Суббота, 30.05.2020
Журнал Клаузура

Поздороваться с Солнышком

Солнышко в моих сердцу милых посёлках: Сухом, Осиновке, Гидростроителе, Падуне, в Братске центральном, и в Братском районе, в сёлах, деревнях, светит по — сибирски гостеприимно, словно обращается к нам каждый Божий день. Это означает — де, не печалься человек, когда стоишь ты, и мёрзнешь на автобусной остановке. Всё одно — автобус придёт, но не срывай своё плохое настроение на людях, они же ни в чём не виноваты. А то, что случилось у тебя что – то в семье, так это у всех бывает. А если всё же подумаешь ты, человек, что ты самый несчастный, то вспомни про солдат в Великую Отечественную, как они в ледяных окопах, защищали будущие поколения, к которым, и ты принадлежишь.

Дальше Солнышко уже нежнее говорит: «Ну что, а подумал ли ты, несчастный человек о солдатах, каково им-то было? А ты, нынче несчастный человек, как живёшь? Вот и ванна тебе с шампунем каждый день, и еда вкусная, а вот невзгоды, я немножко здесь повторюсь, они ведь у каждого человека бывают! А, ну вот, и автобус подошёл!

Так разговаривал я с вымышленным человеком, да и с нашим солнышком, и, сев в автобус, продолжал дальше думать. Когда мне случается бывать в деревнях, то ребятишек там почему-то особенно жалко. Что ж, известное дело, деревни-то наши давно вымирают. Но вот что удивительно — всегда бывает эту жизнь любопытно наблюдать. А вот когда переступаешь порог сельской школы, то тогда все дети, от мала до велика с тобой здороваются. Всё это очень приятно! Я читаю детям сказки, и глубоко сожалею о том, что дарю на целую школу всего лишь только одну книгу сказок. Где же взять простому сторожу деньги-то на издание?

Мне пятьдесят четыре года, и я молю Бога, чтобы продолжать дарить свои книги детям, а то ведь, когда меня не станет, то, может быть, кто – то и прочтёт сказку, да и станет чуточку добрее. Всё это греет душу, потому как ведь народ-то наш очень добрый. Наша взрослая жизненная суета постоянно давит на нас, но всё же, дорогие мои, не забывайте читать детям сказки. Именно об этом говорили во все века наши великие писатели.

Вот пишу я, и думаю, а получиться ли этот рассказ? Буду я брать направление с того, что здороваюсь с солнышком, потому как это правда. Миллионы людей здороваются с солнышком, и я очень верю в то, что солнце нам благодарно за эту простую любовь. Потому что все мы родом из детства, а когда наступает пора предновогодняя, то читаю детям, например такие стихи:

«Деревенский зимний домик. Он на веточке висит. Маленький добрейший гномик. Мне мигает и смешит.

Ёлка, ёлочка, игрушки, Вы порадуйте ребят.

Вам они споют частушки, И конфеты все съедят.

Зимний праздник наступает. С малышами в хоровод.

Дедушка Мороз вступает. Весел, весел,

Новый год. Вот прошли года – годочки.

Седенький я стал совсем. И пишу я эти строчки,

Вам детишки вот зачем? Чтобы всех людей любили.

Это Божья благодать. Кто болеет, не забыли.

С Новым годом поздравлять. Деревенский зимний домик.

 Он на веточке висит. Маленький добрейший гномик.

 Мне мигает и смешит».

Я смотрю на город детскими глазами,

Сосенки и ели, улыбайтесь с нами!

В снежном хороводе вальс ночной кружится.

Ангара родная, дай воды напиться!

Синичка прилетела к воробью

Пожаловаться на судьбу свою:

Что денег нет, живот болит,

Как жить одной – душа свербит.

— Не плачь, синичка, не грусти.

Забудь про всё и всех прости.

Я сам не многого достиг,

Но накормлю тебя сей миг:

Кормушку знаю я одну –

Еды там много поутру.

Наелись птички. Вот итог:

В глазах и сердце вновь восторг.

Ведь зиму надо обмануть –

К весне и счастью выбрать путь.

Когда я обычно отправляюсь в путь, то оказываюсь в разных частях нашего родного, легендарного города Братска. Например, совсем недавно, приезжаю я в посёлок Энергетик, и говорю:

— Здравствуй солнышко Энергетика!

Солнышко в ответ светит нам в лицо, и дарит витамин «Д», которого в наших сибирских краях завсегда нехватка. А на Севере, откуда недавно вернулся мой сын Виктор, там и подавно нехватка, но вот ведь природа, именно в рыбе, которая водится на Севере, и даёт нам много витамина «Д». И как тут не подивиться чудесам природы?

Вот едят северные народы рыбу, и тем самым спасают свои организмы от болезней. Иду я в библиотеку, имени Ивана Ивановича Наймушина, на встречу с известным сибирским писателем Анатолием Григорьевичем Байбородиным. В прошлый его приезда в наш город, мы подружились, и я очень рад этому. Родные мои библиотекари всегда рады меня видеть. Я кругом почти всех знаю, но на душе немного волнительно. Встреча прошла очень тепло. А через два дня я здоровался уже с правобережным солнышком посёлка Гидростроитель, где я живу уже пятьдесят четыре года, с минусом в два года армии, хотя какой же это минус, плюс конечно! А здороваюсь я всегда так:

Солнышко, солнышко мы твои лучи.

Ты свети родное, помогай в пути.

На этот раз я шёл в правобережную библиотеку № 6. Там-то я снова и увижусь с любимым писателем Анатолием Григорьевичем Байбородиным. По дороге зашёл я в магазин под названием «Советский Союз», и купил три банки сгущёнки. Надобно их послать сыну Сергею в армию, он как раз сгущёнку и просил. Служит сынок в Приморском крае, а мы волнуемся с женой Ириной, конечно, за него, доля у родителей такова.

На встрече в библиотеке перед нами выступил хор «Травушка». Всегда поют они так, как пели люди в старину. У Анатолия Григорьевича слёзы навернулись на глаза.

Всё это объяснимо, потому что это было пение его детства. А вот пение многоголосьем всегда удивительно красиво, и волшебно, ей Богу! И Анатолий Григорьевич совершенно был растроган.

Писатель говорил так: «Для русского человека великое наслаждение изучать русский эпос». Анатолий Григорьевич Байбородин рассказывал нам:

«Однажды после выступления ко мне подошёл мальчик и спросил: «Вы Чехова застали?» Я ему ответил: «Я же жил во времена Пушкина»… Все присутствующие в библиотеке засмеялись. Вспомнилось мне и ещё одно, сибирский писатель говорил:

«Однажды давно уже, была назначена встреча со мной. Прихожу я туда, и вижу, что сидит одна старенькая бабушка, да вяжет носки. Спрашиваю, вы на встречу пришли? А она отвечает, мол, нет, мне голову напекло, вот, я и зашла в библиотеку». Все снова смеялись, а мне же почему – то было грустно.

Почему же мы порой Иваны, не помнящие своего родства? Прости Господи! Ведь Анатолий Григорьевич является Лауреатом Национальной литературной премии имени В. Г. Распутина. А такие премии дают действительно по заслугам. Увы. На встречах в библиотеках нашего города было немного народа, а это меня очень огорчало. Анатолий Григорьевич — наш земляк, и родился он в Забайкальском крае, в селе Сосново – Озёрск.

Окончил он Иркутский государственный университет (филологический факультет). Работал журналистом в газетах Восточной Сибири, преподавателем стилистики, и редактором. Он — лауреат многих литературных премий, главный редактор журнала «Сибирь». Прочитав роман «Поздний сын», я невольно подумал, что это же обо всех нас написано, а его литературный язык берёт за душу после двух строчек прочитанного, и это без всякого преувеличения, настоящий кладезь нашей исконно русской литературы.

О произведениях нашего земляка не раз хорошо высказывались такие писатели как: Валентин Григорьевич Распутин, Василий Иванович Белов, и многие другие. Я задумался, что фамилия Байбородин, начинается на Бай, и мне вдруг вспомнились такие старинные наши слова, как «баяли», «баять», то есть говорить, и мы действительно замечательно побаяли. А бабушка моя Татьяна Ивановна Куванова, 1905 года рождения, когда удивлялась, то всегда так говорила: «Ба!».

У нас в деревне, где родилась моя мама, все так баяли. Вот так незаметно, и ещё одно слово к кузовку моих воспоминаний набралось. На встрече присутствовали жители затопленных деревень, и их внуки. Они поведали Анатолию Григорьевичу, что уже установили три православных креста на местах, где были их деревни. Всё это было очень волнительно для всех присутствующих на встрече.

Анатолий Григорьевич рос в селе, где половина народа были русские, а половина буряты, и всё это гениально отображено в его замечательном произведении: «Поздний сын». Так вот, их называли «Гуранами», а местные сказали, что их называли «бурундуками», и снова всем было весело, ведь собрались деревенские люди, близкие по духу, родные мои сибирские жители.

Ко мне подсел мой давнишний товарищ по заводу Василий Фёдоров, и я живо поинтересовался, где он берёт железо на кресты, ведь они, судя по рассказам и фото, не маленькие. Василий прямолинейно, и, как всегда, с открытой настежь душой ответил:

— «У предпринимателя попросил, а тот ответил, что все мы помрём, да вот и дал железо, а остальное уж я сам сделал».

Мне уже давно известно о золотых руках Василия, много кому он помог по строительной части, и самое главное то, что кресты уже установлены, а люди, бывающие в тех местах, уже будут знать, что здесь когда – то была деревня.

К тому же внуки и правнуки всех деревенских людей, будут приезжать к этим местам, чтобы поклониться своим предкам. Тема затопленных деревень по – прежнему очень всех волнует, а Распутинское «Прощание с Матёрой», и поныне живо в душах местных жителей, но только они утверждают, что не Матёра это, а Матера, — так называлась правильнее их деревня. Кстати говоря, я видел паспорт моего знакомого электрика, и у него так, и было написано в документе, что местом его рождения является Матера. Разволновавшись, прочитал я всем собравшимся на встречу такое вот своё стихотворение:

Всем затопленным деревням…

Горсть земли я возьму и заплачу,
Вспомню тех, с кем когда-то я был.
Я из памяти их не утрачу,
Оттого и бываю уныл.

Горсть земли я возьму и заплачу,
Вся деревня встаёт наяву,
Эти слёзы совсем я не прячу,
Русь святую согбенно зову.

Горсть земли я возьму и заплачу,
Ведь деревня моя под водой.
Отправляюсь я нынче на дачу,
С неохватной промозглой тоской.

Горсть земли я возьму и заплачу,
О погостах, домах — их уж нет…
Не решить эту злую задачу,
Не окончен, не слышен ответ.

Горсть земли я возьму и заплачу,
Вдруг приснилась деревня моя.
Синеокою сказкой в придачу,
Воскресают поля и дома.

Горсть земли я возьму и заплачу,
Потому как земле не чужой,
А расстройство души — на раздачу,
По деревне, до боли родной.

Затем мы все вместе сфотографировались, и наше это памятное фото я думаю, останется в истории Братска. На прощание обнялись, как и в прошлый приезд Анатолия Байбородина, и на душе стало хорошо. А как же нескончаемо долго ждёшь таких моментов в жизни! Я достал медную иконку Николы Чудотворца, которую ношу много лет, и доставшуюся от моих предков, и мы помолились.

Ещё хотел я сказать, что таких писателей называют «почвенники». Это те писатели, которые пишут о деревне. Анатолий Григорьевич по православному называет меня братом, я его — тоже. Многие сейчас об этом не знают, но раньше за границей говорили так:

«Если русский, то православный». А между тем, за этим высказыванием прослеживается настолько много нашего исконно русского, и помоги нам Господь, не забыть своей многовековой истории, и прежде всего, наших святых праведников. Многие из наших праведников были грешниками, но Господь, управил так, что они стали святыми для того, чтобы спасти нас. Вот и думаю я, что, сколько бы не прожило человечество на земле веков, всегда будет оно удивлять многие поколения, и быть чище душой.

На следующий день мне предстояло поздороваться с солнышком посёлка Осиновки. Там выступали мои друзья из клуба «Братский самородок», и я рад, что мне посчастливилось быть в рядах этого замечательного коллектива. Утром болела сильно спина, а было воскресение. Я сходил на литургию, помолился, и мне стало легче.

И вот я уже в посёлке Осиновка, здороваюсь с солнышком, и иду в ставший давно родным Дом Культуры «Транспортный строитель». Читаю дорогим зрителям свои стихи:

Снова мама моя в дороге.

По железной дороге путь тот.

Мысли в постоянной тревоге

И тоска вновь в душе живёт.

Километры в пять тысяч длиной.

Из Сибири на запад к сестре.

К той единственной Дуне одной.

Каждый год ты спешишь в октябре.

По восьмому десятку размен.

Старичьё вы моё, старичьё.

Ох и труден ты жизни безмен.

А зовётся всё это «житьё».

В деревеньке лежит на печи

Дуня, Дунечка наша Дуняша.

От болезни пропали харчи.

На столе недопитая чаша.

Позвонила ты в среду ко мне.

И спросила, что едут ли сёстры?

Тот звонок для меня как во сне.

— Да они уж летят словно ветры.

Слава Богу, я слышу смягченье.

Голос в трубке слегка подобрел.

И исчезло на миг то волненье.

Говорил, утешал, как умел.

Этот голос святой, говорю.

Он для жизни моей путеводен.

На иконы, всплакну, посмотрю.

Путь волнений всегда полноводен.

С Арзамаса в деревню, и в Братск.

Шесть десятков уж лет происходит.

Это чувство родное всех братств.

Слава Богу, оно не проходит.

Вновь бежит километрами даль.

Мама, Дуня и Маша — вы вместе.

Я молю: ты утихни печаль.

И пожалуй налью граммов двести.

Деревеньки родные мои.

Нынче снова о вас вспоминаю.

Вы для русского сердца свои.

Плакать снова о вас начинаю.

Как Василий Белов написал:

«Без деревни погибнет Россия».

Я от мысли такой горевал.

Моли Бога, о нас Пресвятая Мария.

Сегодня с Байбородиным встреча.

И я волнуюсь, ибо человек.

Писатель этот для меня предтеча,

Тревожит душу слово «век».

Он деревенским духом дышит.

 

Печаль кондовая его видна.

Деревню милую он сердцем слышит.

Сердечность в словесах ему дана.

В Отчизне милой все мы самоеды.

 

На суету мы тратим жизнь свою.

Писатель этот, как и наши деды.

О деревеньке бает так, что подпою.

Расширю я меха тальянки русской.

 

И крепкой самогонкой утеплюсь.

Ни ради славы, ради тропки узкой.

Старушки с вами вновь сольюсь.

И нет на свете ближе той деревни.

 

Где босоногий ты в портках бежишь.

В ведёрке на рыбалку тащишь черви…

Молитвы позже малый сотворишь.

Далее народный хор «Русское поле» исполнял две песни. В песне «В этой деревне огни не погашены», я солировал, и думал о том, как же любит наш сердобольный народ стихи Николая Рубцова, и вот эту песню на его стихи. А поют её по всей России, уже многие годы, и там очень зримо отображена душа нашего народа. Так не дай Бог не забыть нам своих корней. После выступления думал я что, поеду домой, но у меня снова заболела спина. Но руководитель хора Валентина Фёдоровна сказала, что сразу после концерта будет репетиция. Думаю, спина, она и дома будет болеть, но всё же в конце репетиции отпросился.

И теперь вспоминаю, как здоровался с солнышком посёлка Сухой. На этот раз было выступление в школе. Выступать перед детьми всегда очень волнительно, но кто если не мы расскажет детям об их родном городе, об его фронтовиках, тружениках, солдатах, и писателях. Хорошая раньше была традиция приглашать фронтовиков на классные часы, а вот нынче эти часы отменили, и говорят, что у учеников загруженность в школах большая. Самих-то фронтовиков почти уже и не осталось, и иногда закрадывалась мне в голову окаянная мысль, ты же не воевал, ну кто даёт тебе право ходить по школам?!

Теперь так я уже не думаю, и живу я в родном посёлке Гидростроитель, на своей земле, а раз дадено это Богом, что я могу писать стихи, рассказы, и что прочитал я всего Достоевского, Шолохова, Белова, Астафьева, Шукшина, Распутина, Абрамова… Словом есть, что рассказать в школах детям. При разных обстоятельствах каждый раз напрашиваюсь, чтобы выступить перед учениками. Вижу я живой интерес именно к живому слову.

Недавно меня пригласили в центральную библиотеку, и я вновь здоровался с солнышком центрального Братска. Ко Дню рождения детского писателя Геннадия Павловича Михасенко замечательный библиотекарь Оксана Константинова, организовала встречу. Был шестой класс, рассказал детям, что, когда обнаружил, что могилка писателя была не убрана. Тогда я, вооружившись нехитрым инструментом, пошёл на погост. По дороге окружили меня большие собаки, я было испугался, но слава Богу, всё обошлось. Прибравшись на могилке, обратил внимание на серые тучи, которые были непроглядными, и даже страшными.

Вдруг на короткий момент выглянуло солнышко. Вмиг стало хорошо на душе, но Боже! Как же всегда долго ждёшь таких моментов жизни! Гляжу, слушают внимательно. Но как заинтересовать-то их, ведь они все так мало читают, ух как катастрофически мало. И вот придумал я такой случай, рассказываю:

«Ребята в современном мире, многие могут попасть за границу. Так вот одного шестиклассника родители увезли во Францию отдыхать. Его сверстники французы, узнав, откуда он, попросили рассказать о детском писателе Геннадии Михасенко. Они, как, оказалось, перечитали несколько книг знаменитого братчанина. Тот шестиклассник, ничего не знал о Михасенко, и что – то невнятное лепетал. А по приезде в Братск, пошёл я в библиотеку, да и перечитал всего Михасенко». Гляжу, дети-то заинтересовались.

Кстати, о том, что Геннадия Михасенко читают во Франции, я узнал от одного профессора. И когда Оксана подарила четырёхтомник Михасенко этому классу, к нашей немалой радости, книги быстро расхватали. Рассказал ребятам о знаменитом нашем писателе – фронтовике, Иннокентии Захаровиче Черемных, который брал в плен адъютанта, Фельдмаршала Паулюса, и написал книгу «Разведчики», и ряд других книг, которые выходили в Москве тиражом в сто тысяч экземпляров. О друге воине – афганце Андрее Орлове, который ценой своей жизни спас своих товарищей. Вернулся домой уставший, (и вот радость!), оказалось, что главный редактор журнала «Истоки», мой друг Сергей Тимофеевич Прохоров, разместил мою статью, о приезде в наш Братск, Анатолия Григорьевича Байбородина.

Вот я сообщаю об этом по электронной почте Анатолию Григорьевичу, в ответ: «Спаси Бог, Брат». Журнал «Истоки», издаётся на бумаге, публикуется и на сайте «Журнальный мир», и там есть уже несколько моих публикаций, поверите ли, добрые люди, всё это ответственно и серьёзно, ведь у каждого из нас болит душа о России. «Пресвятая Богородица, моли Бога, о Богом хранимой стране нашей России, обо всех православных христианах. Аминь.

Прошло ещё какое – то время, иду на репетицию, и вижу медленно поднимающуюся по ступенькам, нашу солистку, ветерана народного хора «Русское поле», Екатерину Андреевну Сизову. Догоняю её, а она мне с ходу:

— «Вот Толик, иду о тебе вспоминаю, сколько ты в хор ходишь». Отвечаю:

— «А что Катя думать, при Александре Васильевиче Корсанове двенадцать лет, да теперь без него с другими руководителями, лет пять или больше».

Заходим в клуб, садимся с Катериной на мягкие сидения, разговариваем о жизни, и дожидаясь так весь коллектив. Катерина Андреевна рада была услышать, что, находясь на погосте, навестил могилку её старшего сына Вячеслава. Слава Богу, написал я о вас, дорогие мои женщины рассказы, и по этим рассказам были изданы книги, да сыграны спектакли, слава Богу. Эти женщины строили наш легендарный Братск в наисложнейших условиях, для всех нас, наш город Братск – Герой. Герой трудовой Славы.

Радостно мне вспоминать, что благодаря батюшке Андрею Огородникову, мы ездили по деревням Братского района, и я здоровался с солнышками, Озёрного, Карахуна, и многих других сёл и деревень. Теперь мой друг, наш добрый пастырь похоронен возле храма «Всех Святых в земле Российской просиявших», проститься с ним пришёл весь город Братск.

Праведники на протяжении всей истории России, всегда напоминают нам, что есть святое, и учат нас добру. Мне очень повезло в жизни, потому как отец Андрей Огородников был моим другом, духовным учителем, наши поездки по тюрьмам мне не забыть никогда. Великий актёр нашего славного Отечества Всеволод Васильевич Санаев в фильме «Белые росы», разговаривал с Солнышком, и я рад тому, что тоже разговариваю с ним, отчего радость моя огромна, а ещё огромна она и от того, что всем людям на земле, дана такая возможность…

Анатолий Казаков


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика