семьями, культом денег, заменивших в Западном самосознании Бога. Критическую массу мусульманских пассионариев формирует  и подогревает удушающее неравенство  в распределении   плодов труда: 2-3 процента западных  богачей владеют 98 процентами мирового награбленного валового продукта. И в этом высшая несправедливость. Но если иудоизированное Христианство скрючивает в покорности, пригибает голову «раба Божьего» к земле постулатами «Вся власть – от Бога», «Если отняли портки – отдай и рубаху», то воин Ислама готов  жертвовать жизнью ради справедливости Пророка Мухаммада: « О вы, которые уверовали! Будьте стойки в справедливости, свидетельствуя перед Аллахом, если даже свидетельство будет против вас сами, против родителей ваших… (Коран 4:135) И гниющий в растлении Запад уже не в силах ничего этому противопоставить, кроме скупки и оболванивания падших отщепенцев и отчаявшихся в нищете смертников из мусульманской среды: он  формирует из них  отряды ДАИШ (ИГИЛа). И натравляет его на всё разумное, исторически бесценное и гармоничное в людских сообществах.

— И ещё одна, третья  волна кризиса накатывается неотвратимым катком «прогресса» — автоматизация  и био-роботизация  производственных процессов, когда десять робо-автоматов способны сделать работу за сотню или  даже тысячу  живых рабочих, когда био-робот, со своим геномо-модифицированным, гигантски- компьютерным  мозгом, которому в Японии уже выдали паспорт, становится не просто Членом  какого-либо Совета директоров, но неотвратимо претендует на место его Президента. Во весь рост на планете встает вопрос: что делать с «лишним» человечеством, чем  прокормить и занять миллионы отверженных, сброшенных роботизацией в жизненный кювет?

  Е.Чебалин прогнозирует эту проблему отдельной сюжетной линией, сконструировав в плазме своих текстов образ био–робота РУССы с заложенной в неё агро-программой, предназначенной кормить человечество. Это – самосовершенствующийся гуманоидный организм с причудливым, траги-комическим видением человеческого мира, вызывающего у Руссы растущее отторжение отступлением от германской базисной модели «Орднунг» (порядок –нем.), мира с его хронической, ненасытной жадностью и пороками, мира, вывихи которого  следует вправлять уже не человеческим мозгом .

  Именно эти три кризисных волны видит Индарий и предупреждает о них Архонта. Суперкризис, Апокалипсис –  надвигающаяся жизненная реальность. И Автор поднимает до этой реальности образ, облик и оживление  Индария:  тот продавливает каменный саркофаг над собой и  вздымается над склепом-холмом.

  « — Акбарс, ты что?! – дернулся Тахир, развернулся в сторону, куда нацелилась морда обезумевшего в страхе пса. Вскочил со складной плетенки, которую всегда брал на охоту, выстонал сквозь перехваченное горло:

  — Ва-а-а-й… Алла-бисмилла илля рахма-а-ан…

 Вершина холма вспучивалась, змеилась трещинами и распадалась на чёрно-жёлтое рваньё из земляных и каменных булыг. Всё это месиво отслаивалось от вершины, с глухим рокотом сливалось в несколько лавин, скакавших с ускорением по склонам.

  Над развороченной вершиной, над каменно земляным хаосом выперло и утвердилось отполированное полушарие. Оно двинулось ввысь и стало лысым черепом на жилистой, дубово-стволовой шее – с глазами, носом, ртом. Под нею обозначились, поползли вверх глыбистые необъятности плеч, облепленных каменьями и глиной. Плечи встряхнулись, осыпав крошево. Затем вся плоть гиганта вздыбилась над развороченной землёй и утвердилась могучим торсом в кроваво-ослепительном закате, сравнявшись головой с вершинами столетних сотен.

 . Блескучий череп развернулся к светящемуся костерку Тахира. В охотника  уперся   давящий взгляд, ошпарив плоть человечка калёным хлёстом.

 … Тахир мчал безоглядно, проламываясь сквозь лесной подрост. Акбарс, визгливо завывая, держался в бешеном галопе у ног хозяина. В мозгу охотника углями жглась суть увиденного: « Алан-Батыр восстал из мёртвых!!»

  Какова же миссия, оживлённого автором великана, помимо пророчества Архонту? Е. Чебалин взмывает в концептуально- философские выси. Идет текст, о который, что называется можно сломать зубы, поскольку историографические, прото-арийские пророчества и действия  посланника  Перуна и Ноосферы требуют от читателя серьёзной подготовки.  В аналитическом  послесловии «НАНО-SAPIENS» Берлинского блогера Валерия Куклина, этот  известный Европейский писатель и публицист утверждает:

  «Писателей, крик души которых отзывается по всей планете, но вызывает оторопь, трусливое отторжение властьимущих и  злую зависть коллег по перу- таких писателей  рождается в каждом поколении не более десятка на миллионы. Евгению Чебалину, самому замалчиваему ныне,  повезло: в качестве  сенсационного романиста с миллионными тиражами он состоялся ещё в советское время и продолжает быть предельно интересным своему (именно своему!) читателю по нынешнее время, хотя число интеллектов, способных  осмыслить и оценить его приближённые  к стилю фэнтэзи реалистические романы становится с каждым  годом все меньше.

…Мне же интересно и жизненно важно узнать:, по Чебалину, во что превратилось всё то, что составляло для меня, в совокупности, Родину, Россию, какие реальные и инфернальные силы воздействую на неё. Но, как мне кажется, никто из русских писателей ХХ-ХХ1 веков, кроме П.Алёшкина и Е. Чебалина в полной мере ответить на этот вопрос оказался не в силах. Вполне допускаю, что этот фамильный ряд расширят читатели России, не завёрнутые в эмигрантский кокон.

  Но настаиваю на одном: так искренне, так оглушительно и исступлённо, как Чебалин, не посмели и не сумели заорать в ужасе при виде на свою страну и свою планету даже известнейшие, обронзовевшие русские писатели».

Индарий послан   на землю синклитом Перуна  с миссией последнего пророка, коими  были до него Исус, Муххамед и Бус-Белояр. Но Индарий, в отличие от них, готов действовать. Ибо человечество, в том числе и Гардарика-Русь-Россия, как уже говорилось выше,  сползают к Апокалипсису – тому финалу, который настигал империи Вавилона, Рима, Византии,  Египта., а до них  праариев: атлантов и гипербореев  Все они исповедовали и существовали в  «толпо-элитарной» системе и загнивали в ней.. Эта система всегда расслаивалась на «чернь-толпу» и «элиту». И то и другое сословие втягивалось в безудержную гонку потребления, выдирая  для себя из бытия наслаждения, безмозгло перемалывая духовные, материальные и природные ресурсы, подаренные человечеству Мирозданием. Индарий предупреждает Архонта о гневе Бога морей из  Вед Перуна:

  «Ний – Бог морей иль Посейдон,

владеющий стихиями Мидгарда

И гнев его , ударивший в праариев –

 гипербореев и атлантов

описан нами в Ведах

ещё в чертоге Лиса.

   Страсть власти у вождей, жрецов

  и жажда завладеть чужим

  Захватит Разум их.

  И станут они лгать Богам и  жить в законах,

  Оберегающих награбленное у  соседа.

  Заветы, Кон от мудрых первопредков

   И уложения Творца Сварога-

  Все  будет попрано.

  И обезумев в алчности и жадной спеси, 

  купаясь в похоти излишеств

  Без жалости и состраданья

  Они сведут в могилы миллионы.

  Разгневается Бог морей великий Ний

  И уничтожит он в который раз

  стихиями их земли.

  И скроются они в глубинах вод.

  И погребут их льды

  иль магма с пеплом из вулканов.

    Именно эти явления  ныне всё чаще обрушиваются на человечество.  Земля и её ноосфера – это живой организм. Они разгневанно предупреждают «паразитов» на своем теле (и «толпу», и «элиты»), предупреждают пока избирательно и локально, выбирая своими объектами  предметы немыслимой роскоши  у гедонистической плесени человечества:  виллы, яхты, дворцы, личные острова российских и американских олигархов и  дельцов шоу-бизнеса – в то время как три четверти человечества  угасает в нищете и страданиях. Землетрясения, ураганы Ирма, Хосе, Катя, до этого Катрин обрушиваются  раз за разом на Багамы, на южное побережье Америки – злачные места мирового олигархата. И их мощь всё возрастает и географически расширяется –  уже до мегаполисов Евразии. Но эти предупреждения человечество не слышит, гонка потребления в «толпо-элитарной» системе продолжается.

  В  этой самоубийственной  погоне за ублажением плоти  выживали и становились вожаками наиболее сильные и безжалостные человекоподобные хищники и паразиты, составляя  2-3 % всего  народонаселения. Но именно в их руках сосредотачивались 90 с лишним  процентов общественных богатств. И управляли ими  уже не Разум, не благоразумие, не сострадание, а примитивно животные рефлексы.

  Роман подтаскивает читателя к мировоззренческому микроскопу и препарирует под ним двуногое человекообразное в роли вожака ХХ1 века с подобными рефлексами, оседлавшего вершины власти.

  «В постсоветской  жути социума, в удушливых гнездилищах столиц, как в  гадючьих норах, зародились,  заизвивались в финансовых либер-яйцах юркие гадюшата о двух конечностях – с пятью рефлексами, предсказанными еще Марксом: откат и рейдерство во имя  Всемогущего Бабла; всепожирающая жадность;  рабо-зависимость от ссудного процента, которого спустили с цепи банки;  безмозгло- наглый гедонизм; ползучая  неудержимость  случек в клубках себе подобных  самок.»

  Роман разворачивает и слепящими сполохами просвечивает  социальное рваньё «Рашки». Возникает некий дичайший  лит-волапюк:  эпически белый, гомеровский ,  стих Чебалина (по Индарию) хлещет читателя  беспощадным спектро-анализом  бытия, которое покрыли  коростой  нищеты и запустения чиновная и олигархическая  касты:

  «На безразмерном Росс- пространстве,

  в заброшенных деревнях выли волки,

в гнилье и тлене изб резвились крысы.

  Чертополохом и подлеском

 щетинились сиротские поля  –

  под джазовые вопли  рокеров и рэп-паяцев,

  под рёв хоккейных и футбольных стадионов,

  под  золотушность судорожных  развлекалок,

   благословлённых гладким  говорком  Архонта

   среди лощеных пустобрёхов в трёподромах.

  «Волапюк»  разбухает, окрашивается в издевательские, ядовито-радужные контрасты, подобно «элитному» мухомору  на фоне скромных подосиновиков,  боровиков и маслят. Но есть противоположный полюс этих «трёподромов». Чебалин  внедряет разум читателя в доисторические времёна  Атлантов и Гипербореев на земле-Мидгарде, которые ещё не отошли от Божественных заповедей: им  были подвластны глубины Вселенной и контакты с другими цивилизациями. Сварог  наставляет свою паству, овладевшую космолётами, умевшую взмывать и отделяться Духом от плоти, сотворённую по образу и подобию ЕГО:

 «Не применяйте Фашио-разрушитель против мира земного, ибо мир свой живой погубите и потомков рода своего лишитесь. Не используйте вайтманы и вайтмары во зло, дабы захватить чужие миры, а используйте их для добра  и познания миров и тогда дружбу тех миров обрящете.

 … Не отторгайте злобой и страхом тех, кто прибыл к вам из других миров, ибо  так, как вы будете вести себя, так подумают они о мире Мидгарда.

И опять возврат в  нынешний мир Мидгарда и его вожаков ХХ1 века, скукоженых до уродливо- кукольного состояния:

«На офисном «элитном» фоне

Благоухали фейковые кадры-гномы.

То оседлают русский Мининдел

грузинский «белый лис»,

затем сионо-склизкий горбоносик

 чьи потроха, протухшие в иудстве,

зажав носы, закупит Запад.

То чёртом выскочит из оборонки

секс-озабоченный жирняк:

спермо-самец хапковый,

по кличке «Маршал Табуреткин»-

в компании  гетеры звезданутой.

То столь же звезданутая мадам — ,

Пед-леди, мэнэжджерша  Холодец,

 уныло вскроет,

 между массажем-макияжем,

главнейшую проблему обученья:

«У нас порочная прямоугольность классов.

Чтоб научить проектному мышленью,

заменим классы на квадратные».

 Из соц.сетей к фискальным, думским органам

Вдруг выполз гибким  змеем

Мудрёно-озабоченный  совет:

Ввести в общественных местах

Налог на ЧИХ и ПУК.

И уголовную ответственность за них.

Особое вниманье ПУКу.

Поскольку эта акция созвучна с терроризмом.

Продукты ПУКа – сероводород с метаном.

 При поднесении спички к анусу

Во время оной акции возникнет факел.

Направленный на жертву террористом,

 Он гарантированно убивает.

Поддержку ПУК-проекту оказал Роснано.

Зюбайс проинформировал СОВФЕД:

Гигантским ,  мозговым напрягом нано-резидентов

И, подключившихся  членкоров в членовозах,

Изобретён прибор в «Роснано

( аналогов ему нет в мире) –

ПУКОМЕТР:.

Фиксирует параметры при ПУКе:

Температуру факела  и децибелы.

  Глазами автора мы видим, как из всех сфер, из всех щелей Российского бытия, с кастрированной государственностью, разжиженного олигархическим паразитизмом и судейской продажностью в так называемом «ручном управлении» президента, выползает АБСОЛЮТНЫЙ АБСУРД.

  Читатель Чебалина изначально «заколдован и зачарован» не только   блестящим языком его прозы, властно  берущим в плен сюжетным напряжением, но и  контрастами его персонажей. Они везде, и во всем: от  абсурдизма паразитариев – до бессмертия творцов ЛАДа.   Захватывающие дух, нередко шокирующие  перескоки  (из  парилки – в ледяную воду!) во всём: в социальном статусе этих героев, в их ментальности, их жизненных ценностях, наконец, в их  «прописке». Одни «прописаны» в Ноосфере, как Индарий, другие в  инфернальной фантасмагории – как Ядир из «Статус КВОты»,  « третьи – в нано-био-кибернетическом мире, как РУССА и   болотный гибрид пса-жабы.

  Но самые притягательные в этом ряду — четвёртые, встроенные в  кондовую, заскорузлую реальность. Е.Чебалин знает этот  реальный мир, как  потомок агрономов и журналист-вивисектор, во всех его подробностях, со всей корневой, смачной  неотрывностью от матери-земли. Одному из представителей  этой земной когорты – Ракуше,  в «НАНО-SAPINS» выделена всего одна глава. Часовой при военнопленных контуженый старшина Ракуша, выпускает из лагеря пленного  немца Курта Гроссмана, будущего президента  мировой корпорации «Дойч-Электрик».  Выпускает под страхом трибунала, который грозит Ракуше,- чтобы пленный немец провел прощальную ночь с  …возлюбленной Ракуши Верой, любящей Курта. Выпускает с решением пустить себе в лоб пулю после этого, поскольку делать ему, калеке, на этом свете после ухода  Веры с Куртом, уже нечего.

  Эта глава, появившаяся в «Дне литературы», («Контуженый паяц и ангел герр Ракуша»)  что называется, кровоточит  шекспировскими страстями, необъятным, вселенским самоотвержением искалеченного русского  воина,  у коего не поднялась рука расстрелять любовь двух, один из которых, его  недавний враг.  В комментариях на эту главу уже привычное ощущение у читателя – потрясение. Вот два из них:

  — «Потрясающе!»

  «Отличный урок для современных авторов, пишущих о войне, а особенно киношников, стряпающих поделки, наподобии « Мы из будущего». Вот «делайте жизнь с кого», ребятушки! Тут безупречное чувство времени, предметность тогдашнего быта, и явление вечного быта, воплощенного в метафизике. Спасибо Евгений! Михаил Попов, Архангельск».

  У автора  великолепная, красочная палитра персонажей, вросших корнями в русскую землю, на коих, что называется,  и стоит  эта земля. В «НАНО-SAPIENS» это, помимо Ракуши,  Виолетта, чемпионка Европы по художественной гимнастике и первая любовь главного героя Евгена, их внук  не по годам неукротимый индиго Ванёк,  фронтовик, хирурго-фельшер  ехидно — умудрённый Фельзер,  неподкупный, служебно-неистовый  чекист Семён Маркович, Советской закалки ветеран Внешней разведки Пономарёв, капитан таможенной службы Суржило и многие другие.

  Но велики и страшны их антиподы.

  Автор нещаден к читателю и своим героям, он бросает их из огня в полымя, ввергает в ситуации на грани жизни и смерти. Выпирающая из всех литературных канонов  стычка жабоподобного клыкастого монстра из болота и оператора при детекторе лжи (полиграфе)  Самойлова. Последний  оголтело использует  «машину правды» для наживы. Соответствующе настроив её, ломая людские судьбы,   он рвется к власти, потроша кошельки клиентов, стряпая в полиграфе нужные ему диаграммы. Абсолютно логична развязка этой встречи.

  Самойлов, оказавшись на грани служебной катастрофы, грозящей трибуналом,  в погоне за Ичкером пробирается по невидимому помосту под трясиной, где хозяйка – жабоподобная, фашиствующая  био-мутант. Эти два субъекта – за гранью человеческих законов, лишены  сострадания, жалости. За ними выпукло, рельефно вырисовываются Российское бытие времён 90-х и схватка за власть жабо-субъектов Гусинского, Ходорковского, Абрамовича, Авена, Коха, Чубайса, которые, пройдя по костям и трупам к богатству и власти, превратились в ЖАБО-SAPIENS. Их подельники по бизнесу, напялив  ныне маскировочно-лощёные  одеяния, трансформировались в нынешних  чиновных  мутантов. Этим двум паразитарным, хищным сущностям тесно в современном болоте.

  И оттого закономерен финал: Жабо-SAPIENS сталкивает Самойлова в трясину, а тот,  захлёбывась тиной,  успевает расстрелять  своего конкурента  за место на помосте.

  От текстов Е.Чебалина  трудно оторваться, они заставляют читателя возвращаться к ним  и пробовать расшифровать смысловые глубины. Вернёмся и процитируем  еще раз  Европейского блогера, литератора, критика В. Куклина, написавшему о подобных эпизодах в  «НАНО-SAPIENS»:

  « Кто расшифрует все эти детали? Кто поймёт скрытый в них смысл, доберётся до второго дна — кроме читателя-профессионала? Кто посмеет выдвинуть эту книгу на какую-либо премию? Не знаю. Но знаю, что освоит и переварит этот роман  лишь по настоящему грамотный, умный человек, и что далеко не всякий, даже активно читающий россиянин,  эту книгу осилит и  услышит её набатный, подземный гул.» (Всероссийский журнал «Наша молодежь», 2015г.)

  Глубинное знание автором трудовой, простонародной жизни создает устойчивую, глыбистую платформу, на которой базируется вся публицистика, эссеистика и проза  Е.Чебалина, освоившего, помимо  драматургии, вокала, живописи и  фортепиано, с десяток строительных и земледельческих профессий в самой жизни.

   Рыболовецкая бригада Бенидзе в низовьях Колымы, стала базисом для  многокрасочной, публицистической зарисовки «Сердитый был вердикт» (см. интернет). Там переливаются, блещут хулиганской экзотикой и  дикой вольностью кунштюки Бенидзе: его анекдоты о «Настоящем коммунисте Пицхалаури», его благоухающие резиновые сапоги, из которых рушится на землю  лечебный водопад пивной переработки, его мухобойка из пачки сторублёвок, его сострадательный напор, с которым выволакивается  из протоки застрявший там лось,  и.т.д. И, после зарисовки уже привычный комментарий:

  «Потрясающе! Запредельно!»

  Любопытная особенность прозы Е.Чебалина:  в его романах почти все  сюжетные коллизии и все герои  запредельны.   Их основная сущность – воины с арийской генетикой. Они все  воины света, будь то двести  арийских «Двуручников»,  истребляющих  нашествие хазар в «Статус-КВОте»,  главный герой трилогии разведчик нелегал Божьей милостью  Чукалин-Ичкер, или же   хрисламский младенец  Руслан, которого распинает на дубе свита Ядира

  Здесь  несгибаемая закономерность: эти герои не могли быть другими, поскольку сам автор, будучи  изначально Терско-казацкого рода  по отцу, и  Орлово-Чесменского — по матери, воин от рождения и удостоен посольством Индии за свои романы  редкостным орденом «Кшатрий» ( воин)

  В трилогию Е. Чебалина стрежневой основой встроена главная мысль: «толпо-элитарная»  система сосуществования, базирующаяся на рефлексах и отравленная абсолютным  абсурдом, в принципе ненасытна. Она лишена механизмов саморегулирования и самосохранения. А потому осатанело антиприродна. Она  вносит в Ноосферу и Биосферу  вместо Гармонии —  разрушительный Хаос. Паразит-самоубийца пожирает своего носителя – Биосферу, изнутри, убивая её. Но при этом неизбежно гибнет и сам.  На сей раз, в условиях тотально-технократического взрыва и био-роботизации ХХ1 века катастрофа обещает быть глобальной.

  Индарий  предостерегает в своем послании Архонту: в базовый постулат Римской империи « Хлеба и зрелищ!»  Россия  и  кап-либер-мир ХХ1 века вносят безумный перекос, здесь всё меньше хлеба, но всё больше страданий и зомбирующих зрелищ –  тот самый, классический пир во время чумы. Гениальные озарения  человеческой мысли, подсказанные синклитом Перуна, направляются «элитой» не на построение ЛАДА и ГАРМОНИИ в людских сообществах, не на обустройство и освоение аква-сферы морей и океанов, способной принять и накормить  миллиарды  обкраденных и обездоленных. Вместо этого  целые НИИ, закрытые лаборатории транжирят народные  средства и прибыль от эксплуатации недр на новые виды ублажения плоти, на олимпиады и зарплатное бешенство  спортсменов и бонусы «дефективных менеджеров», на  оружия истребления.  В мире сооружаются не предсказуемые Токомак и HAARPы – с суицидным любопытством обезьяны, сующей вилку в электрическую розетку. Человечество зачем-то рвётся в  дальний Космос, не подозревая, что его «мажордом» в нашей Галактике (Вече Перуна по Чебалину)   не пустит туда современного «Нано-ХАПИЕНС» , пока его поступками будет рулить  психология хорька в курятнике.

  Чебалинский  Индарий, обеспечив свою плоть пищей и одевшись в шкуры лосей, начинает действовать.  В своём послании  он разворачивает перед Архонтом панораму  неземных технологий, которые  призваны  возвысить  Человека до уровня  Космоса и Творца – как и задумывалось ИМ. Здесь перечень прорывных, фундаментальных  проектов,  в  реализации которых  помогут человечеству  Посвященные:  Прохоров и Гроссман с их  био-роботом Руссой. Плюс — подлёдная раса Новошвабианцев, опередившая развитие землян  в своей  вынужденной изоляции — на полстолетия.

  О них  уже была опубликована  наша беседа  с Е.В. Чебалиным: «От новой Швабии – до Новой Спарты» ( см.интернет), где писатель с поразительными подробностями  рассказывает, препарирует социо-уклад  новой расы. Сформированная Гитлером, Гиммлером, Герингом из отфильтрованного Гитлерюгенда , она была заброшена вождями Рейха  в 1945 г.на подлодках в  подлёдные сферы Антарктиды.  С муками истребившее в себе тифозную заразу фашизма, усилиями австрийца Шаубергера, сообщество  арийских вундеркиндов осознало в изоляции свою особую миссию на планете, бьющейся в  технократических судорогах «Толпо-элитарности» . Эта раса была избрана Синклитом-Вече Перуна как пригодная почва для  семян гуманоидного, технологического уклада, существовавшего у древних ариев.  Современное бытие навесило над этой расой гильотину  бездомности. Уже три года назад, в нашей беседе Е.В. Чебалин лепил раскалённые злободневностью  фрески нового романа с Новошвабианцами, предвидя неожиданный и резкий поворот Кремля к Дальнему Востоку. Почему именно к этому региону?

   ХХ1 век обрушил на  Новошвабианцев  угрозу  их физическому  выживанию: с изменением русла Гольфстрима стремительно  тает, рушится их «дом» —  ледяной покров Антарктиды, покрываясь дырами-свищами, вынуждая германо-ариев  искать себе новую среду обитания. Более всего подходит  для этого Дальний Восток с его пустующими территориями, где не придётся «отодвигать» или вытеснять уже укоренившихся аборигенов.  В обмен на  пакет новейших «нечеловеческих» технологий, полученных от Вече Перуна и Индария, подлёдные германцы готовы переселиться и  превратить  часть  этой периферии  с истекающим оттуда населением,  в современный «Эдем» — по их лекалам и под их руководством. Но нужно, во-первых, сменить региональных «паханов», погрязших в самодурстве и воровстве, и во-вторых, узаконить и превратить в реальность  эту дальневосточную «сделку» с Архонтом — через посредника. Им станет в  «НАНО-SAPIENS» главный герой трилогии Евген Чукалин-разведчик Ичкер.

   В итоговой реальности  осенью  текущего на дворе 2017 г. президент России (Архонт)  резко и неожиданно  скрутит штурвал внутренней политики  в сторону Сахалина, Камчатки – всего Дальневосточного побережья. Скрутит с несвойственной ему жёсткостью, попутно смещая одного за другим погрязших в коррупции  губернаторов с их ожиревшими, вороватыми мозгами и хватательными рефлексами.

  Что же  за технологии, анонсированные Архонту  Индарием и  Новошвабианцами?  Они   заслуживают особого внимания и  направлены, как и вся тематика трилогии,  на  технологическое совершенствование  и перспективы, прежде всего, Духа  и Разума у человека – при  номинальном комфорте его плоти.

  — Воярд.  Если уже человечество так настырно рвётся в Космос, загадив и не сумев обустроить своё земное жилище, то, как манок, морковку перед мордой осла, Новошвабианцы  вешают перед технократической «элитой» землян уже действующие и обкатанные Новой Швабией ядерноводородный и фотонный  двигатели космолётов, запущенных в стратосферу Бифростом. Они  позволят достичь пределов Галактики за короткое, приемлемое для человеческой жизни , время.

  Бифрост. Выброс на орбиту космолётов в плазменной смазке,, работающих на анти гравитационном, магнитном  принципе, осуществляется из вершины горы, из спирало-магнитного тоннеля, без включения двигателей и сжигания в атмосфере кислорода и озона.

  Океонариум. Создание на базе генной инженерии  нового разумного био-вида: «Аква-SAPIENS», способного  безвылазно обживать и обустраивать океаническую и морскую глубины, создавая  комфортные приюты для  миллионов обездоленных на земле. Это – разумная альтернатива чудовищно затратным  проектам технократов, предлагающих искусственное сокращение человечества и  освоение Марса или Луны.

  Сипор. ( СИстема ПОлевого ОРошения) – получение высочайших урожаев без трубопроводов, насосов и остального допотопного оборудования  для поливов. Технология базируется на использовании  реактивных двигателей, Розы Ветров в засушливых регионах и  впрыске водяной струи из реки или озера, обогащенной органикой и стимуляторами роста, в облачную атмосферу. Это гарантировано вызывает   в ней конденсацию влаги и цепную реакцию тотальных дождей с подкормкой, приносимых Розой ветров  на нужные территории.

  Берингов узел. Поворот русла Амура на Север, с впадением его в Охотское море и одновременное строительство в Беринговом проливе гидротехнического узла: плотины, которая будет регулировать водный обмен между Тихим, Северным ледовитым и Атлантическим океанами. В итоге животворно  оттеплится,  климатически воспрянет огромный, стратегически важный регион России, удлинится почти вдвое навигационный период Северного морского пути, возникнет транспортная связь двух материков,  вернётся в свое русло Гольфстрим.  Уже построена и  успешно действует микромодель такого проекта, авансированного Архонту.

   И, наконец, Ляпис Экзалис.( Л.Э.)  Эта трансформация человеческой сущности является фундаментом для всех  предыдущих технологий, поскольку все они заработают и принесут пользу,  лишь с  био-химическим, гуманоидным преобразованием  человеческого генома — с включением в него Ляпис-Экзалиса. Автор обрушивает на читателя научную конкретику,  атомарные, нано — подробности о нём: металлы платиновой группы  иридий, родий, палладий, платина, осмий загоняются в моноатомное состояние путём сжигания  и охлаждения их в  среде инертных газов, при определённых температурах, с добавлением кислотных ингредиентов, облучении высокими частотами и нулевым магнитным полем.. Полученный порошковый эликсир( Л.Э.) называется высокоспинная ассиметричная деформация (Кундалини) Вживлённый в человечий организм, в его кровь и ДНК, Л.Э регенерирует утраченные  Homo Sapiens  способности к телекинезу, телепортации, снижает  генетический уровень агрессии, преобразует мышцы, кости в  огнеупорную, с нечеловеческой  реакцией плоть, повышает проводимость мозговой цепочки ДНК в 10 тысяч раз, включает в работу ныне бездействующие 90 процентов мозга.

   По таким лекалам был сотворен  в романе Е.Чебалина «Нано-SAPIENS» гением Гроссмана и Прохорова гомункулус РУССЫ с её  функциональным, «секретарским»  беспределом.

  Автор, затягивая читателя  напряжёнными  детективными главами, неожиданно   выплёскивает на страницы романа  пропитанные научной терминологией, недостижимые ныне ноу-хау, с абсолютной беспощадностью, можно сказать — пренебрежением к среднестатистическому читателю, фильтруя его для своей, многоуровневой прозы.

  И это- практика всей его жизни, где прорывные агро, био  и мехоно- технологии тараном  пробивались писателем в реальную  советскую, затем постсоветскую экономику, находя потом  зеркальное отражение в его  романах.

  Именно это направление стало главным в его  неукротимой, сорокалетней  практике журналиста и драматурга, двенадцать пьес которого  ставились в шестидесяти четырёх театрах СССР и СНГ. После его статей в «Правде», и документальных  фильмов на ЦТ , под давлением ЦК  вынуждены были , что называется,  «вставать на уши» чиновники  Минрыбхоза, Минсельхоза, Совмина.

  Еще  70-х годах, будучи ответ секретарём «Колымской правды», затем собкором радио и телевидения по  Заполярным районам  Колымы, Индигирки и Лены, Е.Чебалин  экономически и социально исследует и  публикует в трёхчастной  статье    проблемы рыболовства в северных регионах СССР: «Рыбак и рыба»., затем «Фараон и Нифертитя» — фельетон о вороватой семейке секретаря  Нижнеколымского парткома. За тридцать лет до «Горбостройки» статья  прогнозировала  катастрофическое загнивание партийной «рыбы  с головы»: от ЦК до парткомов. Эти публикации буквально взрывают  партийные верхи  Якутии, Магаданской области, и Минрыбхоза , подхлёстываемые  гневной реакцией Суслова из Кремля, которому доставили эту статью. Неоценимым спасательным кругом в этой ситуации. стала для Чебалина  защитная позиция  второго секретаря обкома Якутии, будущего Министра Внутренних дел СССР и Премьер-министра России А. Власова, обратившего на журналиста самое пристальное внимание и пригласившего его к себе на беседу.

  На примере одной рыболовецкой бригады Бенидзе  из Нижнеколымска ( см. интернет  «Сердитый был вердикт») Е.Чебалин поднимает глобальную тему: существующая система рыболовства государства чудовищно затратна, более того —  порочна. Порочность многократно разбухает из-за растущей алчности  низовых парткомов, райкомов и Минрыбхоза, зацикленных на рыболовном флоте: у них  развилась «куриная слепота» на уникальность  трудовых  рыболовецких бригад типа бригады Бенидзе.  Эта бригада  из трех рыбаков, оснащенная  лишь собачьей упряжкой, сетями и  лодкой с мотором, вылавливая рыбу в Колыме и на Якутских озерах, поставляет её в пищепром за год почти столько же, сколько рыболовецкая громада  траулера за весь сезон —  с командой в  тридцать человек. Но себестоимость  Бенидзевской рыбы – втрое дешевле даже при  высочайших зарплатах рыбаков! К тому же  сейнер, бороздя океаны и сжигая горючку,  сдает в торговую сеть пластмассово- резиновых минтая, хека и  навязшую в зубах «советскую» кильку, в то время как Бенидзе преподносит потребителю из якутских озёр ценнейших и вкуснейших  ряпушку, чира, муксуна и нельму . Таких озер в  низовьях Колымы, Индигирки и Лены – около полумиллиона. Этот круглогодичный биологический перпетум-мобиле, где озера самозарыбляются икрой, переносимой утками и гусями на лапах, ждёт не дождётся прихода Человека-пассионария.

   После  статей « Рыбак и рыба»  под давлением ЦК Минрыбхоз увеличивает количество рыболовецких бригад в якутском и магаданском Заполярье почти в двадцать раз .

  Тема рыболовства и рыбоводства не оставляет Е. Чебалина – страстного рыбака, всю жизнь. Он становится  как бы  «пророком»   и защитником водяного народа, посланного Создателем людям  для подпитки энергетических ресурсов  их плоти и выживания Духа.

  Завершив статьей «Фараон и Нифертитя» заполярную журналистскую эпопею, Е.Чебалин возвращается на Кавказ с партийным клеймом на лбу – выговор с занесением «…За злостную клевету на генеральную линию КПСС»  Первоначальный вердикт райкома, до вмешательства А.Власова,  был:

« исключить  клеветника и антисоветчика  из партии и  передать его дело в  психиатрическую экспертизу. – на нём настаивал   полковник КГБ, член бюро райкома Нижнеколымского района.

  Писатель возвращается в Чечено-Ингушетию,.Несколько лет бетонного табу, запрета на профессию, воздвигнутых властью перед  журналистом и писателем.  В конечном итоге  эти надолбы прорваны, поскольку А.В. Власова назначают Первым секретарем обкома Чечено-Ингушетии. Чебалин становится там  Председателем Союза писателей ЧИ АССР  и  нештатным корреспондентом «Правды» на Северном Кавказе – под патронажем  А.Власова,

  Тема  сбережения самого доступного и дешёвого белка для человечества – рыбного, продолжает занимать Е.Чебалина в государственных масштабах и на Кавказе.

  Только что возведена на Тереке Каргалинская плотина, предназначенная для орошения рисовых полей Ставропольского края и Чечено-Ингушетии. Но, она же, напрочь отрезает многочисленные стада  Каспийских осетровых от их исконных нерестилищ и кормовой базы в верховьях Терека.   Председатель Союза писателей  ЧИ АССР Е.Чебалин  публикует в «Правде» две  статьи: « Негде пасти  осетровые стада», и «По следу севрюги», где взрезает   сокрушительными цифрами    местечковый авантюризм Минводхоза, который узколобо вырывает из пищевого рациона СССР тысячи тонн Каспийской красной рыбы и чёрной икры. В итоге решением ЦК КПСС  в обвод  плотины сооружается  авральными темпами рыбоводный канал.

  Далее  жизнь знакомит писателя с пытливым  азартным самородком из  Московского ЦНИИПРХа ( Центральный Научно Исследовательский Институт Прудово -Рыбного Хозяйства) А. Бекиным. В его научном, исследовательском активе  вызрела революционная конструкция карповых прудов, пищевого  и  подросткового режима этой ценной и недорогой  рыбы.  Он срывается из Москвы  и оседает в глухой периферии – на Широкольском рыборазводном комбинате в Дагестане, чтобы  внедрить в практику свою технологию. Здесь уныло и неторопко получают 10-12 центнеров карпа с прудового гектара, ежегодно теряя до 80% малька. Бекин  уламывает руководство комбината рискнуть и внедрить  его технологию на двух  одно гектарных  прудах. Получив согласие,  и переоборудовав их, он днюет и ночует на своей экспериментальной  вотчине. всю весну, лето и осень.  Осенью, спустив воду с двух  прудов, Бекин  вываливает перед  ошарашенным начальством  сто двадцать (!) центнеров первоклассного, жирнющего карпа  – в шесть раз больше, чем на остальных аналогичных акваториях.

  Отработав свою технологию в Дагестане, Бекин  внедряется в рыбоводство Краснодарского края и  берет в опеку хозяйство в Горячем ключе. Здесь, спустя год, он получает вообще немыслимый результат: сто десять (110!) центнеров карпа с  одного прудового гектара. После чего начинается хождение по чиновным мукам. Он пишет письма с предложением своего метода, докладывает о своих результатах в Совмин,  в Минрыбхозы СССР и России, просиживает десятки часов в приемных рыбоводных начальников. И утыкается в непробиваемую  чиновную стену раздражительного недоверия и отторжения: очередной толкач своего  Перпетум Мобиле?! Которого не может быть, потому что  «быть не должно».

  Е.Чебалин встречается с  почерневшим, иссохшим Бекиным, в период его нервного срыва — в разгар  массовых «отлупов» от министерских верхов.  Изучает проблему и «пытает»  руководство хозяйств  Широкольского комбината и Горячего ключа.  Анализирует и систематизирует  десятки  ответов — завуалированного саботажа чиновников. После чего в «Правде» появляется его  зубодробительная статья « Свет и беспросветность успеха». В итоге в проблематику  вновь вмешивается ЦК КПСС. И, после  нескольких коллегий Минрыбхоза,  в СССР создаются более шестидесяти хозяйств с технологией Бекина. Многие из которых успешно работают до сих пор.

  При всех недочётах  Советской власти, ей нельзя отказать в главном:  тогда  отлажено и неотвратимо работала  ВЛАСТНАЯ ВЕРТИКАЛЬ , со встроенной в неё всесильной «Правдой», которая позволяла подавлять хапковые рефлексы в партийном аппарате,  реализовывать в социализме, воплощать в жизнь  самые глобальные проблемы  государственного социума.

  В  «СТАТУС-КВОте»  Е.Чебалин детально и последовательно  разбирает на части и исследует разрушение этой вертикали. Внешними и внутренними рычагами  этого разрушения стали  ключевые фигуры  компрадорских  верхов, которых автор рисует беспощадными мазками:   Суслов и Шеварднадзе, Абрамович, Козырев и Яковлев, Черномырдин  и Зурабов, Ельцин и Хасбулатов, Чубайс и Сердюков.

  Последняя книга Е.Чебалина «НАНО-SAPIENS»  фиксирует: ныне эта вертикаль с её  бывшим   мощным катализатором процессов  «КНУТ И ПРЯНИК»,  практически сгнила, а загнивание, которое активизировалось Западом, началось еще тогда, тридцать лет назад на примере Нижнеколымского парткома, о чём автор поведал  в статье «Фараон и Нифертитя»   Нынешний, ожиревший  в безнаказанности симулякр власти, в виде худосочного «ручного управления» с саботажным  песком  в бандитском капиталистическом  механизме, неотвратимо  разрушает этот механизм, превратив постсоветское бытие  ельциноидов  в  тот самый «Абсолютный  абсурд» Его  АПОФИГЕЕМ (по Ю.Полякову)  стала предвыборная президентская кампания 2017, где с молчаливого одобрения Кремля  кандидатом утверждена  прописавшаяся на TV двуногая протоплазма в человечьем обличии – с мозгами похотливой макаки, нафаршированными клишированными  речевыми блоками, от которой за  версту несёт  пошлятиной и коллективной спермой. Макака утверждает, что выросла на коленях президента и потому должна сменить его в Кремле. Эта приматовидная прелестница, проросшая из президентских колен   требует возврата Крыма, который президент великими усилиями вернул в лоно России.

   Но – вновь к «буйволиной» стратегии, или – таранному способу существования  журналиста Е.Чебалина. Тему возрождения и сбережения «рыбьего народа», журналист и писатель  хронически «тащил и тащит» до сих пор. Она, в конце концов,  логически причудливо и  феерично воплотилась в одного из персонажа его  писательской эпопеи: разумного рыбного субъекта Лобастую. Глава об этом фиш-монстре открывает собой третью часть трилогии» НАНО-SAPIENS». Этот разумный гигант, обитающий в Волге,  в дальнейшем развитии романа властно вмешается в сюжетную канву, войдя в контакт с главным героем  Евгеном-Ичкером. Тандем человека и рыбы  поднимет не только проблему сытости на планете, но и  морально-нравственную —  о Матери природе, которую мы сами загоняем в режим  геноцида. В частности, вырубкой лесов и ЕГО ПРЕПОХАБИЕМ  ПЛУГОМ.

  Плужная  проблематика, как и рыбная,   выпирает из  писательства Е.Чебалина  монблановой вершиной.  Безотвальное, экологически сберегающее, исторически апробированное земледелие  Ивана Эклебена, Мальцева, Моргуна, Сулейменова и Бараева – это земледелие   с универсальной сеялкой АУП-18 изобретателя Прохорова, (которой нет  равных в Европе и мире по эффективности и дешевизне  до сих пор)  становится  на долгие годы стержневой темой его романов.

  Познакомившись в реальной жизни  с изобретателем  Прохоровым и его   ошеломляющей конструкцией АУП-18, за которую отчаянно  и, увы, безрезультатно  почти два года боролся академик Мальцев, Е.Чебалин подключается к этой  титанической борьбе. О том периоде жизни Е.Чебалина, когда он,  встретившись с академиком, ввязался в драку  за фантастическую сеялку, пожалуй, наиболее точно и емко рассказал коллега писателя, собкор «Советской культуры», затем главный редактор «Казачьего Вестника»  на Средней Волге Анатолий Праздников.

  « … И тогда Евгений Васильевич дал себе клятву: не отступлюсь, пока не пробью дорогу сеялке на поля.  И вцепился в это дело мёртвой казацкой хваткой… на долгие шесть лет! За это время он сумел снять и показать на ЦТ фильм о сеялке и Прохорове «Миллиарды в чемоданчике».   Неоднократно тормошил Тимирязевскую академию. Несколько раз публиковал в центральной прессе и «Правде» статьи  об АУП-18.  Трижды был на встрече со своим старым знакомым по Якутии Премьер –министром России А.Власовым.

  Можно поражаться или не поражаться  неукротимой энергии и целеустремлённости писателя и журналиста Е. Чебалина, принимать или отвергать жесткий, хлещущий  стиль его публикаций,  но факт остаётся фактом: плотина сопротивления академических  и партийных чинуш была прорвана. По решению ЦК и Премьер–министра России выпуск фантастической сеялки  с рассевком Прохорова был профинансирован и запущен на  Куйбышевском агротехническом гиганте «Сызраньсельмаш». Аналогов АУПу-18 нет в Европе и мире до сих пор. Поистине Всероссийское дело своротил наш Терский казак!

  Анатолий Праздников, главный редактор «Казачьего вестника» . Газета « Волжская заря,  2002 год.)

  Здесь необходимо добавить: таких поистине Всероссийских дел писатель  Е. Чебалин, перебравшись в Куйбышев из Грозного,  своротит еще немало – в самых неожиданных и несопоставимых сферах. Этот переезд был очередным изломом в биографии писателя, обрушившись  на него после статьи в Чечне: «Кинжал в русскую спину».  В ней писатель открытым текстом  приводит чудовищную статистику, фиксируя: начался и усиливается геноцид русского народа на Кавказе,  Средней Азии и Закавказье, его  подогревают партийная  пятая колонна во главе с Яковлевым и  Западные спецслужбы. Фактуру для статьи Чебалину предоставляют генерал КГБ Чечни Белозёров.

  После статьи на писателя и его жену  открывается  в Чечне  охота: убита ночной сторож в училище, которым руководила Татьяна Чебалина. Ей предъявляют обвинение в убийстве и на несколько суток сажают в КПЗ. Её спасает лишь личное вмешательство из Москвы министра МВД А. Власова.

  Геноцидом выдавливаются  из республики десятки  тысяч русских жителей. Идейный гуру сепаратистов Яндарбиев объявляет Е.Чебалина  «Врагом нации №1» за  роман «Гарем Ефрейтора», где вскрыта документальная истина о депортации  вайнахов  в 1944 году, отдельные горские сегменты которых были заражены фашизмом (ныне  зеркальная ситуация на Украине).

  Роман скупается  чеченскими диаспорами из книжных сетей России и уничтожается . От  очередных покушений   на писателя  и его семью   пока что спасают агонизирующее КГБ, во главе с  генералом Белозёровым ( ставшим одним из персонажей в «СТАТУС-КВОте»)  и  тот самый «ангел-хранитель» А.Власов. Они же, и подключившийся к судьбе Председателя Союза писателей Чечни Сергей Михалков, в конце-концов, переводят Е.Чебалина  в Куйбышев – собственным корреспондентом «Советской России». на Среднем Поволжье. Здесь, как уже упоминалось выше,   и было  запущено  при его участии производство  сеялки АУП-18 на «Сызраньсельмаше».

  80-е годы. На дворе – разрушительное бешенство Горбостройки.  Сворой партийных перевёртышей  и  СМИ-грызнов  подгрызается, демонизируется  и демонтируется вся соц. система и Советская власть.  Сорос растлевает  молодёжные умы, Канадская корпорация «Монсанто»  рушит агро-базу и пищевую платформу у своего  продовольственного конкурента России, против которой давно уже ведется не холодная, а раскалённая ненавистью  оккупационная война.

  Разоряются и  умирают сотни колхозов, совхозов, чертополохом зарастают миллионы гектаров чернозёма. «Асфальтовый аграрий» Черниченко  истошно вопиет о кустарном фермерстве, которое спасёт Россию от голода. Газета  «Правда» опущена компрадорами ЦК ниже плинтуса, её голос  теперь не громче мышиного писка. И писатель Чебалин   вливается в отчаянно  мужественный  на тот период журналистский хор Прохановской газеты «День», затем «Завтра». Благодарно, сердечно, тепло о том периоде, о мужестве Проханова и его команды  Е.Чебалин рассказал в эссе «Александр-1 ЗАВТРАшней эпохи» (см.интернет, «День литературы»).

  Проблема  продовольственной безопасности, проблема сытости народа,  в который раз  встаёт над Россией во весь рост. Она же кровно близка и писателю, журналисту Е. Чебалину.

  Именно тогда он начинает  накапливать гигантский мировой опыт не только бесплужного,  экологического, ресурсосберегающего  земледелия, как такового, но и  всех социальных укладов в мире, которые исповедовали адепты и творцы этих укладов  Он изучает опыт земледельцев славяно-ариев и  Израильских Кибуц. В Египте, в Александрийской библиотеке  он  оплачивает переводы с шумерского, иудейского, идумейского и санскрита на русский язык, изучает трактаты древних  земледельцев, перемежая работу над рукописями с исследованием  пирамиды Хеопса и участием в раскопках в долине фараонов. После Египта в России к полученным знаниям приплюсовывается общинная практика  молокан,  отшельников староверов, крестьянской общины Руси и   уникальное трудовое сообщество   Дагестанского хозяйства Чартаева.

   Осенью 2001 года писатель, возглавив  Самарскую туристическую группу, отправляется на Кубу. Оттуда сообщили, что в Гаване издан и переведен на  испанский и французский  языки  его роман «Гарем Ефрейтора», получивший высокую оценку самого Фиделя Кастро.  Пользуясь  тёплым приемом   окружения Кастро и самого Команданто, Е.Чебалин   подробно знакомится с  бытом, и социо-укладом  кубинских бригад, занимающихся выращиванием сахарного тростника, рыболовством и  разведением крокодилов на фермах.

  Возвратившись в Россию, нагруженный до предела  бесценным мировым агро-опытом, он приступает к поискам сельхоз-субъекта, где можно будет  использовать, и внедрить этот опыт, обогащенный славянской спецификой. Наконец такое хозяйство находится: бывший колхоз «Пугачёвский» под Пензой. Его руководитель  Анатолий Шугуров  закоренелый, упёртый  «безотвальщик», автор уникальнейшей технологии зернопроизводства, чей разум  и  инстинкт  самосохранения    двадцать часов в сутки заняты  главной проблемой —  как уцелеть  и сохранить рабочий коллектив в  накатившем  безумии  ельциноидов.

  Е.Чебалин оседает в хозяйстве на неделю, живет и пропитывается конвульсивным, на грани исчезновения, бытом «Пугачёвского». Всё это время он  вливает в Шугурова знания о  социо-укладах, накопленные человечеством  в извечном напряге – выжить. В итоге рождается совместное творение: Устав  новой, еще нигде  не существующей артели –

« Товарищество-на-вере» Пугачёвское.

   Это не колхоз и не совхоз, не фермерское хозяйство,  не кибуца, не ООО, не ЗАО  и не кооператив.  Это, скорее – сплавленная воедино мировая эклектика агробыта, конгломерат ещё не ведомого сообщества, генерирующего в  себе  коллективную стратегию «кнута и пряника»,  в котором все главные решения принимаются  единогласием, где каждый обязан  овладеть двумя-тремя   профессиями. Руководитель Шугуров может лишь корректировать принятые решения – с общего согласия. Устав принимается на общем собрании и вступает в силу.

  … Спустя год Е.Чебалин , постоянно  поддерживая с Шугуровым связь, вновь едет к нему. . Хозяйство, оснащенное  сельхозтехникой   родного «Сызраньсельмаша»,  потрясает невиданным блеском и результатами — среди всеобщей разрухи и запустения.. Здесь Шугуровская технология  зернопроизводства, базируясь на раскрепощенной народной инициативе, позволяет стабильно  получать с полевого гектара по 45-50 центнеров  экологически чистейших пшеницы, ржи и овса. – с невиданной в Европе и мире рентабельностью: 300 процентов! Без кредитов и дотаций! Без использования пестицидов и гербицидов, уничтожающих насекомых и птиц!   В хозяйстве Шугурова  около  пятисот голов ухоженных, обильно доящихся бурёнок, свинарник, пасека,  свои ремонтные мастерские, сыроварня,  коптильный цех, ясли и детский сад, где сотрудники получают невиданные даже в городах зарплаты. Здесь исчезли  домашние хлевы и катухи с собственной живностью: хозяйство бесплатно снабжает своих тружеников мясом, сметаной, молоком, творогом. В Доме культуры более десяти кружков самодеятельности и студий. Бывшие закоренелые алкоголики здесь «зашиты» и не берут  в рот ни капли спиртного уже несколько лет: их бросает в дрожь одна лишь мысль — быть исключенным из «Пугачёвского».

  Е.Чебалин осознаёт: это поистине  светоносный  маяк сельхоз-уклада. Таких в мире нет. Отныне его донимает  лишь одна «совковая», выламывающаяся из капитализма, идея:  растиражировать (бесплатно, безвозмездно!!) опыт «Пугачёвского» на всю Россию. Шугуров – за.

  Они вдвоем  связываются с руководством «Сызраньсельмаша», орудия которого, в том числе и легендарная «крестница» Е.Чебалина АУП-18,  возделывают поля хозяйства. Принимается согласованное  с заводом решение: организовывать на полях «Пугачёвского» совместные семинары и мастер-классы:  для  российских агро-спецов.

  Эта новаторская, меценатская задумка начинает раскручиваться, в том числе и представителем завода Шайахметовым.

  Вскоре слава о хозяйстве перемахивает за пределы России и на семинары прибывают финны, шведы, канадцы, поскольку  писатель Е.Чебалин не только  стержень семинаров, но и  их трубадур.  В «Завтра» появляются  одна за другой его  пульсирующие страстью и гневом  статьи: «Его Величество Мужик» и « Мытие черного кобеля». ( см. интернет). Гнев писателя оправдан и закономерен: Опыт хозяйства Шугурова поистине мирового масштаба, он – Российское государственное достояние.  Так где, в каком срамном месте  это государство?! Почему на семинары и мастер-классы Шугурова, как мотыли на огонь слетаются зарубежные агроспецы, но, ни разу не  промаячил кто-либо из отечественных министерских верхов?!

  После статей  в хозяйстве, наконец, проявилась некая  серая личность из Минсельхоза. Затем сам очередной, краткосрочный министр, озабоченный традиционной  иде-фикс: отхватить кус пожирнее от бюджета и смыться за бугор.  Статьи изучают в сельхоз — ВУЗах и Тимирязевке, в интернете клокочут форумы и  блоги на эту тему. Но Минсельхоз, чей фейс олицетворяла собой, очередная VIP-мадам, кажется, беглая ныне гинекологиня Скрынник,  хранил «дефективно-менеджерское»  молчание. Как и хранит до сих пор.

  Е.Чебалин был  бы не Чебалиным , прикипев надолго  к одной проблеме, и не ввязываясь в очередную несправедливость. В самый разгар  Шугуровских  семинаров, будучи наездом в Самаре, он случайно попадает на концерт  струнного ансамбля «Классик-домра» — в зале педагогического института. Имея за плечами пятилетнюю  оперную практику, спев  в период студенчества партии Мельника, Гремина, Спарафучиля  в знаменитом на весь Кавказ Грозненском Народном оперном театре, солируя в ансамбле песни и пляски Каспийской флотилии во время службы в армии, блестяще, профессионально владея  баяном и фортепиано  («Апассионата» Бетховена, сыгранная на Кремлевской сцене в 1965 г. на заключительном гала-концерте Всеармейского фестиваля) Евгений Васильевич вышел из зала  в потрясении от «Классик-Домры». Потертые, кустарные домры, балалайки, контрабас  в руках у  худющих школьников и студентов – и  запредельный уровень техники в «Полете шмеля» Римского-Корсакова, осмысленный, мощный звук,  волшебный профессионализм  в интерпретации классики! Кто они, откуда?!

  В этот же вечер он знакомится с руководителем ансамбля Ларисой Ивановной Демченко и узнает вопиющую,  издевательскую быль об ансамбле, привезённом Демченко  в Самару из Воронежа  Почти год  юные вундеркинды, лауреаты трех Международных конкурсов, желанные гости в Европе, буквально голодают. Почти год они  пытаются получить в Самаре хоть какой-либо статус: городской, или муниципальный. Но, ни губернатор Титов, ни мэр Лиманский  ни разу не снизошли  вниманием к блистательному, классическому самородку. Держа его на цепи самодеятельности, они  не дали виртуозам ни одной концертной, губернского масштаба, площадки. На них истекали  хитовой дребеденью губернаторские  кумиры Гарик Сукачев, Лолита, Та-Ту, Боря Моисеев, и пр. «анусы» России.   Концертируя в Самаре неоднократно, опекаемые барским, губернаторским  пристрастием  «пузочёсы» выезжали из города озолоченными, тогда как «Классик –домра» перебивалась с хлеба на воду и имела крышу над головой  в общежитии, благодаря лишь  сердобольности ректора Пединститута А.А. Семашкина.

  На следующий день Е.Чебалин является на репетицию ансамбля с двумя  огромными сумками, набитыми продуктами. И включается  не просто в драку – а в стратегическую битву за  блистательный коллектив вундеркиндов. Он организует письма на имя Титова и мэра от главного редактора «Советской России»  В.Чикина . Не помогает. Е.Чебалин наращивает напор. Губернатора и мэра  просят вмешаться в   нищенскую судьбу «Классик-Домры» Сергей Михалков, Станислав Говорухин и депутат Госдумы  Николай Губенко – мимо. Губернатору не до этого.  Склещившись с мэром в «откатном» экстазе,  они  проворачивают одну аферу за другой,  обгрызая региональный бюджет. При участии карманного банка «Солидарность», коим рулит сынок губернатора,  они разоряют и  рейдерски прибирают к рукам десятки рентабельных предприятий, в том числе и огромный, Европейского масштаба Кинель-Черкаский кирпичный завод.

  Обо всём  этом  поведал по 1-му каналу TV зам. Генерального прокурора РФ  Колесников, открывший на  Самарскую губернаторскую растащиловку  более десятка уголовных дел.

  Убедившись в полной и хищно-мафиозной ориентации  глав региона, которым наплевать – выживет либо  загнется с голодухи достояние России, уникальный  ансамбль, Е.Чебалин встречается с Сергеем Михалковым, затем с секретарём СП России Ларисой  Барановой-Гонченко и убеждает их учредить  хотя бы годовую стипендию Союза писателей  для «Классик-Домры». Что и было сделано.

  Но эта акция стала лишь началом  дальнейшего вытаскивании вундеркиндов из  болота наплевательства. Е.Чебалин переносит вектор своей энергетики  за рубеж:  «Классик-Домре» по плечу европейского масштаба апофеоз, которого они достойны. Им нужен для выступления, ни больше и не меньше –  храм Вивальди в Неаполе. Это Всемирно известный центр, предоставляющий свой зал только для  сливок мирового  исполнительства, на концерты которых съезжается  элита мирового  искусства. Из русских этот зал был предоставлен за два века  лишь Рахманинову, Шаляпину, хору Минина и Елене Образцовой.

  Отправив в Храм Вивальди аудио и видео записи ансамбля, они получают фантастическое предложение, о коем и не мечталось: ансамблю выделялось два часа времени на концерт, приглашения на который   уже рассылаются  по всей  музыкальной Европе и в Америку.

  В Храм надлежит прибыть через месяц. И Е. Чебалин включается в  жесткий режим подготовки. Вместе с Демченко они находят богатого мецената, любителя музыки  Семченко и тот заказывает  им междугородный  автобус для двухнедельной поездки по Европе с конечным пунктом – Храм Вивальди в Венеции. Они оповещают своих   друзей в Германии, где уже бывали однажды, о приезде с концертами. Они вовлекают в программу ансамбля новоявленную звезду России – чемпиона мира по баяну   Сергея Войтенко  Они связываются с музыкальным импрессарио в Венеции и согласовывают серию концертов  в Италии до заключительного – в Храме Вивальди.

  Вся эта спрессованная, выматывающая круговерть не отменяет ежедневных, 5-6 часовых репетиций – до самого отъезда. Затем они садятся в автобус и в четыре утра отправляются в  турне по Европе, протяжённостью в 8 тысяч километров:  Самара- Белоруссия —  Германия —  Швейцария —  Италия.

  В пути  Е.Чебалин,  чьи пьесы уже ставят десятки отечественных и зарубежных театров, в том числе  Московские театры  Сатиры и Вахтангова,   чьи романы  уже полыхнули известностью  в Европе и мире — они вместе с Ларисой Демченко впрягаются в  статус мамки-папки-няньки:  дают микстуры, вытирают простуженные носы, чистят картошку и варят супы своим неподражаемым вундеркиндам. При всём этом – железные  шесть репетиционных часов ежедневно, в автобусных креслах, через слёзные  « Не могу! Я сейчас умру!!», сонную одурь и недетскую, кошмарную  усталость. Именно так, и только так  достигался мировой уровень исполнительства.

  Остановившись  в Германии на окраине Мюнхена  на предоставленной мэрией ферме, ансамбль попадает в объятия  своих старых знакомых – слушателей прежних концертов, которые ансамбль давал здесь три года назад. Ребят  разбирают по домам – немецкие учителя и профессура консерватории,  руководители фирм и солисты Мюнхенского театра.  Утром их возвращают на «Мерседесах»  «муттер» Демченко, осоловевших от сытости, с баулами, набитыми  одеждой, обувью, подарками, сладостями.

  Через несколько дней  «Классик-Домра» выступает на Всеевропейском фестивале инструментальных ансамблей. Симфонический оркестр  Объединённой Германии занимает  на нём второе место. «Классик-Домра» — ПЕРВОЕ. Ещё через день ансамбль сопровождает   музыкой  Баха балетную сюиту в  лучшем Германском  театре «Комише-опера». «Классик-Домра»  царствует на сцене, тогда как свой, оперный оркестр, скромно довольствуется оркестровой ямой. Потом было ещё несколько  концертов в Германских городах.  По итогам коих Президент Германского музыкального общества Франц Мюллер-Хойзер выступил в  «MUNCHEN-ZEITUNG» с восторженным признанием:

  « Они- величайшие музыканты, которых я знал в мире». А  профессор  Бернской, Венской, Гамбургской консерваторий  Юрген Хюбшер попросил у Демченко позволения привезти  своих учеников в Самару, для проведения мастер-классов  при ансамбле «Классик-Домра».

  В Италии они дали несколько концертов. На главном выступлении в Храме Вивальди  присутствовала музыкальная профессура и критика из ведущих мировых театров,  оркестров и СМИ. «Классик-Домра» исполнила «Времена года» Вивальди.

  Овации  в зале не стихали долгие десять минут по окончании концерта. За это время итальянский импресарио «Классик-Домры»  успел выгрести из кассы Храма  весь сбор от проданных билетов – до последней лиры и  исчез в неизвестном направлении. Это был не первый и не последний  грабеж  малолетних вундеркиндов, не защищённых профессиональным статусом. Американский профессор музыки Джонатан Тауберг, присутствующий на концерте, записал его на качественную аппаратуру, которой, отродясь, не было у ансамбля. И  озолотился на  торговле дисками, продавая их в двенадцати штатах США: уже тогда во-всю работал  мировой брэнд- «Классик-Домры».

 Но  для вернувшегося в Самару коллектива  ничего не изменилось: осатанелому  в административном рэкете губернатору по прежнему было  не до судьбы уникального оркестра. Чтобы гасить возбуждённые Генеральной прокуратурой дела и спикировать во Всероссийский отстойник для  «бюджетных шалунов» — СОВФЕД, нужно было  очень много  «бабла».

   И тогда Е.Чебалин садится за письменный стол. Перекипая в брезгливой  ненависти, он пишет статью: «Кто подберёт алмаз?» (см. интернет), где выворачивает наизнанку  всё административное гнильё  псов ГорбЕльцинизма и  предлагает мировым менеджерам и импрессарио  поучаствовать  в  судьбах  русских виртуозов.   Её публикуют газеты «Завтра», затем  «Литературная газета»  И  солистов Классик-Домры» стала расхватывать Европа.

  Ансамбль  умер.  Через год его солисты учились в  Берлинских, Миланских консерваториях на полном государственном обеспечении, играли в лучших европейских  оркестрах, за их судьбы можно было не беспокоиться.

  Е.Чебалин ставит последнюю жирную точку в этой  трагической и мерзкой истории: публикует в «Завтра»   статьи «Кирпичом по договору» и «Индюк Трехпудовый» ( см. интернет), где рисует жирными мазками губернаторский банк «Солидарность» и фейс-портрет  самого губернатора,  таки упорхнувшего из под Уголовного преследования в Совет Федерации. . Финал статьи – как осиновый кол в память об этом  горбостроечном временщике:

  « Что же осталось от правления Титова? Безутешная тоска его подельников, оттащенных от бюджетного корыта. Массовая ненависть отброшенных на грань нищеты обманутых вкладчиков, пенсионеров, большинства бюджетников; разодранная клыками Титовского прайда экономика; разрезанный на металлолом  легендарный «Буран»….

  И жуть как приметная деталь города Самара: синий, обрезанный, фаллического вида орган…

  Торчком поднявшийся в небо, вызывающий неприличные ассоциации, столб – купол вокзала, выстроенный Титовским гешефтом с РЖД. Этот остекленевший ехидный сувенир – его последний привет славному городу на Волге. (текст  не правленого  оригинала авторской статьи)

Однажды в беседе я задал ему раскаленный в веках, «нерукопожатный» вопрос:

  —  Евгений Васильевич, пятнадцать лет назад, написав и издав «Безымянного Зверя» вы вломились слоном в посудную лавку в мировое табу и высветили  до самых инфернальных глубин –   так называемый «еврейский  вопрос».

  Он уточнил: «

  —  Жидовский вопрос. В мировой истории и литературе нет «Вечного еврея». Есть «Вечный жид».  Я уже не раз повторял: у меня  масса друзей среди евреев, как и  у миллионов моих славянских сородичей. А среди персонажей моих романов пассионарные евреи, наверное,  самые привлекательные.

  — Хорошо, «жидовский вопрос». Вы жестко и атакующе высказались на эту тему и в публицистике: «Зверь обретает имя. Открытый ответ любителю кавычек»  , цитируя  высказывания о жидах Цицерона, Сократа, Плиния и.т.д – до Достоевского.(«День литературы» см. интернет). Но приступая к «Безымянному Зверю», вы наверняка знали о судьбах  современных писателей, которые  касались этого вопроса: Куприн, Пикуль, Шафаревич, Бондарев, Василий Белов, Климов и другие. Они, в отличие от «Безымянного Зверя», только коснулись – но их  злобно ошельмовали и наглухо закрыли. В вас не проснулось  тогда чувство самосохранения?

  -Оно никогда не  засыпало. У него хроническая бессонница в катаклизмах, которые наваливались. Но   случилось так, как случилось: были написаны и выпущены в свет « Безымянный Зверь»  и «Статус- КВОта». Но  их нет  ни в одной книжной сети.

  —  Совсем закрыть вас не получилось. Отзывы на вашу дилогию болгарский «Литературен Свят» собрал из 19 стран мира. И продолжает это делать. Значит эта тема одна из самых воспалённых в мире.

  —  Предельно воспалилась хищная паразитарность мировых элит, выстроивших «толпо-элитарную» систему, сползающую к краху. В ней основные беды и проблемы человечества и тех, кто над ним в извечной схватке.

  — Это те самые ОНИ, о которых мы однажды беседовали?

  —  Беседовали. Будем считать,  тему  тогда исчерпали.

Е.В. Чебалин закрыл тему о схватке надмировых сил, о «вербовке» Тёмными своих олигархических адептов и слуг на земле, параллельно шельмуя и истребляя не покорившихся.

Мне показалось, что закрывать эту тему преждевременно, хотя бы потому, что ранее было захватывающе интересно  слушать протокольно  сухие изложения того,  что случалось с писателем, будущим автором  «Безымянного Зверя», и не влезало ни в какие рамки. А затем, массированный навал необъяснимых, выпирающих  из  рациональной логистики катаклизмов  в бытие писателя — после выхода романа.

  Предчувствуя выброс ехидного скептицизма от читателей, рискну озаглавить  череду этих   катаклизмов: «Е. Чебалин – спецобъект под воздействием инфернальных сил». Рискну еще и потому, что до меня аналогичное высказал доктор политологии, представитель мэрии Еревана в Волгограде, глава армянской диаспоры в Волгоградской области Ашот Григорян.

  «Роман «Статус-КВОта» начинается с главы  «Зона» Прочтя эту главу я был потрясён описанием селекционных свойств пшеницы, которая растёт на Арарате. Дело в том, что на  Араратском нагорье есть особый  род, именно род, а не вид пшеницы, известной только элите армянского агро-сословия…

  Мои избранные соотечественники  выращивали её на потаённых клочках земли, специально в труднодоступных местах, чтобы сохранить  драгоценный для народа злак-кормилец, дарованный нам свыше, со времён Ноева Ковчега. Всё, что касалось пшеницы, хранилось в тайне.…Откуда всё это знать человеку, не посвящённому в эту армянскую тайну? Возникает уверенность, что само Провидение  сделало Чебалина своим избранником и через него сообщает нам о нас».

  Ещё три штриха, пропитавшие мистикой  наш Советский и Российский,  замешанный на атеизме социум: откровения актрисы Варлей —  о кошмарах и диких злоключениях, которые обрушились на неё после сыгранной в кинофильме ведьмы. Застывшая в оцепенении на несколько недель девица из Самара, которая вздумала танцевать на вечеринке, держа  перед собой, в качестве «партнёра», икону Николая-Чудотворца. Необъяснимо-трагическая участь Жанны Фриске – после «ведьмоносной» роли в фильме. Но сексуально озабоченные ведьмочки, сыгранные актрисами, и  Чебалинский ЭНЛИЛЬ-ЯХВЕ-БАФОМЕТ  в чертогах вселенского Зла в романе «Статус-КВОта» это карлицы и Голиаф —  фигуры несопоставимые. Соответственно и масштабы ответной реакции тем, кто их изобразил. Которая неизбежно   натыкалась на  защитную реакцию Светлых сил.

  Студенческие годы Е.Чебалина: спортивный факультет Грозненского пединститута. Первая половина дня – лекции, зачеты экзамены. Вторая половина: секции русского танца, гимнастики, акробатики, плавания.  И соответственно, первый разряд по гимнастике  и мастер спорта  в плавании. Вечер – оперный театр,   басовые партии в «Евгении Онегине» и «Риголетто». Параллельно: главные роли в спектаклях драматического кружка при Доме учителя. Поздний вечер – «Драка Радогора» в закрытом зале КГБ Чечено-Ингушетии, которую категорически запрещалось применять или демонстрировать за пределами зала. После полуночи – самостоятельное овладение фортепиано на сцене Дворца культуры им Ленина. И так – пять лет. Этот  каторжный режим, скопированный с авторского, героя романа Евгена Чукалина детально и скрупулёзно описан в «Статус-КВОте».

  Я пробовал посчитать затраты времени на все эти  непролазные ответвления в древе институтского режима. Получилось:  в сутках 25 часов – без сна, отдыха и приёма пищи. . Где, откуда брались силы, какая мистическая   сущность их подпитывала? Кто помог овладеть до  концертного совершенства фортепиано,  впервые севшему  за инструмент  на третьем курсе института?

 Будущий матрос   Краснознамённой Каспийской Флотилии еще в институте ковал в  невообразимом стальном режиме свою  физическую и Духовную платформу.

  Она сразу же пригодилась на службе в  ККФ, в дивизионе торпедных катеров, куда Е.Чебалина  призвали  из… русского драматического театра им. Лермонтова. Он был приглашен на работу в театр, в спектакль «Гамлет» сразу  после окончания института.

  В дивизионе с первых же дней вскипают жестокие, подковёрные стычки между  первогодком с дипломом ВУЗа и старослужащими – годками: салага категорически не желал вписываться в  устоявшуюся систему субординации для  «молокососов», обязанных стирать робы «старикам», чистить их ботинки и заправлять их кровати.

По утрам на физзарядке, он «выёживается» на спортплощадке дивизиона:  не обращая внимания на сослуживцев: крутит  «солнце» на перекладине,  выходит в стойку на одной руке на брусьях, пересекает площадку  по диагонали  рандат-фляками  и сальто.

  Его пытались подминать, учить сначала поодиночке, затем скопом в тёмных углах, с нередкими травматическими  последствиями и санчастью — для годков. В докладной из особого отдела флотилии на имя Члена Военного Совета Пильщикова  выпирает дикостью фраза: «Матрос Чебалин травмирует старослужащих какими-то бандитскими приёмами…»

  Дивизион  трясёт  и лихорадит, матрос Чебалин не вылезает из гаупвахты и ночных нарядов вне очереди, как злостный нарушитель дисциплины и зачинщик драк, ибо его оправдание «Я только защищался»,  ломаются о  коллективные показания  старослужащих  как сухой хворост. . От трибунала Е.Чебалина  пока спасало  виртуозное  владение  катерным пулемётом, лучшие в дивизионе  результаты  на стрельбах и учениях, и неизменные приходы к финишу первым в десятикилометровых маршах-бросках в полной боевой выкладке.

  Это длилось до  трагического, предзимнего  ЧП. Катер  возвращался с ночных учений на  Бакинскую базу в Баилово. Ледяной ветер, шторм в 5 баллов набирает силу. Наверху в рубке командир катера,  сигналящий по рации на базу о своих координатах через каждые десять минут. Рядом, в пулемётном бронированном  ограждении матрос Е.Чебалин, час назад показавший отличные результаты в стрельбе по цели трассирующими очередями и торпедист.

  Командир- капитан-лейтенант, посылает матросов  вниз, в моторный отсек:  «Можете  греться  полчаса». Е.Чебалин и торпедист  спускаются в тепло. Там меж мотористами  весёлая пикировка:  на кой хрен младший  моторист Пашка припёр перед выходом в море запасной рундук с инструментами? Все инструменты по Уставу  есть  в отсеке

   Через несколько минут  катер налетает на брёвна, рассыпанные баржой-лесовозом, и переворачивается. Командир погибает сразу.  В моторный отсек  свищет через люк ледяная вода и вскоре её становится по пояс.  Далее её сдерживает воздушная подушка. В отсеке  четверо.. Вскоре становится нечем дышать. Продырявить днище катера  – значит сразу затопить его. Паническая истерика с мотористами.  И  матрос Чебалин  решает: пробить дыру в днище, закупорить её отрезком маслопроводного шланга и дышать через него в ожидании помощи.

  Иного выхода нет. Вода  постепенно поднимается. Пулемётчик  отрезает с полметра  шланга, продувает его. Пробивает  отверстие в днище круглым зубилом из запасного рундука!

 Шланг втискивается в отверстие с абсолютной, тугой точностью. Миллиметр больше или меньше в диаметре – и гибель людей неизбежна. Четверо  дышали по очереди, выживали  по грудь в ледяной воде и  ждали помощи  около трёх часов – пока катер  не подняли спасатели. База, не получив очередного сигнала от командира,  выслала  вертолет на поиски катера сразу же.  Необъяснимо взятый перед выходом в море запасной рундук, наличие в нём круглого зубила, точнейшее соответствие диаметров зубила и шланга.

  Набор случайностей? Может быть. Но эти «случайности»  сотрясали дальнейшую жизнь Е.Чебалина по нарастающей.

  После случая с перевернувшимся катером, отношение к матросу ВУЗовцу изменилось.  И его почти ежедневное  «дезертирство» из части после отбоя  молчаливо покрываются. Все знают, куда ныряет самовольщик: забирается по тополю на второй этаж Дома офицеров и  за полночь «бренчит» на  фортепиано, проложив газеты между струнами и  молоточками. Это не лезет ни в какие Уставные, служебные  и житейские ворота и занимает посрединное объяснение между  «чокнутым» и «шизиком».

  Но драки и попытки сломать  гонор первогодка прекратились.  Всё это описал, спустя почти тридцать лет, в захватывающих  воспоминаниях  в «Русском переплёте»  сослуживец Е.Чебалина по флотилии, ныне доктор филологических  наук из Донбасса  Г. Дудин: в эссэ « Славянским и мусульманским  писателям». Но  к продолжению службы.

     Ночные побеги из части продолжались долго, пока  однажды не явился в полночь с проверкой  личного состава мичман дивизиона, до которого всё же докатились слухи о  систематических ночных  самоволках одного из матросов. Во время проверки  в казарменной койке не оказалось Е.Чебалина – ЧП масштаба всей флотилии.

  Наряд из двух матросов и мичмана вламываются в кабинет Дома офицеров, где за фортепиано сидит Е.Чебалин.   Трое пытаются силой скрутить и доставить в часть беглеца. В итоге мичман и два матроса попадают в госпиталь, а военного преступника Е.Чебалина  арестовывают и отдают под трибунал.

  Перед заседанием трибунала с арестованным захотел встретиться Член Военного совета флотилии, страстный любитель оперы и балета  контр-адмирал Пильщиков: случившееся на флотилии ЧП не вписывается ни в какие рамки. И матроса Чебалина под конвоем доставляют в его кабинет.  Он рассказывает контр-адмиралу, как было всё на самом деле. Затем они идут в кают-компанию штаба, где матрос  играет на рояле и поёт под собственный аккомпанемент романсы, арии из опер. Поражённый  адмирал сознает:  сидящий перед ним матрос – с дипломом ВУЗа,  полностью вписывается, как центральная фигура, в заветный проект Пильщикова: организовать на флотилии ансамбль песни и пляски.

  Отсидевшему на гаупвахте десять суток за «самоволку» и получившему  пять нарядов вне очереди матросу  Чебалину  выделяется «Волга» контр-адмирала с  письменным  приказом  Члена Военного Совета  ККФ:  искать и подбирать кадры для будущего ансамбля в  самой флотилии и учреждениях культуры города Баку. Чебалин «шерстит» дивизионы и команды кораблей в ККФ , подбирая музыкантов, певцов и танцоров. Двое из них – Роман Будовнич и  Валерий Хрусталёв, взятые в армию из  Ташкентской и Бакинской консерваторий, помогают ему.  Поиски кадров переносятся в   город.

  Ныне, спустя почти полвека Евгений Васильевич вспоминает: то был счастливейший в его жизни  период. В консерватории он  знакомится с сыном Кара-Караева Фархадом Караевым  и  с Муслимом Магомаевым. Те рекомендуют руководителем ансамбля выпускника консерватории Фельзера. В  театре оперы и балета танцевальную группу  будущего ансамбля согласился вести главный балетмейстер театра Евграф Рыжов.

   К концу 1963 года Ансамбль был  собран,  по морскому быстро сколочен, после чего   «новорожденный» приступил к репетициям, где Е.Чебалин был солистом хора, концертмейстером и  танцевал в хореографической  матросской сюите. Вечерами он тренирует в бассейне Спортбазы ККФ сборную  команду ватерполистов Баку.

   Каких высот ансамбль достиг в профессионализме  выяснилось в мае 1965 года : на Всесоюзном фестивале  военных ансамблей в Москве – в честь 20-летия победы над фашистской Германией. Ансамбль ККФ занял там третье место среди 18 участвующих, а солист Е.Чебалин  пел  на гала-концерте  куплеты Мефистофеля и играл первую часть «Апассионаты» Бетховена на Кремлёвской сцене.

  Спустя годы, когда пьесы  драматурга Чебалина шли по всей стране – от Владивостока до Закавказья, он приезжает на премьеру спектакля «Присвоить звание «Мужчина» в Бакинский русский драматический театр. На премьере присутствует при  парадном мундире c наградами  отставной адмирал Пильщиков – он один из персонажей пьесы – под своей фамилией.  После закрытия занавеса он выходит на сцену по приглашению автора. Контр-адмирал, спасший некогда матроса Чебалина от военного трибунала, и автор пьесы долго стоят, обнявшись, едва сдерживая слёзы, — под овации зала.

 Возвращаясь к   тезису « Е.Чебалин – спецобъект  под воздействием инфернальных сил»,  можно зачислить его в сенсационный вульгаризм. Или  спекулятивное шаманство на имени автора. Или дешёвую рекламу его имени. Но  полемизировать с этими определения вряд ли имеет смысл, хотя бы потому,  что романист Е.Чебалин  уже давно ни в какой рекламе  не нуждается.

  Более интересен, по моему, другой подход к этому феномену, который неумолимо высвечивается в жесткой, биографической хронологии автора:  воздействие Энерго-сущностей  на  судьбу или карму этого Кшатрия, (воина-инд.) проявляется, за редким исключением, именно через ВОИНОВ. Что и кто за этим воздействием? Череда диких случайностей? Или, всё же, прошу прощения у  заматеревших атеистов – надмировые, мистические  силы?

  Давайте . просмотрим  биографическую, событийную хронологию.

  Армия-флот. Ночное возвращение катера на базу, шторм. Будущий писатель  выживает лишь потому, что его отсылает в моторный отсек за несколько минут до аварии с переворотом  Капитан-лейтенант.  И  необходимое зубило в рундуке, необъяснимо взятом матросом, мотористом  Павлом перед походом.

  После травмированных Чебалиным, попавших в госпиталь мичмана и матросов, будущему драматургу и прозаику грозит трибунал, который , скорее всего, наложил бы черный отпечаток на всю остальную жизнь. Но возникает воля и  защитная длань контр-адмирала, привнеся в жизнь Чебалина  и  триумф в ансамбле, и доброе, долгое  знакомство с Муслимом Магомаевым и, впоследствии, широко пошедшую в театрах пьесу «Присвоить звание «мужчина».

  Заполярье, Нижнеколымск. Статья « Фараон и Нифертитя» Предложение члена бюро райкома, полковника КГБ  « …исключить  злостного клеветника  на КПСС и антисоветчика Е.Чебалина из партии и передать его дело в психиатрическую экспертизу». Большой вопрос: вернулся  бы из психбольницы  в жизнь  и писательство бунтарь-газетчик, не случись  непреклонной защиты и  долгого покровительства второго секретаря Якутского обкома,  будущего генерала армии, Министра МВД СССР А.Власова.

  Вернувшись в Чечню с выговором, писатель сталкивается  с партийным геноцидом: работа в газете для него табу, возведённое  КПСС. Тогда он опускается в подвал тёщи и при свечах начинает писать пьесы. Пишет, рассылает по театрам, получает сокрушительные «отлупы».

  Неведомой волей Провидения в Чечено-Ингушетию прибывает тот самый, якутский А.Власов, назначенный первым секретарём обкома. Е.Чебалин  пишет свой первый роман «Час Двуликого»,  избирается  Председателем Союза писателей ЧИАССР и становится нештатным корреспондентом «Правды» по Северному Кавказу.  Карьера Власова  развивается  не менее бурно, по восходящей. Его переводят  главою обкома в Ростов, а затем – Министром Внутренних дел СССР.

  На Чебалина   сваливается  приглашение от министра культуры России Мелентьева: прибыть на учебу в аспирантуру ГИТИСа, поскольку  его пьеса «Добежать, отдышаться»  привлекла самое пристальное внимание министра на   отборочном конкурсе абитурьентов в  Высшие театральные курсы.

  Москва, учеба, частые визиты к старому знакомому, министру МВД  Власову. Эта личность странным образом сливается  в аналогичном русле с  Бакинским контр-адмиралом Пильщиковым: у  генерала армии Власова   тоже своя иде-фикс. Будучи первым секретарём  в Чечне, он всклень напитался  архивами  чеченского КГБ о депортации  вайнахов в 44 г, осуществлённой зам. Берии И.Серовым, о тотальной подрывной, подстрекательской  войне в тылу Советской армии, которую вела на Кавказе среди чеченцев  резидентура Англии, Франции, Турции. Эта информация   уже несколько лет требовала выхода наружу. И вот в Москву приезжает на учёбу его старый «крестник» по Якутии и Чечено-Ингушетии писатель Чебалин, чей роман «Час Двуликого» с триумфом переиздаётся ведущими издательствами столицы в третий раз — сотнями тысяч экземпляров.

 И Власов, созвонившись с генералом армии, бывшим начальником ГРУ И.Серовым, договаривается с ним о  визите Е.Чебалина, чтобы подпитать  личными архивами и информацией  писателя, который готовит материалы для второго книги  дилогии. Одной из центральных тем   романа будет ликвидация германской, турецкой и английской шпионской сети на Северном Кавказе и депортация вайнахов. Серов, как уже говорилось выше,  возглавлял её, по приказу Сталина.

   Встреча с Серовым – практически нереальная задача. Эта личность была наглухо закрыта для любых контактов. По распоряжению орг. отдела ЦК КПСС   пожизненный статус Серова-  «дачный арестант»: слишком много  государственных секретов знал этот особый функционер спецслужб, единственно оставленный в живых из заместителей Берии. Но воля и авторитет Власова, к которому присоединилось пресс-бюро КГБ СССР, преодолевают это табу в недрах ЦК.  Е.Чебалина привозят на дачу Серова, снабдив пронумерованной  60-страничной тетрадью, куда  он обязан заносить всё, сообщенное Серовым – с последующим просмотром  и цензурой.

  Почти две недели писатель живет на даче. Он слушает Серова, записывает воспоминания генерала армии на диктофон, просматривает  имеющиеся у него документы,  переписывает многие из них в тетрадь.

   От услышаного и увиденных фотоматериалов, как потом вспоминал Евгений Васильевич, шевелился волос на голове – Серов, особо выделяемый Сталиным,  был беспощаден и предельно откровенен  в воспоминаниях и о партии,  и о разведке,  и о Сталине. Он будто освобождался от    свинцово-непосильного груза правды, столько  лет обжигавшего его память.

  Они работают    нещадно к себе по 12-15 часов в сутки. К концу пребывания на даче  заполнена лента диктофона, 60-страничная тетрадь  исписана  писателем убористым почерком от корки до корки.

  Он увозит её в и магнитозаписи (сняв с них копию)  в пресс-бюро  на Лубянке.  Тетрадь и ленту возвращают через несколько дней.  Многие строки, абзацы и страницы тетради  замазаны черной тушью, в ленте зияют молчанием рваные   смысловые дыры.  И Е.Чебалин несколько дней занят мучительным напрягом памяти, восстанавливая вымаранное. Но даже оставшаяся, разрешённая  Лубянкой информация от Серова, уложившись в канву нового романа «Гарем Ефрейтора», сделает  его  потом  одним из самых читаемых бестселлеров. в конце ХХ  начале ХХ1 века. Серов  там под своей фамилией, он один из главных персонажей. Наиболее искромсаны  Лубянкой  воспоминания о  маршале Жукове, с которым Серов после смерти Сталина, чистил «Авгиевы конюшни» Бериевского  карательного аппарата. Восстановленный по памяти феномен Жукова  появился  затем шокирующими,  мистически  раскалёнными блоками  в «Статус-КВОте»: такого Жукова  не знала ни Россия, ни мир.

  Спустя  всего несколько дней после окончания работы с Е.Чебалиным, всё ещё бравый, крепкий на   физические нагрузки  Серов, соратник Сталина по сбережению Отечества от врагов внутренних и внешних,  внезапно уходит из жизни. Это ещё один, который по счету  офицер-воин, пронёсшийся в судьбе писателя искрящейся и  скоропостижно погасшей  кометой.

  Что это было? Воля инфернальных сил? Или генерал, излив из себя    секретную магму, клокотавшую  внутри него столько лет, счел свою миссию на этой земле законченной?  Его зять,  писатель детективщик Эдуард Хруцкий, с которым  тесть  так и не счел нужным поделиться  геополитическими сенсациями, вспоминал  потом: « Какого дьявола?  Мы думали, он  в свое столетие вломится и не охнет!»

    После окончания аспирантуры ГИТИСа,  Е.Чебалин вновь  в Самаре. Дружба с семьей Командующего Приволжским военным округом генерал-полковника Макашова, высоко ценившего автора за «Час Двуликого» и «Гарем Ефрейтора».

   ГКЧП. Макашов посажен в Лефортово. Чебалины помогают морально и финансово супруге генерала Людмиле Максимовне. Возврат Макашова. Чебалин —  становится составителем баннеров,  хлещущих  Макашовскими остракизмами листовок, статей о генерале: идёт  кампания  по выдвижению его в Государственную Думу. Генерал и писатель  – земляки и единомышленники. Они  экстремалы, нередко  вырываются из городской круговерти на  рыбалку и охоту.

  На одной из них,  стоя в  цепи стрелков, Е.Чебалин остался один на один  с яростью  секача-подранка. Кабан мчится на  него, не успевающего перезарядить ружье. Генерал Макашов   выстрелом почти в упор останавливает   и заваливает семипудовую тушу зверя.  Еще одна, которая по счёту, «случайность»…

    Практически вся жизнь Чебалина, все её узловые, событийные  стыки связаны, так или иначе с   военными, или  с командирами  спецслужб.  Писатель и офицеры в этом  симбиозе как кремень и кресало, неразрывны. И от их взаимодействия, от  прямого, жёсткого контакта  летят  искры, и зажигается  теплоносный огонь. Генерал-полковник Макашов, отсылая спецназ  своего округа в мятежную Чечню, обязывает  командиров спецподразделений изучать «Гарем Ефрейтора» Е.Чебалина, поскольку   ни в одном документе с такой пронзительной, психологической  точностью не описаны менталитет, обычаи и  житейские ценности горцев-вайнахов. Не раз и не два командиры спецподразделений возвращаясь из командировок, рассказывали, как помогли им, нередко спасали жизнь эти знания и в боях, и в мирных контактах с горцами.

  Впоследствии эту практику: изучение «Гарема Ефрейтора» в спецподразделениях для Чечни,  перенял, по совету Макашова, и министр обороны России  И. Родионов, не  прерывавший связей с писателем   и в Государственной Думе, уже после ухода с поста министра.

  Этническую,  социальную значимость дилогии «Час Двуликого» и  «Гарем Ефрейтора» высочайше оценил в своей рецензии  главный редактор  межрегиональной газеты «Колокол» в Волгограде Терентьев:

  «Эпопея «Тихий Дон» Шолохова  выстроена  на мощном фундаменте  казачьего этноса. Дилогия «Час Двуликого» и «Гарем Ефрейтора» Е.Чебалина столь же масштабно и захватывающе базируется на этносе вайнахов – чеченцев и ингушей.

… В мировой литературе нет подобного произведения, где столь пронизывающе сделан социальный и военный срез этого непокорного и  практически  неуправляемого  народа, который систематически воспаляли в 18-20 веках  враги Российской империи, превращая его в геополитический  нарыв на теле России.

С.В. Терентьев, главный редактор  «Колокола» №22 2013г.»

По  директивам «Вашингтонского обкома», проводником которых является Яковлев и ещё несколько ключевых фигур в ЦК, в России идёт  целенаправленный развал экономики и  армии, сокращение вооружений в  военных округах. В том числе и Приволжском. Командующий округом . А.М. Макашов продаёт писателю за символическую цену  семь военных грузовиков, которые предназначались  на металлолом, поскольку «Советская Россия», где Е.Чебалин был собкором, вынуждена была,  под давлением Кремля, ликвидировать свою собкоровскую сеть. Автору бестселлеров нужно было чем-то кормить семью. Грузоперевозки временно стали его очередной профессией.

Следующие этапы его работы окунают писателя в  бизнес-стихию дикого рынка, где в  конкурентной драке выживали сильнейшие. К дракам Е.Чебалину не привыкать, здесь он в своей стихии. Писатель  сначала становится  зам директора научно-производственной фирмы «Гермес», затем коммерческим директором строительного ИЧП «Виктор», Генеральный директор которого и  уникальный строитель Тихоненко, ворочающий сотнями  миллионов, стал затем одним из центральных персонажей  в романе «СТАТУС-КВОта». Роман пишется ночами, в свободное от бизнес-схваток время.

У писателя уже сложился и заматерел спрессованый годами конкуренции предпринимательский опыт. Он   властно требовал самостоятельного статуса в бурлящей трясине дикого бизнеса. И Е.Чебалин организует собственную фирму: ООО «Артей». Фирма, пробурив скважину,  начинает добывать и разливать по ПЭТ-бутылкам уникальную питьевую  воду с  небывалым содержанием серебра. Фирма  набирает обороты и тут же становится объектом пристального внимания , а затем и  давления Поволжского  коммерческого спрута «Сок»,  распластавшего щупальцы деловых интересов и рейдерства  по регионам Поволжья. «Сок», его главарь Качмазов  «предлагает» продать фирму и скважину. За смешную цену. Это, по сути, слегка замаскированный  рэкет. Но у писателя в Поволжье уже  сложился кремнёвый, силовой костяк офицеров спецслужб, которые знают и любят его романы о чекистах. В частности, действующий тогда  начальник отдела финансового контроля ФСБ  в Поволжье , бывший начальник службы безопасности на Байконуре,  затем на заводе «Прогресс» , где создавался  легендарный «Буран»,  полковник ФСБ Е.И. Мосин.  ( ещё один офицер-соратник)

Состоялся  всего лишь один, короткий  разговор с  директором «Сока», за которым тянулись  хвосты финансовых и рейдерских махинаций.

После  разговора «Сок»  отпал от «Артея». Но  в оболочке фирмы прогрызли дыры и влезли в неё «крысы в юбках». Подделав протокол и подписи учредительного  собрания в предприятие прошмыгнули  соучредителями  две  женские  особи и протащили  своего директора. Теперь у «Артея» два директора и две печати.

Продажные суды и судья, связанная с «крысами» родственными,  «сионскими кровями»,  почерковедческие экспертизы, фиксирующие подделки,  и прочая юридически  тухлая казуистика изматывают Е.Чебалина до предела. Нервы  изорваны в клочья. И это при том, что  «СТАТУС-КВОта»,  над которой он работает, непредсказуемо и диктаторски разбухает героями и эпохами  до гигантских размеров. И с этим ничего нельзя  сделать. Уже не писатель верховодит текстом, а сам роман властно диктует автору  правила поведения.

 И писатель  идет в «Сок». Он  предлагает приобрести его фирму…за ту же  смешную цену, которую ему предложили сначала.  Сказать, что матёрые фирмачи были ошарашены – значит ничего не сказать. К ним на голову, практически бесплатно сваливалось коммерчески гарантированное, защищённое силовиками  дело, которое недавно    нагло выскользнуло из под их  рейдерского навала и дало, что называется, по зубам..

Они приобретают  «Артей» со скважиной и растворяют его в структуре «Сока» При этом впервые в своей деловой практике  дают за него добровольно втрое больше, чем просит продавец. Из «Сока» через несколько дней со свистом вылетают и в ужасе зарываются в домовые норы две юридические  аферистки и директорский симулякр.

Сама скважина за пару месяцев  обрастает огромным разливочным цехом, который начинает поставлять  уникальную воду «Рамено»  на Российский и европейский  рынки  тысячами бутилированных  тонн.

Послесловие у этой истории. Когда была закончена «СТАТУС-КВОта», на  писателя  сваливается неподъемная цифра: сто пятьдесят тысяч рублей за  добротное  издание этой книги в столице. Ему давно, никто не платит зарплату – книга отнимает абсолютно всё время и энергию. Недели лихорадочных  и бесплодных поисков: как издать книгу? Он вспоминает про «Сок». Ни на что не надеясь, он  идет к  одному из соучредителей Сергею Фанину.  Излагает свою беду. Фанин  удивлен:

— Василич,  чо за проблема? Чо раньше не пришёл?

Лезет в ящик стола, достаёт бумажник и отстёгивает полторы сотни тысяч: для него это даже не карманные деньги.

Памятуя об этом горьком уроке, писатель Е. Чебалин  на  несколько лет становится матёрым строителем. При  тотальной поддержке  В.С.Тихоненко он строит один за другим три   солидных дома-  из кирпича, которым его снабжает  Виктор Степанович, владелец кирпичного завода, блистательный мастер стой индустрии . Строит и продает их, возведя в конце этой эпопеи  супер-дачу, в которой  оседает с семьёй сам.

В списке персон на форзаце, которым посвящается «СТАТУС-КВОта», прежде всего офицеры, бойцы,  с которыми  так или иначе, очно или заочно сплавлена судьба писателя:   Власов, Макашов, Квачков, Рохлин..  Но в конце списка стоит и фамилия Фанина, благодаря которому книга появилась на свет. А Тихоненко и Серов под своими фамилиями –  центральные персонажи  романов Е.В. Чебалина.

***

Писатель Е.В. Чебалин оберегает, любит и заботится с сыновней теплотой о матери-природе, о её щедрых дарах человечеству. Поэтому обобщить суждение о нём и его творчестве будет уместно природным сравнением: он буйвол-одиночка  в литературной саване. Давно уже отбившийся от стада, одетый в броню из буйволовой кожи, исполосованный шрамами, он бродит по  ней один, налитый  матёрой, бесстрашной силой. От него шарахаются, злобно завывая и тявкая, либер-шакалы и гиены, когда он бросается на защиту попавших в беду сородичей. Его обходят стороною хозяева саваны  обронзовевшие львы.

У писателя  роскошное, генетическое  продолжение  Орлово-Чесменской, казацкой породы во внуках. Старший заканчивает аспирантуру  Академии МИДа, пишет докторскую диссертацию.  Средний , закончив военное музучилище и блестяще владея фортепиано, трубой и волынкой, резко меняет профессию – ныне он   студент военной журналистики Академии  Генерального  штаба и ходит там в лидерах.  Еще один учится там же,  в Москве, в  балетной  Академии  при Большом театре и занят в трёх спектаклях этого театра.  Четвертый девятиклассник, хоккейный вратарь  ЦСК ВВС, при пяти золотых и шести серебряных медалях , полученных на  турнирных первенствах России. Он же —  неоднократный призёр  Всероссийских математических олимпиад. И наконец, самый младший – первоклассник, лидер-пловец в  школе Олимпийского резерва.

Е.В Чебалина не встретишь на литературных тусовках и междусобойчиках, на Всемирном Русском соборе, где он побывал дважды, на Всемирных книжных ярмарках, выставлявших на стендах  его книги.

Он выбрался из этой говорливой, бурной стихии и отряхнулся давно,  именуя её с усмешливым пиитетом: «Трёподромы». Они не интересны  романисту, который  многие годы переписывается с Президентом Ассамблеи Кавказских народов в Европе  и блогером из Берлина. По книгам Е.Чебалина защищали диссертации аспирантки Грозного и  Сорбонны, его  приглашал читать лекции о мировой литературе  университет  им.Гёте во Франкфурте-на-Майне, ему  предлагал   отравленную  информацию о президенте России фонд Сороса. Его «Сонатёныша»  из «СТАТУС-КВОты» играет в своем репертуаре австралийский и другие пианисты. Писатель  давно уже  «гражданин мира», будучи   неразрывно, кровно связанным со своим славянским этносом.

Время от времени Е.Чебалин  встречается со студентами: он предпочитает эту среду любой другой, читательской. Причем встречи эти  напрочь лишены традиционного  бубнёжа о своем творчестве, взламывают его каким-то озорным, хулиганским эпатажем.  В  консерватории он поёт «Вдоль по Питерской», затем  садится за рояль и  виртуозно  сплавив «Патетическую» сонату Бетховена с «Прелюдом»  и «Полишинелем» Рахманинова предлагает отгадать ошарашенным  «лабухам» —  что и от кого в этом  «винегрете».

На встрече с  актёрской аудиторией он  выдаёт загробные  диалоги Сталина, Ленина, Брежнева   и  еврея Мони с Одесского привоза, блистательно  имитируя  всех четырёх.

Беседу с филологами начинает с анекдотов про чукчу,   выпекает притчи из армянского радио,  выдает на гора под гомерический хохот шепелявые мудрости беззубого деда про «Два путя» и  предлагает проголосовать за принятие в нынешний Союз писателей дагестанского табасаранца за его стихи:

В гарах рассеялся туман.

Путь свэтэл впереди.

Своих баранов, о чабан!

Ти в куммунизм види!

Его  с супругой  (недавно была их Золотая свадьба)  с нетерпением и  какой-то  нежной  гордостью  ждут в Абхазской Пицунде, куда они приезжают наплавать за  сезон свои тридцать километров в ластах. И, выделив им свою четырёхкомнатную «Сталинку» на берегу моря, водят к ним вечерами хороводы  своих родственников, писателей,  музыкантов, филологов.

Его  тепло и заботливо встречают  в рыбацких бригадах на Волге, где он  выволакивает на берег  трёхпудовых сомов. Его ждут  в Москве – оперные солисты и актёры, некогда игравшие в его пьесах в  театрах Сатиры и им. Вахтангова, актёры и сокурсники  по  ГИТИСу Борис Галкин и секретарь Союза писателей России, Вице-президент Петровской академии наук и искусств Иванов-Таганский, директор детского театра «От А до Я»  Вячеслав Ерёменко и директор Центра СНГ при Академии МИДа А.Шутов.

Его  предупредительно  встречают  в Александрийской библиотеке в Египте, где уже несколько лет он оплачивает переводчикам переводы наиболее интересных манускриптов  с шумерского, аккадского и  иврита . Затем, снабдив его  джипом на прокат, договариваются с археологами об участии русского писателя в раскопках в долине фараонов.

Вернувшись в Самару, он ныряет в свою усадьбу —  за  фортепиано и письменный стол. Здесь висят на стенах его картины, склеенные из разноцветной соломы, фрески из древнего Египта и  Вьетнамские макромэ. Здесь пчелиный гуд, трели соловьёв по весне  и цвиканье синиц.  Здесь столярная мастерская с профессиональным набором электроинструментов.

Здесь зреют в теплице  роскошные  помидоры, огурцы, перцы и  метровые кабачки, выпирая из всяческих стандартов  своим гигантизмом  на изобретённом  писателем  органическом удобрении. Здесь с раннего лета и до снега  полыхают  сочной краснотой клубника и малина, давая за сезон  по три урожая. Здесь  виноградник,  зимний сад, бассейн, баня и погреб, где  вызревают, набирают букет   игристый «Шампальзам» из  меню графа Орлова-Чесменского и коньяк собственной, Чебалинской  конструкции под брендом «ИЧКЕРОСС». Здесь под навесом кирпичная печь-симфония с коптильней , которую сложил  его друг Тихоненко

Сюда приезжают друзья, изобретатели, ноу-хау которых он пробивает  в экономику,  соратники по  Федеральной  прессе, с жёстким, не зашоренным взглядом на власть и на жизнь, не подверженные плесени меркантилизма и слюнявой толерантности.  Пройдя долговременный отбор,  они никогда не предадут и не  вильнут хребтом в бандитском  навале бытия.

Писатель давно уже  отошел от распространенного ныне способа общения в Фейсбуке, твиттере и даже в собственном сайте.  У него и единомышленников  в Европе и мире нет  никакого желания  выплескивать  на  обозрение интернетных «бандарлогов» свои мысли,  пристрастия и философскую  аналитику бытия. Они переписываются в электронной почте.  Остаётся, с разрешения Евгения Васильевича, дать её желающим серьёзно пообщаться с писателем –  о жизни и о событиях в мире, о его прозе и публицистике chebalin-ev@yandex.ru  По моему убеждению, его время ещё не пришло. Оно впереди.

Виктор Гужов


1 комментарий

  1. Андрей Максимович

    Содержательно и очень познавательно. с удовольствием прочитал.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика