Четверг, 21.10.2021
Журнал Клаузура

На уровне чуда в пространстве руин. «Властитель сумеречных бабочек» под небесным куполом Губахи

«Я мечтала показывать свои спектакли в заброшенных зданиях, реально мечтала, — рассказывает режиссёр Татьяна Стрельбицкая. – А здесь целый заброшенный город! Город-призрак, оживший в концепции фестиваля «Тайны горы Крестовой». Воспоминания… Такие тёплые, незабываемые… Ничто не могло остановить сильнейший поток нашей энергии, ни стихия, ни реальный экстрим».

Ландшафтный фестиваль «Тайны горы Крестовой» впервые прошёл в Губахе летом 2012 года. Его организатором и автором идеи стала Молодёжная студия-театр «Доминанта» во главе с художественным руководителем Любовью Зайцевой.

Этот коллектив питает своё детище искренней безусловной любовью, а потому привлекает в Губаху каждый год всё больше участников и зрителей, которые приезжают сюда со всей страны.

Свой мощный энергетический поток нынешним июлем влил в общую реку театрального счастья в Верхней Губахе, в том самом «Городе-призраке», столичный спектакль «Властитель сумеречных бабочек» по пьесе Жана Кокто «Человеческий голос» Мастерской Тани Стрельбицкой. Исполнитель главной роли – актёр Театра Романа Виктюка Станислав Мотырев – уроженец Губахи и ученик Зайцевой, и в этом ещё одна интрига.

«Любовь Фёдоровна – моя вторая мама, она меня воспитывала с детства, — рассказывает артист. – Оттого, что здесь свои – нервничал, но это не испуг, а трепет. Первый театральный учитель, мама, папа».

Трепет и поклонение. Худрука «Доминанты» за её верность театру Стас называет настоящим воином, который творит в далёкой глуши великое дело. «Жизнь этих ребят – именно служение театру, — добавляет Татьяна. – Любовь и её команда просто «сумасшедшие»! Эта та самая глубинка, которая знает, что такое отдавать себя любимому делу на все сто, та провинция, которая этим служением говорит с Всевышним, это именно та Россия, которая транслирует Его дух. Прекрасно и непередаваемо!»

Станислав Мотырев и Андрей Березин

Зрительный зал для «Властителя» — бывший ДК шахты им. Калинина – руины, проросшие зеленью. Накануне ливень и неустроенная для показа сцена. Но мистическое место подарило волшебство — настоящих людей, которые всем миром без пафоса и суеты помогали режиссёру найти ходы в этом необычном пространстве, оборудуя сцену, подавая краски, изобретая на месте поворотного круга «ад» для виолончелиста, если в день показа случится дождь. Актёр, как футболист, под дождь выйдет, а виолончели нужна крыша.

«Всё на энтузиазме на этом фестивале, — продолжает Татьяна, — ничего не зарабатывают, ничего не имеют – такое служение, что ноги подкашиваются, и каждого хочется носить на руках».

К началу показа распогодилось, закатное солнце било лучами в подиум, в стены, в картины. «Властителя» в Москве называют вечно премьерным, потому что каждый раз Стрельбицкая находит новые залы, новые повороты, новые режиссёрские ходы, даже новых героев.

Станислав Мотырев

«Но такого спектакля ещё не было, — объясняет Стас. – В каких пространствах я только не играл! Но всё же идеальная сцена – под открытым небом с естественным освещением. И эта тишина, звук ветра, пролетающие птицы. Были моменты, а этого не было у меня в рисунке роли, когда я поднимал голову вверх и просто смотрел – пауза тянулась довольно долго. Небо такое красивое, вечернее, летнее – фантастика».

Вглядываясь всем естеством в купол небес, артист играл молитву. Это был разговор с небом, с земляками-зрителями, которых любит. Без микрофона в звенящей тишине он снова играл нестерпимую, на лезвии ножа, боль. Над пропастью шёл, балансируя, легко сбивая пыль и давая понять, что может упасть туда в любой момент. И все замирали. А в конце были растроганы, даже мужчины.

«Спектакль настолько сильный, — признался потом один из них, — откровение так обезоруживает, что говорить невозможно, слов просто нет, слёзы наворачиваются, только думаешь потом: что произошло? И долго осмысливаешь. Это не лёгкая история, это история с осознанием».

«И я хочу создавать молитву, — говорит режиссёр, — не боясь быть немодной и неправильной. У меня не представление, а действо, не актёр, а проводник, мною движет разговор с Богом. Понимаю, что для мира сейчас это, наверное, немодно и неправильно, но не могу об этом не сказать. И я счастлива, что моя команда меня слышит и понимает».

Станислав Мотырев

Ассистенту режиссёра Наталье Александровой было интересно наблюдать за лицами зрителей. «Мне как документалисту – да, — поясняет она. — Сразу можно понять, кто пережил в своей жизни такие зависимые отношения. Некоторые молодые женщины не могли оторваться, потому что знали, про что играет артист. И ты веришь не просто каждому его жесту и взгляду, ты ловишь движение его ресниц, ты всё понимаешь, и не остаётся никаких вопросов. В этом, мне кажется, гениальность Тани, которая всё так показала. Её тонкое понимание превратило, скажем откровенно, проходную пьесу  в глубокое психологическое произведение, которое можно перечитывать, вновь погружаться, смотреть, каждый раз для себя что-то открывая. Это как будто не игра, а история тех самых женщин и мужчин, которые столкнулись с подобным предательством. И генетические какие-то тени стоят вокруг Стаса, когда он играет. Это, конечно, сильно. Не зря, думаю, приехали почитатели актёра из разных городов в Губаху».

Бриллиант спектакля – образ, который критики прозвали демоном интриги, в исполнении виолончелиста- виртуоза Андрея Березина, партнёра, у которого с исполнителем главной роли полный контакт и полное взаимопонимание. «Мы друг от друга отталкиваемся, — говорит Мотырев, — и прекрасно слышим друг друга, и каждый раз получается создать что-то новое».

Станислав Мотырев

«За Андреем было очень интересно наблюдать, — рассказывает продюсер Владимир Иванов. – Человек, который привык к хорошим гонорарам, в Губаху поехал бесплатно. И получал абсолютное удовольствие от участия в «Тайне горы Крестовой», потому что был не просто музыкантом, но сильным драматическим артистом, включаясь в действо в образе Смерти. Они со Стасом купались в этой игре, и Андрей особенно, с невероятной самоотдачей. Мы кинули их в пространство руин, не дав возможности прорепетировать. И выдать всё надо было, как некий салют. А получился джаз».

По признанию Татьяны Стрельбицкой, в Губаху хочется вернуться. «Это важно, — говорит она, — потому что в провинции есть моменты, когда ты можешь формироваться, как творец, тебе не надо тусить, стараться кому-то понравиться, здесь всё настоящее. Я понимаю теперь, откуда крылья у Стаса, откуда такое упорство и желание отдаваться сцене до самозабвения. Здесь бесконечная, как говорил Роман Виктюк, вибрация любви. И я в этом его ученица».

И там столько улыбался, этот вернувшийся в юность, серьёзный актёр. «Я был там так счастлив, — подтверждает Стас. — Сплошное счастье, сплошной восторг. Сезон в театре, где я служу, был очень тяжёлый, опустошающий, а эта поездка меня так наполнила! Глоток свежайшего воздуха. Моя родина, моё место силы, эти скалы, лес, родительский дом, любимые, святые, не думающие о выгоде люди театра».

И ради таких моментов, конечно, стоит жить.

Наталья Косякова

Фото: Ольга Теплова


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика