Понедельник, 10.08.2020
Журнал Клаузура

Нравы и мораль: Явление третье. Неопалимая купина российской интеллигенции

Итак, перемены в стране всё же произошли, причём перемены существенные. Существенные настолько, что либеральная элита вздрогнула и оторопела, сочтя сам факт несогласованных с ней перестановок личностным оскорблением, а замену некоторых ключевых фигур – болезненной оплеухой.

Но не стоит полагать, что новая правительственная команда, твёрдо и решительно взяв бразды правления хозяйством страны в свои руки, легко и беспрепятственно поведёт государственную машину к намеченной благой цели. Во-первых, сама цель обозначена слишком общо и схематично: «благосостояние народа». Во-вторых, пока не ясен инструментарий перемен и алгоритм действий. В-третьих, — не вполне понятно, сознают ли новые глава и члены правительства, насколько запущено и дезорганизовано хозяйство страны и насколько обескровлена его гуманитарная сфера, представляющая собой базовый человеческий фактор. В-четвёртых, — пока нет никаких признаков того, что новая команда намерена копать глубоко, на полный лемех, а не заниматься поверхностным лущением либеральной почвы.

Разумеется, очень важно, что решительный шаг наконец-то сделан. Мы сдвинулись с мёртвой точки, на которой застряли на целые 30 лет. Но это пока всего один-единственный шаг. Несомненно, что уже от первого шага умные крысы (сегодня их год!) побегут с корабля. Но только самые умные. Основная же их масса быстро сомкнёт поредевшие ряды и, опомнившись, попытается не только отыграть утерянные позиции, но и начнёт мощное злобное контрнаступление. Если правительство не наладит доверительный контакт с обществом и общество не придёт ему на помощь, сонм крыс окончательно загрызёт и правительство, и пассивное общество.

По всему видно, что вверху реально есть силы, которые рвутся к власти и жаждут занять ключевые посты в российском государстве. Все наличные политические партии именно на это нацелены и на этом помешаны. Нет сомнения в том, что и внизу, при бедственном положении народа, есть немало горячих голов, готовых организовать российский Майдан, бессмысленный и ужасный. А вот с сердцевиной, с российским обществом, у нас пока полной ясности нет. Аксиомой является то, что реальных, ярких общественных лидеров на горизонте не видать, а само общество расколото, причём в значительной степени намеренно.

Вместе со сменой правительства уже самому обществу сверху был подан некий обнадёживающий сигнал: школе вновь поручено заниматься воспитательной работой. Это очень важный и долгожданный сигнал, но будет жаль, если он послан одной только школе. Школа – сложный институт и весьма непростая структура. В первую очередь, это институт государственный, кадрообразующий. Во вторую очередь это первичная ячейка общества, самая живая и универсальная. В третью очередь школа представляет собой камертон интеллигентности, ибо учитель доныне воспринимался народом и обществом как эталон светской нравственности.

Либеральные кукловоды, заслышав сигнал сверху, мгновенно переориентировались и предприняли попытку перехватить инициативу. Либеральный перевёртыш Герман Греф уже на следующий день заявил на Гайдаровском форуме, что «самым главным» в новом правительстве должен стать министр образования, ибо именно здесь «закладываются основы культурного кода». Но кому, как не Грефу знать, что министр образования обложен ныне в своём ведомстве, словно ватой, ярыми апологетами либерализма, изо всех сил цепляющимися за Болонскую систему и видящими в ней последнее слово западноевропейского просветительства.

Не секрет, что именно «болонцы» сначала нейтрализовали Ольгу Васильеву в её «главном» ведомстве, а затем заставили плясать под свою дудку, по ходу скомпрометировав её перед руководством страны. По-видимому, та же судьба ожидает и нового министра, едва ли не самого молодого в составе обновлённого правительства. Не секрет также и то, что сегодняшний учитель низведён всесильными господами асмоловыми до уровня обыкновенной прислуги. Именно попытка борьбы Васильевой с этим унизительным явлением, по-видимому, и стоила ей карьеры.

Конечно, можно начать перемены в гуманитарной сфере со школьного учителя и сделать его главным бойцом воспитательного фронта. Но только при двух условиях. Первое — вполне конкретное и безотлагательное. Нигилистический дух асмоловщины, воцарившийся во всей российской образовательной сфере, должен быть решительно осуждён и с позором изгнан из школьной системы. Второе – более общее, но тоже крайне необходимое. На помощь школе должно прийти мощное и безоговорочное подкрепление со стороны родителей, общества и российского государства.

Однако с этой помощью у нас не всё так непросто. Семья, с былой главенствующей ролью родителей, сегодня атакована либеральными апологетами ювенальной юстиции. Эти «доброхоты» стремятся разорвать кровную и духовную связь детей и родителей и поставить во главу угла семейной ячейки уже не родителей, а именно детей. В соприкасающемся со школой обществе тон задают не разумные люди, а буквоеды-правозащитники, заинтересованные в ослаблении и дроблении общества и превращении его в массу индивидуумов, враждебно настроенных по отношению друг к другу. Государство до сих пор занимало позицию стороннего наблюдателя, отдав школу и учителя полностью во власть временщиков и проходимцев.

В результате этой неразберихи от всемирно признанной советской школы, мудро сочетавшей в себе высокую образовательную и нравственно воспитательную функции, сегодня остались одни руины. Учитель всеми брошен и покинут, оставшись, по сути, наедине с практически неразрешимыми на его уровне проблемами. Чтобы возвратить российскому учителю подобающее его миссии достоинство, а российской школе – соответствующее почётное место в системе государственных институтов, необходимо не отдельно взятому министру или органам местного управления, а всей государственной системе целенаправленно заняться оздоровлением гуманитарной сферы, смертельно ослабленной либеральным кровопусканием.

Единство и силу российскому обществу всегда придавало ядро, представленное интеллигенцией. В 19 веке состоялось её первое явление в лице русской интеллигенции. Её главными идеями и объединительными целями были освобождение народа от крепостничества и социальная справедливость. В 20 веке, во втором своём явлении, уже советская интеллигенция возвела в культ принцип дела во имя светлого будущего общества и народа. Ныне настало время третьего явления новой, российской, интеллигенции, девизами которой должны стать борьба за дело жизни, презрение к богатству, культ труда и сострадания к ближнему.

В явлении российской интеллигенции есть что-то одновременно природное и мистическое. В природном плане духовное явление российской интеллигенции вполне ассоциируется с водной стихией. Подобно морям и океанам у явления интеллигенции есть свои приливы и отливы, свои холодные и тёплые течения, свои небеса и свои пучины. В мистическом отношении российская интеллигенция, с одной стороны, имеет свои бермудские треугольники, в которые лучше не соваться любознательным невеждам. С другой стороны, российскую интеллигенцию можно уподобить птице феникс, обладающей способностью, умирая, полностью сгорать, а потом вновь возрождаться из собственного пепла.

Сейчас «стакан» явления российской интеллигенции «полон наполовину». В физическом плане можно даже насчитать что-то на уровне двух третей. Какую бы сферу умственного труда мы ни взяли, везде места заняты «специалистами», которые в своей массе добросовестно выполняют порученное дело, получая порой жалкие гроши за свой неординарный труд. Много таких «спецов» в сфере культуры, образования, медицины, науки, искусства. Но большинство из них на звание российского интеллигента, к сожалению, «не тянут». Иным не хватает качественного образования, другие не дозрели до этого духовно.

«Святые» девяностые годы прошлого века прошлись по интеллигенции огнём и мечом. Заправилы девяностых «метили», вроде бы, в советскую интеллигенцию, но, перефразируя Александра Зиновьева, «попали» в интеллигенцию вообще. Глядя на Бориса Ельцина и его «опричников», создавалось впечатление, что до власти в России дорвались исключительно закоренелые школьники-двоечники, решившие свести счёты с ненавистными учителями-интеллигентами. Эти неучи садистски макнули интеллигенцию с головой в торгашеско-спекулятивный рынок, наслаждаясь её жалким видом и полнейшей беспомощностью.

В атмосфере властного глумления и конкурентной вражды интеллигенция сломалась, не могла не сломаться. Ибо именно её обвинили во всех смертных грехах и бедах России, включая предательство советских верхов, торжество воров-нуворишей и сломанные человеческие судьбы. Часть интеллигентов с показным рвением приняли либеральную идеологию, убеждая себя в том, что ради иллюзорной свободы можно пожертвовать человеческим достоинством. Другая часть – занялась конъюнктурным бумагомаранием, выдавая на-гора массу низкопробного чтива. Третья – возвела в культ свободу творчества и идеологию «чистого искусства».

Что-то подобное уже происходило с российским обществом в конце 19 века. На рубеже 1880-1890-х годов небывало высокий духовный и культурный подъём в среде российской интеллигенции стал блекнуть и гаснуть, сменяясь душевно опустошительным спадом. В этот период российской культурной элите вдруг разом расхотелось «возиться» с народом, «тянуть» его из тьмы и убожества к свету и небесам. Нашему «бомонду» захотелось комфортно почивать на чужих лаврах (лаврах «классиков»), занявшись обустройством собственного личностного мирка.

Смутная тяга к эстетствующей обывательщине оформилась в интеллигентской среде в объединение «Мир искусства» (1898-1927) во главе с художником Александром Бенуа и культурологом Сергеем Дягилевым. Кредо «мирискусничества» Дягилев определил эпатажно и цинично: «Произведение искусства важно не само по себе, а лишь как выражение личности творца». Не найдя себе места в России, мирискусники перекочевали на Запад, полностью растворившись в западной культуре и усилив в ней декадентско-упадочническую направленность.

В Советской России восторжествовал революционно-демократический романтизм, получивший официальное наименование социалистического реализма, идеологом которого явился Максим Горький (1868-1936). В социалистическом реализме сплелись две линии. Одна, собственно социалистическая, — была направлена на героизацию активных участников строительства социализма. Другая, «реалистическая», — должна была заменить собой духовенство в атеистическом государстве, опираясь на нравственные традиции дореволюционной культуры.

Эти линии сложно взаимодействовали друг с другом. Социалистический фронт был объявлен передовым. Поддерживаемый властями он приносил определённой части советской интеллигенции вполне ощутимые дивиденды в виде славы, званий и материального благополучия. Но это был весьма узкий круг избранных. Основная же масса интеллигенции занималась «тыловой» работой, незаметной, но предельно ответственной. Именно она создавала и поддерживала здоровую духовную атмосферу в советском обществе и обеспечивала образование, просвещение и высокий культурный уровень народных масс.

Думается, сегодня нет особых оснований, да и желания, скорбеть по сброшенным с высоких пьедесталов былым интеллигентам-«передовикам». Они сделали ставку на конъюнктуру, своевременно получили причитавшийся гонорар и благополучно канули в Лету. Честные и разумные люди скорбят сегодня исключительно по интеллигентам-«тыловикам», оттеснённым либеральным авангардом в маргинальное поле, оболганным, обобранным и обесчещенным. Они такой участи не заслужили, но вольно или невольно оказались на пути банды мародёров и погромщиков. Тех чёрных дел мастеров, которые задались целью уничтожить культурный пласт России, созданный миллионами российских интеллигентов за последние два века российской истории.

Сегодня настало время возрождения российской интеллигенции. Её базовую основу ныне составляют все те, в ком сохранились ум, честь, совесть и достоинство. Многие из них в условиях гонений вынуждены были заниматься не своим делом, зарабатывая хлеб насущный на рынке, в извозе, на огороде, у станка или в прислуге у богатых людей. Но при этом у них не переставала болеть душа за Россию, за её будущее, за её умственное и духовное здоровье. Думается, что именно они, этот духовный резерв, и должны сегодня сбросить с себя ярмо обыденности и приступить к своей великой гуманной миссии.

В чём состоит эта миссия? Выше я уже упомянул основные принципы формирования новой, российской, интеллигенции. Начну с борьбы за дело жизни. Под делом жизни я подразумеваю прежде всего реализм. Но не «критический» или «социалистический», как было ранее, а подлинный, здравомысленный, воспринимающий мир таким, каков он есть, без иллюзий и назидания. Только хорошо зная реальный мир и отдавая должное Творцу, мы можем внести свою скромную лепту в его совершенствование.

Презрение к богатству есть, может быть, самое трудное в благородной миссии российского интеллигента. Советский строй не смог справиться с этой задачей именно потому, что его идеология была замешена не на презрении, а на зависти к богатству и ненависти к его обладателям. Сегодня мы, более чем другие народы в мире, убедились в том, что богатство есть зло, и чем его физически больше, тем духовно оно разрушительнее. Разумеется, жалость к богатым неуместна (они-то других не жалеют!), но и зависть к ним не подобает развитой личности. Презрение – это самое ТО, чего заслуживает богатство. Ибо подлинные ценности находятся вне зоны материального успеха.

Культ труда завещан нам Творцом и принят нашими мудрыми предками как основной закон человеческого существования. Как ни богата дарованная нам природа, а без соответствующих физических и умственных усилий человек давно бы вымер. В свою очередь, сострадание к ближнему является такой же аксиомой человеческого существования, как труд и другие отправления человеческого индивидуума. Любовь — пустой звук, если она лишена сострадательности. Именно сострадание придаёт любви действенный характер и наполняет собой сосуд человеческой нравственности.

В Библии из тернового куста, превращённого в «неопалимую купину», явился Моисею Бог и призвал его к избавлению еврейского народа от египетского рабства. Сегодня само время превратило тернистую Россию в неопалимую купину, которая взывает к российской интеллигенции, призывая её избавить российский народ от худшего вида рабства – духовного рабства перед цинично торжествующим Золотым Тельцом.

Никакие перемены не будут необходимыми и достаточными для российского народа, если они будут навязываться сверху, а не вытекать из духовных глубин самого народа и творчески преобразовываться российской интеллигенцией. Только духовно возрождённое общество даст те личности и наметит те цели, которые обеспечат подлинное возрождение страны и народа. От рабства можно избавиться, только вытравив в самом себе раба!

Александр Афанасьев

Иллюстрация к статье: Репродукция картины Б. М. Кустодиева «Групповой портрет художников объединения Мир искусства», 1920 год.


1 комментарий

  1. Byuf

    Спасибо, на многое открылись глаза…есть над чем задуматься… Нельзя отдавать нашу школу во власть временщикам и проходимцам… Пока больше вопросов без ответов…

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика