Суббота, 27.11.2021
Журнал Клаузура

Тайный код мирового заговора. Размышления над романами Евгения Чебалина

Прочитала в газете «День литературы» рецензию В. Лютого «Когда спящий проснется» на роман Е. Чебалина «СТАТУС-КВОта». «Д.Л» предоставила место талантливому профессионалу рецензенту для отзыва о романе, которому, как считает московское издательство «Голос-Пресс», издавшее роман, нет аналогов в мировой литературе.

Вместе с В. Лютым считаю, что вторая книга «Безымянного Зверя» — «Статус-КВОта» одна из вершин русского писательства с его традициями — изобличать ложь и зло, исповедовать Гармонию и красоту. Запад давно уже отошел от этих традиций. Культом денег, насилия, пошлости и секса заполнена их изданная макулатура, которая смертельно опасна для неокрепшего юношеского разума и души, она отравляет их.

Единственное, с чем я не могу согласиться с рецензентом — его суждением о стиле Чебалина:

«Стиль в романе Чебалина в достаточной мере неопрятный, невыдержанный…».

Я считаю, что рецензент выражает здесь корпоративную точку зрения литературных традиционалистов, ярчайшими представителями которого являются Распутин, Личутин, Бородин и им подобные. При всем огромном уважении к этим авторам, оставившим яркий след в русской литературе, не могу не высказать свое мнение. Эти писатели, мне кажется, остались властителями стилевых догматов XIX-XX веков. Там были иные ценности, иной ритм жизни, иная среда обитания и литература, естественно, адекватно отображала все это. Конец ХХ начало ХХ1 веков с их войнами и разрушением СССР, а теперь России взвинтили, опошлили в человечестве многое: от жизненных ритмов — до лексики, от моральных ценностей — до взаимоотношений. И такая перетряска в бытие потребовала от современных литераторов поисков соответствующего стиля. Многие не сумели найти его и остались в музейном полумраке лит.хранилищ и библиотек. И лишь самые талантливые и смелые единицы оседлали новые ритмы, нашли адекватный, воспаленный и адекватный времени стиль. Думаю, что это удалось А.Афанасьеву, А. Проханову. И особенно Е. Чебалину. Если продолжить суждение о его стиле, полезно будет привести несколько мнений о нем:

М.Н. Алексеев, Герой Социалистического труда Лауреат Государственных премий СССР и РСФСР

«Полувековой опыт работы в литературе дает мне право высказать может быть спорное для некоторых, но не для меня мнение: ныне нет равных «БЕЗЫМЯННОМУ ЗВЕРЮ» по страстному мастерству пера и философской глубине мысли. «БЕЗЫМЯННЫЙ ЗВЕРЬ» сразу же занял в большой литературе свое фундаментальное место – как периодическая таблица Менделеева в химии или Закон Всемирного тяготения в Космогонии.

«Волжская Заря» № 21 2003 г

Валерий Куклин, писатель, публицист, эссеист.

«Страшная книга. Не сразу садишься за отзыв о ней. Дар художника слова Е. Чебалина завораживает. Роман («Гарем Ефрейтора») получился предельно откровенный и беспощадный к тем, кто тратил громадные деньги на то, чтобы война между Россией и Чечней не прекращалась, чтобы чеченцы считали русских своими извечными врагами»

Международный Интернет-альманах «Русский переплет», Берлин 2008 г.

Григорян А.А., представитель Правительства Армении и мэрии Еревана в Волгограде.

«Наконец мы дождались окончания дилогии Е. Чебалина «СТАТУС_- КВОта». Эта книга является продолжением «Безымянного Зверя». Эффект погружения нас в исторические эпохи, в среду описания настолько силен, что при чтении слышишь звуки, чувствуешь запахи и ароматы. Только от Бога одаренным писателям удается погрузить читателя в место действия, превратить его в сопричастника всего происходящего».

 Интернет, «Литературная Губерния»

 Николай Переяслов, Секретарь Союза писателей России.

«… Когда я сам начал читать дилогию ( «Безымянный Зверь»- «Статус- КВОта»), то увидел, что это не просто великолепная проза, а местами чуть ли не чистая поэзия. Буквально целые ряды фрагментов написаны классическими верлибрами.

У Чебалина даже самые, казалось бы, непоэтические эпизоды начинают звучать как настоящие поэмы…»

«Дневник еретика» Интернет.

Можно привести еще немало высказываний подобного плана из прессы и Интернета. Но это лишь мнения разных людей. Думаю, читателю, еще не знакомому с творчеством Е. Чебалина стоит самому оценить стиль Чебалина в отрывке из «СТАТУС_КВОты».

«За стенами осатанелого Троцкистского Кремля от Кавказа и до Амура земля была усыпана россыпями скелетно-тощих трупов, сгнивших в голоде или растерзанных ЧК. Пятнали белые снега свирепой чернотой пожарищ сотни сгоревших деревень. Плач обездоленных сирот носился ветрилами, мешаясь с воем голодных псов.

А в далекой Дойчланд, образца 1919 года, натравленной финансовыми кукловодами на Россию и обескровленной «победной войной» с нею, раздавленной Версальским приговором Всемирного Сиона – в этой Дойчланд гасли огни в доменных печах, мартенах, кочегарках. Счет скошенных косой туберкулеза шел на десятки тысяч. За буханку хлеба бралась пачка денег, не уступающая ей весом.

Все силы, соки и финансовую кровь «победительницы» высасывали людоедские репарации. Но взгромоздившийся на самый верх дойч-власти, назначенный Антантой министром иностранных дел матерый плутократ херр Ратенау, посасывая сигарку по-американски, попукивая прилюдно по- немецки, с жидовской остервенелостью лишь увеличивал размеры репараций. И называл это «реальной и предельно справедливой политикой».

Корчилась и выла в голоде и стуже кожано-комиссарская страна Советов. Выволакивали из нее в Германию вагоны золота и хлеба, угля, руды и леса, льна, мяса и пушнины. И все это добро, вырванное из спазматических глоток славян и их кошельков, игриво и воровато скользило мимо ртов и кошельков немецких – в бездонную туманность сионистских закромов. Чтобы исчезнуть без следа, оставив лишь иудо-золотушный след на банковских счетах вождей и стряпчих мировой бойни.»

В этот отрывок автором впрессованы итоги первой мировой войны. Здесь же убийственная сатира на грабителя-министра Ратенау. Здесь же боль автора-славянина за свой многострадальный этнос и беспощадный политический срез с «кукловодов», заваривших кровавую кашу мировой бойни.

Особенности романа в том, что для каждого фрагмента содержания автор подбирает и находит свой стиль. Они порой разительно отличаются друг от друга как будто книгу писали несколько авторов. Но именно в этом стилевое богатство книг Чебалина. Стоит ли называть его «неопрятным и невыдержанным»?

Дилогия «Безымянный Зверь» и «СТАТУС — КВОта» по моему мнению стали долгожданным прорывом в нашем писательстве, раскрывающем глаза на истинное положение дел в России во времена Хрущова-Брежнева. Эти книги необходимо изучать старшеклассникам в школах и студентам ВУЗов, программы которых «кастрированы» от настоящей литературы. Думается, что не менее полезны они будут для сотрудников Министерства Иностранных Дел. Эти романы должны стать настольными книгами российского интеллигента. Их бескомпромиссная правдивость вскрывает вековой нарыв чужебесия и предательства на теле Российской империи.

Признаюсь, читать подобные тексты нелегкая работа для ума, от которой нас отучали последние двадцать лет. Я закончила филфак педагогического института и музыкальное училище по классу фортепиано. Преподавала в ВУЗе на кафедрах музыковедения и литературы. Тем не менее, научная, философская, историческая фактура, насыщающая дилогию Чебалина, потребовала от меня предельного напряжения и внимания. При этом от романа было трудно оторваться.

Мы – учителя, врачи, инженеры, конструкторы, музыканты поставлены ныне на грань выживания. Мизерная зарплата, издевательская неподъёмность отчетов для чиновничества, инфляция и бешенство тарифов в коммуналке практически не оставляют нам времени для серьезного чтива, для осмысления той морально-нравственной, эстетической катастрофы, которая надвигается на Россию. Интеллигенция задыхается в изнуряющей гонке за жизненным благополучием, не имея времени осмыслить, что с нами происходит и читать настоящую литературу. Романы Чебалина раскрывают нам глаза на тот жестокий эксперимент, который вершат западные завоеватели и их доморощенные помощники над Россией и ее народом. Бежит мороз по коже от омерзения и ужаса, когда заканчиваешь читать сцену беседы-допроса магом Аверьяном ЦРУ-шного агента Левина, окопавшегося в КГБ, когда осмысливаешь подлинную роль предателей в партийной и Советской системе.

Евгений Чебалин, как писатель, философ и социолог прослеживает историческую связь между мировыми событиями на протяжение тысячелетий. Он обнажает тайный код заговоров и захватнических планов покорения Российской империи, уничтожения и растления народов, владеющих её богатствами.

Родословная двуногих паразитов, организующих подобные заговоры, высвечивается Е. Чебалиным с телескопической четкостью, во всех деталях. Этот ряд разрушителей человеческой гармонии начинает Ич-Адам, предводитель племен Хабиру из допотопных времен. Его сменяют в веках Каиафа, Гилшер-Ядир, кланы рокфеллеров, вандербильдов, парвусов. Обнажены Чебалиным в «СТАТУС-КВОте» династические ответвления этих праотцов наживы и разрушительства: Ротшильд, Витте, полковник КГБ Левин, Гордеев-Гордштейн, Суслов, бейтаровец Качиньский.

Через эти образы автор показывает нам первопричины Зла – расовое превосходство (из которого потом возродились сионизм и фашизм) безудержная алчность будущего мирового олигархата, денежную удавку ростовщичества, т.н. «ссудный процент».

В удушающую петлю банкиров, пророчествует роман, попадут практически все государства планеты и станут осуществляться либеральные идеи Мальтуса, затем Фридмана и Хайека: сокращение населения планеты с помощью управляемого геноцида и бактериологического геномо-модифицированного оружия – пандемии Ковд-19. Но для этого банкирскому клану надо было уничтожить главное препятствие мировых финансовых пауков: Европейские династии монархов. Уничтожить, либо отобрать у них фактическую власть, сделать управляемыми марионетками.

Вместо монархов банкиры насадили повсюду своих лакеев — парламенты и конгрессы с их Конституциями, в которых юридически закреплялось право банкиров и олигархов безнаказанно сосать соки из народов, плодить нищету и скудоумие у плебса в странах, подлежащих «оптимизации».

Еще не один автор в художественной литературе ХХ-ХХI столетий не отваживался столь обнажено и глубинно затрагивать эту сторону планетарного бытия, она была табу для литераторов. Посмели коснуться ее Маркс и Энгельс, Ленин в своих научных трудах, доступных сейчас далеко не каждому читателю. Романы «Безымянный Зверь» и «СТАТУС-КВОта» раскрывают эту тему художественными приемами. Они воздействуют, как определил в газете «День литературы» некий Левин, не только на разум читателя, но более всего на его сердце и душу, становясь своеобразным художественным учебником истории, политэкономии и социологии для читателя.

Но главная ценность романа не только в этом. Гуманистическая педагогика Песталоцци, Дистервега, Ушинского, Макаренко сформулировала главный воспитательный принцип: формировать юный характер и его мировоззрение созидательным, положительным примером.

За семьдесят лет Советской власти, при всех ее недочетах и перекосах, в наших школах и ВУЗах закрепился именно этот принцип. Русская и Советская литература преподнесла нам немало образов, в которых воплощены гуманистические, созидательные черты – Иван Карамазов у Достоевского, Пьер Безухов, Андрей Болконский, Наташа Ростова у Толстого, Давыдов и Нагульнов у Шолохова. Практически любой школьник и студент Советского времени знал, кто такие Александр Матросов, Алексей Маресьев, Павел Корчагин. Я сама несла этих героев в студенческую массу и горжусь этим.

В последних романах Евгения Васильевича таким является Евген Чукалин. Это своеобразный литературный аккумулятор, вобравший в себя лучшие черты вышеперечисленных героев русской литературы: силу, честность, мужество, мощный интеллект. От него перетекает в читателя надежное добро. Евген это некий собирательный идеал юноши, индиго-вожак для студентов, со многими гранями вокального, фортепианного, спортивного таланта. При этом Евген абсолютно живой, предельно жесткий к врагам России, опаленный трагической и жертвенной любовью к Виолетте.

Я преподавала в ВУЗе, достаточно объемно изучала зарубежную, русскую и Советскую литературу. Но подобного персонажа, магнитно притягивающего к себе, там нет.

Вокруг него автором собрана столь же яркая когорта соратников и единомышленников. Это генерал ГРУ Иван Пономарев, маг Аверьян Бадмаев, хлеборобы Василий Прохоров и Гульбаев, проводник по Зоне Арарата Ашот Григорян, начальник КГБ генерал Белозеров. Они бойцы Света с большой буквы, которых автор задействует в жестоких схватках с врагами России. Поэтому от романа с его нарастающим напряжением, невозможно оторваться. 646 страниц книги читаются на одном дыхании.

Еще одно уникальное качество прозы Евгения Чебалина, это сплав исторический мифологии с обычной жизнью. Уже отмечалось в прессе и Интернете, в Болгарском еженедельнике «Литературен Свят», где Чебалину посвящены сотни страниц и рецензий, что в романах автора практически невозможно различить грань между фантастикой и реальностью. Будучи разделенными тысячелетиями исторические и современные события взаимосвязаны. Они перетекают, дополняют друг друга, образуя многослойное художественное полотно планетарной жизни и сотворения Хомо Сапиенса. Из беседы бога Энки и гиперборея Полифема рождается конструкция Ноева Ковчега. Из Ноева Ковчега на горе Арарат высаживается африканская фауна. Её потомство, спустя тысячелетия, воздействует в Зоне Арарата на судьбы Ашота Григоряна, Василия Прохорова и Гульбаева. Из схватки бога Энлиля и Ядира с маршалом Жуковым в 1946 году рождается космическая информация, позволившая потом в конструкторском бюро Королева создать реальную машину времени «Ловондатр», а сам конструктор пересмотрел всю свою жизнь. Паразитарная сущность Ич-Адама среди племен Хабиру порождает, впоследствии, при дворе Романовых разрушительных «кротов» — Ротшильда и премьера Витте, сыгравших зловещую роль в демонтаже Российской империи. Это абсолютно новое направление в славянской литературе.

Совершено, казалось бы, невозможное: после Фонвизина, Толстого, Достоевского, Гоголя, Булгакова утвердить в русской литературе новое направление. И абсолютно прав бывший Председатель Союза писателей России В. Ганичев, сказавший в своем выступлении на Пленуме о прозе Чебалина:

«На этом направлении русскую литературу, несомненно, ожидают большие открытия».

Схватки реальных героев Чебалинских романов это не просто поединок личностей. Любой конфликт здесь исторически масштабен: за каждым персонажем просматривается его мировоззренческая позиция, растущая из глубины веков и закрепившаяся в родах и кланах на генном уровне. История здесь органично взаимодействует с реальностью. Евгений Чебалин глобализирует в романе мудрый афоризм нашего кавказца Расула Гамзатова:

«Если ты выстрелишь в прошлое из пистолета, то будущее выстрелит в тебя из пушки.»

Я, на три четверти армянка, не могу не отметить еще одну сторону Чебалинской прозы. Этот автор, один из немногих в России и СНГ бережно очищает от шлаков лжи и умалчивания трагическую историю Армении и геноцида против её народа. Через Ашота Григоряна, гору Арарат, Ноев Ковчег на ней, через уникальную судьбу древнейшей пшеницы, посеянной богом Энки для обитателей Ковчега, читатель приобщается к древней культуре прапредков армян в царстве Урарту. Сам Ноев Ковчег, его судьба описывается автором как судьба реального корабля, со всеми параметрами и техническими характеристиками, которые и до сих пор недоступны для современных корабелов.

С той же научной дотошностью автор вскрывает своим ключом, в своей неповторимой манере шумерские мифы об Эдеме и изгнанных из него Адаме и Еве, об исходе евреев из Египта и десяти Египетских казнях, о первом Моисее и его разбитых скрижалях. Евреи в романе мятежный, ядовитый и живучий народ, а их первый Моисей (египетский), отторгнутый и убитый своим народом, — великий проводник человечества в царство МААТ (добра и справедливости). Моисей второй (Меребат-Кадешский) повел племена Хабиру в исход, в пустыню на сорок лет, чтобы заполучить воинов био-роботов. Эта древнейшая история вливается автором в наше сознание с абсолютной логикой, с социальными, бытовыми и этническими подробностями. Как отмечают многие читатели, создается впечатление, что автор – очевидец всех этих событий и потому с такой убежденностью опровергает многие библейские, ветхозаветные постулаты.

Наконец, еще одно, пожалуй, главное качество Чебалинской прозы. Автор насыщает даже самые мрачные, чудовищно отталкивающие фрески романа яркими мазками красоты и гармонии, сочетая, казалось бы, несовместимые антагонизмы бытия. По этим же законом существует в романе и природа – мастерски описанная автором. В итоге враждующие контрасты жизни сливаются в его романе в абсолютно достоверное панно: Да! По автору жизнь такова, она космически полифонична, уравновешена единоборством противоположных сил –Добра и Зла, Света и Тьмы, и тем особенно ценна, потому что в ней властвует Закон Создателя СТАТУС-КВО.

Одна из самых кровоточащих глав романа – распятие Ядиром и его свитой хрисламского младенца Руслана. Роман как кипятком обжигает наше сознание безродной бандой нелюдей, где один персонаж омерзительней другого: вневременный диктатор Ядир с фаллосом в чехле из бриллиантов, палачихи с разноцветными лобками Юфь и Озя, профессиональный садист на камбузе подлодки Кокинакос, начальник стражи, потомок историка Флавия — Иосиф, био-гибрид из скрипача и шимпанзе гениальный балалаечник Лабух. Фантазия автора здесь столь необъятна и неукротима, что дает повод некоторым читателям Интернета заподозрить его в приступах шизофрении, под влиянием которых создавались некоторые главы. Здесь шокирует все: персонажи, события, их ухватки и методы обрядовой казни.

Но в зверский, густо пропитанный кровью и страданиями, текст главы победно вторгаются гуманистические, человеческие мотивы. Очеловеченый Лабух с риском для своей жизни отторгает обязательное при распятии издевательское муз. сопровождение, он отважно заменяет обязательное «Семь-сорок» на скорбный «Прелюд» Рахманинова, провожая Русланчика в последний путь. («Прелюд» Рахманинова – его я неоднократно играла на сценах, является в романе знаковым музыкальным камертоном, по которому сверяются многие события) Тем самым Лабух подписывает себе смертный приговор. Исполнитель распятия младенца на кресте страж Иосиф созревает до чисто человеческой жалости к младенцу, которая перерастает в бунт против главаря Зла -Ядира . Униженный его гей-домогательством, в спонтанном приступе ярости он пытается убить земного Властителя, обрекая себя впоследствии на долгую, изуверскую казнь.

Спасенный и реанимированный Энлилем, Иосиф, тем не менее, отклоняет впоследствии предложение бога умертвить этими же пытками Ядира. Он дарит своему палачу жизнь, пусть мучительную, замешанную на неустанном, каторжном труде – но жизнь.

Последние романы Чебалина не вписываются ни в один литературный жанр. Они стоят особняком в современной мировой литературе, не соприкасаются ни с одним литературным течением: «почвенниками» «западниками», «шестидесятниками», «авангардистами». Критик В. Лютый пишет в своей рецензии «Когда спящий проснется»:

«Романы Чебалина лежат вне русла современной мировой литературы, на них смотрят с опаской и завистью».

Все предыдущие направления и жанры уже расфасованы и пронумерованы, находятся под неусыпным финансовым и СМИ-контролем «кукловодов».

Чебалин неподконтролен никому и потому – заживо зарыт в бойкот в официальном литературном процессе. Что ж, по нынешним временам это закономерно. Литература, за малым исключением, нынче на цепи. Потерявшая мужские, бойцовские качества, потерявшая миллионы просоветских читателей, она либо тухло-развлекательная, либо сторожевой пес при царстве наживы.

Время расставит все по своим местам. И, мне думается, Евгений Васильевич Чебалин когда-нибудь займет свое законное место в ВУЗовских и школьных программах, по нему будут писать и защищать диссертации. Впрочем, это уже происходит: в Чеченском Университете по книгам Чебалина защитила докторскую диссертацию аспирант Ровзан Татаева, а в Сорбонне по ним обрела статус доктора Г. Осипенко. Это – начало.

Яна Робертовна Хачатурова,

Почётный Работник

Культуры Ставропольского края, директор Георгиевской

Музыкальной школы, выпускница филфака Грозненского Пединститута.

На фото Евгений Чебалин


1 комментарий

  1. Михаил Александрович Князев

    На несчастную Россию навели большевиков по планам Сиона. А дальше? Горький, Шолохов, Леонид Леонов, Иван Ефремов знали — выход в коммунистическом будущем.Или какое-то иное?

Добавить комментарий для Михаил Александрович Князев Отменить ответ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика