Четверг, 19.04.2018
Журнал Клаузура

Светлана Коппел-Ковтун. «Доброта — не добро, доброту ещё надо конвертировать в добро»

Сотворённый Богом мир был хорош. Нынешний — нет, ему предстоит погибнуть, и причина нехорошести этого мира — грехопадение людей.  Мир не сам по себе зол, он по нашей злобе стал таким. Следовательно, чем больше в этом мире будет действительно хороших людей, тем лучше будет и мир. Он, конечно, всё равно обречён, но от нас зависит как быстро несовершенный мир превратится в совершенный ад. По крайней мере, христиане призваны быть тормозом процессов деградации мира, ведь дело веры — личными усилиями осуществлять на земле желаемое и ожидаемое Христово Царство (рай). Осуществлять как акт личной воли, веры и личного делания, т. к. «вера без дел — мертва»…

Хороший —  как хорошее яблоко

Каждый в предлагаемых жизнью обстоятельствах делает, что может. А если не делает, то либо не может, не умеет, либо не желает, либо требуемое вообще находится за гранью его разумения. Потому нелепо требовать от другого: будь таким как я считаю правильным. 1) Если мы сами действительно правильны (праведны), то мы должны делиться с другим праведностью, а не своими претензиями. Любить — это говорить другому: будь счастлив, а не требовать: сделай меня счастливым! И часто ведь так бывает: ума понять ближнего не хватает, зато всегда достаточно самомнения, чтобы осудить непонятого. И, конечно, если я кого-то не понимаю, то виновен в этом он, а не я…

Человек (в том числе я сам) слишком немощен, потому праведность — это всегда Господь в нас, а Он суть любовь. Дарите любовь другому и никогда не ошибётесь, потому что даря любовь, мы увеличиваем степень целостности другого, себя самого и мира в целом. 2) Господь живёт в целом (потому «кто виновен в одном, виновен во всём» — ибо не цел), и Он сам заботится о других, когда вы служите Ему и ближнему. Целостность сама блюдёт праведность своих частей. Частям не следует следить за другими частями — достаточно слушать голос Целого — т. е. голос Пастыря Христа, который велит любить ближнего, а не судить. Любить — т. е. служить благу другого, быть готовым стать опорой всякому нуждающемуся в трудной ситуации.

Нужда других, сердечное участие в ней, даёт благодать и самые точные ответы на бытийные вопросы. Соучастие (оно же — счастье) порождает луч истины, освещающий всё вокруг — до самых глубин. Сочувствие другому включает измерение истины в душе, так что через искреннее и активное участие в другом можно познавать Бога, потому что Он спешит навстречу всякому, кто озаботился другим.

Это и означает быть хорошим человеком. Хороший — это равный себе (не ущербный, не порченный) человек и потому счастливый. Как хорошее яблоко... Не следует считать хорошим человека только за то, что он мило улыбается в данный момент, ибо в иной ситуации этот же человек может причинить не только боль, но и вред, причём бессознательно — не ведая, что творит, если он не стал вполне собой, если он не дорос до своей полноты во Христе, если он — случаен в том смысле, что действует не сознательно, а ситуативно («не ведают, что творят»).

Творящий зло зачастую даже не понимает, что жесток. Не видит. Люди бывают особенно жестоки, когда мнят, что стоят «за правду», не понимая, насколько великий труд необходим просто для понимания что правда, где правда и т.д. Хватает первую попавшуюся на его взгляд правду и творит множество неправд под её прикрытием (потому, что не цел). А целостность обрести можно только любя других, служа другим, принимая других в Боге.

Счастье — то, чем следует делиться

Итак, хороший человек — это равный себе человек (как хорошее яблоко), и потому счастливый человек. А счастье — то, чем следует делиться, иначе можно стать нехорошим человеком. Вообще, что-либо хорошее, всем нужное, при его наличии, взывает к своему владельцу: поделись с тем, у кого этого нет. И надо слушаться, непременно — чтобы быть счастливым.

Возможные вопросы:

1) Что имеется в виду? Счастье — очень личный момент, и не все способны его разделить, ведь оно такое разное…

Разделить — претензия, требование к другому, а когда делишься — даришь, а не требуешь (исходишь из нужд другого). Каким бы ни было счастье, им надо делиться. Если ты богат, найди тех, кому можешь помогать, кто нуждается в помощи: богат деньгами — помогай деньгами, богат душевно — грей других душой, духовно — сей семена духа (тут следует напомнить, что духовно богат нищий духом, потому что богат не собой, а Христом).

Конкретный пример, скажем, такой. У вас хорошая семья, счастье в доме, а есть одинокая подруга. Не забудьте о ней в дни праздника. Не обязательно звать её к себе (одинокие люди бывает не любят этого, им ещё более одиноко становится — в сравнении), но найдите душевное тепло, время, слова, подарок. Каждый конкретный случай требует конкретного, несхематичного решения. Единственное что можно сказать вообще — никаких схем, только живое участие, живое внимание, живое взаимодействие.

2) Что значит «равный себе человек: максимально реализующий свои возможности и желания или, наоборот, сдерживающий их в каких-то рамках?

Простой пример: автомобиль, который заправили дорогим вином, поедет? Нет. А заправленный дешёвым бензином — поедет. Потому что заправленный бензином он равен себе, при этом заправленный хорошим1 бензином может использовать все свои «таланты» максимально продуктивно.

3) Не все готовы принять тебя, твоё счастье, которым ты делишься. Люди часто отказываются от того, что им даётся жизнью уже сейчас, сегодня. И поэтому происходит непонимание, и вместо тёплых эмоций принятия чужого счастья другие люди ощущают злость, грусть и уныние…

Конечно, всё непросто. Вопрос можно свести к пониманию того, что давать, когда, как и почему. Мы ведь, зачастую, себя хотим «втюхать», или хотим использовать другого в корыстных целях (давать приятно). В том и дело, что надо слышать нужду другого, и уже из этого слышания действовать, а слышание корыстному уху и взгляду в принципе недоступно. Чистое, не искажённое корыстью внимание к другому только и даёт шанс осуществить акт дарения по-настоящему. То есть, дарению должна предшествовать сердечная Встреча. Но и тут нет гарантий, что всё будет гладко. Бывает всякое. Важно быть чистым в намерениях, ибо всё достойное само как бы налипает слоями только на чистоту…

Одного бескорыстия — мало

Однако одного бескорыстия — мало, в нём нет положительного содержания2. К бескорыстию (отрицанию наличия корысти) необходимо позитивное дополнение в виде исполнения любого из жизнеутверждающих принципов (творчество)3. Надо непременно что-то созидать (внутреннее или внешнее) — кому что интересно и по силам.

Природная доброта — не добро, доброту ещё надо конвертировать в добро. Это не так просто, и не все умеют… Иногда доброта приносит недобрые плоды (когда неверно прилагается к обстоятельствам жизни). Или остаётся бесплодной, что тоже не есть добро. Доброта — аванс, добро — зарплата за труды.

Жизненный процесс удивительный конвертер, некоторые с его помощью умудряются даже свою пустоту претворить в добро. А великие, словно алхимики, способны и злое обратить в сторону добра, встраивая его в сеть добрых отношений (для этого должна существовать такая сеть).

Именно в этом смысле наше социальное начало должно быть встроено в добрые социальные отношения, мы должны производить сообща не только какие-то товары, но и добро. Ведь мало кто способен к самостоятельному доброделанию. А опыт показывает, что в своих спонтанных социальных порывах мы склонны совершать саморазрушительные действия по той же причине: доброта — не добро. Не умеючи (или, наоборот, умеючи — в случае политтехнологов), доброту легко можно конвертировать во зло, направив не туда.

Природно доброго человека можно втянуть в дела злые и сделать орудием зла так, что он и не заметит этого. Или, вернее, когда заметит, злое дело будет уже сделано.

Народ — не толпа людей

Так же обстоит делом и с человеческой общностью: чтобы быть народом, мало просто существовать, нужно ещё потрудиться осуществиться духовно. У свт. Иоанна Златоуста есть хорошая мысль, что народ — это святые (из числа народа), а не толпа людей.

Толпа — зверь, мы это хорошо знаем, толпа бесчеловечна и безответственна.

Если представить, что народ — это некий единый организм, в котором отдельные человеки — его клеточки (т.е. части единого целого), то странным покажется всеобщая подозрительность при взгляде на другого. Представьте, что стало бы с нашим телом, если бы наши клетки не дело своё делали, служа благу целого, а постоянно подозревали друг друга в какой-то непорядочности, нелояльности или, наоборот, лояльности не к тому.

А какое дело у наших клеточек? Любить целое в каждой отдельной части этого целого (а с каждой отдельной клеткой Целое само разберётся). Любить — это содействовать благу. Вот так и мы должны относиться друг к другу, а не врагов высматривать. Если мы сами себе не враги…

А уж про голову, которая должна думать о пользе целого и заботиться о благополучии здоровых, а не раковых клеток, и говорить не будем. Это же очевидно.

И так же очевидно, насколько ненормален мир, в котором мы живём и который мы создали. Вот, что значат библейские слова, что мир во зле лежит. «Мы знаем, что мы от Бога и что весь мир лежит во зле» (1 Ин. 5:19).

И что Запад, по большому счёту? Он лишь верен себе, это достойно уважения. А мы себе верны? Без согласия мира на беспредел Запад бы ничего нехорошего не мог сотворить. Как говорит один американский журналист, Америка так поступает «потому что может», «они — делают, а не болтают…».

Страх оскорбить другого

Наблюдая ажиотаж вокруг выборов, видя как люди ругаются с давними друзьями на почве выборов, наблюдая великую радость или великое горе в людях, всё время вспоминаю известный афоризм Козьмы Пруткова:

Если на клетке слона прочтёшь надпись «буйвол», не верь глазам своим.

Актуальнейшие слова. Их надо надеть, как очки, и на всё смотреть сквозь этот афоризм. Истину, конечно, так не обнаружишь, но может хоть страстей на пустом месте поубавится. Всё равно ведь всё не так, как кажется.

Хамство стало нормой — вот в чём первая наша беда. Наблюдала в магазине нехорошую сцену, после которой захотелось напомнить и себе, и другим, что нет никакой правды на свете, которая позволяла бы унижать другого человека. Будьте тысячу раз правы, но не смейте оскорбить человека (правого или нет — неважно). Страх оскорбить другого — это хороший страх, он сродни страху Божьему. Именно страх оскорбить, а не получить за оскорбление. Страшнее всего оскорбить безответного, того, кто не может за себя постоять — нищего, слабого, малого…  Или, скажем, начальствующего, который тоже не в равном с вами положении (за его спиной — многие, и бремя его — иное). Говорю не о раболепии, не о властолюбии или кастовом подходе (упаси Бог так подумать!). Говорю только об уважении к другому человеку, без которого нет ни другого, ни меня. Мы оба исчезаем в грязи самолюбия, когда забываем об этом важном правиле — чтить лик божий в человеке, независимо ни от чего. А если так, то уважение к человеку распространяется даже на врагов4. Опять же, речь не об уважении к злодеянию, преступлению или ещё какой другой гнусности, а об уважении к человеку. «А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф. 5:44).

Благословлять — это одаривать человека целым человеком (Христом). Это не эмоции и жесты, а структурирование тканей — сила и действие.

Доверие к Богу делает человека беспечным по отношению к себе, ведь никто не может любить его так сильно, как Бог. Потому верящий Богу может позволить себе роскошь великодушия. Так же и самодовольство легко вытесняется детской любовью к Богу, который только и научает человека правильной — свободной от страстей — любви, дающей силы любить во Христе даже врагов.

Будь светом всем, кто для тебя не свет —

таков ответ. Единственный ответ5.

1 Хорошим именно для него, но не в смысле, отвечающий его «хотелкам» (вроде «хочу быть царицею морскою»), а в смысле соответствующий имеющемуся в наличии механизму (а значит и замыслу о нём).

2 Эту мысль надо додумать до конца — возможно высвобождающиеся возможности дают какое-то своё положительное содержание, которое здесь не учтено.

3 Именно это имеется в виду, когда говорят «хороший человек — не профессия». Правда, профессия имеет отношение только к внешнему деланию, а оно бывает ещё и внутреннее — «карьера в невозможном», говоря словами Гёте («Смыслом земного пути является карьера в невозможном»). По мысли Платона «всё, что вызывает переход из небытия в бытие — творчество».

4 Отсюда всем известное доброе отношение победивших русских к побеждённому врагу.

5 Стихи автора.

Коппел-Ковтун Светлана Анатольевна


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика