Вторник, 29.09.2020
Журнал Клаузура

Возвращаясь к Валентину Распутину

Однажды в правлении Союза писателей России на Комсомольском проспекте, 13 проходило обсуждение новой повести известного прозаика Валентина Григорьевича Распутина «Дочь Ивана, мать Ивана». Патриотические литературные и читательские круги уже давно хотели услышать художественное слово Валентина Григорьевича, выступавшего в последнее время в основном и редко, и какими-то небольшими и малохудожественными произведениями — публицистическими статьями или рассказиками. И вот — полновесная художественная повесть, опубликованная в 2003 году в журналах «Сибирь» и «Наш современник».

Первое, чего нельзя не заметить в новом произведении Распутина — это его откровенная сюжетная перекличка с нашумевшим ранее фильмом Станислава Говорухина[1] «Ворошиловский стрелок», в котором трое отморозков насилуют чистую и невинную школьницу, а затем преспокойно откупаются от суда и продолжают на глазах у всего городка свои циничные пиршества. Видя бездействие и бессилие нашего правосудия, дед оскорблённой девушки покупает на чёрном рынке снайперскую винтовку и сам выносит приговор подонкам…

Примерно то же происходит и в повести Валентина Распутина, только здесь за поруганную честь дочери мстит мать, которая изготавливает из ружья обрез и, видя, как суд собирается отпустить насильника на свободу, осуществляет над ним заслуженную кару. Однако, как это всегда и бывает у Распутина, повесть его растекается гораздо шире обозначенного сюжета и заставляет думать не только о сути произошедшего с героиней, но и о том, что происходит со всем русским народом. Ведь если в фильме Говорухина всё чётко поделено на «чёрное» и «белое», то в повести Распутина всё уже далеко не так просто и однозначно. Да, его Светка подверглась грубому насилию со стороны азербайджанского торговца, но ведь незадолго до этого она сама бросила школу и, окончив какие-то курсы, пыталась устроиться работать на рынок. Она ведь и со своим насильником поехала с той целью, чтобы он её устроил на работу к своему брату. И что — она или её мать не понимали, что рано или поздно ей придется лечь под кого-нибудь из кавказцев, как это делают практически все работающие на наших рынках женщины, боящиеся потерять своё место на лотке или в палатке? Ведь практически все российские рынки уже давно и прочно принадлежат «лицам кавказской национальности», которые осознают себя на нашей земле хозяевами, однако до тех пор, пока беда не коснётся кого-нибудь из нас лично, никто их не стреляет… В том-то и заключается принципиальная разница между фильмом Говорухина и повестью Распутина, что насилие в «Ворошиловском стрелке» носит, так сказать, разовый характер — обладание девушкой необходимо пьяным подонкам только сейчас, в данный момент, и после удовлетворения своих животных потребностей она им становится абсолютно без надобности, тогда как изнасиловавший Светку азер в повести «Дочь Ивана, мать Ивана» и не думает её утром отпускать, требуя, чтобы она родила ему сына, и вообще, относясь к ней уже как к своей собственности. Это и есть та самая характерная черта, которую подметил в сегодняшних «хозяевах жизни» Распутин: всё, к чему прикасается грязная лапа торгаша, превращается в его собственность — рынок, женщина, власть, Россия…

Надо заметить, что в повести Валентина Григорьевича вообще очень много символики. Символично уже само её название — «Дочь Ивана, мать Ивана», восходящее к тому же принципу, который мы видим и в приводимом евангелистом Матфеем родословии Иисуса Христа: «Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его», — и так далее. Стремление вписать героев своего повествования в хронологию Большой Истории — это черта, характерная как для авторов Библии, так и для древнерусских летописцев, и, давая своей повести название «Дочь Ивана, мать Ивана», Валентин Распутин как раз и пытается показать этим неразрывную цепь продолжения человеческого рода, беспрерывный процесс бытия и одновременно с этим — роль своей героини в этом процессе.

Затем: необычайно жаркий весенний день в повести Распутина не может не напомнить нам собой другой необычайно жаркий весенний день, описанный в романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» — и эта перекличка, подчеркивание этой необыкновенной жары, её акцентирование писателями кажется отнюдь не случайностью, так как жар — это не что иное, как символ ада, и авторы как бы сразу настраивают нас на то, что нас впереди ожидает встреча с представителями этого инфернального места. И действительно — то, что случается далее, ничем иным, как бесовщиной, назвать нельзя, причём это касается не только событий романа Булгакова, но и того, что совершается в повести Распутина. Разве надругательство над чистотой — это не есть дело рук беса?..

Самое страшное в повести Валентина Распутина — то, что мы должны быть чуть ли не благодарны насильнику Светланы, так как только прямое надругательство над девочкой оказалось способным разбудить в её матери (да и в нас самих) чувство протеста против засилья чужеземцев в России и попрания ими всех основ нашей жизни. Если бы этого не случилось, все так бы и продолжали спать, терпя воцарение кавказцев…

Жаль только, что повесть Валентина Григорьевича написана несколько длинновато и от этого кажется довольно-таки статичной и немного скучной — из-за этого она очень сильно проигрывает фильму Говорухина, да и вообще немного выпадает из того, что называется современной литературой.

***

В одном из очередных номеров «Дня литературы» напечатан мой обзор последних литературных журналов, но, к сожалению, он оказался немного подсокращённым, и при этом не вошла именно та часть, где я говорю о рассказе Валентина Распутина «В непогоду». Хотя я-то как раз больше всего и хотел высказаться именно по поводу этого рассказа! И вовсе не потому, что Распутина нельзя обойти молчанием по причине его известности, а потому, что этот небольшой рассказец просто-таки требует, чтобы о нём было прилюдно проговорено. Ибо Распутина нельзя читать как любого другого автора (и я особенно отчётливо понял это после прочтения его повести «Пожар», в которой до деталей оказалось предсказано всё то, что происходило потом на Чернобыльской АЭС, а несколько позже и по всей России) — поскольку он уже давно, сам того, может быть, даже не ведая, пишет не рассказы, а главы некоего Русского Откровения, в своеобразной притчевой форме показывающие, что нас ожидает в нашем шествии сквозь Историю. Поэтому и рассказ «В непогоду» нельзя воспринимать как очередное описание увиденного писателем бурана (да мало ли мы читали подобных описаний, чтоб нас ещё можно было этим удивить?), поскольку в нём описана не столько метеорологическая, сколько, я бы сказал, астрологическая картина, показывающая, что происходит с нашим Отечеством сегодня, и что его ожидает в его футурологическом завтра. Да — сегодня на нашу Родину обрушилась страшная мировоззренческая буря: она с треском ломает дубы нашей традиционной культуры и духовности, расшатывает наши хлипкие идеологические и экономические жилища и, как говорит одна из героинь распутинского рассказа, «так и норовит тебя сдуть с земли», но пройдёт ещё какое-то время, и однажды утром…

«Утром, когда я очнулся и выглянул в окно, весь мир был укутан в снег и тишину. Всё было погребено под удивительно белым и чистым, в застывших волнах, снегом. Как будто ничего и не было, как приблазнилось от болезненных дум…»

Белое и чистое — это краски Святой Руси, которая, слава Богу, никуда не исчезла, а просто пока что не видна нам за заслонившим всю жизненную перспективу ураганом. Верить в неё и стремиться дожить до неё, не осквернив свою душу унынием и забвением дарованных нам ранее свыше символов прекрасного — этому-то как раз и учил (и продолжает учить!) своего читателя таким простым с виду рассказом как «В непогоду» Валентин Григорьевич Распутин.

***

…А 23 мая 2004 года в городе Орле состоялся XII съезд Союза писателей России, от которого у меня сильнее всего запомнилось только несколько слов из довольно горькой речи Валентина Григорьевича Распутина, с откровенной болью произнёсшего, что уже…

…«никогда не вернётся золотой век русской литературы, да и серебряный тоже… Будет другая литература… И писать нам надо так, чтобы нас не могли не читать…»

Николай Переяслов

На фото: Валентин Распутин и Николай Переяслов

[1] — Известный кинорежиссёр, депутат, общественный деятель. (Умер 14 июня 2018 года.)


комментария 3

  1. Александр Зиновьев

    Вот это!? «Что происходит со всем русским народом?» и есть какая-то дичайшая слякотная, вонючая действительность! Куда ни ткни, в кого не попади — всё криво-косо, всё без чести Совести, всё наталкивает на мысль, что пошлость и подлость самая живая часть русского мира!

  2. Анатолий Казаков

    Полностью согласен с Александром. Когда по моим рассказам был поставлен спектакль «Мы родом из Братска», то пришли на спектакль именно простые русские люди, все твердили одно, что по телевизору такого не увидишь. ..

  3. Александр

    Кого сильно так тронет откровение писателя , как не простого русского человека.Но вырождается этот человек. На смену ему приходят те, кто вписался в рынок.Те , кто главным мерилом всей жизни ставит деньги.Но долго ли так продержится Россия. Нет. Погибнет она без настоящих основ.Мы уже не видим на экранах ни социальных драм, ни настоящей жизненной литературы, ни хороших, трогающих за душу, постановок в театрах. Что это? Нравственный упадок. Именно. И самое страшное, что он кому-то выгоден.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика