Вторник, 29.09.2020
Журнал Клаузура

Сентиментальное путешествие в тревожное будущее

«Жить людям мешают на свете две вещи — они сами и их сомнения» 

Из романа

Елена Сазанович написала удивительно актуальный, загадочный и пророческий роман. Роман-предостережение, в котором проблемы ближайшего будущего проявляются в виде реалий тревожного настоящего. И если раньше в когда-то популярной песне речь шла о тревожной молодости, словно утверждая, что все тревоги остались в прошедшем времени, а будущее по определению должно быть светлым, то сегодня уже прошлое видится каким-то посветлевшим, а будущее (да и настоящее) – весьма тревожно-мрачным.

«Работа у нас простая, работа наша такая — жила бы страна родная, и нету других забот. Пускай нам с тобой обоим беда грозит за бедою. Но дружбу мою с тобою одна только смерть возьмёт. И снег, и ветер, и звёзд ночной полёт. Меня моё сердце в тревожную даль зовёт».

Тревожная даль в романе (как в жизни) – рядом, и чувство тревоги по мере развития событий только нарастает. А ведь герой повествования – представитель самой мирной и милосердной профессии. Он врач, которого друзья, любя, называют Гиппократом (в этом имени счастливо соединились и его инициалы, и человеческая сущность – доктора от Бога, который не может изменить клятве великого Целителя, данной в юности раз и навсегда). Но тревоги одолевают его со всех сторон – тут и не сложившаяся семейная жизнь, которая, к тому же, поначалу балансирует на грани нищеты (районная поликлиника далека от стандартов богатой жизни). А затем, когда он, благодаря поддержке старого институтского друга, становится доктором в престижной и дорогой частной клинике, его начинают преследовать сомнения в честности и непредвзятости лечебного процесса в этом, как выяснилось, совсем небезопасном раю для состоятельных пациентов. Некоторые из них совершенно неожиданно умирают после банальных операций, казалось бы, не угрожавших ни здоровью, ни, тем более, жизни. Роман, в котором сюжетные линии раздваиваются и меняют направление, а многоплановость и внутренний контекст дают обильную пищу для размышлений и догадок, очаровывает мастерской словесной вязью. А когда героя неожиданно настигает полузабытое чувство влюбленности к симпатичной пациентке, столь же неожиданно обретает детективное звучание. Отчего погибают вполне благополучные больные, что означает таинственный список, в котором напротив фамилий каждого пациента клиники кто-то поставил «плюс» или «минус»… Вместе с обаятельной пациенткой, которую зовут Ядвига, но сама себя она называет сокращенно и настораживающе Ягой, они начинают самодеятельное расследование, которое не остается незамеченным тайными «распорядителями жизни и смерти». Учитывая, что рядом с Гиппократом в памяти бывшая жена Рая и медсестра Ада, переплетение судеб выглядит сказочно-мистическим.

«…Рай для Раи. И ад для Ады. Как же всё прямолинейно, даже топорно. И, тем не менее, всё это – правда. Потому что правды бывают всякие. Даже топорные. Ада и Рая никогда бы не ужились в одном пространстве. Как и в одном времени. Даже если пространство и время – понятия эфемерные. По Канту… Хватит! Какое мне дело до Канта. Эфемерность – это его прерогатива. Его тема. Я эту тему вылечить никогда не сумею… И его корона мне не нужна. Как и ничья другая. Мне на жизнь хватит Раи. И Ады…»

О короне, оседлавшей вирус, речь в романе не идет (всё же, он был написан до наступления эпохи карантина), Но о болезнях, способных уничтожить «города и страны, параллели и меридианы»,  говорится серьезно и основательно. Как с точки зрения врача, так и, выражая мнение тех, кто вершит события и судьбы.

«Самый легкий и безнаказанный способ убить – убить в больнице. Ведь когда нет войны, это не значит, что её нет… И пока есть добро и зло – война вряд ли закончится. Каждый человек на учёте. С помощью компьютеров это вообще несложно… Учитывать человека. Его характер, привычки, его мысли, идеи, поступки. И, безусловно, его болезни. Ведь, практически каждый человек не вполне здоров или попросту болен….

Современные болезни, изобретенные в лабораториях, типа самого простого СПИДА, современные навязанные болезни типа свиного или птичьего гриппа, современные техногенные недуги – на поверку легко вылечиваются. Кто изобрел инфекцию, вирус, образно говоря – яд, тот изобрел и противоядие. Но эта информация доступна лишь избранным! Простой мир этим противоядием не обладает. Потому простые смертные вынуждены умирать».

Шаг за шагом подбираясь к тайне загадочных смертей, герои постоянно ощущают, что каждое их действие находится под неустанным наблюдением таинственной и могучей силы. Было понятно, что это не маньяк-одиночка, а некая почти всесильная организация, встреча с представителем которой, в конце концов, состоялась. Гиппократ, ожидавший самого худшего исхода, неожиданно получает предложение отправиться на некий остров для прохождения необычных курсов, на которых слушателей учат реализовывать на практике идеи управления миром. А они сводятся к избавлению любыми путями от «лишнего населения» Земли. Методы решения поставленной задачи – самые разнообразно-гестаповские. У каждой группы обучающихся – свои. И тут роман уже более похож на реалистический в своей фантастике триллер. Куратор организации подробно и в деталях представляет и объясняет грандиозную суть планируемых «реформ» жизни на планете.

«…Гениально придумано! Распространение страха! Не успел очухаться от страха самолётопадений – тут же взорванные трамвайчики в разных частях света, взрывы в шахтах… Школьники стреляют в своих одноклассников в разных частях света. И пожары, и наводнения, и ураганы… Словно кто-то стоит перед картой и – как в игре дартс – бросает в неё стрелы. Куда попадёт – там и трагедия… И главное – никто не видит врага. Во всем виноваты климатические и техногенные катастрофы! Или случайности.  Самая страшная война – необъявленная. И Левитан её больше не объявит! Просто Левитанов больше не существует! Война, у которой нет врага. Он есть, но  никто не земном шаре до него не доберется.… Останется миллиард нормальных людей. Золотой миллиард. Количество людей, которые и спасут планету. А остальные должны погибнуть. Здесь же речь о спасении не отдельной страны, а всего мира! Мы мирным путем уберем неугодных. Это в некоторой степени можно назвать уборкой планеты. Кстати, она давно нуждается в генеральной уборке».

Согласитесь, актуально и жизненно. Самолеты падают, вирус убивает, школьники стреляют, катастрофы, землетрясения, наводнения, цунами случаются всё чаще и чаще. С пугающим постоянством, и всё – непостижимо уму. И на традиционные вопросы «Как?», «Зачем?», «Почему?» — нет ответов. Вернее, их нет для непосвященных, которые наблюдают за происходящим с изумлением и озадаченностью, непониманием и вполне понятным страхом. Случайно или не случайно всё то, что попадает в разряд катастроф, аварий, эпидемий, военных конфликтов? И если не случайно, то кто это всё придумывает, реализует, организует? И главное – кому это выгодно? Куратор, словно заглядывая в недалекое будущее, обещает полный контроль над личностью, над передвижениями и даже мыслями.

«…Безусловно, будет видеонаблюдение, контроль. Но исключительно для вашей безопасности. — А разве в мире не существует видеонаблюдения? В магазинах, офисах, метро, трамваях, банках… Даже на улицах. Весь мир – под видеонаблюдением. Потому что мир как никогда небезопасен… И мы все – маленькие люди под большим наблюдением».

В чем магия и волшебство настоящего искусства? В таланте, стильности, неподражаемости, умении увлечь, поверить, задуматься… Но, на мой взгляд, в первую очередь, в способности предвидеть и рассказать о том, что скрыто для миллионов глаз и всеобщего понимания, рассказать честно, непредвзято, спокойно, пролить свет в ту темноту, которая не любит света и особенно людей, задающих вопросы о свете и тьме, правде и лжи, справедливости и её отсутствии. Не любит идеалистов, которые мешают оболваниванию, росту дремучести и равнодушия, того самого «пофигизма», чей девиз «моя хата с краю, я как все, не трогайте меня, а на остальное – наплевать». Не замечать, не мучиться вопросами, не повторять – «страна, вина, война». А говорить на «чёрное» — «белёсое», выглядывая тихо из окна. Не выделяться даже в грязном месиве, быть с краю – не на взлётной полосе, оправдывать любое мракобесие. И быть, как все, как все, как все…

Думающие, грамотные, неравнодушные – опасны. И потому против них – главный удар. Этого не скрывают ни куратор, ни преподаватель курсов, страшный в своих откровениях, самовлюбленный,  откровенно презирающий всех слушателей, но строго требующий бездумного и восторженного послушания. Самодовольного, без сострадания, милосердия и сочувствия.

«…Вера, мечты и чувства нарушают правильный ход жизни. Дестабилизируют, демобилизуют личность. Культура, искусство должны играть на стороне прагматиков. Проще говоря, служить не чувствам, а смеху…  А эти губительные призывы идеалистиков: помоги ближнему, спаси ближнего, поделись с ближним!.. Губительный абсурд… Помоги себе, спаси себя, полюби себя. И тогда всё встанет на свои места. Вернее, всё останется на месте… Все – в расчете уже при рождении. И у каждого — свой счет. …Сегодня гестапо рядится в костюмы и галстуки. Ратует за счастье мира. Которое возможно лишь без идей и идеалистов. Примешивает в продукты и лекарства наркотики. Чтобы создать недочеловеков… И войны не надо… Люди с мыслями задают слишком много вопросов. В том числе – во имя чего всё? Поэтому мы создаем искусство меры. Слишком высоко – значит плохо! Лучше всего – среднее искусство. Нужна предсказуемая культура! И её предсказуемые служители. Они легче всего продаются и предаются, продают и предают. Должно существовать плохое и очень плохое. Только таков и должен быть выбор у массы».

Судя по всему, именно такой выбор и предлагается большинству жителей Земли. Вместо познавательных, интеллигентных, культурных телепередач, воспитывающих душу и интеллект, – основное место в сетке вещания почти всех каналов занимают либо не смешные, но натужно смешащие, либо перебирающие чужое грязное белье и заглядывающие в замочную скважину, либо крикливо спорящие ни о чем, где обязательно нужно переспорить, перезлорадствовать. Идет нормальный процесс расчеловечивания, чтобы потом убивать было не жалко. «А радио говорило и даже предупреждало: настанет время дебилов. Хотя их всегда хватало». Оно потихоньку наступает, это время. И фильмы (чаще сериалы) тоже этому времени соответствуют. Они действительно в большинстве своем бездарные, лживые и пустые. Средненькие, как наставляют те, кто заказывают всё это – музыку, в которой главное не музыка (её там зачастую и нет), а позолоченные шорты на полуголых исполнителях, а также все остальные атрибуты эпохи развлечений. Продаётся злорадство и лесть, в пятнах сплетен  чужое бельё… Не в чести у торгующих честь. Вот и всё. Остальное – враньё. Главное – не думать, не заморачиваться, не париться… А таланты пусть подстраиваются под выбор миллионов. Или… «…Давить таланты! Калечить их судьбы! Всеми способами, всеми путями! Начиная с провинциальных журналов и заканчивая большими театрами! Все средства хороши. Кого – споить. Кого – посадить на иглу. Кого – женить на ком нужно. Кому – подсунуть нужную любовницу или любовника! У кого – отнять ребенка! Кого – публично опозорить! Кого – финансово разорить! Кого – пустить на панель или в подворотню! Нужен мир смиренный и не слишком умный. Гении, и таланты не будут рождаться — их будут назначать!» 

Их уже и сейчас назначают. А ухмыляющиеся кураторы снисходительно подсказывают пляшуще-жующей, довольно-недовольной биомассе, «что такое хорошо, а что такое плохо» в условиях предсказуемого веселья и регулируемых протестов. Хорошо быть богатым, это главное, и ради этого можно всё. И ещё главное – не замечать того, что замечать не рекомендовано, одобрять то, что велено. И пусть где-то кто-то корчится в муках – посмеяться над ним, мол, так ему и надо. Ибо не надо быть не таким, как все… «Во главе угла — материальное благополучие. Тяга к нему помогает осчастливить человечество. Совесть и память – вот две главные вещи, которые мешают человеку жить… Мир поделен не на плохих и хороших. А на плохих и менее плохих. На злых и менее злых. На жадных и менее жадных. Победа золотого миллиарда произойдет гораздо быстрее, чем вы думаете. На каждом месте будет стоять человек, который нужен нам. От министра до санитарки. От водителя автобуса до депутата. И неважно, как будет называться государство, какие политические и общественные силы будут в нем. Патриоты, демократы, социалисты, либералы, националисты, — они все будут одним миром мазаны. Нашим. Они все пройдут помазание наше. И у всех их души будут проданы. И куплены.  Безвозвратно…»

Проданы… Преданы… Куплены… Обездушены… Правда, не всё так просто даже в романе. Там среди, казалось бы, уже продавших душу слушателей секретных курсов находятся те, кто неожиданно начинают препятствовать злу, которое, словно чудище,  «обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй». И, несмотря на свою всесильность, зло не всегда готово противостоять добру, ибо не верит в саму возможность сопротивления, когда все, вроде, куплены… Не буду рассказывать, чем окончится это сентиментальное путешествие в недалекое и тревожное будущее, в котором не только страх определяет итог событий, но и любовь, и дружба, невзирая ни на что. Не буду, потому что тогда читать будет неинтересно. А я от души рекомендую для чтения эту талантливую, честную и, в чем-то пророческую книгу. Сбудутся пророчества или нет, покажет время. И, хоть в малой степени, но это зависит от всех нас тоже.

Понимаешь, какие дела – пахнут кровью чужие пророчества. Хочет светлой прикинуться мгла, А вот свету быть мглою не хочется. Понимаешь, забытые сны, возвращаясь, не ведают промаха. Мгла становится тенью войны, и витает над ней запах пороха…

Владимир Спектор

Елена САЗАНОВИЧ

«УБИТЬ ГИППОКРАТА»,

313 стр.

Международный литературный портал «Свой Вариант»,

2020 год.


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика