Воскресенье, 13.06.2021
Журнал Клаузура

Булгаков Михаил Афанасьевич (1891–1940)

«Искушение судьбой»

По свидетельству жены Елены Сергеевны, Михаил Афанасьевич Булгаков польстился именно на эти сто тысяч премиальных. Именно тяжёлое материальное положение вынуждало его на искушение материальными ценностями. Булгаков был воспитан в интеллигентной семье, где он был старшим сыном, два младших брата и четыре сестры. Несмотря на строгость матери и занятость отца.

Михаил Афанасьевич рос в радости и не лишённый детских забав. Трудолюбием и образованностью он вышел в отца. Отец был весь в трудах праведных, отсюда и закал характера Михаила Булгакова. Отчий, уютный дом на Андреевском спуске, которого поселил семью Турбинных в романе «Белая гвардия». Тяжёлая болезнь отца «почечная недостаточность» наследственным образом перешла на Булгакова, которая не отпускала на службу в армию. Наконец, получил диплом и стал врачом в госпитале Красного Креста во время Первой мировой войны.

Первый опыт юного врача небыл столь безоблачным. Больно наблюдать мучения раненных и умирающих людей, добровольно пошёл в госпиталь, находящийся недалеко от фронта, откуда поступали раненые. Хирургические операции, врачебная практика в маленьких земских больницах Смоленской губернии, куда Булгаков позднее получил назначение, не давали впадать в депрессию. Все тяготы врачебной жизни, физическую усталость ощущали вместе, как и радость с Тасей – ласково и с любовью называл Татьяну, первую жену. Жили в сельской глуши. В первую ночь дежурства привезли роженицу. Муж, обезумевший от страха, угрожал врачу пистолетом. Роды принимали вместе. К счастью, всё прошло успешно. Через некоторое время Булгакова призвали на фронт врачом, жена последовала за ним. Сестрой милосердия ухаживала за раненными. Муж оперировал тяжелобольных.

Возвратившись с фронта, Михаил Афанасьевич работал земским врачом в деревеньке. Тут были написаны «Записки на манжете» и «Морфий». Пациентов было много. Некоторые умирали от голода и отсутствия лекарств, видя тяжёлую картину смерти, молодой врач опустил руки, здесь он им помочь не мог. Тогда страсть к морфию у него и началась. Казалось, что наркотик облегчает аллергию на препарат против дифтерии, потом становилось жаждой, которую нужно было вылечить. Сильно рисковал попасться с морфием кому-нибудь на глаза. Татьяна продавала все украшения, сбережения тратила.

Существовать с наркоманом – огромный труд и терпение. Нелёгкое испытание в разруху и безденежье. Пытался лечиться. Впадал в агрессию. Избавиться от наркомании писатель трудно и долго. Помогла любовь и забота верной супруги, которая терпела ломки мужа. Аборт пришлось делать, рожать было опасно. Вдруг родится больной и недоношенным ребёнок. Страшные годы войны, тяжесть существования и болезнь, пережитые вместе – опыт, который приобрёл Булгаков, горький, какие знания о Гражданской войне вынес писатель из этих смертельно опасных мытарств. Переболел тифом. Татьяна отдавала совсем дёшево вещи, продавала обручальные кольца, символ любви. Лишь потом тогда поступок, вынужденный голодом, стал судьбоносным – брак с Михаилом был обречён на развод. Москва 20-30-х годов казалась такой мистической и пёстрой. Она и стала сюжетом романа «Мастера и Маргариты», который в эмиграции он написать не смог. Заболоченные пруды в Патриаршем переулке и тень – обстановка мистическая и загадочность, спрятанная в глубину аллеи. Выздоровев, Булгаков оставил медицину. И начал сотрудничать с газетами. Он с трудом избежал чекистского террора. Классиком он стал немного позже.

Пьеса «Дни Турбинных», выросшая из романа «Белая гвардия», шла на сцене городского театра. С самого начала требовательный к себе автор, критически отнесся к своему труду. Голодуха и поиск хлеба насущного погнала Булгакова в Москву, куда отовсюду съезжались литераторы из истерзанной войной и разрухой страны. Потом Михаил Афанасьевич полон идей стал относиться к газетной работе как к занятию бессмысленному, хотя получилось довольно неплохо, и он становился известным журналистом.

«Однажды на Патриарших»

Литературный классик Михаил Афанасьевич Булгаков в 1936 г взялся за учебник для советских школьников. Кем только не был Михаил Булгаков – был медиком в провинции. Был журналистом. Наконец, помощником режиссёра в театре. Пьесы успеха на сцене не имели, судя потому как цензура категорично и безжалостно критиковала, произведения писателя.

В 1930-годы сам Сталин прокомментировал его «Дни Турбинных» и отправил восвояси, считал слегка крамольным и приял некоторые факты близко к сердцу. Вождь народа ещё в 20-годы прокомментировал пьесу «Дни Турбинных» — антисоветская штука и Булгакову просто запретили печататься. Писатель послужил Сталину лёгкой добычей, которую он поймал. Через жернова цензуры прошли Мандельштам и Пастернак, оказавшиеся под рукой.

Проба Булгакова прошла успешно, и Сталин его не тронул, лишь отодвинул прочь с глаз. Лишь спустя время Булгаков с тоской и горечью понял, что мистической связи не было и нет. Существовал роман, который вынес приговор сталинской эпохе с величайшей художественной силой, с таким торжествующим победным смехом, каких ещё не знала мировая литература.

Полина Шаталова


комментария 2

  1. Наталия

    А г-жа Шаталова читала то, что она написала? Мысль, вероятно, идет впереди пера. В некоторых предложениях надо догадываться, что хочет сказать автор.

  2. Guzel Sidorova

    Отлично написано.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика