Вторник, 20.08.2019
Журнал Клаузура

Георгий Гачев и Светлана Семёнова: ГОРИ, ГОРИ, МОЯ ЗВЕЗДА…

«Мы эхо, мы эхо,

Мы долгое эхо друг друга…»

Р. Рождественский

Когда оглядываешься на ушедшие в лета, классические примеры взаимоотношений любящих друг друга людей, на память приходит удивительный подвиг женщин, когда на алтарь семейного счастья отдавались все силы сердца и души своей далеко незаурядной личности. Это и Анна Григорьевна Достоевская, и Софья Андреевна Толстая и многие — многие другие женщины нашего необъятного Отечества. Но мало примеров, когда замужняя любящая женщина была бы так свободна в выборе своей судьбы и смогла бы, состояться как выдающаяся личность, как гордость и слава своей Родины. В этом ряду, где почётное место занимает Мария Складовская-Кюри, Елена Ивановна Рерих и другие, своё высокое место занимает и Светлана Григорьевна Семёнова.

Нельзя не без восхищения и радости следить за судьбой Светланы. Она, ещё в детстве, заявила вполне серьёзно и ответственно своим родным, что видит себя в будущей профессии — философом или дипломатом.  Становится понятным её стремление изучить французский, возможно, чтобы последовательно и глубоко постичь тайны французской революционной идеи Парижской коммуны, отразившейся в глубинном философском понимании мировой сущности явлений жизни. Этот неустанный поиск ответов на вопросы, возникающие перед критическим складом мышления Светланы, например, привели её к исследовательским изысканиям творчества выдающейся личности эпохи французскому учёному, богослову Пьер Тейяр де Шарден и т. Д. Путь её начался в знаменитом московском государственном университете (МГУ), где на филологическом факультете она нашла себя и как будущий учёный.

И среди многих вопросов, которые как магнит притягивали в орбиту её научных поисков, был поиск ответов на вопросы молодого талантливого докторанта, Георгия Гачева. В прошлом, Георгий, мечтал заявить себя как музыкант, композитор, а ныне, реализовывал свой творческий потенциал как будущий доктор филологических наук. Интересы его были обширны, а тема его кандидатской работы была посвящена также   проблемам философии творчества.

В момент профессиональной встречи со Светланой, он надеялся найти помощника в своих литературоведческих и философских изысканиях. И довольно прохладно, если сказать не с недоверием, отнёсся к миловидной хрупкой «протеже» своего друга в лице Светланы, разве только имеющая в своём арсенале прекрасный   французский язык.

Быт молодого учёного, самобытного философа-экзистенциалиста, культуролога, литературоведа – в сущности был налажен к тому времени. У него подрастал сын, рядом был идеальный друг и жена, во всем поддерживающая и помогающая супругу. И он имел теперь возможность плыть на своём корабле исследователя по тайным тропам философских и душевных противоречий ушедшего и сегодняшнего времени.

Но результаты проведенной работы помощницы поразили его такой неординарностью   и глубиной мысли, настолько обогатили идеями его собственные суждения и находки, что восхищение   личностью Светланы, её обаяние захватило Георгия по- настоящему. Он не мог и помыслить своё существование без такого удивительного помощника. Видеть, слышать Светлану, обмениваться суждениями и критическими размышлениями стало для него жизненной потребностью. Это привело к тому, что он сделал Светлане предложение руки и сердца.

На что, она не без колебаний, ведь была и разница в возрасте-12 лет, всё-таки дала своё согласие. А через какое-то время в семье появилась малышка Настя, а затем и Лариса. Молодая мать буквально разрывалась между трудностями быта — пелёнками, периодическим нездоровьем дочерей и своей исследовательской работой, которая вылилась в блестяще защищенную диссертацию (1974 г.). Это было исследование на тему «Философский роман Ж.-П. Сартра и А. Камю («Тошнота» и «Посторонний»

Но несмотря на то, что время как — будто решало и ставило на свои места сложности жизни, проблемы семьи нарастали как снежный ком. В результате, Светлана объявила мужу бойкот, к чему Георгий отнесся с настоящим воодушевлением и философским спокойствием. Пеленки, кормление и уход за детьми, непростые проблемы быта т. д.- теперь эти обязанности делились поровну.

Через какое-то время из-за нежелания подстраиваться под чуждые Георгию идеи и суждения, молодой доктор филологических наук уходит из своего института мировой литературы. Отныне он, теперь уже в статусе «свободного художника», старался во всём помогать своей талантливой супруге и в воспитании дочерей. И при этом в трудностях быта не находил ничего противоестественного и т.д.

А Светлана продолжала свой научный подвиг, защитив докторскую диссертацию на тему «Космическое в русской литературе XX века» (1992 г.). Это позволило ей, уже в качестве ведущего сотрудника института мировой литературы, последовательно и глубоко исследовать уникальное наследие Н. Ф. Федорова, открывающее новые пути для понимания места и роли личности человека во Вселенной. Общепланетарное мировоззрение, выдвинутое Н. Ф. Фёдоровым и русскими философами-космистами, сегодня называют «мировоззрением третьего тысячелетия.

В конце 90-х годов семья перебралась на дачу в Переделкино, в Подмосковье. Здесь, как нигде, сложилось тёплое общение с соседями из литературного круга, насыщенное творческими откровениями, определяющих непреходящую ценность взаимоотношений. И, наконец, как никогда, время стало работать на творческий союз двух удивительно глубоких и самостоятельно мыслящих исследователей мировой философской литературной мысли XX-XX1 века и национальных культур мира.

К этому времени настоящим научным событием стала монография Светланы Григорьевны «Паломник в будущее. Пьер Тейяр де Шарден» (2008 г.). В работе были представлены «труды и дни» и раскрыта его философия христианского эволюционизма.

А каждый день домашнего пространства в Переделкино его обитателями был наполнен диалогом постижения и осознания тернистого пути народов, защищавших свое национальное достоинство. Это были поиск и поразительные находки, выявляющие самобытность народов мира и неповторимость исторического лица каждого как в своей культуре, так и во времени. Исследовательские интересы Георгия Дмитриевича были очень разнообразны: от секретов творчества и ускоренного развития литературы, от портретов русских мыслителей и музыкальной световой цивилизации до многолетнего труда, вылившегося в его уникальную серию «Национальные образы мира».

В свою очередь, Светлана Григорьевна, обосновывая взгляд на русскую литературу XIX-XX веков сквозь призму вечных вопросов человеческого существования, рассматривает идею всеобщности спасения, обосновывает «этику снисхождения». Этику, предполагающую «глубинное понимание», «тотальное прощение». При этом, утверждая её связь с «философией восхождения», ориентирующей на выход к бытийному совершеннолетию, гармонизацию природы человека как результата образно-художественной философии и выразительницы метафизического и национального самосознания. В книге «Глаголы вечной жизни», посвященной исследованию Четвероевангелия она соединяет святоотеческую традицию экзегетики с активно-христианским взглядом русской религиозной философии, по-новому высвечивающим метафизический смысл событий Священной истории. Эта тему, раскрывая образы мыслителей, она развивает в книге «Тайны царствия небесного» и продолжает в удивительной книге «Тропами сердечной мысли. Этюды, фрагменты, отрывки из дневника».

На протяжении сорока лет судьба Светланы была единой с судьбой её супруга, Георгия, работающего над вопросами универсального и национального, духовного единства культуры народов.

«Общий Сократ» — так называл Георгий свои разговоры и споры с другом-женой. Споры взаимного дополнения, в которых зарождались и росли многие общие «жизни — мысли», нашедшие отражения и в его многочисленных книгах. А её книги, выдающегося специалиста по истории русской религиозной философии и русскому космизму, он считал явлением «сердечной мысли». Явление, соединяющее интеллектуальное и эмоциональное, способное примерить ум и сердце личности человека.

Результаты её исследований не только поднимали проблемы жизни, смерти и бессмертия, ноосферы и космической философии, но и отвечали на вопросы о роли сознания в западноевропейской и русской философии и другое.

«Мой Сократ» — отныне для Георгия это была высочайшая оценка уровня личности Светланы, человека высокого духа. Исследовательская программа её была настолько уникальна в своей многоплановости, что Георгий всегда восхищался её умением   успешно реализовать запланированное. Он был счастлив по- настоящему и бесконечно рад удивительно яркому таланту супруги так благотворно сказавшегося и на его судьбе.

Время шло, дочери выросли, выбрали свой путь. Лариса, посвятила себя изобразительной и духовной культуре, став художником-иконописцем. А Настенька, защитив кандидатскую, а затем докторскую диссертацию работала над темой идейно-художественной взаимосвязи творчества Ф.М. Достоевского и Ф.И. Тютчева. Но теперь она, в должности старшего научного сотрудника института мировой литература, смогла стать полноправным соавтором Светланы Григорьевны в её научных изысканиях.

В результате творческого содружества, итогом совместной работы по наследию знаменитого космиста, — московского Сократа — Н. Ф. Федорова, стал труд, изложенный в пяти томах. Ведь Николай Федорович был настоящей живой энциклопедий библиотеки, посвятив себя библиографии в Румянцевской библиотеке г. Москвы, помогая исследователям творчески ориентироваться в исторических проблемах эпох и времени. Его знаменитые семинары посещали Л. Н. Толстой, дружба с которым рождала у обоих новые замыслы, вопросы и возможные пути их решения. Известный философ В. С. Соловьёв частенько обращался за консультацией к Николаю Федоровичу по вопросам истории не только отечественной, но и мировой философии и литературы. А юный К. Э. Циолковский, будущий основатель космонавтики в России, после очередного посещения его семинара, загорелся мечтой проникнуть в космические дали нашей планеты Земля. Так формировались истоки учения космизма и его направлений, нашедших свое отражении в главном знаменитом труде Николая Фёдоровича «Философия общего дела».

Георгий даже ревновал всепоглощающее внимание жены и дочери к наследию Н. Ф. Федорова, раскрывающегося в изданных книгах о нём, проводимых семинарах и чтениях его памяти. Конечно, творческая лаборатория Георгия Дмитриевича была уникальна и требовала не меньшей сосредоточенности к её осмыслению и пристального внимания к его суждениям как нашего современника. Многочисленные книги Георгия свидетельствуют о глубинном осознании и значимости темы, посвящённой ярким и самобытным проявлениям национальных культур не только стран востока — Индии, Китая, Японии, но и европейских стран — Англии, Германии, Франции и др.

К юбилею, 85 -летию Георгия Гачева на ТВ канала Культура была поднята тема семейного творческого союза, где взаимоотношения супругов конечно были бы больше чем просто любовь. К обсуждению было показано две небольшие серии документального фильма «Больше чем любовь» о судьбах Георгия Гачева и его жены Светланы Семеновой, их творческом союзе. Автору сценария Александрине Вигилянской и режиссеру Александру Столярову несомненно удалось приоткрыть завесу над секретом этого союза, поразительно плодотворной судьбы.

Сам Георгий отзывался с улыбкой о своём «творческом Гулаге», где для него ежедневная норма — 20 страниц рукописи. По следам этой самоотверженной работы была им подготовлена и издана совсем небольшая книга «Семейная комедия. Георгий Гачев и Светлана Семенова» (1994 г.). Содержание книги было положено в основу сценария к документальному фильму «Больше чем любовь». Георгий считал, что: «…книжка вышла как семейная комедия. Как есть божественная комедия у Данте. Человеческая, у Бальзака. То есть для меня это семейная жизнь…Это дар божий, где любовь освобождает и заслоняет от эроса всех женщин…и каждый миг жизни исполнен смысла. Эту специальную полосу я бы мог записать как чувства семейной личности в домохозяйстве. И самая главная моя работа в жизни и результат всего — это мой философский дневник…»

Каждый из желающих сможет прикоснуться к уникальному творчеству этого замечательного содружества, нашедшего своё отражение в их книгах библиотеки им. Н. Ф. Федорова.

А 90-летие со дня рождения Георгия Дмитриевича Гачева,- это день, посвященный не только его памяти, но и его спутнице, чудесной женщины и прекрасной души человека, Светлане Григорьевне Семёновой. Для многих она не только освещала их жизненный путь, но и согревала щедротой помыслов и душевностью. Она сумела передать солнечный свет души, тепло и доброту своим детям и внучке. И замечательно, что внучка, Верочка, закончив романо-германское отделение филологического факультета МГУ, впитала в себя как наследие дух подлинно гуманистического порыва своих близких в умении служить высоким мечтам и действиям современников.

И как считал сам Георгий Дмитриевич, без Светланы Григорьевны, он не смог бы реализовать многие свои замыслы и идеи. Он говорил о своей дорогой Светлане, идущей тропой сердечной мысли, так: «Но воздам и возблагодарю за её божественный дух в доме и готов отдать свои оставшиеся годы жизни и силы для неё».

В этом, верно, и есть чудо любви. Видимо каждым взаимоотношениям бывает присущ вдохновенный ответ души, который так проникновенно прозвучал в стихах юного студента Василия Чуевского на музыку Петра Булахова: «Гори, гори, моя звезда». Романс, зазвучавший в 1868г., покорил слушателей глубиной чувств:

«Твоих лучей небесной силою

Вся жизнь моя озарена.

Умру ли я — ты над могилою

Гори,гори, моя звезда!»

Ведь такое высокое откровение, вылившееся в строки любви, было символом непреходящих священных чувств, к которым приходят, к большому сожалению, не каждые влюбленные. И Георгий Дмитриевич признавался: «Жизнь живёт пространством духа. Упуская время, я жил счастливо, хотя в моей душе жил демон Сократа. Но счастлив, что теперь мы сросшиеся воедино с моей жёнушкой. В трепетности любви и нежности стало понятно, что любовь –это квинтэссенция жизни – она сильнее смерти, но и бессмертия тоже и вечности…. А в храме ощущаешь полноту и единство людей, вместив в себя вхождение Бога благодатью. И рождается осознание, что Бытие прекрасно и можешь спокойно исчезать, перенеся себя, и возлетая лёгкой душой снизу — вверх, во Вселенную…, развивая собой позитив жизни…»

Да, это был путь любящих сердец к осуществлению Мечты о гармонии духа и физического состояния личности, ради которой жили и спорили в поисках истины оба гения философской и литературной   мысли нашего времени, С. Г. Семёнова и Г. Д. Гачев.

В их работах были собраны воедино не только душа, но и воля учёных и исследователей передовой философской мысли, неординарных литературоведов. Они щедро делились с нами, современниками, результатами своего труда, где отразились надежды и чаянья человеческого духа нашего мирового пространства — сообщества творческих мечтателей и созидателей будущего.

Поразительно по силе духа многогранное творческое наследие наших дорогих современников, возрождающее в душе каждого прикоснувшихся к нему отклик на негасимое пламя истины. Это результат самоотверженного труда учёных и неустанный поиск ответов на вопросы о коллизиях истории Великой культуры   человечества, отразившей оптимизм и трагедии нашего сложного мира. Сегодня это мир Космической эпохи, требующей рождения Новой гуманной цивилизации, о чем повествует также наследие отечественного философа, гуманиста Н. Ф. Федорова и исследователей его духовного подвига.

И когда пришло время ухода одного за другим Георгия и Светланы, итоги их исследовательской работы об истории культуры, философской и литературной мысли человечества нашли достойное место не только на полках библиотек. Это и воспоминания их близких, друзей единомышленников, посвященных памяти этого уникального творческого содружества и любви.

И, по-прежнему, многозначны они для каждого из нас, вновь и вновь соприкасаясь с памятью о них: или на выставках, посвящённых им и   единомышленникам, или просто в общении между собой, или в своей работе. И мы счастливы, что это даёт силы и вдохновение строить будущее, оставаясь верным своей мечте и памяти об удивительной судьбе Светланы Григорьевны и Георгия Дмитриевича, сумевших жить по велению совести и долга. Они бесконечно близки душе каждого из нас, знавших и горячо любивших их.

Время неумолимо, в её ушедшее стремительное течение нас способно возвратить только наша память.

И, в душе по-прежнему звучит сердечный голос замечательной Анны Герман о возможности такого творческого союза и любви.

И сердце вторит этой мечте долгим эхом: «такой как у Георгия Гачева (1.05.1929 — 23.03. 2008) и Светланы Семёновой (23.08.1941 — 09.12.2014)», и всегда отзывается в ответ светом души и живёт откровением их сердец:

«Мы память, мы память,

Мы звёздная память друг друга …»

Галина Ергазина


1 комментарий

  1. Byuf

    Конечно же, такой семейный и духовный Союз создан на небесах, по воле Бога! Как образец, которого, без Божественного руководства, достичь невозможно в современном обществе… Семейная жизнь двух любящих сердец в такой удивительной гармонии чувств и могучих творческих устремлений рождает гениев! Спасибо Галине Евгазиной за возвращение нас к светлой памяти великих учёных нашего времени — Светланы Григорьевны и Георгия Дмитриевича. Все их труды остаются людям! Обращайтесь к ним, они доступны ищущим…

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика