Суббота, 27.11.2021
Журнал Клаузура

«Для вас я живой есть и буду вовеки!»

Преподобный

Серафим Саровский

(1759-1833)

МОЛОДОСТЬ

Жил в Курске благочестивый купец Исидор Мошнин со своей женой Агафьей. В ночь на 20 июля 1759 года родился у них сын, которого в святом крещении нарекли Прохором. Был Исидор строителем-подрядчиком, все у него ладилось, но последним, лучшим делом рук его стало – сооружение большой церкви во имя преподобного Сергия Радонежского. Но закончить работу благочестивый купец не успел, – выстроил лишь нижний храм св. Сергия, в 1762 г. он умер, когда Проше исполнилось 3 года. И вдове пришлось одной воспитывать и сына, и возводить верхний храм, на что ушло почти 16 лет.

Мальчик подрастал, и вскоре мать поняла, что сын ее — необыкновенный ребенок. Однажды Агафья взяла с собой на стройку семилетнего Прохора, взошла с ним на колокольню, откуда открывался изумительный вид на город. Прохор, как все дети, начал играть, бросать камешки и смотреть вниз, какой из них долетит первым. Вдруг он оступился и упал на землю. Мать в ужасе бросилась к сыну, не ожидая увидеть его живым. Каковы же были изумление и радость Агафьи и сбежавшихся соседей, когда оказалось, что мальчик невредим! Так с раннего детства матери и близким было открыто, что Бог чудесным образом хранит Своего избранника.

Когда Прохору исполнилось 10 лет, он тяжело заболел, и у врачей не было надежды на выздоровление. И вот во время самых тяжких страданий мальчику во сне в неизреченном сиянии явилась ему Божия Матерь. Она ласково утешила маленького страдальца и сказала, что надо потерпеть еще совсем немного, и он будет здоров.

На другой день мимо дома, где лежал больной Прохор, шел крестный ход: несли великую святыню города Курска и всей России – чудотворную икону Богородицы – Курскую-Коренную. И вдруг хлынул дождь, что заставило шествие свернуть во двор Агафьи. Увидев это из окна, мать, взяв на руки больного сына, поспешила вынести его на улицу. Здесь икону пронесли над мальчиком, и с этого дня он начал быстро поправляться, – рука Божия второй раз возвращала к жизни сына!..

Прохор не был похож на своих сверстников. Учился он охотно и хорошо: овладел и русским, и латынью, прекрасно писал и считал. Любил уединение, церковные службы, чтение священных книг. Это было ему совсем не скучно, через молитву перед ним все больше приоткрывался неизведанный и прекрасный духовный мир, в котором царят Божественная любовь и добро.

Когда же Прохор несколько подрос, стал, по совету матери, помогать Алексею, старшему брату, который по примеру отца занялся торговлей. Но сердце Прохора не лежало к земному. Ни дня он не мог провести без храма и всей душой стремился к Богу, Которого любил всем сердцем, больше всего на свете. Он желал быть с Богом постоянно, и потому ему все сильнее хотелось уйти в монастырь. Наконец он признался в своем желании матери. Как ни тяжело Агафье было расставаться с любимым сыном, но она не препятствовала ему. Когда Прохору исполнилось семнадцать лет, он покинул родной дом, получив материнское благословение – большое медное распятие, которое носил на груди и которым необычайно дорожил всю жизнь.

Теперь перед Прохором встал вопрос: какой монастырь избрать?.. С этим он направился в Киево-Печерскую Лавру, главную духовную святыню. Его сопровождали друзья, и все шестеро шли пешком, одолев 500 верст.

 Добравшись до Киева, паломники начали обходить все святые места древней Лавры. Воля Божия открылась Прохору через старца Досифея, монаха-затворника Киево-Печерского монастыря, имевшего дар прозорливости.

«Иди в Саровскую обитель, – сказал старец. – Там Дух Святой будет вести тебя ко спасению, там ты окончишь свои дни».

Прохор поклонился в ноги затворнику и от всего сердца поблагодарил его.

Накануне великого праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы Прохор, проделав нелегкий путь от Киева до Темниковских лесов, вошел в Саровский монастырь. То было славное монашеское братство, известное своими строгими подвижниками. Здесь юного боголюбца заботливо принял настоятель отец Пахомий. И настоятель, и братия искренне полюбили доброго и усердного послушника.

Молитва ко Господу и труд – из них состоит жизнь инока, через них Господь укрепляет дух подвижника, его стремление к высшему горнему миру. Прохор, который в сердце своем твердо решил всего себя отдать Господу, с радостью проходил все самые тяжелые монастырские послушания. Он рубил деревья в лесу, целыми ночами выпекал хлеб для братии, трудился плотником и строителем. Но самое главное, он учился молиться, приучал свой ум и душу возноситься к Богу, чтобы ничто в мире не могло отвлечь от молитвы.

Мудрые люди говорят, что молитва, настоящая молитва к Богу, – самый тяжелый на свете труд. Как ни тяжко порой бывало, но к церковным службам Прохор приходил первым, а покидал храм последним. Душа его стремилась к полному уединению, туда, где ничто не отвлекает от общения с Богом. Однажды он сказал об этом своем желании духовнику, и тот благословил послушника Прохора по временам удаляться в глухой монастырский лес для уединенной молитвы.

С самого начала своего монашеского пути преподобный Серафим твердо решил, что в жизни будет надеяться только на помощь Господа Иисуса Христа и Пречистой Его Матери. Эта вера и надежда послушника Прохора подверглись суровому испытанию: через два года, как он поступил в монастырь, Прохор тяжко занемог и проболел целых три года. Болезнь была очень тяжела, но врачи того времени не могли точно определить вид ее, лишь предполагая, что это была водянка: распухшее тело не позволяло двигаться, больной все время лежал, так что братия уже отчаялась в его выздоровлении. Но Прохор вверил жизнь свою в руки Божии. Когда страдания достигли предела, вновь явилась Пресвятая Богородица в сопровождении апостолов Петра и Иоанна. Указывая на Прохора, Она сказала Иоанну: «Сей – нашего рода!», причем правую руку Она положила на голову больного, а жезлом коснулась его правого бедра, где вскоре открылась большая рана, из которой вытекла вся вода. От этой раны остался на бедре след – углубление, куда входил кулак.

В третий раз Царица Небесная приняла участие в его исцелении. Так Божия Матерь готовила Себе, с самого начала монашеского пути Прохора, великого по смирению сотрудника и мудрого исполнителя Своих велений.

Когда Прохор вполне окреп, игумен Пахомий послал его собирать деньги на постройку в Саровском монастыре больничной церкви. Труд этот не легкий, но послушник охотно исполнял его, обходя многие города. Дойдя до Курска, Прохор узнал, что матушка его умерла, а брат Алексей пожертвовал на постройку саровской церкви немалую сумму.

Когда Прохор, исполнив поручение, вернулся в Саров, то приступил к сооружению прекрасного нового престола из кипарисового дерева, предназначенного для нижнего больничного храма.

ГОДЫ ЗРЕЛОСТИ

В 1786 году, двадцати семи лет от роду Прохор был пострижен в монашество с именем Серафим, что значит «Пламенный», и в том же году посвящен во диакона. Служение его в этом сане продолжалось 6 лет, причем о. Серафим почти не выходил из церкви, и ознаменовалось оно видением Ангелов, данное ему в Страстной Четверг за литургией; возгласив: «Господи, спаси благочестивыя и услыши ны…» и подняв орарь, диакон Серафим уже не мог ни говорить, ни двигаться с места. Его ввели в алтарь, где почти три часа он находился в необычном состоянии. Игумен Пахомий позже узнал, что о. Серафиму дано было увидеть Самого Господа, окруженного всеми Ангельскими чинами, «будто бы роем пчелиным». Христос, от западных врат идя по воздуху, дошел до амвона, благословил служащих и молящихся, особо же Серафима, после чего, сияя неописуемым Фаворским светом, вошел в Свой образ на иконостасе.

Игумен Пахомий, друг родителей диакона Серафима с молодых лет и знавший необыкновенную духовную одаренность их младшего сына – послушника своего, не спешил проводить его по ступеням духовного пути: 8 лет Серафим был послушником, 7 лет диаконом, а во иерея был рукоположен лишь на 34 году своей жизни епископом Тамбовским. Служил о. Серафим, как все и делал, истово, ежедневно долгое время. От беспрерывного стояния ноги у него опухли до такой степени, что покрылись ранами, так, что он уже не мог продолжать священническое служение. И пришлось ему изменить образ жизни: испросив благословение нового игумена о. Исаии (всеми любимый игумен Пахомий скончался – ред.) о. Серафим удалился в «дальнюю пустыньку», уединенный деревянный домик в лесу, в 5-6 верстах от Сарова. И началась его жизнь отшельника, продолжавшаяся 15 лет.

Келья о. Серафима находилась на холме, у подножия которого протекала речка Саровка; вокруг домика, батюшка устроил огородик, окруженный забором. Все тропинки, ведущие к келье, были завалены буреломом (сучьями, ветками, бревнами), так что – хода к нему не было.

Среди векового саровского леса жили дикие звери, и еще с большей ревностью принялся отец Серафим за монашеские подвиги, связанные с суровыми лишениями: он страдал от холода, от однообразной и скудной пищи (долгое время питался травой «сниткой»), страдал от комаров, покрываясь во время работы кровавыми волдырями и пятнами. Днем и ночью батюшка носил на себе тяжелые железные кресты, клал по тысяче поклонов сряду, справлял церковные службы, а ночному отдыху уделял не более трёх часов.

По воскресеньям и церковным праздникам о. Серафим посещал Саровский монастырь, больничную церковку, где служились ранние литургии, а после службы принимал монахов, которые приходили к нему за духовным наставлением. «В пребывание его в пустыни вся братия была его учениками», вспоминали саровские старцы.

Через много лет Господь Иисус Христос даровал и самому преподобному Серафиму силу исцеления больных, предвидения будущего и молитвенной помощи несчастным. Но прежде его мужество и верность Богу были испытаны и укреплены в трудностях и искушениях.

Душа его была очищена от всякой нечистоты, помыслов маловерия, сомнения, превозношения над другими, гордости – всего того, что есть в душе каждого человека.

Восхождение на пути к святости сопровождалось у Серафима удивительными испытаниями, хорошо знакомыми отшельникам. Так, например, однажды батюшка услышал страшный звериный рев, а потом невидимая толпа с шумом бросила в келью громадное полено, которое едва смогли вынести восемь человек! Иногда стены кельи раздвигались, а в нее врывались воющие твари, являлся гроб, из которого вставал мертвец… Ярость падших духов доходила до предела, и они принимали видимый облик, чтобы смутить святого, на преподобного пытались наброситься страшные адские чудовища. Однажды неведомая сила подняла его и несколько раз с силой ударила об пол.

Враг рода человеческого, диавол, желая отвратить преподобного Серафима от подвига, сделал своим орудием злых людей. Однажды преподобный Серафим рубил в лесу дрова. Вдруг перед ним очутилось трое неизвестных. Они набросились на монаха, требуя денег:

«К тебе многие приходят и наверняка приносят и золото, и серебро». — «Я ни от кого ничего не беру», — отвечал им преподобный Серафим. Но они кинулись на него, желая либо получить мнимые сокровища, либо убить подвижника.

Преподобный Серафим был очень крепок и силен, к тому же в руках у него был топор, однако, будучи монахом, он не мог ответить ударом на удар, причинив кому-нибудь зло. Предав себя в руки Божии, он сказал: «Делайте, что вам нужно». Один разбойник ударил его по голове обухом топора, изо рта и ушей преподобного хлынула кровь, и он упал замертво. Разбойники долго избивали его, наконец, устав, бросили его возле кельи и устремились в жилище пустынника искать деньги. Но обнаружили там лишь икону да несколько книг. Тогда они поняли, что убили праведника; на них напал страх, и они опрометью кинулись прочь от нищенской кельи и от лежащего на земле бездыханного монаха.

Но преподобный Серафим остался жив. Придя в чувство, он, преодолевая страшную боль, возблагодарил Господа за безвинное страдание, подобное страданиям Самого Христа, и помолился о прощении злодеев. А когда наступило утро, он с огромным трудом, весь в крови, истерзанный, побрел в обитель.

Братия пришла в ужас от его состояния. Вызванные из города врачи нашли, что голова у него проломлена, ребра перебиты, на теле страшные ушибы и смертельные раны; все были уверены, что смерть неизбежна. Пока врачи совещались, преподобный уснул. И вот пред ним снова предстала Матерь Божия с апостолами Петром и Иоанном.

Что вы трудитесь? сказала, обернувшись к врачам, Пресвятая Богородица. — Сей от рода Моего!

Проснувшись, преподобный Серафим почувствовал возвращение сил. В тот же день он начал вставать, но все же 5 месяцев ему пришлось провести в монастыре. Однако окрепнув, он снова вернулся в свой лесной затвор. Диавол был посрамлен: ему не удалось заставить подвижника оставить свой монашеский подвиг. Но после избиения спина преподобного навсегда осталась согнутой.

Надо сказать, что разбойников удалось поймать. По закону их ждало суровое наказание, но преподобный вступился за своих обидчиков. Он даже сказал, что, если их не простят, он навсегда уйдет из этих мест. Злодеев отпустили, но их настигла кара Божия. Пожар уничтожил их дома со всем имуществом. Только тогда они раскаялись и пришли к преподобному Серафиму, прося прощения и молитв.

Сердце его горело любовью и жалостью не только к страждущему человечеству, но и ко всему живому. Он достиг уже такой духовной чистоты, что даже хищные звери стремились к нему. Многие из тех, кто посещал его, видели, как он кормил из рук огромного медведя. Но об этом о. Серафим запрещал рассказывать до своей смерти.

Снова преподобный повел свою уединенную жизнь. И наконец о. Серафим приступил к труднейшему в его жизни подвигу, – к подвигу молчания и столпничества. Три года он ни с кем не говорил ни слова, 1000 дней и 1000 ночей он провел в молитве, стоя на камне. Таких камней у него было два: один находился в его келье, другой лежал в лесной чаще. На камне в келье святой стоял с утра и до вечера, а на ночь шел в лес. Воздев руки к небу, он молился словами евангельского мытаря: «Боже, милостив буди мне, грешному!» В жестокие морозы и под проливным дождем, в знойный полдень и в тревожную ночь, облепленный тучами комаров, страдая от злых духов, нес свой подвиг преподобный. Тело его за это время пришло в изнеможение, дух же достиг необыкновенной свободы и высоты. Такой подвиг он смог пронести только укрепляемый особой благодатной помощью Божией.

После 16-летнего пребывания в пустыни, в 1810 году, преподобный Серафим вернулся в монастырь. И снова не для упокоения, а для особой молитвы. Сменив любимую ему лесную пустыньку, где чистый воздух, журчащая речка, дикие звери – все радовало душу, преподобный на долгие годы ушел в затвор монашеской кельи, где, кроме иконы, перед которой всегда горела лампада, да обрубленного пня, служившего стулом, не было ничего. В сенях стоял дубовый гроб, который изготовил он сам, постоянно напоминавший подвижнику о смерти. Старец никого не принимал, единственным его разговором была беседа с Богом – молитва.

Еще через семнадцать лет он вышел из затвора, получив на то благословение от Самой Царицы Небесной. Она повелела ему принимать посетителей и духовно руководить ими.

Существует легенда, которой есть убедительные подтверждения, что Серафим Саровский встречался с императором Александром I, изменившим его судьбу.

Как рассказывал «служка», где-то по осени 1825 года, утром о. Серафим проявил некое беспокойство, будто ждал какого-то гостя: сам прибрал келью, подмел веником сор, и где-то под вечер в Сарову пустынь прискакал на тройке некий военный. О. Серафим вышел на крыльцо встречать гостя, поклонился в ноги и приветствовал «Здравствуйте, великий Государь!». Затем, взяв его за руку увел в келью, заперся и беседовал с ним не менее трех часов. Провожая гостя, вышел на крыльцо и, прощаясь, сказал: «Сделай, Государь, так, как я тебе говорил».

19 ноября того же года в Таганроге внезапно умер император, тело упаковали в обычный гроб и отправили в Петербург поездом, практически без охраны, где и предали земле.

А 25 ноября того же года батюшка Серафим вышел из затвора и стал принимать страждущих. Сразу после воцерковления Николай I сразу уехал в Саров, где встречается с батюшкой Серафимом. Вскоре в монастырь является «путник», который после разговора со старцем становится его послушником по имени Федор. После службы и трапезы «троица» удаляется в келью о. Серафима, и там они (Серафим, Федор и Николай) беседуют почти три часа. По возвращении в Петербург, Император заказывает памятник – Александрийскую колонну с Ангелом на вершине. По всем правилам, живым Вседержителям памятники не ставили; почившему была положена «конная статуя со всадником», тем более, что было «Бородино» и въезд Александра I, победителя, в Париж на любимом жеребце. С другой стороны, Ангел на вершине и орлы, не увенчанные коронами, и разорванные цепи читался как намек на добровольный отказ от власти и принятие монашества.

Народная молва утверждала, что похоронен вместо Александра I – некий безродный солдат, к несчастью, похожий на царя; император бесследно исчез, зато в Сибири объявился старец Федор Кузьмич, имеющий поразительное сходство с «почившим» императором, где он безбедно жил в Томске, где и мирно скончался, и был предан земле…

…По всей России разнеслась весть, что в Саровском монастыре Господь воздвигнул великого подвижника, который исцеляет больных, утешает скорбных, наставляет на правый путь заблудших.

С тех пор ежедневно, после окончания ранней литургии и до вечера, старец принимал у себя людей. Та любовь, которой был исполнен святой, привлекала к нему всех. К этому времени он уже обладал прозорливостью: видел духовное устроение, помыслы и жизненные обстоятельства каждого человека. Самое же главное, ему была открыта воля Божия касательно всякого, так что советы его принимали как от Самого Бога. Тысячи людей благодаря молитвам и советам преподобного Серафима счастливо устраивали свою жизнь, избегали опасности, и даже смерти, получали исцеления от тяжелых болезней. Но самое главное, находили путь спасения души и учились восходить к Богу через любовь и послушание Сыну Божию, Господу нашему Иисусу Христу. Это главное, чему учил преподобный Серафим.

Всех старец встречал с величайшей приветливостью: «Радость моя, Христос воскресе!» – говорил он, с любовью обнимая пришедшего к нему паломника.

Но тех, кто приходил с коварством, лишь прикрываясь благочестием (а были и такие), он грозно удалял от себя. Преподобный провидел не только будущее каждого человека, но и грядущие судьбы России и всего мира. Однажды к нему в пустыньку пришел офицер. Преподобный в это время стоял у чудотворного источника, некогда изведенного из-под земли молитвами самого старца и имевшего великую целительную силу.

Офицер приблизился к пустыннику, и в это время вода в источнике потемнела и возмутилась, стала бить мутным ключом. С гневом взглянул преподобный на офицера и грозно повелел:

«Гряди вон! Подобно тому как замутился этот святой источник, так возмутишь и ты со своими единомышленниками всю Россию!»

В ужасе и смятении отошел от него офицер: он действительно приходил с коварным желанием хитростью получить от старца одобрение готовящегося государственного переворота. Это был человек из среды так называемых декабристов и масонов, которые, одни по преступному неразумию, а другие по ненависти, хотели разорить Россию и Православие. Преподобный провидел великие несчастья, которые принесут народу революционеры, и заранее предупреждал православных о событиях, которые должны были произойти, порой через много десятков лет.

Предвидел он и кровавые смуты в нашем православном отечестве, предвидел разорение Церкви за умножившиеся грехи, невиданные гонения на христиан, предвидел и возрождение Святой Руси за верность ее Православию.

«Злодеи поднимут высоко свою голову, — говорил он.Будет это непременно: Господь, видя нераскаянную злобу сердец их, попустит их начинаниям на малое время, но болезнь их обратится на главу их, и на верх их снидет неправда пагубных замыслов их. Земля Русская обагрится реками кровей, и много дворян побиено будет за Великого Государя и целость самодержавия его; но не до конца прогневается Господь и не попустит разрушиться до конца земле Русской, потому что в ней одной преимущественно сохраняется еще Православие и остатки благочестия христианского.

До рождения антихриста произойдут великая продолжительная война и страшная революция в России, превышающие всякое воображение человеческое, ибо кровопролитие будет ужаснейшее: бунты Разинский, Пугачевский, Французская революция – ничто в сравнении с тем, что будет с Россией. Произойдет гибель множества верных отечеству людей, разграбление церковного имущества и монастырей, осквернение церквей Господних, уничтожение и разграбление богатства добрых людей, реки крови русской прольются. Но Господь помилует Россию и приведет ее путем страданий к великой славе».

Батюшка Серафим оставил православным людям замечательное учение о спасении.

«Истинная цель нашей христианской жизни, – говорил он, – состоит в стяжании Духа Святого. Пост же, бдение, молитва и добрые дела суть лишь средства для стяжания Духа»

Стяжание означает приобретение; приобретает же Дух тот, кто кается во всех своих грехах и творит добродетели, противоположные содеянным грехам. У такого человека Дух начинает действовать в сердце и сокровенно устраивает внутри него Царство Божие.

Людская слава тяготила старца, от великих трудов он пришел в сильное изнеможение. Когда преподобный возвращался к себе в пустыньку из монастыря, по обеим сторонам дороги стояли толпы народа, желавшего хотя бы прикоснуться к его одежде, хотя бы увидеть его.

Последние годы жизни преподобный Серафим много заботился об основанном им женском Дивеевском монастыре. В монастырь поступали девушки-сироты, а также те, кто искал высокой и богоугодной жизни под руководством батюшки Серафима. Святой направлял жизнь обители, следуя благословениям Божией Матери.

Незадолго до кончины святого его в двенадцатый раз посетила Пресвятая Богородица. Это было в присутствии одной из дивеевских сестер. Вдруг сделался шум, подобный ветру заблистал свет, послышалось пение. Келья старца чудно преобразилась: она словно раздвинулась, потолок исчез и вверху было одно сияние. А затем явилось чудесное шествие: шла Богоматерь в сопровождении двенадцати святых дев, Иоанна Богослова и Иоанна Предтечи; впереди шли два Ангела с цветущими ветвями в руках. На Царице Небесной была сияющая, несказанной красоты мантия, голову венчала дивная корона. Старец на коленях встречал Владычицу неба и земли. Матерь Божия обещала святому не оставлять дивеевских сестер Своей помощью.

Она предсказала преподобному скорую кончину, переход в Небесное Царство и благословила его. Благословили старца и святые, пришедшие к преподобному вместе с Божией Матерью. «Сей от рода нашего!» — прорекла Пресвятая Богородица с любовью глядя на Своего послушника, который мужественно прожил долгую жизнь по заповедям Ее Сына.

За день до смерти, 1 января 1833 года, в воскресенье, батюшка Серафим в последний раз побывал в храме. Поставил свечи к иконам. Весь погрузившись в себя, молился за литургией и причастился Святых и Животворящих Тайн Христовых. Затем стал прощаться с братией, всех благословлять и утешать. Телесно он был очень слаб, духом же бодр, спокоен, радостен.

Спасайтесь, не унывайте, бодрствуйте: в нынешний день нам венцы готовятся! — говорил он.

Вечером в тот день он пел в своей келье пасхальные песнопения.

А 2 января один монах почувствовал запах дыма, исходящий из кельи преподобного. Зайдя в нее, он увидел, что преподобный стоит на коленях перед иконой «Умиление»; огня не было, но тлели книги, загоревшиеся от упавшей свечи. Так сбылось еще одно пророчество преподобного, говорившего: «Кончина моя откроется пожаром». Скрещенные руки святого лежали на аналое, голова покоилась на руках. Думая, что старец уснул, монах тронул его за плечо, но ответа не было. Тогда монах понял, что старец скончался; горе его и остальной братии было безутешным.

Тело преподобного положили в дубовый гроб, который был сделан его собственными руками. Похоронили преподобного Серафима возле монастырского собора у алтаря. В течение семидесяти лет после кончины батюшки Серафима люди во множестве приходили к нему на могилу. По молитве угодника Божия тысячи и тысячи христиан были исцелены от болезней, телесных и душевных.

СВЯТОЙ ПРАВЕДНИК

Вопрос о канонизации Святого праведника Серафима Саровского решался 70 лет!.. Категорически против был Святейший Синод, деятельность которого курировал обер-прокурор К. Победоносцев. Главный аргумент – недоверие к чудесам, которые творил старец, слишком уж их было много, наверняка некоторые были ложны!.. Мощи святого старца хранились в Троицком Соборе Дивеевского монастыря, в единственном здании, который к моменту канонизации успели восстановить.

На прославлении святых мощей активно настаивал император Николай II, царская семья боготворила старца, благодаря молитвам Святому, благодаря омовению Царицы в живом источнике Сарова, Господь подарил им любимого сына, наследника и надежду святой Руси!..

19 июля 1903 года произошло открытие святых и многоцелебных мощей батюшки Серафима, но… вместо нетленной плоти, там обнаружились кости преподобного, которые благоухали. Но Царское слово – закон!.. И прославление Преподобного Серафима Саровского, Чудотворца в лике святых, ставшее всенародным торжеством, – состоялось!..

А дальше – после смены власти, после учреждения Страны Советов начался… детектив, протяженностью в 70 лет.

В июне 1920 года состоялось заседание Совнаркома под председательством В.И. Ленина, где было принято решение о «ликвидации мощей во всероссийском масштабе». Цель – показать людям, что «мощи» – «поповская выдумка, созданная для того, чтобы привлечь как можно больше людей в храмы и монастыри», а это – основная статья их доходов.

Сказано – сделано! В декабре того же года рака с мощами Серафима Саровского была вскрыта. Комиссия, которая занималась этой процедурой, составила Акт осмотра и воздействия мощей на верующих. Но кости никакого влияния ни на кого из присутствующих не оказала. И в 1927 году мощи были изъяты и вывезены из Дивеевского монастыря в неизвестном направлении.

Так свершилось предсказание Серафима Саровского – во время революционной смуты и гонений на Церковь, святые мощи его пропали. Осенью 1990 года в Ленинграде в запасниках Музея атеизма и религии, который находится в здании Казанского собора, были обнаружены неизвестные останки, которые при поступлении не проходили полагающейся музейной описи. Но при внимательном исследовании один дотошный ученый на перчаточке обнаружил надпись:

«Преподобне отче Серафиме, моли Бога о нас!»

В декабре комиссия во главе с епископом Тамбовским и Мичуринским Евгением (Ждановым) и епископом Истринским Арсением (Епифановым) установила по многим признакам, в том числе обнаруженным травмам на костях, что это похищенные в советские годы мощи Серафима Саровского. Но эту «сенсацию» требовалось тщательно проверить, и поэтому митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий направил двух архиереев для освидетельствования мощей. А перед этим Патриарх Алексий II достал копии актов при вскрытии мощей в 1927 году. Сравнительный анализ, который провели владыки, полностью подтвердил идентификацию мощей – все совпадает: и медный крест, и недостающие косточки (ребра, пробитый череп), которые при жизни преподобный Серафим потерял, когда на него напали разбойники. Так состоялось второе обретение мощей Серафима Саровского. Их поместили в специально изготовленную раку и воздали все подобающее им поклонение.

6 февраля 1991 года святые останки отправили на поезде из Ленинграда в Москву. Это событие проходило без огласки, никто ничего не объявлял, но провожать Преподобного собралось великое множество верующих. В Москве мощи находились в Богоявленском кафедральном соборе, где они пребывали с февраля по июль, а 23 июля начался грандиозный крестный ход из Москвы в Дивеево, который возглавил Патриарх Алексий II. Мощи везли на микроавтобусе через Богородск, Орехово-Борисово, Владимир, Боголюбово, Гороховец, Вязники, Нижний Новгород, Арзамас. В больших городах совершались литургии, молебны, непрерывно пелись акафисты Святому. Повсеместно люди выходили к микроавтобусу, встречая о. Серафима.

«На дорогу вышло огромное число людей – с иконами, крестами, хоругвями – приветствовать батюшку Серафима, – вспоминал митрополит Арсений. – А тут – ливень!.. И вдруг, увидев наш кортеж, все люди, не смотря на потоки воды, становятся на колени!».

А митрополит Ювеналий говорил: «У дороги собиралось так много людей, что Патриарх благословлял незапланированные остановки, чтобы верующие могли поклониться любимому Святому».

30 июля 1991 года, накануне памяти Преподобного Серафима Саровского, мощи вернулись домой, в полуразрушенный Дивеевский монастырь. Утром, 31-го в 15 часов Патриарх вместе с другими епископами пропел «акафист» святому, а затем было совершено всенощное бдение в Троицком соборе Дивеевского монастыря, после окончания поздней литургии, которую Патриарх совершил под открытым небом, был совершен и молебен с многотысячным крестным ходом вокруг Собора, затем раку с мощами внесли в Храм, где она и до сего дня и покоится у северного столпа. Так закончился долгодневный крестный ход, беспрецедентный по числу участников.

И сбылось еще одно пророчество Серафима, что «возляжет он в Дивеево», а не в Сарове.

С тех пор, сколько бы ни было православных людей во всех народах, все узнавали о преподобном Серафиме, дивились его великой любви к Богу и людям, просили его святых молитв, а многие стремились подражать его жизни и подвигам. Сколько бы подвижников – монахов, мирян, святителей, мучеников, юродивых – ни воздвигал Господь с тех пор на Русской земле, все они как бы приходили к убогой келье батюшки Серафима, прося благословения на труды, подвиги и терпение. И всем им, и будущим поколениям христиан, желающим жить, исполняя заповеди Божий, раздавался и раздается голос преподобного Серафима:

РАДОСТЬ МОЯ, НЕ ВРЕМЯ НАМ УНЫВАТЬ!

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!!!

СТЯЖИ ДУХ МИРЕН

И ВОКРУГ ТЕБЯ

СПАСУТСЯ

ТЫСЯЧИ!

Римма Кошурникова

 


комментария 2

  1. Дмитрий Станиславович Федотов

    Спасибо за интересный рассказ о Серафиме Саровском. Конечно, многое мне было известно из жития святого. Однако то, что такой замечательный мирской автор, как Римма Викентьевна, обращает свой талант на повествования о великих сынах и дочерях Земли Русской, вызывает у меня безмерное уважение и восхищение! Это очень полезное чтение, особенно для юных, неокрепших душ!

  2. Инга

    Спасибо автору статьи, что часто обращает наши мысли к добру и справедливости, есть у кого учиться трудолюбию, терпению и любви — чувствам, без которых не прожить на свете, потому что они порукой любому доброму делу.
    Великий провидец Серафим Саровский предсказал : «Господь помилует Россию и приведёт её путём страданий к великой славе». А если вспомнить, сколько страдала Россия и сколько крови пролил народ наш за справедливость и правду на Земле, то теперь самое время потрудиться нам соборно и защитить её от любителей разграбить её до основания ! Имеющий глаза, да увидит!

Добавить комментарий для Инга Отменить ответ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика