Вторник, 29.09.2020
Журнал Клаузура

Доверясь терпению бумаги. О книге Дарьи Ильговой «Оригами»

Вышедшая в 2020 году книга молодого поэта Дарьи Ильговой выстроена разделами переходом от темы противостояния «человек-система» (отношения с местом, с родиной, со столицей, с «человейником», как называл мегаполисы  и современный мир вообще философ Александр Зиновьев, с обществом)  к  теме взаимоотношений  «человек-человек» (создание семьи, личные отношения и т.п.). Более социальным стихотворениям, близким к темам гражданской лирики, наследуют место на страницах тексты интимной любовной направленности, которые не менее интересны – в них лишь теряется больше связь с предшествующим и окружающим. Даже в лексике. Меньше отсылок к известным книгам, к примеру. Первый раздел книге вообще взял название «Вино из одуванчиков» став тёзкой знаменитой книги Рэя Брэдбери. Другой раздел назван «Реквием», что также напоминает об известных работах в музыке (Моцарт) и поэзии (Анна Ахматова). Через всю книгу проходит если и не «Нерв» (первый официальный сборник Владимира Высоцкого), то неравнодушие, неуспокоенность внутренняя , встревоженность, пробуждённость. Современность, как и прошлая история, трогают автора. Здесь и география присутствует от деревни и окрестностей до Калининграда, Москвы, Берлина.

Тема одиночества, прекрасно сформулированная Юрием Шевчуком («я так мал, а вокруг всё огромное»), не покидает автора во всё время стояния перед глазами читателя строчками.

«А ты один, а ты опять один,

И не с кем разделить хлебов и вин,

А так хотелось.»

Не отсылка ли к плоти и крови Спасителя? Не Евангельский ли мотив?

«Пока пуля летит, тело воздуха прошивая,

Чтоб у спины, не дрогнув, закончить путь,

Мне остаётся вера, что я живая.

Вера в осечку. Вера во что-нибудь.»

Здесь очевидна не «скорбь иудея» Христа (по Ницше), но тоска, если не по Богу, то религиозному чувству, его возможности.

Вообще поэзия Дарьи Ильговой – это поэзия ухода от разочарования, поэзия в поисках и утверждении смысла, необходимости самой жизни, её продолжения. Стихи, уводящие в страхе пустоты от неё. Тексты с боязнью опустошённости, потери цели, смысла (высокого или даже высшего). Отдаление от абсурда действительности, преодоление кризиса, (не) однажды случившегося, возможно, — всё это чувствуется, слышится в сборнике, его интонациях. Формулирует себя сам автор просьбой: «Позволь спастись!»

Писатель здесь – свидетель и очевидец. На этих страницах «тонут толпы людей» в метро. Более того, они «обречены тонуть» в то самое время, когда «вокруг красивая, тёплая летняя ночь». Припомнилось сразу: «было тихо, как в кино, когда ждёт западня» (Борис Гребенщиков, «Капитан Воронин»).

В своём сегодня поэт пишет:

«Нет, не хочу собирать сейчас по осколкам.

Нет, не хочу поворачивать время вспять».

И Лермонтов цитатой тут как тут: «и не жаль мне прошлого ничуть». Чувствуете интонационную и смысловую схожесть?

В самых резких из свода очень интеллигентных текстов автор заявляет: «но не умею я молчать о главном».

«И страшно в этом водовороте

Людских страстей

Любить, быть верным своей природе,

Растить детей.

Вот оттого мы так беспощадно

Летим на дно.

Да так и надо, Да ну и ладно,

И всё равно.»

Комментируя и приговаривая современников, Дарья Алексеевна констатирует: «и жизнь мала нам, как ты ни старайся». Но прекрасно, что автор продолжает «говорить из последних слов».

Не забыты писательницей и предки. Об ушедших и себе она замечает:

«но тишина обрушится в ответ,

Когда они посмотрят мне вослед,

Посмотрят на меня, не узнавая».

Об участи собратьев по перу, которым так хотел «потрафить» Булат Шалвович Окуджава, сказано так:

«Словно птичка в клетке: и пользы не принесёт,

И отпустить дрогнет Его рука.

Ей тревожно и тесно. Всё же она поёт.

Звонко поёт. И песня её легка.»

И всё же эта книга не даёт отчаяться – она утверждает многие радости, необходимости, нужности:

«Пока уходит сердце в пятки,

Дрожит душа –

Идти, как будто всё в порядке,

За шагом шаг.»

Откуда у молодого автора столько продуманного? Очевидно, вынесено, взято это из скитаний, где «год идёт за три». В отдалении от детства и тепла родного дома поэт помнит,

«что чужой порог далёк, и высок, и крут,

Что нигде, кроме дома, не любят нас и не ждут».

И всё-таки «зовёт нас путь, подгоняет ночи тень», по словам Андрея Макаревича, и потому пусть дорога автора будет долгой, счастливой и полной стихами, которые мне, как и другим почитателям таланта Дарьи Ильговой, всегда интересно и приятно читать.

Сергей Уткин

Ильгова Дарья Алексеевна,

«Оригами», стихотворения,

М., издательство «У Никитских ворот»,

2020 г., 88 стр.

 


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика