Воскресенье, 21.07.2024
Журнал Клаузура

Воображая фантазии. Фэнтези это вам не фантастика

Литературные произведения в жанре «фантастика» всегда вызывали некоторое раздражение в среде «серьёзных» литераторов. Особенно сегодня, когда «фантастика», как творческий метод, стала одним из самых растиражированных и потому обесцененных явлений.

Такое отношение одних литераторов (которые воображают «реальную правду о жизни») по отношению к другим (которые фантазируют «вымысел, неправдоподобие») объясним скорее обычными человеческими слабостями (ревностью, презрением, желанием доминировать и т.п.), чем теоретическими разногласиями.

Необходимо понимать, что литературная фантастика совершенно не виновата ни в чём, и более того, является одним из древнейших литературных жанров. То есть, все эти страсти вокруг фантастики мало связаны с именно литературой и относятся скорее к сфере социальных явлений.

Ещё Платоном были выделены два вида (или способа) сотворения образов — истинный («икастика», создание подобий) и ложный («фантастика», создание иллюзий). Это разделение уже показывает демаркационную линию воображаемого фронта. Воображать и фантазировать — синонимы и одновременно разные творческие методы.

Конфликт двух различных творческих методов разворачивается и приобретает особенную глубину, если вспомнить слова Роже Кайуа:

«Ибо фантастическое — это нарушение общепринятого порядка, вторжение в рамки повседневного бытия чего-то недопустимого, противоречащего его незыблемым законам, а не тотальная подмена реальности миром, в котором нет ничего, кроме чудес».

Конфликт привычного и неизвестного — так человеческий фактор вклинивается в литературу.

Любой уважающий себя читатель понимает, что современный мир развитых технологий это лишь на поверхностный взгляд та реальность, о которой мечтали писатели-фантасты ХХ века, но что это часть той реальности — безусловно так. Технические достижения человечества в ХХ веке во многом случились благодаря популярности научно-фантастической литературы. Но сегодня не ХХ век, и научно-фантастическая литература уже не та. И вообще идёт переосмысление и поиск иных дорог.

Для литературного пространства периферии одна из самых очевидных проблем развития —  это ответ на фундаментальные вопросы: какие способы качественной внутрицеховой коммуникации возможны, в том числе коммуникации между литературными жанрами. Периферия тем и отличается от столицы, что процессы расцвета и упадка здесь всегда идут с замедленной скоростью. При таком развитии событий появляется возможность не только в деталях проследить любой процесс, но и сформулировать более подробные инструкции по управлению этим процессом.

К сожалению, именно здесь начинают срабатывать многие человеческие стереотипы и управленческие клише. Казалось бы, что делить особо нечего, но всё же делят — пускай воздух, пускай мнимые пространства, главное, чтобы яростно и непримиримо. Хотите узнать распространённый взгляд периферийно-весомых литераторов — так смотрят на вас фермеры с картины Гранта Вуда «Американская готика» — неистово, глухо и злободневно. Такое же отношение, по-человечески незамысловатое и суровое, складывается и к литературным «врагам», и к литературным «изгоям» — людям, творческим методам и жанрам.

Грант Вуд «Американская готика» (1930)

Фантастика, тем сильнее понижается в статусе, чем дальше находится в российской литературной глубинке. Хотя жанр литературной фантастики в оправданиях перед кем бы то ни было не нуждается, но привести в его защиту цитату из статьи А. Громовой будет уместно:

«…Однако совершенно справедливо подчеркивая актуальность научной фантастики как литературного явления, вызванного к жизни своеобразием новой исторической эпохи, ее насущными нуждами и потребностями, нельзя забывать о том, что литературные генеалогические корни современной научной фантастики уходят в седую древность, что она является законной наследницей величайших достижений мировой фантастики и может, и должна использовать эти достижения, этот художественный опыт на службе интересам современности…»

Также сегодня, подчёркивая актуальность фэнтези и мистики как литературного явления, вызванного к жизни своеобразием новой исторической эпохи, необходимо помнить о корнях этих направлений фантастики и использовать этот художественный опыт на актуальном литературном поле современности.

Иван Образцов


1 комментарий

  1. Мансуров Андрей Арсланович

    С тем, что фантастика — древнейший жанр литературы, полностью согласен. Как ещё назвать Ветхий Завет, как не литературой? Причём — стопроцентно фантастичной и тем не менее — живой и не оставляющей равнодушной? Точно так же — и Рамаяна, и Махабхарата, где речь и о «богах», и о их битвах с помощью оружия невероятной и сокрушительной мощности! выжигающем целые города…
    Туда же можно с абсолютной уверенностью отнести и древнескандинавский эпос — Калевала, Старшая Эдда, и др. Однако, как мне кажется, в статье не слишком полно исследовано коренное различие между фэнтези и собственно — фантастикой. А жаль. Хотя, например, у Анджея Сапковского имеются отличные философские и исследовательские работы на эту тему — интересно было бы сделать из них что-то вроде конспекта, и выложить здесь…

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика