Пятница, 26.11.2021
Журнал Клаузура

Е. Н. Ильин: судьба как труд души

У истоков судьбы лучших сынов и дочерей Отечества всегда были замечательные новаторы педагоги-подвижники, среди них Евгений Николаевич Ильин, его методики обучения и воспитания опередили развитие педагогики ХХ века.

Из цикла: «У истоков судьбы…»

В ноябре будет отмечено 92-летие со дня рождения отечественного педагога-новатора Евгения Николаевича Ильина. В 1993 года он стал профессором Открытого университета экологии человека и искусства в Санкт-Петербурге, а его методики обучения и воспитания опередили развитие педагогики ХХ века.

Евгений Николаевич был автором оригинальной концепции преподавания изящной словесности. Он считал, что литература не просто учебный предмет, это «постижение жизни», а анализ произведения сопровождается «трудом души» и это как залог будущей судьбы в ответ на зов грядущего.

Главное правило для Евгения Николаевича было — преподавать литературу как важнейшее из искусств. У художественного текста должен быть художественный разбор, обзор, анализ. Вся работа педагога-новатора была борьбой за внимание учеников. Он утверждал, что:

«…Почти все дети «трудные», только каждый по-своему. Завоевать их внимание — значит завоевать их самих. Но как? …

Евгений Николаевич разработал систему преподавания литературы как учебного предмета, формирующего личность, в которой эффективность урока обусловливается его построением по законам искусства. Он создал оригинальную концепцию преподавания литературы как нравственно-этический курс.

Более чем за 30 лет педагогической работы в школе профессор Е.Н. Ильин издал немало методических пособий, педагогических сочинений, книг. Список его программных произведений содержит перечень для решения важнейших нравственных проблем в воспитании Человека. Среди них: «Урок продолжается», «Давайте соберёмся», «Шаги навстречу», «Рождение урока», «Из блокнота словесника», «Путь к ученику» и др.

Для Евгения Николаевича всегда воспитательный эффект от уроков литературы должен был превалировать над учебным. Это стало точкой отсчета его новаторских идей. Произведения, которые изучают в школе, несут ряд важнейших морально-этических проблем. Их на уроках нужно обсудить, выработать свое отношение, гражданскую позицию. Так вырабатывается мировоззрение. При этом важно искать ответы на злободневные вопросы вместе: учитель и ученик. Система Е.Н. Ильина стала частью педагогики сотрудничества. В процессе учебно-воспитательной работы отношения «наставник — ученик» должны были иметь взаимный интерес, контакт, доброжелательность.

Школьный класс – это мастерская общения. И Евгений Николаевич доказал: объединить образование и воспитание трудно, сделать воспитательный процесс первичным — искусство истинного педагога.

Евгений Николаевич Ильин,
Автор концепции преподавания литературы как нравственно-этического курса, где в основе его концепция «Таблица Души»: любить, понимать, принимать, сострадать, помогать людям

Преподавание литературы – существенная часть духовной жизни страны. А законы духовной жизни таковы, что её общий уровень очень зависит от уровня, достигнутого наиболее выдающимися людьми. Талантливое, кому бы оно ни принадлежало, принадлежит и всем, оно объединяет людей.

Школьный предмет «литература» должен прививать подростку этические и эстетические взгляды, гражданскую позицию, гуманизм, нравственность. И обязательно — любовь к чтению: без этого рассуждать о литературе бессмысленно.

Открытие – это выход из безвыходного положения, и Евгений Николаевич понял и открыл, что Три искуса проходит учитель литературы, прежде чем станет Словесником: искус нравственности, мастерства и общения. Тогда он сумеет овладеть вниманием учеников. Вся его жизнь– это была борьба за внимание. Но разве и во всей школе, и в искусстве, и во всем мире не идет сегодня борьба за внимание людей – за людей? Е.Н. Ильин говорил только о своем классе, но попадал в самый нерв современности.

Как привлечь детей к чтению художественной литературы? Раз на уроках главное — воспитательный момент, а познавательный — вторичен, значит его надо отдать на откуп школьникам. И они тогда с удовольствием читают, познают, ищут истину и оценивают поступки. По воспоминаниям одного из его воспитанников, уроки Евгения Николаевича были как  «волшебнодействе».

Да, это были и спектакли, как сейчас называют- — иммерсивные, и   активный совместный поиск верного решения, ошибки, попытки, умелое незаметное ведение в правильном направлении. Это было совместное творчество, когда воспитание стояло выше обязательного познания, и всегда завершалось успехом. Делясь своим педагогическим опытом в учебных сочинениях, методичках, книгах, Евгений Николаевич писал, что хороший словесник обязательно должен быть знатоком предмета, врачом, артистом. Именно артистизм должен стать средством обучения.

Говорить об искусстве нужно только с помощью искусства. Чтобы герои книг оживали на уроках, самому нужно стать режиссером, исполнителем, вредным зрителем-критиком, художником. Экспрессия и эмоциональность должны стать главной педагогической техникой. Сам он воплощал эту заповедь не только эмоциональной речью, но и мимикой, жестами, движениями и чтением разными голосами.

Один из любимых приемов обсуждения текста было — начать с маленькой детали и в рассуждениях, спорах добраться до обобщения. Задача наставника была — направить мысль в нужное русло начав с маленьких деталей и вместе распутывать «узелок проблемы». Мелкие детали педагог считал жемчужинами текста, это были штрихи, ключи к пониманию всего произведения.

Как добиться активности на уроках от всех учащихся? Евгений Николаевич, написавший «Закон трех О», отмечает задачи для преподавателя: очаровать произведением (книгой); окрылить литературными героями; обворожить автором. Чтобы получилась полемика все должны прочитать произведение.

Педагогические идеи Евгения Николаевича работают, если учитель готов сотрудничать с учениками, а не назидать. Согласно его концепции педагогическое общение преследует также цели творческого стимулирующего воздействия ученика на одноклассников и на учителя. Система Ильина стала одной из составляющих педагогики сотрудничества.

Он советовал расти духовно, чтобы иметь право говорить о «литературных исполинах», учить не только по программе, но и по жизни, знать при этом каждого ученика, поощрять его инициативу. Самое важное —Евгений Николаевич предлагал каждому педагогу стать индивидуальностью, творческой единицей интересной детям. Жить в учениках своих.

Женя родился 8 ноября 1929 г. в Ленинграде в семье рабочего Николая Ильина. Трое детей-погодков было в семье, жили они непросто. Отец работал на заводе токарем. Вечерами, поиграв с детьми, он обязательно устраивал чтения вслух. Детской литературы в то время было мало, а А.С. Пушкин был всегда. Его и читали. Любовь к книге, к слову появилась именно тогда, на семейных вечерках. В пять лет Женя знал наизусть почти целиком «Руслана и Людмилу», вместе заучивали тексты целыми страницами именно это и стало его «профориентацией» в большую жизнь.

А потом была Великая Отечественная война, блокада Ленинграда, похоронка на отца. В конце 1941 г. мальчик сам получил осколочное ранение в висок и тяжелую контузию. Голод, травма— он медленно и с трудом разговаривал, учёба в школе давалась нелегко. Женю долго лечили, но речь его была затруднена. Рос трудно, и учиться было трудно, но все же он окончил школу, потом учился на филологическом факультете Ленинградского университета – у Б.И. Бурсова, Г.А. Бялого, Г.П. Макогоненко и успешно окончил его в 1955 г.

Преподавать с дефектом речи было трудно. Уже имея семью, он устал бороться со своими проблемами и уехал из родного города. Вернувшись, работал на автобазе шофёром. Но однажды он заметил, что стоит только ему высказать интересную мысль, как собеседники, даже если это школьники, перестают обращать внимание на его речь – и тогда приходит уверенность, он начинает говорить легко и его слышали.
И судьба поставила Евгения Николаевича Ильина в «предписанную свыше колею»: сначала в вечернюю школу, потом — в общеобразовательную. Более 30 лет он работал учителем литературы в школе.

«Даже большое пушкинское «я» потеряется, если отсутствует маленькое «я» учителя», – считал Евгений Николаевич. Важно было: «…найти свое… Найти себя… Это значит, думал он, пересилить в себе что-то. Не скрыть, не спрятать, а выявить, присудив себя к трудной жизни, и преодолеть.

У Шиллера есть храбрые слова:

«Человек в руках необходимости, но воля человека только в его собственных руках».

Быть может, в эти тяжелейшие годы и сложились нравственные представления Евгения Николаевича. Он на себе испытал, что такое душевное смятение, душевная боль, что – гордость, что – гордыня, что – смирение и что – ответственность перед своим страдающим сердцем. Из этих дней вырастали его будущие уроки о Достоевском и Толстом, и когда он потом станет спрашивать ребят, отчего плачет Левинсон в конце «Разгрома», он сможет объяснить им, что такое груз совести.

Важно уметь построить урок как само литературное произведение. И здесь у него были три помощника:

*неожиданные приемы подачи;

*яркие образы и незаметные важные детали;

*каверзные интересные вопросы.

Вся методика уместилась в трех словах: прием, деталь, вопрос.

А чтобы добиться активности на уроках от всех учащихся, он изобрёл «Закон трёх О», где требовалось от преподавателя:

*Очаровать произведением (книгой);

*Окрылить литературными героями;

*Обворожить автором.

Для реализации закона, конечно, требовалось максимально изучить биографию писателя, само произведение, перечитать критику и тогда появлялось состояние, когда сам учитель был очарован и окрылен. И при этом во главе концепция Евгения Константиновича было отношение к людям: любить, понимать, принимать, сострадать, помогать.

Эта концепция — антагонист современному ЕГЭ, рассчитанному на послушного середнячка. В ЕГЭ нет воспитания, нет творчества. Обучаясь по системе ЕГЭ, дети вовсе перестанут читать, думать, творить. Они никогда не напишут сочинение по «Войне и Миру» на тему, придуманную Евгением Николаевичем: «Что грузить на подводы?». Все это потому, что для написания надо с неподдельным интересом прочесть каждую страничку, стать участником событий, понять ситуацию.

Дети любят спорить: они максималисты. Можно на время принять их точку зрения и довести сюжет до абсурда. Пройти несколько вариантов, учесть разные мнения, увидеть до запятой известный текст другими глазами. В этом процессе учатся и ученик, и преподаватель.

Более чем тридцатилетний опыт внедрения системы показал стабильно высокий результат: у него читали все, добровольно, с интересом и пониманием. Причем система годилась для всех предметников. Активный совместный поиск верного решения, ошибки, попытки, умелое незаметное ведение в правильном направлении — и вот доказана очередная теорема, уточнена история избавления от ига Золотой орды, переписаны строки песни. Совместное творчество, когда воспитание было поставлено выше обязательного познания, всегда завершалось успехом.

Есть у него ответ и на вопрос о воспитании на классических образах идеалистов, не способных выжить в реалиях современной жизни. Для этого были созданы «Две программы»: одна работала в школе, другая— предлагает несовершенный мир вокруг. О бытие говорили на уроках литературы, пытаясь связать эти программы—писали сочинения о родственниках, соседях, мальчишках в подворотнях. Литература учит противостоять дурному, недружественному и книжные идеалы — стержень духовного состояния раз реальный мир не в состоянии сейчас стать высоко духовным, но стремиться к этому надо.

Для начинающих педагогов Е. Н. Ильин разработал 11 советов, логичных и простых и сегодня они пользуется ими с первых самостоятельных уроков.  Как только появится творческое начало, возможность высказать свою точку зрения, ученик сам захочет внимательно прочесть книгу и вместе с учителем прийти к верным нравственным скрепам через свои, пока наивные, детские мнения. Построить урок как само произведение: будет интересно — будут слушать и участвовать

Делясь своим педагогическим опытом в учебных сочинениях, методичках, книгах, Евгений Николаевич писал, что хороший преподаватель обязательно должен быть знатоком предмета, врачом, артистом. Он был уверен, что именно артистизм должен стать средством обучения. Говорить об искусстве нужно только с помощью искусства. Чтобы герои книг оживали на уроках, самому нужно стать режиссером, исполнителем, вредным зрителем-критиком, художником. Экспрессия и эмоциональность должны стать главной педагогической техникой. Сам он воплощал эту заповедь не только эмоциональной речью, но и мимикой, жестами, движениями и чтением разными голосами.

Одним из любимых приемов обсуждения текста был— начать с маленькой детали и в рассуждениях, спорах добраться до обобщения. Поиск истины зачастую продолжался после урока, побуждал перечитывать, моделировать свои пути решения проблем. И тогда решалась задача наставника — направить мысль в нужное русло начав с маленьких деталей и вместе распутывать «узелок проблемы». Мелкие детали педагог считал жемчужинами текста. Ироничные базаровские губы, никогда не улыбающиеся глаза Печорина, Кабаниха со своим «Ну…» — для Евгения Ильина это штрихи, ключи к пониманию всего произведения.

Спор при этом всегда выступал как развитие любознательности, а сотрудничество в поиске нравственных идеалов предполагал разные точки зрения, возможность их высказывать, задавать вопросы, спорить. Школьник, не читавший «Онегина», вряд ли будет иметь свою точку зрения на его похождения. Дети любят спорить: они максималисты. Можно на время принять их точку зрения и довести сюжет до абсурда. Пройти несколько вариантов, учесть разные мнения, увидеть до запятой известный текст другими глазами. В этом процессе учится и ученик, и преподаватель.

Педагогические идеи Евгения Николаевича Ильина работают, если учитель готов сотрудничать с учениками. Есть высокое состояние духа, когда человек живет в единении с самим собой, ни на минуту не теряет себя. При встрече такие люди поражают нас, хотя мы не сразу понимаем, чем, – они действуют на нас всей полнотой личности. Секрет в том, что они обогащают одним своим присутствием. В своих сочинениях его воспитанники отмечали: «Мне почему-то кажется иногда, что это у нас не урок, а подготовка к чему-то очень важному...»; «Ведь нет такой науки – учиться жизни, а Евгений Николаевич как бы подготавливает нас к жизни, в полном смысле слова»; «Литератор у нас вообще личность…» и т.д.

Но любовь и страсть Евгения Николаевича –это вопрос, он   даже книгу задумал написать: «Искусство вопроса».

«Найти точный вопрос – праздник души!» – говорил он и признавался:

«…я счастлив, что всегда жил и живу среди ребят, вместе с ними и для них».

Галина Ергазина-Галеррос


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика