Четверг, 05.08.2021
Журнал Клаузура

Сетевой музей РФ

Аннотация

Предложена концепция создания сетевого музея Российской Федерации, направленного на сохранение предметного и вещевого наследия ближайшего исторического прошлого. Показана смысловая ценность формирования экспозиции реальной вещевой среды вещей-экспонатов эволюционного наследия родового общинного культурного бытия страны. Сделан анализ  тематических направлений музеев, созданных в настоящее время. Показана связь современных музеев с эволюционной осью родовой исторической культуры жизни людей и роль раритетов старины. Рассматриваются проблемы имитационных музейных экспонатов и эмоциональное вдохновляющее яркое воздействие реальных, сохранившихся от конкретной исторической эпохи объектов, создающих живую среду известного временного отрезка. Сделан акцент на выделении роли древнерусской, русско-советской народной старины села, сохранившей настоящее предметное наследие в соответствии с внутренней родовой общинной культурой и традицией. Показано состояние современных отдалённых сельских деревенских поселений, сберегающих использование предметно-вещевого оборота народного быта, труда, мастерства, традиций, обрядов, праздников. Выявлена негативная тенденция в стихийном собирании музеев в целях только бизнес-дохода. Обосновано положение о том, что прежде чем двигаться вперёд в эволюционном развитии необходимо хорошо знать и анализировать ближайшее прошлое. Поэтому экспозиционный музей может быть только системным сетевым структурированным, централизованным, научно-исследовательским. Предложены принципы и подходы к формированию сетевого музея РФ, подборе структуры региональных корневых традиционных тематик в централизованной системности вместе взятой. Предлагается в музее обеспечить через интуитивную генетическую память погружение, или «вхождение», в бытовой будничный уклад квартир домашний семейный, городской, общественный, коллективный, в настрой и взаимоотношения, социальное восприятие, социальное дело. Предлагается использовать координационный центр и структуру, которая упорядочивает и содержит сетевое образование связей и работы между отдельными музеями и центром.

Ключевые слова: сетевой музей РФ, генетическая память, предметное и вещевое наследие, раритеты старины, ближайшее историческое прошлое

О музеях

Российская Государственность в отношении музейного сохранения наследия исторического развития Отечества есть понятие большое комплексное многоуровневое. Музеи можно условно разделить на две неравные группы: по смыслу и по формальному выражению. Музеи истории государства. Музеи истории народа. Есть ценности  у государства. Есть ценности у народа. Это разное. У государственности музеи развития последовательных эпох, эр, строев. У народа музеи единой цельной эволюционной истории родовой культуры. Зависимости между двумя группами прямые, взаимные, причинно-следственные. По экспозиционному составу элементов между ними есть в чём-то несмешиваемые разделения, в чём-то разделений нет или они неявные, размытые, образованные и принадлежащие обеим группам. Государство живёт законом, экономикой, городами, а не деревнями, землёй, пытается сохранить государственное наследие. Земля и сёла живут своей внутренней родовой общинной культурой и традицией, не государством, пытается сохранить родовое общинное культурное наследие. Поперечная связующая структурирующая связь между ними (цельная системность) или слабая, или вообще нет. Существуют практически сами по себе.

Государственные музеи – Третьяковская галерея, Эрмитаж, частично Выставка достижений народного хозяйства (ВДНХ), музей космонавтики, и т.д. [1-2]. Музеи периода отечественной войны, боевой славы, музеи военной истории, вооружения и обороны, музеи боевой истории МВД. Технические музеи, открытые площадки при производствах, училищах: паровоз Ов.841 по прозвищу «овечка». Почти во всех старых крупных заводах и институтах страны с долгой мощной интересной историей существования есть свои заводские музеи истории собственного технического развития и продукции. Государственные музеи и дома-музеи выдающихся исторических личностей, выдающихся деятелей. Музеи краеведческие и родного края. Есть региональные музеи живописи и росписи, музеи ткачества и национальной одежды, кольчуг и старинного оружия. Существуют усадьбы-музеи, поместья-музеи, поселения-музеи, прекрасные примеры русского зодчества. Частные, домашние коллекционные “музейчики” русских самоваров, старинных утюгов, стаканов, подстаканников, настенных часов. Это по части государственных, муниципальных, частных музеев истории государственной жизнедеятельности, производств, наследства и памяти.

Музеи отечественной древнерусской, русско-советской народной старины села и деревни. Много достаточно полноценных музеев русской народной сельской избяной бытовой старины и государственных, и частных, в основном применительно к бизнесу туризма, сервису, чем к исследованиям, образованию и генетической интуитивной потребности. Избы, печки, столы, лавки, люльки, самовары, коромысла и рубели, светильники и люльки, телеги, сани, ступки, чашки и лоханки, кушаки, душегрейки, бани, клети. Здесь же прикладное ремесленное и мастеровое народное русское мастерство, мастер-классы. Посещаются меньше всего. Местным не нужно, сами знают, туризм до глухомани не добрался. Где-то вложили большие деньги на городок, а трава по пояс, даже не притоптана, никому не нужно, никто не ходит. Есть ещё один фактор. Постановка и бутафория мало кому интересны, как копия, искусственное, фальшивое, ряженное, муляж, новодел. Пенопластовые печки натуральных размеров, разрисованные как настоящие, никогда не сравнятся с печью настоящей белёной, пахучей дымком, сажей, извёсткой, ещё тёплой уютным сухим чистым теплом и блинами, — понятно, куда народ пойдёт, а куда — нет. Бутафорская среда всегда лживая холодная пустая, часто как вещевой склад, витрины. Даже реставрация — уже не то, что оригинал сохранившийся, значимая ценность ниже. Касается всего. Здесь и ответ, почему не посещают. Ищут настоящее, естественное, среду и условия, где привычно живут этим, где вещи не в музее, выставке, а в жизни, в привычном будничном применении, обиходе, обороте мастерового развития. Живая вещевая среда всегда тёплая одушевлённая смысловая полная, вся собрана в цельный живой организм родной душе. По-настоящему ценят что-то из этого. Ищут не сервис, мастер-классы, фальшивый муляж, инсталляцию и ряженых, а живой эмоциональный рассказ и чувственный образ оттуда. Зачем людям это нужно — вопрос не музеев и в нынешнее время вряд ли кто ответит. Условно говоря, получаем паломничество и туризм.

По части сохранения старины как наследия жития естественного, а не как музея, лучше обстоят дела в старой русской сельской старине (то, что называют отсталостью, а у них сохранение родной культуры) в полноте естественно сохраняемого и до сих пор оберегаемого пользования предметно-вещевого оборота народного быта, труда, мастерства, традиций, обрядов, праздников. Здесь, во всём натуральном повседневном, при желании можно найти что угодно здравствующего и действующего из русской культуры заветов и заповедей старины и православия, легендарного и былинного тоже. В отдалённых сельских деревенских глухоманях зайди в избу-терем — она вся как музей, а ней живут, всем пользуются, здесь всё намолено, напитано временем и поколениями, ставшее духом родного дома. Вещи не показывают туристам в музеях; к себе в душу мало кого пускают (им чужеродного, инородного, неестественного). Туристов не жалуют как бездельников, у сельчан работы всю жизнь “невпроворот”, дня не хватает, дабы ещё «туризмами заниматься». И в менталитете не заложена готовность ради денег всем показывать, какие они хорошие русские особенные; заложено отдать последние штаны тому, кто в них нуждается больше, чем ты. Кстати, работает и поныне – в народе помогают тем, кто нуждается больше, чем ты, корневая позиция навсегда. Живут натуральным хозяйством, обиходом, годовым оборотом, натуральной культурой заветов: мировоззрением и мироотношением, полем, лесом, рекой, трудом. Столетиями не меняют генезис парадигм с таким трудом и старанием исторически сложенного и отшлифованного до совершенства образа общей культуры общинного натурального жизненного уклада: воспитание в совести, труде, взаимоотношении, мировоззрении, общинном самонастрое, исторически сложившимся родам занятости, культуры ведения домового хозяйства; домашней обстановки, бытовой утвари, одеяния, орудий труда. Мощная дорогая память и обережение родного отчего дома, быта родителей, дедов, предков, своей любимой налаженной и выверенной культуры, жизненное сочетание человека в природе — это идеально, проверено столетиями. Если время и события чехарды эпох не взяло их и культуру, не растворило, они существуют, живут своим, не собираются ничего менять, значит они сильнее времени и любых внешних событий, иначе давно бы бесследно сгинули. Не все, но такие поселения остались. Живое наследство, запасник коренной жизни в парадигме рода. Нужны музеи древне — славянской Руси, и не в деревнях, им не надо, а в городах централизованно и системно, давно утративших корни, вместо которых получили эпохи, строи и последовательности коротких видовых изменений социума, не вмещающиеся ни в какую память и музеи. Нет цельности сознания, сознание мозаичное, а человек – сначала полноценное существо и если совершенное, то очень красивое. Такие музеи нужны для внутреннего пользования, научно-исследовательских программ восстановительных, образовательных, воспитательных. Здесь смысл глубже. Если пропадает этническое и этноцентризм, в харизме определяющие народность и государственность одновременно, то цивилизационное заканчивается на эпохе последней, текущей и законченной. Нужны стратегические ссылки, поправки.

Из сельской России лучше всего сохранены сёла староверов, старообрядцев при их неприкосновенной святости веры и строгости ментальности. Их заброшенность и забвение их же сохранила как культуру формы существования естественного бытия действующего жизненного оборота, заповедей и заветов до сих пор живущих. Светлые чистые природные лица, пытливые взгляды, сильные натуры, не замороченные городскими проблемами, инородием. Стали хранителями былых совершенств их времени и своё время продолжают. Стали натуральным запасником общинного этноса. Современность может лишь смотреть, сопоставлять, что-то перенять из среды исторической ментальной организации, обустройства и порядка вещевого домоводства и внутриродовых системных культурных положений. Для современности становящейся безродной (эволюция с нуля?)- это живые музеи, напоминание, бесконечные возможности выхода  через гигантское наследие.

Таким образом, государственная историческая часть наследия представлена в достаточном порядке муниципального или государственного содержания. Краеведческие музеи. Есть всё историческое, чем российская государственность создавалась, жила, пользовалась.

Народная историческая часть сельского русского культурного бытового наследия старой и древней Руси уровнем ниже государственного, но в должном порядке и достатке в виде музейном, частном, натуральном, хотя разрозненная, спонтанная, стихийная, что-то поддерживается государством. Так же есть все, чем жили, живут и пользуются поныне.

Далее. В настоящее время вклинивается социальная стихийная “музейщиность”: рыночной РФ на 2020 год.  Старину отыскивают и собирают отовсюду,  где можно: чердаки, подвалы, сараи, гаражи, заброшенные старые особняки, дачи, развалины. Выманивают обманом и обещаниями у сельчан — вывозили багажниками. Роются в «родной земле» родового жития и истории славных дел. Разоряют сараи, чердаки…, последние — естественные хранилища до более разумных времён обнаружения и применения. Работают не по сохранению родной памяти, былых форм общей родной жизни и их детства, а по рыночной стоимости. В собственном отечестве обычное мародёрство не ими созданного, а не личная забота о сохранении и переходах состава контингентного социума современников через преемственность поколенчества цельной неразрывной ментальности из прошлого в предстоящее и самостоятельное будущее. Расползающиеся по всему миру экспонаты в частные закрытые коллекции потом никогда не соберёшь, не вернёшь, уничтоженное — тоже.

Это утрата русского наследия, памяти, цели. Нет полного опорного контакта с формой и образом собственного качественного исторического предыдущего и гигантского наследия, фундаментализма, от которого отталкиваются в предстоящее, больше отталкиваться не от чего. Получаем обрывки, клочки прошлого: архивы, работы историков и философов, разрозненные музеи тоже. А работает именно полнота выбранная, собранная, выстроенная, выложенная в рассказах смыслового динамического образа. Только полнота позволяет так глубоко, точно, полноценно и эмоционально ощутить веяние времён, качества духа времени прожитых эпох через корневую родовую генетическую память навстречу вещи, быстро оживляя что-то своё родное давно забытое милое и доброе отцовское и дедовское, которое надо брать и развивать дальше по единой линии исторической логики развития.

Концепция Сетевого Музея РФ

В России количество вещевого исторического конечно. В отношении былой истории и дела планетарного развития по эпохам такого больше никто не создаст, не восстановит, не вернёт. Объём народного русского и советского раритета с каждым днём уничтожается, теряется, уменьшается всё больше по причинам многим. Растаскивают; всё на базарах, в сувенирах, всё на помойке; истлевает; пропадает в пожарах, сносе ветхого жилья; сдаётся  на металлолом; ломают просто на запчасти; вывозят иностранцы. Мощно сказался фактор урбанизации, когда сельская Россия стала городской. Во всё более коротких ускоряющихся временных отрезках эпох и строев, сместивших в городах вневременную историческую цельность культуры рода, города наполнялись условиями, средой и обиходом постценностных рядов, каждый раз замещая ряды, а с ними вид, условия, среду и обиход. А общую и корневую ценностную значимость истории собственной родной родовой никто не отменял. Она имеет свойство потоковое сквозное проходное, накапливающее все отрезки времени в эволюционный ряд из столетия в столетие непрерывно нарастающей культуры. Обратить внимание, что в течение эпохи меняются формы государств, законы, города, архитектура, науки, производства, транспорт, социум, уклад, среда, но музеи, коллекции, схроны всегда остаются.

Чтобы стране знать куда идти, развиваться, сначала надо вспомнить, откуда пришли, кто мы, какие. (Из последней эпохи СССР в эпоху рыночной России; куда дальше, если не формат СССР и не формат рыночный, а что-то новое на базе прошлого.) Когда-то закрылся формат крепостной России, закрылась эпоха формата советского союза, также закроется формат рыночной России. Все эпохи меняются, это неизбежно и нормально. Эволюция требует смысловой перезагрузки эпох. И есть основания полагать, что впервые силами человеческих умов, родов культур, а не как всегда «всё получится само собой». Тогда неизбежно встанет вопрос — куда дальше? Между эпохами развития все государственности стоят на нуле. Старое потеряют, нового ничего нет, живут по инерции, ориентированы на творящееся во внешнем мире. Но в это же самое время рядом стоит титаническое наследие разума и опыта жизни народа, рода корня общинности, на максимуме своих сил и возможностей, потому что только что пополнился понятиями и силами предыдущей закрытой эпохи. Всегда есть, откуда что брать. Музеи в короткие времена между эпохами с нулевым стояниям предназначены в том числе помогать находить решения (народное “зачем живём?”), если были бы созданы в общей фабуле культуры корневой родовой общинной, и не только вещевой.

Отечество, страна, родина сможет уйти в будущее, вспомнив, что было и кто она; оттолкнувшись от примера опыта прошлого, восстановив корневые основы и развивая их дальше. Если родовые корни — это фундаментальное, то первородство в фундаментализме соединено с сегодняшним днём. Разве не хранит, бережёт, выправляет вывихи и тупики развития. Собственно, корни создают эпохи и эры, содержат, исправляют любые выкрутасы и заскоки, удерживают от фатализма. (Древо Бога и Сына, корня и побегов с унаследованием свойств). Образ будущего вытекает из образа прошлого, если прошлый образ страны был сохранён (и не только музейный, но и в выборке академического и всего остального, оно тоже конечно) опередив его естественную убыль. Всё брошенное ненужное исчезает любыми ближайшими способами, по факту и следа не оставит. Значит, успеть выбрать всё, что ещё осталось в РФ из исторического наследия, которого больше не будет никогда. При этом вопрос приобретает системное историческое значение страны; не любознательное, не туристическое, не сервис и рынок. И этим должен быть кто-то занят.

Нужна полная выборка музейного наследия, всё упорядочивать, «сшивать». Титаническое наследие в «титаническом музее» – это нормально, сбалансировано. Тогда титанический музей может быть только сетевым структурированным, централизованным системным, научно-исследовательским в возможностях, существующих и ещё не открытых, — слишком большой объём и нужно собственное научное подразделение управления сетью, даже для простого содержания. А для включения в процессы развития отечественного государства и народа нужен ещё и физмат социального моделирования в динамике смысловой последовательности линейного развития, точнее, эволюции, и её подуровни; задача потрясающая, интереснейшая. Математический аппарат моделирования физики процессов социальных и родовых структур в компетенции отечества, мировых во вторую очередь с суммарной культуры цивилизации в третью.  Российская школа сильная, вполне справится.

Сделать запрос у населения — выборку со всех «вшивых рынков» городов, посмотреть частные коллекции, по договорённостям из-за рубежа ближнего и дальнего. Просмотреть сотни существующих по РФ музеев региональных, областных, районных, сельских. Не отбирать, а посмотреть и зарегистрировать, что есть вообще. Для начала выборка в центр единично сохранившееся, редкое, значимое, или всё оставить на местах пока формируется общий российский объём уцелевшего экспозиционного. Центром может стать, условно, второй ВДНХ-2, или что-то подобное, при котором небольшой научный НИИ по обработке и регистрации поступаемой информации сверхбольших данных, собираемого экспозиционного материала и работы с ним, объём которого конечен. Отсюда, задача одноразовая. Требуется её быстрое решение, хотя бы первым охватом, потому что скорость естественных потерь тоже высокая. Понадобится следующее. Сети. Структура. Система. Закон [4-6].

Сетевое образование собирает в реестр наличия все музеи до деревенских и домашних в любом их состоянии на текущий момент. С частными и зарубежными музеями сложнее.

Структура, упорядочивает сетевое образование связей всех между собой и с центром, а центра со всеми. Никто не остаётся одинок, каждого содержит вся сеть и наоборот. Это легче и проще, чем борьба частного музея за собственное существование. Начинается перераспределение экспонатов и экспозиций там, где этого требуют смыслы по разумной взаимной договорённости и согласии, учитывая все потребности, положения, условия — работа отдельная, неторопливая, аккуратная и точная. Зная весь материальный объём сетевого музея РФ центр возвращает в регионы, области, города, районы экспозиционные экспонаты из их исторически сложившегося традиционного, выравнивает все экспозиции. Cеть образует новые музеи, точно подгоняет специфику исторического образа жизни городов, областей. Люди перемещаются по всей России, внутренние миграции непрерывны. С собой перемещают вещи. Всё перемешивается. Что угодно оказывается где угодно, но всё же должно принадлежать месту происхождения. Центру сортировать то, что по случаю оказалось «не отсюда» в других регионах, с иным образом жизни. Нужна структура региональных корневых традиционных тематик в централизованной системности вместе взятой. Человек из Хабаровска не поедет в Москву, чтобы посмотреть на патефон, самовар, своих хватает. Так со всеми крупными городами регионов промышленных, аграрных, добывающих ресурсных, курортных, которые становятся собственными равноценными и полноценными отделениями центра сетевого музея. Во всех регионах, областях, районах должны быть свои музеи «малых родин» исторически сложившегося краевого традиционного родного образа жизни городов, областей, районов, поселений. Сам центр сети ВДНХ-2 собирает, объединяет в себя и представляет собой все характерные базовые экспозиционные особенности каждого регионального отделения не повторяющиеся между собой, начинает нести характерный отпечаток всей сети, в этом отличие центра от самой сети, с тем приобретает конкретное смысловое предназначение и далеко не маленькое, скорее всего по экспозиционному объёму превысив объём первого ВДНХ. Всё же с упором на историю культуры родового эволюционирования (здесь «культура» в понимании объёма полной развивающейся родовой жизни с непрерывной выборкой совершенств, как вершин достижений, а не масскультпросвет.) ВДНХ-2 народный, если не так, то ничем не будет отличаться от первого ВДНХ. Конечно же, с созданием своей собственной внутренней коммуникационной интернет-сети, плюс всё новые и новые открывающиеся возможности смысловой целевой коммуникативности со всеми остальными гуманитариями, естествознанием. Каждый российский регион исторически традиционно индивидуален. Это вопросы генезиса и парадигм корневого развития сложившегося тысячелетиями проживания на одном месте, давшего современный результативный хронотип сетевых региональных «малых родин» и определивший исторический неповторимый точный характер города, области и человека, которые все разные, у каждого своё лицо, характер, темп, ментальность, значит отразившиеся в своих показательных музеях. Пусть хронотип размытый, до редких едва видимых проблесков (потеряли характер городов, натуру, лицо, индивидуальность, харизму, стали как все общеевропейские, безликие), но склонения к внутреннему сохранению и развитию есть, значит ещё жив и может восстанавливаться. В том числе именно через музей местного наследия и родовую корневую генетическую память. Тенденции общемировые по всем культурам. Когда-нибудь соединятся вместе до цивилизационной законченности.

Система завершает объём работы структурированного сетевого создания по формированию массива наследия экспозиционного вещевого, предметного, по территориальному перераспределению и содержания сети наследия. С открытым поступлением нового экспозиционного материала возвращаемое населением, по зарубежным запросам возможного возвращения экспонатов. Вышлифовывая цельность объёма, упорядоченность и фиксацию всей задачи сбора исторического наследия страны (не только музейного) на уровне окончательно закреплённой системной централизации со многими возможностями.

Утвердить в государственных нормативах единый российский сетевой музей с центром в качестве второго ВДНХ.

Сетевому музею разработать собственную новую методику подачи экспозиционных материалов, где через вещи рассказывают о людях и образе жизни того времени. С учётом того обстоятельства, что сначала нужны люди, их характеры, эмоции, возможности, умонастроения, стремления, «сам дух тех эпох и веяние времени», а не просто штучные музейные вещи сами по себе и их простейшее использование.

В новой смысловой методике всё внимание отдано образам людей прошлых поколений, или самих себя прежних, объёмам живого образа их эпохи. Не вещи, а жизнь. Не что имели в руках, а какими были, как жили, как относились ко всему на свете и друг к другу, что и как создавали, на века и поколения. В наследие не вещь в музее, а живыми образами качества жизни в наследии, как опечатка показателей, свойств, характеристик ментальности собственного прошлого. Родовое прошлое, это в первую очередь эволюционное накопление вершин достижений и совершенств, становящиеся культурой, а не всё подряд что было, недаром «всё плохое прощается и забывается». Разве не из чего закладывать новые эпохи и формы государственностей.

Сетевой Музей РФ генерирует оживший качественный образ народа на том уровне, который позволяет современнику самому оказаться изнутри того образа, теми людьми и среди них применительно к себе. Коротко, но мощно и глубоко позволяет увидеть и пережить их эпоху на время выключившись из своего времени. Рассказ не о вещах, а через вещи о людях и их жизни. Погружение в их объём жизни оживший эмоциональный, заговоривший, шумный, пахнувший. Погружение в бытовой будничный уклад квартир домашний семейный, городской, общественный, коллективный, в настрой и взаимоотношения, социальное восприятие, социальное дело. Интуитивная генетическая память современника, попавшая в свою среду и ожившая, сама дополнит образ увиденного всем остальным соответствующим. И кто бы знал, как это может повлиять на дальнейшую судьбу человека вдруг нашедшего то, что ему так не хватало.

«В прошлое вернуться невозможно, но его можно почувствовать» — дать войти туда, увидеть, понять, эмоционально пережить, примерить к себе, тем самым полноценно пережить как наяву. Что было бы главным смыслом сети. Через вещи, предметы и рассказ о них оказаться участником среди оживших людей из прошлого: их шумный эмоциональный бурный быт и жизнедеятельность, производство обихода, обстановка и использование предметов, отношение ко всему, друг к другу, стремление куда-то. Можно быть в гостях у образа прошлого, можно прожить как в образе прошлого, а можно стать самим прошлым, изнутри прошлого, участником. Создать такую методику, учебники музейного дела. При единственном условии, что не против генетической памяти. Всё что есть, должно быть своим родным как среда, внутри которой оживает генетическая память. Или оттолкнёт, ничто не раскроет, вещь останется вещью, которой найдут иное применение – рыночную стоимость. Такой подход потребует точность сетевого территориального подбора и выкладки экспозиций предельно продуманного. Ничего нового тут нет, но всё кратно усиливается, уходит в глубины, яркость образов качественных динамических развёрнутых, значит, степени смысловой результативности музеев.

Для такой подачи нужен тот, кто сам из прошлого, или способен в себе восстановить родовую память и теперь через подборку музейных вещей может рассказать о прошлом, дать возможность увидеть, вспомнить, сопоставить, оценить. Значит, как всегда, проблема в кадрах, где взять таких музейщиков, «сталкеров» по образам прошлого которые существуют сами по себе, но их применение не познано, не освоено, польза не изъята.

Заодно разработав дополнительные программы обучения; восстановление по наглядным образцам в возможных сегодняшних потребностях там, где возвращаются к механике (зачем изобретать, если уже было; возьми образец, измерь, зарисуй, подгони под современность, получишь что хотел). Программу туризма тоже.

Исходя из вышеприведённого. Россия — большая страна. Невероятное количество городов и поселений. Набирается ещё больше вещей из истории образов прожитого, эпох рождённых, произведённых отработанных и закрытых. Ни в какие музеи ничего не поместится. Лет через четыреста, тысячу, ценность любой бытовой простейшей вещи станет невероятно высока. Историю развития сто раз перепишут, поменяют, а экспонат, археология как факт лобовой — есть вещь упрямая, никем не изменяемая. «Если факт опровергает теорию, то тем хуже для факта» прекрасно работает и добивает историю наследственного образа исторического народа и страны. Только государство может сохранить и уберечь информативную фактологию, в том числе музейную экспозиционную экспонатную от теорий научных, рыночных, политических, оккупационных. Получаем объём и сохранение. Объёмное сохранение наследия. Оно же охрана образов жизни всех былых эпох через механизм современного государственного сетевого музея в цельности единой, окончательно собранной и зафиксированной. Вообще-то относится к решённым вопросам цивилизаций и их эволюций. Цена вопроса достаточно высокая, так ведь и история во времени в степени множественности это уже космос; пусть не сразу, начав с простейшего, постепенно, сделают.

Предлагается посмотреть возможности и целесообразность создания нечто вроде второго ВДНХ в собственной сети музейно-выставочной с запасниками. Дело не в названии, хотя символика есть и тоже несёт своё значение. Туда поместится всё со всей страны. Охраняется государственностью и законом. На виду всё сразу, единомоментно управляется и содержится. Максимально устойчивое, сильное долгоживущее образование  в парадигме музеев РФ.

Один ВДНХ государственный народный хозяйственный. Второй ВДНХ социального и общественного обеспечения уклада бытового, городского, сельского. Исходя из того, что всегда есть что делать в государстве и всегда есть, как и чем жить народу. В сумме есть куда развиваться обоим. Между ними нет противоречий. Содержат и усиливают друг друга. Один ВДНХ по развитию государственного планирования и производств. Другой -по продолжению эволюции родовой культуры, а это совершенно разное. Две позиции. Нужны обе. Один сбрасывает другого на остаточную стоимость, другой сбрасывает первого тоже на такую же остаточную стоимость в своём понятии и отношении. Получаем два предназначения общего смысла. А это уже сеть в структуре, давшая системные ценности и управляющую системность. Отсюда одинаковая значимость обоих понятий – позиций двух ВДНХ. Забота о каждом равноценна. Народ и государство успевают и там, и там. Русский человек одновременно родовой народный и государственный, он же крестьянский, социалистический, электоральный, он же божий высший. В какой эпохе сидит, чем занят — это другое. От культуры родовой и вечной, и от законов мелькавших чередующихся видовых форм государственностей в системных типах.

Пусть будут два ВДНХ государственный и народный из одной страны и Родины. Один — выставки достижений хозяйства страны и народа — Келдыша М.В., Гагарина Ю.А., Ломоносова М.В., Жуков Г.К…(собирательное). Второй — по истории форм и образов жилищного бытового уклада, отношения и менталитета родной земли самого народа, который создавал первую выставку труда и достижений народного государственного хозяйства — Левша, Кулибин, малахитчик Прокопичь, Данко, три богатыря (собирательное, весь народ был мастер) в его востребованности условия и среды содержания бесконечного родового домостроя во всех его формах. Главное, там, и там работал и творил один и тот же народ, создавая хозяйство страны, что-то своё родовое ментальное, ему необходимое. Значит, нужен цельный образ истории страны и человека. Сетевой музей, в собственных отделениях в контурах РФ, должен успеть выбрать из уходящего всё уцелевшее, на планете такого не будет никогда. Одноразовая задача. Оба ВДНХ пополняются во времени, экспозиции меняются в пределах достижений, потому что есть эволюционное развитие, по бесконечным приращениям которого попадают в будущее.

Отдельно. При достаточном количестве музеев древнеславянской и старой Руси и достаточном количестве музейной истории государственности практически нет музеев обихода и быта именно гражданского городского населения эпохи советского периода. Всего того, что народ всей страной семьдесят с лишним лет массово производил своего для себя, в чём нуждался,  из предметов быта, обихода и содержания собственного существования. Обывательства жилищного, городского, социального, коллективного, коммуникативного совместного рабочего и дружественного. Отдельно туризма и походов, вело-мото-авто-авиа, ДОСААФ и спорта. Советский городской ширпотреб домашний, уличный, магазинный, парковый и спортивный, зрелищный. То, чем были заполнены все квартиры, дома, чердаки, сараи, дворы,. Какие были забитые роящиеся ЦУМы  с любимыми секциями детскими, одеждой, тканей, парфюмерией, радиолюбительских товаров с бытовой техникой и секций самоделкиных отходов производств для гражданских нужд на продажу, в которых копались с особой страстью от детей до дедов – мастерили все, весь народ был мастеровой, женщины — рукодельницы мастерицы. Как выглядели вещи того периода. Какими предметами обустройства города жили, как пользовались: улицы, ларьки и базары, магазины, кафетерии, прачечные, городские столовые общепита, пивнушки с раками, набережные, парки массовых гуляний, летние шапито и аттракционы. Какими вещами заполнены городские квартиры, что на кухнях, в подсобках, антресолях, что было на полках, на столах детских ученических домашних уголков, сами уголки и советские игрушки, детские коляски, что висело на стенах, в коридорах коммуналок, чуланах, во что одевалась, какая мебель, посуда, игрушки, радиотехника, бытовая техника, кухонная, домашний инструмент, ёлочные украшения мишуры и маскарада, все украшения уюта в квартире, в том числе символические знаковые. Всё то бытовое, городское, уличное, парковое хозяйство, домашнее бытовое ширпотреба промышленных и бытовых товаров которое создали всей страной и чем привычно жили столетие, пользовались каждый день. Какими предметами пользовались на работе в конторах, конструкторских бюро, расчётных отделах. Что собственного отечественного родного, часто любимого, изобретало, массово выпускало и чем пользовалось городское население за долгий советский период времени. Как народ жил, что любил, хранил, берёг, как чем праздновал, чем увлекался, умел и мастерил, собирал, что коллекционировал. Что было модным, народным в каждом поколении советского периода довоенном, послевоенном, в поздний советский период.

Хуже всего, что вещевое наследие союза в рыночной России не ценится, ни во что не ставится. Куча старья копеечной исторической и музейной ценности, которого много на городских свалках, тридцать лет выкидывали, но не место в музеях государственной и народной памяти. Причина естественная, человеческая. На смене эпох всегда так. Когда-то всей страной яростно уничтожали и избавлялись от всего буржуазного наследия, помещичьего, хотя могли рояли не рубить, а научиться самим играть. Потом с тем же отвращением избавлялись от всего советского наследия, хотя могли… на века и предельно возможного качества. Почему газовый утюг, дровяной самовар (25 000 руб.), стоит на рынке, а не в музее. Потому что 25000 — дело в людях. Книги, мебель, посуду — сразу на свалку.

Сегодня таких музеев, залов, отделов советской эпохи меньше всего. Что-то есть мощное, достаточно полное, с толком оформленное, но единичное. Больше как спонтанность частников, или урезанными отделами, уголками экспозиций больших выставочных музеев. Реконструкции, инсталляции, мастер-классы, ряженные. Зачастую как музеи — склады, завалы штучных вещей. разве что упорядоченных по времени, применению и регионам, а рассказ — как-нибудь, вкратце, примерно, общими словами, общими чертами. Вместо точных алгоритмов ожившего системного чувственного образа жизни городского народа и самого народа, людей, развивающего народное хозяйство собственного отечества. Тем более подогнанных под точные данные и характеристики возможности восприятия давно изменившегося современника и сообщества в целом ко дню сегодняшнему.

Нет глубокой речевой описательной части экспозиций, выводящих слушателей на уровень срабатывания и запуска видения и переживания живых образов тех лет. Нет музеев мощных полноценных систематизированных, плюс «сталкер» по эпохам и времени, где с умом собранные предметы способны дать возможность почувствовать какой был человек раньше, внутреннюю общественную жизнь и её качества, душу народа, городского населения. Почувствовать интересные характерные стороны буден пользования каждого дня семьи и на работе, выстроенные по поколениям времени развития, способные современному человеку дать почти полное ощущение его собственного прошлого, себя в прошлом, быта его обычной рабочей семьи и профессии, коллективов, просто доброй светлой дружбы людей, соседей, гостей.

Сетевой музей – вход в прошедшие эпохи; в ближайшую — социалистическую, если она в настоящей эпохе оказалась самая востребованная. Просто ощутить. Может, найдётся для себя что-то хорошее, забытое, доброе, что поможет жить дальше.

Двойной сетевой музей РФ начинает выступать в роли преемственности даже не поколений родовых заветов и заповедей Отцов и Детей, а сразу эр, эпох и строев имперских, их видовой жизни. В первую очередь между двумя ближайшими соседствующими эпохами, как из руки в руку. На такое способен только такой музей и проводники музейного дела, больше никто. Мощный. В глубокой проработке. Собравший всё.

Имеем проблему принципа бессвязной разрозненной предметной штучности, фрагментированности музеев,  а не логики системности, причинности и следствий. Если надо посмотреть просто вещи, то можно смотреть просто штучные вещи целевого назначения, перечень. Если надо почувствовать самих себя как народа в собственном прошлом состоянии, тогда нужна иная подача предоставленного наследия вещей. Нужно приглашение туда и рассказ оттуда. Есть жизнь. Есть вещи. Вещи рассказывают от жизни, а не о самих себе.

Предмет старины как образ жизни. Ценностная значимость музея предельно высока, до упора возможного. Это мостовая конструкция — межвидовая, межвременная, по работе с образами эпох. Вполне реальная, понятная, ощущаемая, чувственная и эмоциональная.

Главный смысл сети. Как прошлым пользовались вообще. Какие житейские применения помимо первичного назначения, как сказывалось, что значило для человека, что ценили вообще, что отвращало и презирали, что любили, от чего были счастливы, что огорчало, объединяло в дружбу, что дружбу прекращало, за что ругали или хвалили, что дарили друг другу дома, родне и на работе, правила «дарения». Народа эмоционального, мечтательного, певучего, всем интересующегося, во всём разбирающегося, изобретателя и инженера, головастого и рукастого «мастера на все руки», «мастера — золотые руки», «светлая голова, добрые руки», дружба, улыбки, песни, работа, коллективное, который всё это сотворил объёмом народного хозяйства, пользовался и жил, особенно по части детства, воспитания, ученичества, труда. Разве сетевому музею не о чём сказать. Разве не убеждает, ни к чему не выводит, не вызывает резонансного отклика в душах, поправок.

Вот и остаётся, посмотреть бы на самые настоящие вещи того из того времени, обо всём говорящие, которые можно потрогать руками. Через вещи-экспонаты почувствовать живой образ того времени, живых людей, работящее население, народное дело. Увидеть, как жили всем рабочим трудовым народом, заводами, фабриками, институтами, рабфаками,  почему «заводская проходная в люди вывела меня», это как, где у них было «быть богатым и знаменитым». Чем жили и как, какими были, кем были друг для друга, как относились между собой и ко всему на свете, что любили, детство и взрослость, институты и заводские коллективы, чем занимались дома по вечерам и выходным, на работе, домашняя и рабочая обстановка того времени, в чём была широка страна моя родная и почему родная, почему так вольно дышит человек — это как, почему страна и народ красивы, в чём счастье и почему оно разное, что значит любить всё что есть, это как, что делать. Почему все были такими весёлыми, дружными, эмоциональными (все здоровые и крепкие), коллективными, честными и какими-то очень правильными в сравнении с современником. На все такие вопросы и должен бы отвечать НИИ Сетевого ВДНХ-2, если будет создан.

Дедовская и Отцовская вещь, предмет старины, память не может лгать, их можно рассмотреть, потрогать, их можно ощутить более чем явно, потому что они до сих пор излучают что-то такое, что можно было бы назвать человеческой «намоленностью», долгой «набытностью», «зарядом родного обывательства». Собранные все вместе, они обладают удивительным свойством. От них всегда веет чем-то своим, родным, тёплым, милым, умиротворённым, пусть наивным, очень простым и чистым, в чём-то детским и беззащитным, но зачастую в той простоте есть что-то гениальное которое всегда просто. Такие вещи излучают какую-то забытую доброту, вызывают невольную улыбку, поднимают из памяти что-то хорошее по собственным родителям. Собранные старые дедовские вещи собираются вместе, дают среду, а среда соединяется с современной генетикой памятью душевной русской этнической и дают именно такие ожившие самые добрые светлые ощущения, эмоции, мысли, память. Генетика поможет почувствовать и знать, в ком уцелела; не надо учить любить родную старину, ты уже любишь, хотя в первый раз видишь. Совместно с включёнными в экспозицию произведениями искусства это представляет собой достижение культуры. Правильно собранная и преподанная экспозиционная среда маятниково раскачивает генетику, раскаченная генетика вскрывает ещё больше скрытой забвенной информации в среде, среда излучает ещё больше в генетику — резонансная прогрессивная раскачка и очень быстрая. Пропадают вещи, остается образ, его и смотрят, ощущают, переживают. На мгновения время отключается, соединяются разорванные поколения, сливаются эпохи, можно ходить и бывать где хочешь, всё видеть. Перекладывать на себя настоящего с чем и выходить обратно. Времени вполне хватает, чтобы что-то понять.

Человек — существо сложное. Тело здесь, да, но душа моментально может быть, где захочет, видеть что хочет, ни время, ни пространства ей не помеха. На это расчёт музейных реалий. Вполне осуществимый.

Нужна системность показа городского материального проживания всего сразу, вытянутого во времени развития, которое взялось из нужд предысторий и потребностей времени их появления, развития, перехода на новую качественность техническую, обиходную, бытовую. Эволюция меняет время. Время меняет человека. Человек меняет бытовое содержание. И в обратную сторону осевым линейным проходом назад; возможно даже такое через предметно показательную фактологию обязательно очеловеченную. Тем более нужен сетевой институт.

Научному центру Сетевого Музея для музейного персонала разработать новую учебную методику подачи экспозиционного материала образа истории эпох; ближайшую союзную в первую очередь с хорошо сохранившейся памятью. Методики можно отпечатать тиражом больше и продавать посетителям музеев в категории массовой научно-популярной образовательной литературы, в которой было бы всё то, о чём говорим.

Создание цифровой фотогалереи фонда сетевого музея

Пока выстраивается сетевой музей РФ, на это время музей можно заменить фотогаллереей. Компьютерной мощной библиотекой тематических фоторепродукций как базы данных не только предметной, а и образа культуры прошлого родового человека и природы сразу. Такие уже есть. Тот же сетевой музей, только более широкий, свободный, глубокий и универсальный, легко показывает то, чего в обычных музеях не бывает, а что есть, то разрозненно, нужна цельность легко доступная. Фотогаллерею, компьютерную графику — создавать обязательно. Десятки гигабайт информации. У неё должна быть своя самостоятельная функция и предназначение с возможностью включения куда угодно, образовательного и не только, федерального значения. Дальше библиотека фотогаллерей может работать самостоятельно в государственных программах воспитании образования исторического конструктивизма. Соединённая и работающая в паре с Сетевым Музеем РФ принимает свойство вполне самодостаточное самовоспроизводящее самоопределяющее, вкладывающее себя. Потому что, условно говоря,  может быть перфектом мостовой конструкции, социальным сопроматом и свойством материалов человеческой породы, родовой.

Предложенная концепция сетевого музея в составе комплекса предложений рассмотрена в Администрации президента РФ (от 28.01.2020 г)

Литература

1.Государственная Третьяковская галерея. Искусство XII — начала XX века. Ред. Лыкова Т.А., Правоверова Л.Л., Волченкова И.Ю. — М.:СканРус, 2018.- 272 с.

2.Пиотровский М.Б. Эрмитаж. Выбор Директора. — С.-Пб.: Арка, 2019.- 96 с.

3.Федеральный Закон “О музейном фонде Российской Федерации и музеях Российской Федерации” от 26 мая 1996 г. №54-ФЗ [Электронный ресурс] // https://legalacts.ru/doc/federalnyi-zakon-ot-26051996-n-54-fz-o.

4.Федеральный Закон “О внесении изменений в Федеральный Закон “О музейном фонде Российской Федерации и музеях Российской Федерации” от 23 февраля 2011 г. №19-ФЗ [Электронный ресурс] // www.kremlin.ru/acts/bank/32712.

5.Положение о государственном каталоге Музейного фонда Российской Федерации от 12 февраля 1998 г. №179 [Электронный ресурс] // https://legalacts.ru/doc/postanovlenie-pravitelstva-rf-ot-12021998-n-179.

6.Положение о Музейном фонде Российской Федерации от 12 февраля 1998 г. №179 [Электронный ресурс] // https://legalacts.ru/doc/postanovlenie-pravitelstva-rf-ot-12021998-n-179.

Английская часть

Abstract

The concept of making of network museum of the Russian Federation based on saving of a subjects heritage of the proximate historical past is offered. Semantic value of creating of an exposure of real subjects medium of things-exhibits of a heritage of cultural life of the country is shown. The analysis of the modern theme museums is made. Linkage of the modern museums with an axis of historical culture of life of people and role of objects of olden time is shown. Problems of imitative museum pieces and emotional inspiring bright action of the real objects which have maintained from a concrete historical epoch creating alive medium of a known time period are considered. The emphasis is placed on stressing of a role of Old Russian, Russian-Soviet national olden time of the village which have maintained the true subject heritage according to interior communal culture and tradition. The state of the modern remote village settlements which are saving up use of an in ware turnover of a national household activity, work, skill, traditions, ceremonies, holidays is shown. The negative tendency in spontaneous collecting of museums with a view of only business income is determined. The standing that before to move forward is necessary to know and analyse the proximate past is well-founded. Therefore the exposition museum can be only system network structured, centralised, research and development. Principles and approaches to creating of a network museum of the Russian Federation, selection of structure of regional tradition themes in centralised system together taken are offered. It is offered  in a museum through intuitive genetical memory to enter into household family city public collective conditions,  interrelations, social perception, social business. It is offered to use coordination centre and structure which ranks and contains network bonding and works between separate museums and centre.

Key words: network museum of the RF, genetical memory, subjects heritage, objects of olden time, the proximate historical past

Zacharov Igor Vladislavovich

Leading expert, Samara State Technical University

Aleksentseva Svetlana Evgenievna

Dr.Sci.Tech., Rank the senior lecturer, professor, Samara State Technical University

Molodogvardeyskaya street, 244, Samara 443100,RUSSIA, alekswave@yandex.ru

References

1.The State Tretyakov Gallery. Fine Arts of the 12th – early 20- th century.  Ed. Lykova T.A., Pravoverova L.L., Volchenkova I.Yu. – Moscow: SkanRus, 2018.- 272 с.

2.Piotrovskii M.B. The Hermitage. Director’s Choice. St. Petersburg: Arca, 2019.- 96 с.

3.RF Federal Law “O muzeinom fonde Rossiiskoi Federatsii i muzeyakh Rossiiskoi Federatsii” of May 26, 1996 no. 54-FZ // https://legalacts.ru/doc/federalnyi-zakon-ot-26051996-n-54-fz-o.

4.RF Federal Law “O vneaenii izmenenii v federalnyi zakon “O muzeinom fonde Rossiiskoi Federatsii  i muzeyakh Rossiiskoi Federatsii” of February 23, 2011 no. 19-FZ // www.kremlin.ru/acts/bank/32712.

5.Polozhenie o gosudarstvennom kataloge Muzeinogo fonda Rossiiskoi Federatsii of February 12, 1998 no. 179// https://legalacts.ru/doc/postanovlenie-pravitelstva-rf-ot-12021998-n-179.

6.Polozhenie o Muzeinom fonde Rossiiskoi Federatsii of February 12, 1998 no. 179// https://legalacts.ru/doc/postanovlenie-pravitelstva-rf-ot-12021998-n-179.

Авторы:

Захаров Игорь Владиславович,

ведущий специалист

Алексенцева Светлана Евгеньевна,

д.т.н., доцент,

профессор

Контакты:

Самарский государственный технический университет,

Самара, 443100, Россия, г. Самара, Молодогвардейская, 244,  

alekswave@yandex.ru 

УДК 069


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика