Понедельник, 18.11.2019
Журнал Клаузура

Дело Левина живет и побеждает!

Левин и теперь живее всех живых,

Наше знамя, сила и оружие.

Мы говорим: «театр», подразумеваем — Левин.

Мы говорим: «Левин», подразумеваем — театр.

Когда я приехал в Израиль, меня заинтересовал феномен Ханоха Левина. Я задался вопросом — почему эти убогие мочеполовые фантазии явно нездорового человека получили такое распространение во всем мире. В поисках ответа я прочитал все 13 томов 12 томного собрания сочинений Левина, перевел на русский 20 его пьес, но ответа так и не нашел…

Левина первым открыл для русскоязычного зрителя и читателя известный российский драматург Валентин Красногоров (Файнберг). Пьеса Левина «Торговцы резинками» в его переводе, под названием «Затерянные в звездах», получила в постановке Григория Дитятковского «Золотую маску» на одноименном фестивале.

Эта же пьеса в этом же переводе поставлена в театре Виктюка. В главных ролях — Ефим Шифрин и Татьяна Васильева-Ицикович.

Источник

Душа Ханоха Левина после смерти воплотилась во мне. Я его перевожу сердцем, печенью, почками и другими имеющимися в наличии органами. Разница только в том, что Левин был психом, а я — нормальный (хотя… да ладно…)

 Уже несколько лет я живу бок о бок с героями (вернее, антигероями) пьес Левина. Обидчивые, жалкие неудачники -«шлемазлы», панически боящиеся женщин и собственной к ним непонятной роковой тяги, c задвигами , мишигасами, и вообще — на всю голову — аф дем ганце коп. Как будто Левин их всех с меня писал. Поэтому мне легко переводить Левина. Женщины говорят мужчинам то, что говорила мне жена при разводе: «Все устроились, кроме тебя».

Ну, сегодня, положим, я тоже устроился. Благодаря Левину. Для меня Левин — всегда живой, он всегда со мной — в горе, в надежде и в радости. Левин — в моей мечте о баснословных авторских отчислениях, в каждом счастливом дне, когда я узнаю об очередной постановке его пьесы в моем переводе.

Герои Левина ведут себя глупо и нелогично — так же как я вел бы себя на их месте.

Я ведь тоже был таким же «шлемазлом», пока всемогущий Господь Бог, выведший меня мощною дланью из совкового рабства к израильской свободе, не надоумил меня переводить Левина. Спасибо Ханоху Левину за мое счастливое настоящее! Я только слежу за тем, чтобы действующие лица говорили нормальным русским языком, не употребляли слов и понятий, незнакомых русскому зрителю.

В искусстве, как и в бизнесе, успеха достигает тот, кто сделает то, что до него никто не делал.

Я предлагаю, чтобы в пьесах Левина играли дети. Во-первых, герои этих пьес действительно ведут себя, как дети. Капризные, избалованные, плохо воспитанные. Я сам таким был. Во-вторых — это же какая фишка! Народ будет ломиться.

Ставить Левина как Чехова не получится. Станиславского к Левину близко нельзя подпускать. ИМХО, пьесы Левина изначально написаны для театра кукол. Но ставить Левина в театре кукол пока додумались только в Болгарии. Кстати, болгарский перевод делали с моего русского.

Если читать пьесы Левина одну за другой, с первой до последней (я их прочел все — 12 томов), получится картина полной деградации, распада личности автора. В первых пьесах Левина действуют почти нормальные люди. Ну, у каждого своя акцентуация, но это и в жизни так. Там есть сюжет, конфликт, завязка, кульминация, развязка. Герои (вернее — антигерои) друг с другом общаются, пытаются решить свои проблемы.

От пьесы к пьесе герои перестают друг друга понимать, видеть и слышать. Каждый говорит о своем. Это пациенты психиатрической клиники, каждый со своим диагнозом. Смысл речей персонажей становится туманным, а в последних «пьесах» превращается в бессвязный шизофренический бред. Поставить такую «пьесу» невозможно, самый интеллектуальный зритель сбежит на второй минуте. Но поскольку Левин был классиком при жизни, все это опубликовано. В поздних пьесах задвиги персонажей становятся все задвигистей. Прямо учебник психиатрии. Это уже не пьеса, а монологи отдельных персонажей, разрезанные ножницами на куски. Но поскольку Левин был классиком при жизни, все это опубликовано.

По-моему, Левин был всю жизнь психически болен и глубоко несчастен в личной жизни.

Государство создало институт драматургии его имени для продвижения пьес Левина на мировом рынке. Об «эффективности» этой организации говорит то, что за 10 лет существования этого «института», они сделали сайт только на иврите. То есть тот, кто хочет поставить пьесу Левина, должен вначале выучить иврит…Не озаботились даже об английском сайте, не говоря уже о других языках. «Институт» этот, на самом деле – пожилая женщина, которая ходит туда на работу. Ее сунули по блату, она и работает.

Действие пьес Левина происходит в никакой стране в никакое время. Это — не арифметика, и даже не алгебра. Это — теория функций комплексного переменного . Все они несчастные люди, каждый по-своему. Счастливых в его пьесах нет. Его герои изводят друг друга и сами себя. Имена героев совершенно дикие и несуразные — Парцифлоха, певица Ляляля, Опс и Опля, Екиш и Пупча и т. д. Таких имен нет ни на каком языке. Только в пьесах Левина герой может подойти к незнакомой женщине на улице со словами «Я хочу вас…». Впрочем, об этом думают все мужчины в любой ситуации, но написать об этом — то же самое, что нарисовать «Черный квадрат». Или сочинить «Тетю Соню» для Клары Новиковой. Кстати, я подсчитал, что этот монолог за 30 лет принес мне около 30 тыс. долл.

 Женщина для героев Левина – непонятное, таинственное существо, рождающее похоть, смерть, несчастья. Ради того, чтобы получить доступ к женскому телу, мужчина готов на любые унижения, вплоть до того, чтобы, извиваясь на пузе, лизать носок ее обуви и кончать при этом. С этой сцены, собственно, и начинается пьеса «Шиц», которую я переводить не стал. Все- таки зритель, воспитанный на русской классике, этого не поймет.

Если бы в России были театры для извращенцев, Левин там был бы нарасхват. Но, к сожалению, большинство людей, которые ходят в театры – нормальные. И пьесы Левина для них – большой перебор. Израильтянам уже давно сумели затрахать мозги, уверяя их, что Левин – гений, поэтому они сидят и смотрят, уйти неудобно. «Кто первый уйдет – тот дурак». Игра такая. Но с русскими зрителями это пока не проходит.

Очень типична в этом отношении пьеса «Элмо и Рут». Рут выгоняет Элмо, а он не может уйти. Простаивает ночи напролет под ее дверью. Соглашается работать у нее служанкой и подтирает за ней. Извините, так написано у классика. В Израиле эта пьеса поставлена…

А она его все равно выгоняет:

— Клод тебя не хочет.

— Но я ведь твой, а не Клода.

— Но я-то его.

Нужно иметь немалую смелость, чтобы выставить свои извращенные мочеполовые фантазии на потеху публике.

Я эту пьесу прочел с большим отвращением, но переводить не стал. Русский зритель не поймет.

У меня большая просьба к тем, кто будет ставить нижеприведенные пьесы:

Не играйте евреев — играйте людей.

Марьян Беленький


комментария 2

  1. Byuf

    Вы правы — это не для русского читателя, а вот за Сезарию Эвора и потрясающую музыку ещё раз спасибо.

  2. Виктор Скальник

    ЗАНУДСТВО

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика