Пятница, 14.05.2021
Журнал Клаузура

Фернандо Пессоа — загадочный и многоликий

Фернандо Пессоа и его книга «Послание»

Поэма «Послание» — сборник из 44 стихотворений известного португальского поэта-модерниста Фернандо Пессоа (1888-1935) был издан в 1934 г. и получил премию Антеру Кентала в номинации «Поэма. Поэтический сборник» Национальной Секретарии Информации, которую Возглавлял Антонио Ферро — издатель литературного журнала «Орфей» (1915 г.), редактором которого был Ф. Пессоа. «Послание» было опубликовано за год до смерти автора. Оно посвящено разным историческим эпохам: созданию Португальского государства, его достижениям в эпоху Великих географических открытий XV-XVI вв. и попытке объяснить взлёт духа португальской нации в прошлом и декаденсию современной эпохи. Поэт верил, что духовное возрождение страны можно достичь, превознося культурно-исторические ценности нации. Первоначальным названием сборника было «Португалия», но по совету друга — Да Куньа Диаша — Пессоа изменил название. «Послание» — «Mensagem», согласно латинскому выражению: Mens agitat molem», то есть: «Дух движет (оживляет) материю». Эта фраза из «Энеиды» Вергилия, была произнесена персонажем поэмы — Анкизисом, когда он объясняет Энею систему устройства Вселенной. Анкизис говорит о существовании универсального начала, откуда появляются все живые существа. Но Пессоа употребляет эту фразу в более широком смысле: «Дух — созидатель всего». Как известно, Пессоа писал стихи не только от своего имени, он создавал воображаемых поэтов. Он называл их «гетеронимы» — совершенно независимые личности, каждая из которых обладала своей судьбой, образом мыслей, характером, особой, оригинальной поэтической манерой и стилем. Таким образом, Фернандо Пессоа был многоликим поэтом, у него было несколько гетеронимов. Сама его фамилия — «Пессоа» — значит «личность». Однако, поэма «Послание» — произведение, написанное от лица самого Пессоа и подписано его настоящим именем. Сам поэт в письме к А.К.Монтейро от 13 января 1935 г. писал, что «Послание» — первый сборник, который он сумел составить в законченном виде. В письме 1932 г. к своему биографу Ж.Г. Симоэншу, Пессоа пишет, что сначала собирался опубликовать «Послание», а потом — поэтическую прозу своего полу-гетеронима Бернардо Суареша — «Книга Неуспокоенности». Публикация сборника «Послание» в 1934 г. была приурочена к празднованию дня Реставрации Независимости — восстановлению независимости Португалии от испанской короны 1 декабря 1640 года и её государственного суверенитета.

Следуя традиции Луиса Камоэнса, написавшего эпическую поэму — морскую эпопею Португалии — «Лузиадаш», Ф.Пессоа облекает идею прославления подвига португальского народа в мифологическую форму. Кроме того, в произведении «Послание» прослеживается традиция провансальских трубадуров,  которой был верен известный португальский поэт — король Д.Диниш (1261-1325).

Центральная тема «Послания» — легенда о молодом короле Д.Себастьяне (1554-?), пропавшем без вести в 1578 г. в битве при Алкасер-Кибир, в Марокко, и превращённом народной молвой в героя-спасителя Португалии, который, как верили люди, появится однажды из туманной мглы на португальской земле и защитит простой народ от несправедливости и угнетения. Пессоа, верный традиции рыцарей Круглого Стола, отождествляет молодого набожного короля Д.Себастьяна с рыцарем Галахадом, отправившимся на поиски Святого Грааля с чудесным мечом Эскалибуром:

Долгожданный

Где бы ты ни был — между тенями,

В ложных преданьях, в мечтах о тебе,

Небытие ты покинешь и с нами

Выйдешь из мрака — к новой судьбе.

 

О, Галахад, появись, и отчизна

Вместе с тобой испытанья пройдёт,

К новому Свету божественной жизни

Твой покаянный восстанет народ.

 

Меч вознеси свой, о, Труженик Мира, —

Эскалибура волшебную сталь,

Чтоб в нераздельном пространстве эфира

Свет твой явился — Священный Грааль!

Другой герой португальского народа — полководец Нуно Алвареш Перейра (1360-1431), выйгравший битву при Алжубарроте в 1385 году и освободивший Португалию от угрозы испанского завоевания, также представлен в образе одного из рыцарей Святого Грааля, посвящённого в этот орден легендарным королём Артуром, с которым ассоциируется образ Великого Магистра религиозного Ордена Христа — короля Д.Жуана I Авиша, которому Нуно Алвареш Перейра помог прийти к власти.

Нуно Алвареш Перейра

Вижу я свет твоего ореола!

Воздух пронзая, как солнечный луч,

Меч твой по кругу летает тяжёлый,

Молнией яркой сверкнув из-за туч.

 

— Чей этот меч в излучении аур —

Благословенный Эскалибур?

— Кто посвятил тебя в рыцари Славы?

— Рыцарь Святого Грааля — Артур!

Идея мессианства — «себастьянизм» — владела многими поколениями португальских писателей. Ей следовал народный поэт Гонсало Аннеш Бандарра (1500-1556) из городка Транкозо, толковавший Библию на свой лад и писавший предсказания в форме лаконичных четверостиший — тров. Тровы исполняли народные певцы — тровадоры (трубадуры) в средневековом Провансе и Лангедоке, на юге Франции. Они были известны и на Пиренейском полуострове. «Трова, — говорил Ф.Пессоа — это ваза с цветами, которую народ ставит на окно своего дома». Валдир Невес писал: «Трова — искусство заключать бесконечность в песчинку». Инквизиция запретила Гонсало Бандарре писать предсказания в стихах и интерпретировать библейские тексты, так как это считалось ересью.

Бандарра

Мечтатель — безвестный и одинокий,

Империя Духа — мираж твоих грёз…

Непостижим, как Вселенной пророки,

Простолюдин, как Христос.

 

Ты не был героем, апостолом не был,

Но сердце святое тебе послали

Ангелы португальского Неба,

Твоей душе — Португалии…

Идею «себастьянизма» возродил Ф.Пессоа в поэме «Послание», как и идею о создании Пятой Империи — духовного возрождения Португалии. Этим идеям посвящены проповеди падре Антонио Виейры (1608-1697) — писателя-гуманиста и проповедника, миссионера и дипломата эпохи барокко, чьё творчество повлияло на Ф.Пессоа. Падре Антонио Виейра жил среди индейцев Бразилии, защищал их право на жизнь, боролся против эксплуатации и рабства. Он также защищал «новых христиан», критиковал инквизицию. В 1659 г. А. Виейра написал трактат, в котором выражал надежду на построение Пятой Империи — Империи Мира, где Португалии отводилась роль духовного лидера. Падре Антонио Виейра был заключен инквизицией за свои проповеди «Ключи пророков», «Пятая Империя», «История будущего», считавшиеся еретическими. Личность и труды Антонио Виейры оставили глубокий след в бразильской и португальской литературе. Пессоа посвятил ему стихотворение в книге «Послание»:

Антонио Виейра

Звезда голубая, зари предтеча,

Чья слава сияет в веках,

В Империи португальской речи —

Небесный свет маяка!

 

В пространстве безбрежном твоих размышлений

Сияет луна сквозь туман —

В созвездии образов и видений —

Король Дон Себастьян.

Поэма «Послание» состоит из трёх частей с вступлением. Каждой из этих частей предшествует эпиграф на латыни. Первая часть — «Герб» — использует различные атрибуты португальского герба и посвящена главным персонажам португальской истории. Вторая часть — «Португальское море» — относит читателя к эпохе Великих географических открытий, оживляя в памяти таких её деятелей, как инфант Д.Энрике (Генрих Мореплаватель), Вашко да Гама, Фернан де Магальяэш (Фернандо Магеллан)… И наконец, третья часть поэмы посвящена королю Д.Себастьяну — «Окутанному туманом», чей образ набожного юного короля, отдавшего жизнь за честь Португалии, перерос реальность и превратился в мессианский символ защитника и освободителя народа от угнетения. Король Д.Себастьян не оставил наследника, и Португалия перешла в 1580 году под управление испанского короля Д.Филиппа, так как он был женат на португальской принцессе. Португалия находилась в зависимости от испанской короны 60 лет, и лишь в 1640 году, в результате восстания, был свергнут испанский наместник и восстановлена независимость. Возрождение нации связывают с избранием короля Д.Жуана IV из династии Браганса. Так, в народном сознании после ночной бури пришёл рассвет, а с ним и надежда на будущее. Три части поэмы символизируют три этапа Португальской истории: Зарождение, Расцвет, Упадок и надежду на Возрождение.

I. «Герб» — содержит стихи об образовании нации, её легендарных героях и исторических личностях: среди них — Улисс — мифический основатель Лиссабона, первый король Португалии — Д.Афонсо Энрикеш, короли и королевы, а также герой народного сопротивления римскому нашествию во II в. до н.э. — пастух и охотник — Вириато — Viriato (181 — 139 до н.э.), возглавивший партизанскую войну на Иберийском (Пиренейском) полуострове и вошедший в историю как духовный вождь лузитан — предков португальцев.

Вириато

Если душа себя сохранила,

Значит она жива.

Жив наш род, потому что есть сила

В памяти твоего естества.

 

Нация мы — в ней ты воплотился,

Мы — народ — в нас ты воскрес,

Так Португалии образ родился —

Твоих побегов могучий лес.

 

Твой дух проявлен, как свет холодный,

Предвосхитивший в новый рассвет.

И ждали тебя мы, как утра прихода, —

Восхода, прекрасней которого нет.

Отец нации — король Д.Афонсо Энрикеш, провозгласивший в 1128 году независимость Португалии, — один из главных героев португальской истории:

Д. Афонсо Энрикеш

Отец, ты рыцарем был,

Теперь настал наш черёд.

Снова придай нам сил,

Чтобы идти вперёд!

 

Дай нам своё знаменье —

Новых неверных сечь, —

Меч — как благословенье,

Благословенье — как меч!

Выдающийся португальский деятель конца XIII — начала XIV вв. — король Д. Диниш  (D. Dinis) — поэт, основатель одного из первых в Европе университов (в 1290 г.), реформатор, создатель морского торгового законодательства, строитель многочисленных крепостей — был провозвестником Великих географических открытий. Он велел сажать сосновые рощи в Лерии и в других частях страны, которые послужили материалом для строительства морских судов.

Дон Диниш

«Песни Друга» ты пишешь, пророча, —

Сеятель будущих кораблей,

Слышишь, безмолвье о чём-то бормочет,

Сосны ли это шепчутся ночью,

Словно колосья пшеничных полей…

 

Чистый ручей журчит так звонко,

Ищет путь в океанскую даль,

Песни соснам поёт в потёмках

О том, как вздыхает морская кромка —

Голос земли — о море печаль…

Один из стихов посвящён королеве Доне Филиппе де Ланкастер — супруге короля Д.Жуана I, матери короля Д.Жуана II и его брата — Инфанта Д.Энрике, которые начали исследование берегов Африки и островов  в Антлантическом океане, в XV в..

Дона Филиппа де Ланкастер

Какая тайна лежит в твоём чреве,

Откуда выходят гении?

Какой архангел пришёл к королеве,

Ей возвестить о бремени?

 

Яви нам лик твой — простой и серьёзный,

Принцесса Святого Грааля,

Империи живая роза —

Крёстная Португалии!

II. Вторая часть — «Португальское Море» — посвящена географическим открытиям — морской эпопее и образованию Португальской Империи XVI в.. Одно из стихотворений этой части посвящено Инфанту Дону Энрике (Генриху Мореплавателю), Великому Магистру религиозного Ордена Христа, основателю школы навигаторов и капитанов в Сагреше, вдохновителю и организатору Великих географических открытий: «По воле Бога, по замыслу человека, творение рождается»…

Инфант

Божественной волей, мечтой людскою

Родился образ единой суши,

Объединённой стихией морскою,

В чью ты заглянул бездонную душу.

 

Бежали белые гребни пены —

От островов к континентам — до края Света,

И вдруг — вся Земля открылась мгновенно —

Круглая — в океане лазурного света!

 

Тебе в небеса распахнулись двери,

С моря с тобой нам знаменье послали…

Море сбылось, но распалась Империя…

Боже, пусть состоится теперь Португалия!

В древности люди верили, что за мысом Божадор — на западе Африки — океан обрывается и корабли падают в бездну, поэтому в плавания шли только самые смелые и отчаянные. Португальские рыбаки и мореходы обычно называли океан — морем.

Португальское море

О, море солёное, сколько соли

От слёз португальских в твоём рассоле!

Сколько осталось сирот и вдов,

Когда мы ушли от своих берегов…

Сколько о нас матерей рыдало,

Чтобы ты нашим, о, море, стало!

 

Стоило ль стольких страданий дело?

Да, коли сердце не оскудело!…

Кто мыс Божадор сумел обогнуть,

Тому в бессмертье указан путь…

Море — зеркало вечной бездны,

Но в нём отражается свод небесный!

Одно из стихотворений посвящено известному мореплавателю — Вашко да Гама (1469-1524), который первым из европейцев достиг Индии и благополучно вернулся в Лиссабон. Плавание длилось два года (1497-1499). За свой подвиг Вашко да Гама в представлении Пессоа причислен к лику бессмертных.

Вознесение Вашко да Гама

Боги гневные бурь и гиганты земли

Позабыли вражду, в изумленьи глаза возвели,

Удивлённо взирая, как возносится он в облака,

И молчанье проснулось, и течёт, как волнистых туманов река.

И сначала возникло движенье, а после — явление чуда —

В окруженье громовых раскатов, небесного гуда,

В пляске молний, в грозовом ослепленье клубящихся туч…

А внизу, на земле, в страхе замер пастух, что играл на свирели,

И смотрел зачарованно он, как прорезался молнии луч,

Вскрылась бездна небес, и душа Аргонавта ушла в запределье.

Пессоа следует мифологической традиции Луиса Камоэнса в поэме «Лузиадаш» (1572 г.), где великан Адамастор угрожает мореходам, превращаясь в мыс Бурь, который первым обогнул португальский мореплаватель Бартоломео Диаш, в 1488 г., обойдя Африку с юга и выйдя в Индийский океан. Однако король Д.Жуан II переименовал мыс Бурь, названный так Диашем из-за страшных ураганов в этом районе, в мыс Доброй Надежды, надеясь в дальнейшем найти морской путь в Индию, что и случилось через десять лет. У Пессоа тоже есть образ гигантского крылатого чудовища, чёрной тучей парящего над кораблём:

Чудовище

Чудовище из пучины морей

Парило над мачтами кораблей,

С диким воем, на крыльях тьмы…

Крикнуло дьявола наважденье:

«Кто тот смельчак, что в мои владенья

Проникнуть посмел? Я его не звал —

Туда, где с волной я занят игрой!»

И капитан за рулём сказал:

«Король Дон Жуан Второй!»

 

«Чьи паруса мне путь преградили?

«Чьи это мачты и чьи это кили?» —

Трижды Чудовище крикнуло в гневе…

«Кто смог то, что смертный не сможет?

Кто это нагло лезет из кожи,

Страх свой смиряя ночью и днём —

Страх предо мной, что вырос горой?!»

И крикнул тот, кто стоял за рулём:

«Король Дон Жуан Второй!»

 

Трижды воздел капитан к небу руки,

Трижды готовясь пойти на муки,

Трижды воскликнул, всем телом дрожа:

«Здесь не я  — за рулём, а Народ,

Тот, кто море твоё заберёт…

И не тебе я душу вручил…

Тот, перед кем я склоняюсь порой,

Тот, кто мой руль направляет в ночи, —

Король Дон Жуан Второй!»

Мечтать — это значит видеть невидимое в необозримой дали, за линией горизонта и верить в реальность своей мечты, только тогда можно достичь намеченной цели:

Горизонт

О, древнее море,твои миражи —

Скалы, кораллы, песчаные пляжи,

Ночью явились в туманной мгле,

Бури, тайфуны, закатов розы,

Южного неба ясные звёзды —

Над каравеллой, летящей к земле…

 

Линия берега, гроты и скалы,

Словно разинутой пасти оскалы —

Пред кораблём, что плывёт из Дали…

Ближе… И вдруг — распахнули объятья —

Горы, леса — вся земля на закате,

Там, где виднелась лишь кромка земли…

 

Видеть сквозь дымку невидимый образ —

Значит мечтать, уплывая по звёздам,

Грезить, надежду неся в багаже…

Где-то, за горизонтом открыться

Могут леса, где цветы и птицы —

Цель, что, как истина, светит в душе…

Легенды о Счастливых островах в Океане, Островах Блаженства, где правит мудрый король, где нет ни горя, ни нужды, с древности волновали мореплавателей. Вспоминаются ирландские легенды о путешествии Святого Брандана и открытии им фантастических островов… Не даром, архипелаги Азорских островов, Мадейры, Канар и Сан-Томе — в Атлантическом океане — объединены общим названием — Макаронезия, что в переводе с греческого значит  -«Счастливые острова», или «Острова Блаженства».

Счастливые острова

Чей это голос поёт среди волн?

Море ли это дышит?

Это голос того, кто зовёт,

Но лишь прислушайся, он пропадёт,

Чтобы никто не услышал…

 

И словно нечаянно, в полусне,

Сквозь сон, беспокойный и зыбкий,

Нам слышится — голос зовёт в тишине…

И мы, качаясь на мягкой волне,

Как дети, дремлем с улыбкой…

 

Это Счастливые острова —

Земли, которых нет,

Где добрый Король ожидает в надежде,

Но только очнёмся от сна — и, как прежде, —

Лишь море поёт в ответ.

Страстное желание — увидеть Португалию снова великой — поэт выразил в молитве:

Молитва

Боже, как ночью душа мрачна —

Лишь бури желаний, и нет покоя…

Мы — в океане Вселенной — без дна,

Наедине со своей тоскою…

 

И пламя, что жизнь вдохнула в нас,

Пока мы живы на этом свете, —

Под пеплом холодным тлеет сейчас, —

Пусть его раздует порывистый ветер!

 

Дуй, ветер, дуй! Пусть нашей тоски окаянство

С пламенем к небу взовьётся…

И мы завоюем Пространство —

Морей… Иль чего придётся!

III. Третья часть — «Окутанный туманом» — символизирует упадок жизненных сил и энергии нации, потерявшейся в тумане, пребывающей в ожидании появления нового смысла, новой идеи, способной возродить дух народа. Такой идеей стала «Пятая Империя» — построение интеллектуальной и духовной Империи Мира.

Пятая Империя

Жалок, кто вечно в своём жилище

Счастлив, что ест и спит,

Тот, кто мечту в запределье не ищет,

Видит лишь очага пепелище

И никогда не взлетит…

 

Жалок, кто просто живёт,

Потому что век его длится,

Чья душа не зовёт в полёт,

Тот, кто при жизни душой умрёт

И перед смертью смирится…

 

Век за веком идут чередой,

Тают в потоках времён…

Быть всегда недовольным собой,

Тьму развеять духовной борьбой —

Вот для чего человек рождён!

 

Так и прожить все четыре

Жизни того, кто мечтал,

В театре Земли, в этом чудном мире,

В этом манящем ночном эфире,

Который солнце зачал.

 

Греция, Рим, Христианство,

Европа — всё сгинет во мгле…

Но кто среди вечных странствий,

Истине служит со всем постоянством,

Останется жить на Земле…

***

Фернандо Антонио Ногейра Пессоа родился в Лиссабоне 13 июня 1888 года и умер там же 30 ноября 1935 года. Поэт, философ, драматург, эссеист, переводчик, издатель, астролог, литературный критик и политический комментатор, Фернандо Пессоа — самый всеобъемлющий, универсальный португальский поэт, которого литературный критик Гарольд Блум считал «воскресшим Уолтом Уитменом» и включил его в свой список 26-ти лучших поэтов западной цивилизации, не только португальского, но и английского языка. Пессоа учился в Южной Африке, его отчим был португальским послом в Дурбане. Из четырёх его произведений, опубликованных при жизни, три были написаны на английском языке и одно — «Послание» — на португальском. Ф. Пессоа переводил Шекспира и Эдгара А. По — на португальский и Антонио Ботто и Жузе Алмаду Негрейруша — на английский. Пессоа писал как от своего имени — «Послание», так и от имени своих гетеронимов — выдуманных им поэтов, с совершенно разными судьбами, манерами стихосложения, с разными характерами, образованием, взглядами и образом мыслей. Фамилия «Пессоа» значит «персона», то есть «личность». Сам он вмещал в себе множество разных личностей, мирно уживавшихся друг с другом. Главные его гетеронимы были: Рикардо Рейш, Алваро де Кампуш, Алберто Каэйро и полу-гетероним — Бернардо Суареш. Все они вместе составляли Личность — самого Ф. Пессоа. Американский поэт Роберт Хасс писал, что другие модернисты, как Уильям Б.Йейтс, Эзра Паунд, Томас С. Элиот — выдумывали себе «маски», от имени которых иногда говорили. Но Пессоа придумывал полностью личности разных поэтов. Его вдохновителями были Уильям Вордсворт, Джеймс Джойс и Уолт Уитмен. «Если после моей смерти кто-то захочет написать мою биографию, — нет ничего проще: есть только две даты: день рождения и день смерти, между первым и вторым — все дни принадлежат только мне», — писал Ф.Пессоа от имени своего гетеронима Алберто Каэйро.

Первые годы жизни Фернандо Пессоа жил с родителями в самом творческом центре Лиссабона — районе Шиаду. Отец его был чиновником в Министерстве юстиции и музыкальным критиком, всесторонне образованным человеком. Мать — Мария Мадалена Ногейра Пессоа была уроженкой острова Терсейра Азорского Архипелага и принадлежала к местной аристократии. В 1893 году отец умер от туберкулёза, когда Фернандо было пять лет. Семья переехала в более скромную квартиру. В этот период Пессоа придумал свой первый гетероним — Кавалер Мира. В 1894 г. он написал первое стихотворение «Моей дорогой маме». В октябре 1894 года военный консул Жуан Мигел Роза (1857-1919) влюбился в мать Пессоа и сделал ей предложение руки и сердца. В 1895 году состоялось венчание по доверенности в церкви Святого Мамеда, в Лиссабоне, так как Жуан М. Роза уже отбыл на место службы, в Дурбан, (Южная Африка), а вскоре за ним последовала семья Пессоа. В Дурбане Фернандо учился сначала в ирландской начальной школе, у монахинь, и за два года окончил четыре класса. В 1899 году Пессоа поступил в Лицей в Дурбане, где проучился три года и был одним из лучших учеников. Тогда он придумал себе псевдоним Александер Сёрч, от имени которого писал письма себе самому. В 1901 году он с успехом сдал Высший Экзамен в Лицее и написал свои первые стихи на английском языке. Мать вынуждена была уделять больше внимания мужу и детям от второго брака, и Фернандо постепенно уходит в себя, в свои размышления и переживания. В это время он написал стих «Когда она проходит», в котором прозвучали народные португальские мотивы.

После Лицея он поступает в Коммерческую школу с вечерним обучением в Дурбане, днём готовится поступить в Университет на факультет филологии. В 1903 году он получает Премию королевы Виктории за лучшее эссе в английском стиле и поступает в Высшую школу, где проходит программу первого курса Университета, изучает английских и американских поэтов, сам пишет стихи и прозу на английском языке. Наконец, с успехом заканчивает учёбу в Университете, сдав Экзамен по Искусству. В 1905 году Пессоа возвращается в Лиссабон, знакомится с писателями и журналистами, читает произведения поэта Сезарио Верде и падре Антонио Виейры, чьи философские воззрения повлияли на его дальнейшее творчество.

В 1907 году умерла бабушка Пессоа — Дионизия, оставившая ему небольшое наследство. На эти деньги он открыл типографию, которая вскоре разорилась. Чтобы заработать на жизнь, Пессоа занимался переводами коммерческих писем, а для души — писал статьи по литературе и драматургии, публикуя их в журнале «Агиа» («Орёл») — органе Португальского Возрождения. В эти годы он вошёл в круг друзей своего приёмного дяди — Энрике Роза. Писатели, поэты, художники, журналисты собирались в артистическом кафе — «Бразилейра» — на улице Ларго до Шиадо — самом богемном районе Лиссабона. Позднее, в 1920-е годы, любимым местом работы Пессоа стало известное с XVIII в. артистическое кафе «Мартиньо под Аркадами» — на площади Коммерции, где он обычно писал, встречался с друзьями и писателями.

В 1915 году Пессоа участвует в издании модернистского журнала «Орфей», взорвавшего литературное сообщество своей футуристической смелостью. Пессоа публиковался под своим собственным именем и под именем Алваро де Кампуша. Второй номер «Орфея» Пессоа редактировал вместе с поэтом Марио де Са-Карнейро (1890-1916) — издателем этого журнала. И хотя вышло всего два номера (по причине безвременного ухода из жизни Са-Карнейро), журнал приобрёл известность и вошёл в историю португальского модернизма. В октябре 1924 года вместе с художником Руи Ваш, Пессоа издавал журнал «Афина», в котором опубликовал поэзию своих гетеронимов Рикардо Рейша, Алваро де Кампуша и Алберто Каэйро. Между 1916 годом, когда покончил с собой его близкий друг и единомышленник — поэт Марио де Са-Карнейро, и 1935 — годом его собственной смерти — прошло почти двадцать лет в «семье» его гетеронимов. Можно сказать, что вся жизнь поэта была посвящена творчеству…

Пронёсся ветер над кручей,

В долинах проснулась радость,

Солнце сверкнуло за тучей,

И день в горах разгорался.

А люди о прошлом забыли,

Лишь помнят сказанья и были.

 

И все они здесь — свободны,

Пришли из-за гор, издалёка,

Но нет реки судоходной —

Вернуть нас к своим истокам,

И мы, в ожидании чуда,

Что явится из ниоткуда.

 

Всегда с избытком — желанья,

Но нет волевого горенья,

Мы боремся с нашим сознаньем,

Творим в нашем воображенье.

Фантазии наши — без смысла,

Живём, но не нашей жизнью.

1934 г.

Фернандо Пессоа был влюблён один раз в жизни. Но любил он лишь в душе даму своего сердца, как любили недоступную возлюбленную средневековые менестрели, воспевая её в своих стихах. Вероятно, посвятив себя в рыцари древнего мистического Ордена Розы и Креста, он остался навсегда Рыцарем Мира. Его романтической любовью была Офелия Кейрош, которой он писал письма как от своего имени, так и от имени одного из гетеронимов, посвящая ей стихи. Офелия Мария Кейрош Суареш (1900-1991) — очень обаятельная и начитанная девушка хотела стать учителем математики, знала английский и французский. Познакомились они в доме поэта Карлуша Кейроша — родственника Офелии, где собирались известные поэты и художники. Их отношения прошли две фазы. Первый период влюблённости — в мае — ноябре 1920 года — отмечен нежностью и скрытой за невинными письмами — страстностью. Офелии было 19 лет. Он относился к ней как к девочке-ребёнку. Пессоа писал ей от имени Алваро де Кампуша, и она отвечала ему, не принимая эту переписку всерьёз. 29 ноября 1920 года Пессоа резко прервал отношения. Он написал ей, что «любовь прошла, что судьба его принадлежит другому Закону, который она игнорирует, что он подчиняется Учителю, который не дозволяет и не прощает».

ЭТО

Говорят — я притворщик и лгун

И стихи мои — лжетворенье.

Нет. Я просто от чувства бегу

В мир фантазий и воображенья,

Оставляя сердце в сомненье.

 

Все мечты мои и пути,

Всё, что в жизни мне изменяет —

Это как гора на пути,

Над которой солнце сияет —

Красота мой путь озаряет.

 

Потому я пишу о том,

О чём вовсе не стоит писать,

Оставляя любовь на потом,

В пустоту устремляясь опять.

А о чувствах вам лучше знать!

1933 г.

В 1929-1930 гг. отношения возобновились. Офелия послала Пессоа его фото, сделанное Карлушем Кейрошем в кафе, где Пессоа обычно писал. С 11 сентября 1929 г. началась вторая фаза их романтической любовной переписки. Этот период отмечен смутными чувствами и психическим расстройством Пессоа из-за постоянного присутствия его гетеронима Алваро де Кампуша и неопределенности их своеобразной виртуальной «любви втроём». 11 января 1930 года отношения прекратились. Пессоа очень страдал от невозможности их любви. Она понимала, что Фернандо решил посвятить жизнь творчеству и, хотя очень любит её, не может жениться, так как знает, что не сможет обеспечить её должным образом. Он работал ровно столько, чтобы поддержать своё существование. Его стихи, статьи и проза отнимали много времени. Перед ним стоял выбор: или семья, или стихи. Она поняла его и простила. До самой его кончины (в 1935 году) — их отношения оставались дружескими. В 1938 году Офелия вышла замуж за театрального критика Аугушто Суареша. Она прожила 91 год. В 1978 г. было опубликовано 48 писем Ф.Пессоа к ней с вступительной статьёй самой Офелии — скромное, сдержанное, но от этого не менее ценное свидетельство. Всего в её архиве хранилось более 110 писем её переписки с Фернандо Пессоа. Пессоа мечтал об идеальной любви и был не способен перейти от идеала к реальности. Он испытывал глубокую грусть и меланхолию, признавая, что остаётся «наедине с чёрным и холодным одиночеством, тогда как другие имеют домашний очаг и покой».

Когда ночь приходит, и я — один,

Дверь запираю от всех на свете.

В доме тихом — дыханье гардин,

Со мною — безмолвье — вселенский ветер.

 

Одиночеством пьян, говорю сам с собой —

С моим лучшим другом беспечно болтая…

Он — это я — тот приятель мой,

Кого мне в прочих друзьях не хватает.

 

И вдруг — постучали в двери — и вмиг

Погас мой стих, как свеча от ветра.

Это сосед в мою келью проник

И меня пригласил назавтра к обеду.

 

И снова заперта дверь — и я

Пытаюсь сердце заставить биться —

Полёт, вдохновение, ветра струя

И страсть, пьянящая, как зарница.

 

И снова — ничто… Лишь камин и стол,

И стены, глядящие прямо мне в душу,

Как будто кто-то глаза отвёл

От пламени — и огонь потушен.

1934 г.

Главной характерной чертой творчества Ф.Пессоа, что привлекало к нему особое внимание критиков и литературоведов, было создание им других поэтов через свои гетеронимы. Внешне его жизнь протекала совершенно спокойно и даже обыденно. Некоторые критики задаются вопросом, выражал ли Пессоа свою индивидуальность, своё истинное «я» или всё его творчество было поделено между его многочисленными гетеронимами. Это так и остаётся загадкой. Пессоа уделял большое внимание интеллекту человека. Всю жизнь он старался развивать и обогащать образами португальский язык. Он плавал в океане слов, как опытный лоцман. От имени своего гетеронима — Бернардо Суареша он сказал: «Моя родина — португальский язык». В 1915 г. Пессоа писал другу Армандо Кортес-Родригесу: «Я закрылся в доме моего духа и работаю над прогрессом цивилизации и расширением человеческого сознания. Перефразируя слова Плутарха: «Необходимо плавать, жить — дело десятое», Пессоа писал: «Жить не обязательно, необходимо творить». Мексиканский поэт Октавио Пас выразил эту мысль так: «Поэт не имеет биографии. Его творчество — это и есть его биография». О Ф. Пессоа он сказал: «Ничего в его жизни не удивляет, удивительны его стихи». Гарольд Блум назвал Ф. Пессоа «португальским Уолтом Уитменом.

АВТОПСИХОГРАФИЯ

Поэт — неизменно актёр,

Умеет вживаться в роли,

Играя, что именно боль

Он чувствует в образе боли.

 

Читатели очень довольны —

Довольны особенно тем,

Что это поэту больно,

А им не больно совсем.

 

По рельсам бегут колёса,

Давая рассудку развлечься,

И поезд, летящий с откоса,

Зовётся измученным сердцем.

1925 г.

Считается, что главное эстетическое творческое достижение Ф.Пессоа — это его гетеронимы. Гетеронимы отличаются от псевдонимов. Они являются полными поэтическими личностями, чьи выдуманные сущности превратились в реальные, посредством собственного художественного творчества, отличающегося от творчества оригинального автора. Среди гетеронимов сам Пессоа стал называться «ортонимом», то есть оригинальной личностью. С постепенным ростом мастерства каждого из этих авторов, сам ортоним превратился в одного из гетеронимов — наравне с другими.

Как  нежен сон, а полусон — нежнее —

Качаться в просветлённом забытьи,

Как будто ветерок в тени аллеи

Раскинул крылья лёгкие свои…

 

Любовь — нежна, ещё нежней — влюблённость,

Как будто плыть на быстром корабле —

По океану, погрузясь в бездонность

Небес и волн, без мысли о земле.

 

Как жизнь нежна, но слаще жизнь иная,

Как если бы гулять в густой траве,

Ромашки с васильками собирая

И в солнечной купаясь синеве…

 

И так, под сенью шелестящих листьев

Я думал, что внезапный поворот

Мне больше принесёт блаженных мыслей,

Чем высшее блаженство принесёт…

 

Мы мало знаем, кто мы и откуда,

Не ведаем, что в будущем нас ждёт,

Для некоторых — жизнь — весны причуда,

А для других — желанный, спелый плод…

1919 г.

Наиболее известные гетеронимы, с наибольшим количеством произведений: Алваро де Кампуш, Рикардо Рейш и Альерто Каэйро. Четвёртый — Бернардо Суареш — создатель «Книги Неуспокоенности» — одного из самых значительных произведений XX века. Бернардо считается полу-гетеронимом, так как у него много общего с самим Пессоа, и личность его не так ярко выражена, в отличие от первых трёх, которые имеют каждый свою биографию. Через гетеронимы Пессоа размышлял о том, что такое истина, существование, личность… Он писал: «Из-за нехватки единомышленников современный думающий и чувствующий человек может лишь создавать воображаемых друзей, а иногда — товарищей по духу».

Исследователи его творчества пытались определить весь список псевдонимов, гетеронимов и полу-гетеронимов — выдуманных им персонажей и поэтов. Разные авторы насчитывали от 18 до 127 имён. Личное творчество Пессоа характеризуется символизмом и модернизмом.

Среди всех гетеронимов Алваро де Кампуш был единственным, чьё творчество проходило определённые фазы. Пессоа придумал ему биографию. Он был инженер, английского воспитания, португалец по происхождению, как и сам Пессоа. Но, как и он, Алваро де Кампуш чувствовал себя иностранцем в любой части мира. Первая фаза его творчества была отмечена декадентством (под влиянием символизма), но позже он обратился к футуризму. Алваро де Кампуш — бунтарь с критическим складом ума. Он апологет стремительности и изменчивости современной жизни. Ему был свойственнен резкий, свободный язык. В эту эпоху он написал «Оды», опубликованные в журнале «Орфей» в 1915 г., и поэму «Ультиматум», опубликованную в журнале «Футуристическая Португалия» в 1917 г. После серии разочарований он переходит в нигилистическое течение, выраженное в поэме «Табачная лавка» — одно из самых известных стихотворных произведений португальского языка. Умер Алваро де Кампуш в 1915 г.

ВСЕ ЛЮБОВНЫЕ ПИСЬМА — НЕЛЕПЫ

Все любовные письма —

Нелепы.

Не были бы любовными,

если бы не были

Нелепы.

 

Писал и я в своё время любовные письма,

Они, как и все им подобные —

Сплошная нелепость.

 

Любовные письма, если в них есть любовь,

И должны быть

Нелепы.

 

На самом деле,

Лишь те, кто никогда не писал

Любовных писем, —

Они-то как раз —

Нелепы.

 

Хотел бы вернуться в то время,

Когда я писал,

Неосознанно, может статься —

Любовные письма —

Сплошную нелепость.

 

По правде сказать, и сейчас

Моя память

Об этих любовных письмах —

Сплошная нелепость.

 

(Все слова — ни на что не похожи,

Чувства — странны и безотчётны,

И, естественно, они —

Совершенно нелепы).

«Стихи», Алваро де Кампуш

Гетероним Рикардо Рейш был представлен как врач, который придерживался монархических взглядов и идей. Его творчество символизирует классическое наследие западной литературы и характеризуется симметрией, гармонией, буколизмом с элементами эпикурейства и философии стоиков. Он любит вводить в своё творчество персонажи языческой, не христианской мифологии. Пессоа переселил Рикардо Рейша в Бразилию в знак протеста против объявления Республики в Португалии. Год его смерти не известен. Португальский писатель, лауреат Нобелевской премии —  Жузе Сарамага написал книгу «Год смерти Рикардо Рейша», в которой этот воображаемый поэт продолжает жить после смерти Фернандо Пессоа, чей призрак ведёт диалог со своим гетеронимом, пережившим создателя.

У МЕНЯ БОЛЬШЕ ДУШ, ЧЕМ ОДНА

Живут в нас бесчисленные души

В мыслях и чувствах — не отдаю отчёта,

Кто именно мыслит и чувствует.

Я — лишь вместилище,

Где чувствуется и думается.

 

У меня больше душ, чем одна —

Больше «я» — этих самых, чем я один —

Независимый от других.

Заставляю их замолчать: я говорю.

 

Перекрёстные импульсы

Чувств и бесчувствий

Спорят о том, кто из них «Я».

Мне до них дела нет.

Ничего не диктуйте тому,

Кто является мной: я пишу.

«Оды», Рикардо Рейш

Гетероним Алберто Каэйро родился в Лиссабоне, получил начальное образование, жил в деревне, но считался самым плодовитым поэтом среди всех гетеронимов. После смерти родителей жил с двоюродной бабушкой, как и сам Пессоа, и умер от туберкулёза. Известен как поэт-философ, но сам отрицал этот эпитет, исповедуя «анти-философию». Считал, что живые существа просто существуют и более ничего. Его раздражала любая метафизика и любая символика в отношении жизни. Алберто Каэйро был мистической и мифической личностью «в себе» — поэтом и мыслителем, которого Рейш и Суареш сравнивали с древнегреческим богом Паном. Каэйро был единственным среди гетеронимов, кто не писал прозу. Согласно гороскопу, составленному Пессоа, Каэйро родился под знаком Льва, его стихией был огонь. Он считал, что только поэзия в состоянии дать понятие о реальности. Поэтический язык его был конкретен и прям, но сложен с точки зрения рефлексии. По его собственному выражению, «Есть довольно метафизики в том, чтобы ни о чём не думать».

ПАСТУХ

Никогда я не пас стада,

Но как будто их пас в мечтах,

И душа моя, словно пастух —

Солнцу и ветру — родня —

С Временами Года — в согласье,

Следуя им, наблюдая…

Весь Природы покой и безлюдье —

На моей стороне…

Но когда я печалюсь, —

Это словно закат для души, —

Засыпают долины в прохладе,

И я чувствую ночи явленье,

Словно бабочки лёгкие крылья…

Альберто Каэйро

Полу-гетероним Бернардо Суареш служил библиотекарем в Лиссабоне. С Фернандо Пессоа он познакомился в кафе. Бернардо дал Пессоа прочесть его оригинальную поэму в прозе, носящую название — «Книга Неуспокоенности». Это произведение — одно из фундаментальных трудов ХХ века — философский дневник, исповедь души автора. Пессоа писал о своём полу-гетерониме: «Я не чувствую его собой и не чувствую отдельным от меня. Это ответвление моей личности. Это — я, но без рассудочности и влюбчивости.» Темперамент Бернардо Суареша ближе всего к темпераменту самого Пессоа. Игра в гетеронимы приобретает сложность, и Пессоа достигает успеха в создании себя самого как самого интригующего литературного мифа португальского модернизма.

К НОЧИ

О, Ночь — сестра безмолвья во Вселенной,

Кто выпил твой настой, тот вечно пьян —

Небытие, поймавшее в капкан

Смятенный этот мир тоски и тлена…

 

Вхожу в твои межзвёздные селенья,

Не зная, кто я, и какой дурман

Принёс мне столько скорби, столько ран

И столько грёз, желаний и сомнений.

 

Какой неясный проблеск лет и дней

Сокрыт в твоём пространстве, сколько боли —

Покров конца концов и всех страстей.

 

Не знаю утешительней печали…

Позволь уснуть. Я не проснусь, доколи

Твой свет меня не пробудит в астрале.

1919 г.

Политические взгляды Пессоа были вполне конкретны. В 1935 году он пишет серию статей против Антонио де Оливейро Салазара и Нового Государства, а также против вторжения фашистской Италии в Абиссинию, которые цензура не пропустила. В этих работах Пессоа ясно даёт понять, что он — противник не только салазаризма, но и фашизма. В другом эссе — «Секретные ассоциации» — он выступает в защиту масонства. Он также пишет несколько сатирических стихов против Салазара и Нового Государства и критикует растущее влияние католической церкви на португальскую политику. Он протестует против тоталитарного государства и пишет тексты в защиту свободы и человеческого достоинства, которые, как он считает, было попрано как в Португалии, так и во всём мире.

В биографической заметке, напечатанной 30 марта 1935 года, Пессоа определяет себя как «христианин-гностик», находящийся в абсолютной оппозиции к Римской католической церкви и верный старинному мистическому рыцарскому Ордену Тамплиеров. В тексте 1917 года Пессоа объясняет своё понимание неоязычества: «Я — язычник-декадент в осеннем времени Красоты, в античной чистоте интеллектуальных миститиков александрийского неоплатонизма. Как и они, верю в богов, в реальное их существование. Верю в полу-богов и в людей, которых за их достижения боги сделали бессмертными, потому что, как сказал Пиндар: «Раса богов и людей — одна и та же». Верю, как и неоплатоники, в интеллектуальное посредничество Логоса в языке философов».

AUDITA CAECANT

Мы бредим Вселенной, мы — вечно в смятенье,

Нас хаос морочит, иллюзий обманы

Нам сны навевают, мы вечностью пьяны —

Сплетенье сомнений — в чреде поколений.

 

Мы ловим малейшее эхо Вселенной,

Малейший сигнал от богов, мы — тщеславны,

Но звук отдалённый шагов — долгожданный —

Лишь наше тревожное сердцебиенье.

 

Мы — слепы, ведёт поводырь нас безумный

Сквозь вечность пустую, в ничто, в бесконечность,

Дождя мы не чувствуем лёгкие струны,

 

Не слышим деревьев шуршащие речи —

Стремимся туда, за безумцем, вслепую,

Где с вечною тьмой ожидается встреча.

1924 г.

Ф. Пессоа интересовался оккультизмом и мистицизмом. Он тяготел к обществу Розенкрейцеров, защищая их от атак со стороны диктатуры Нового Государства. Его стихотворение «В могиле Кристиана Розенкрейцера» нашло признание и одобрение в среде эзотериков. Он увлекался астрологией, составляя гороскопы, согласно дате рождения. Пессоа очень ценил теософские произведения Елены Петровны Блавацкой, переведя в 1916 году её работу «Голос Безмолвия». Он также проявлял интерес к творчеству поэта-мистика Алистера Кроули (Aleister Crowley) и перевёл на португальский его поэму «Гимн Пану». Кроули посетил Португалию и познакомился с Ф. Пессоа. Встреча Пессоа и Кроули произошла с некоторой долей сенсации. Английский поэт инсценировал своё самоубийство в Кашкайше, в прибрежных скалах — «Адская Пасть» («Boca do Inferno»), что привлекло внимание прессы и полиции. Пессоа участвовал в этом спектакле и даже начал писать детективную повесть на этот сюжет, но она осталась не оконченной.

Умер Ф. Пессоа в 1935 году от приступа острого гепатита. Перед смертью он произнёс внятно по-английски: «Завтра, в это время, где я окажусь?».

Прошедшее — так маловероятно…

Кем был тот я, кто был когда-то мной?

Река течёт изменчивой волной

И в настоящем жизнь моя невнятна.

 

Тот, равнодушный — я, — сквозь мглу заката

Следит за мной, но с ним мы — не одно.

И я — не он, он мне мешал давно

Себя найти — того, кто в нём припрятан.

 

Я думаю о том, чего достиг,

И кажется, он всё моё отнял,

В себя вобрал и в суть мою проник,

 

Душой владел и прожил за меня…

О чудо! Это я — его двойник —

Я — тень, но не воскрес ни он, ни я…

1919 г.

В 1980-е годы скульптор Лагоа Энрикеш создал бронзовую скульптуру Фернандо Пессоа, сидящего в непринуждённой позе за столиком, напротив кафе «Бразилейра», где он обычно встречался с друзьями, на улице Ларго до Шиадо, в компании двух других португальских поэтов, чьи памятники стоят неподалёку, — поэта-сатирика Антонио Рибейро Шиадо (1520-1591) и Луиса де Камоэнса (1524-1580). Художник-модернист, друг Пессоа — Жузе Алмада Негрейруш сделал фресковые росписи стен кафе «Бразилейра», где запечатлел его посетителей — своих друзей — художников, поэтов, музыкантов, и среди них — Фернандо Пессоа.

Маргарита Берёзкина

Переводы стихов Фернардо Пессоа с португальского — Маргариты Берёзкиной

 


1 комментарий

  1. Вера Тююрина

    Благодарю за печать многопланового рассказа и перевод поэмы «Послание» такого сложного португальского поэта,как Фернандо Пессоа.Автор -поэт и переводчик -Маргарита Берёзкина.Лиссабон.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика