Суббота, 25.06.2022
Журнал Клаузура

Екатерина Дашкова: Служа Отечеству. Из цикла: «Женщины России»

Каждая женщина мечтает быть в ладу со своими чувствами, мыслями, с душой своего спутника жизни. Это для неё тайная и заветная надежда, свет в пути к своей судьбе.

И, многие, освещая своё окружение помыслами   сотворчества и откровения, радостью Жизни создавали высокое созвучие общей судьбы и среди них были такие как: Екатерина Романовна Дашкова, Софья Васильевна Ковале́вская, Светлана Григорьевна Семёнова и многие, многие другие…

Екатерина Дашкова: Служа Отечеству

Софья Ковалевская: В борьбе за счастье        

Светлана Семёнова: Мы звездная память друг друга…

Екатерина Дашкова: Служа Отечеству

Екатерине Романовне Дашковой (1743-1810) отмечено 17 марта 179 лет со дня рождения.

История свидетельствует об уникальном случае в мировой    практике, когда женщина около одиннадцати лет находилась во главе двух Российских Академий наук (Петербургской и Московской). Княгиня Екатерина Романовна Дашкова (урождённая Воронцова), сыгравшая значительную роль в дворцовом перевороте 1762 года, приведшем на престол Великую Екатерину II; первая женщина неимператорского происхождения, занявшая высокие государственные посты — директора Санкт-Петербургской Академии наук и председателя Российской Академии; организатор и участник создания первого толкового Словаря русского языка, статс-дама русского императорского двора, яркий представитель российского Просвещения; переводчик-журналист, писатель, музыкант, педагог, оказавшая значительное влияние на преобразование России с  абсолютной монархией в Россию с просвещённой монархией. В её мемуарах отражено время правления Петра III, содержатся ценные сведения ушедшей эпохи.

В девятнадцать лет Екатерина Дашкова участвовала в государственном перевороте. Возвышенные мечты Екатерины Романовны о благе отечества – это все осталось в прошлом, императрица заплатила ей 24 тысячи рублей, наградив Звездой и Екатерининской лентой за особые заслуги.

Императрица перестала прощать ни смелых высказываний, ни желаний Е. Дашковой участвовать в государственных делах. Через некоторое время вместе с мужем Михаилом, она отправила Дашковых подальше от себя. Только тяжелая болезнь Е. Дашковой после смерти своих любимых старшего сына и мужа (1763 г.) спасла её от ареста. Она любила своего мужа, но счастье её длилось недолго и в 21 год, через 6 лет супружества, она осталась вдовой с двумя детьми на руках.

Е. Дашкова уехала за границу продолжить образование своих детей. В Лондоне она навестила Оксфордский университет и встретилась с русскими студентами. В библиотеке она обратила внимание на русско-греческий словарь, и у нее появилась мысль о создании русской грамматики и словаря.

В Париже Екатерина Романовна познакомилась с великим философом Дидро, который помог молодой женщине наладить отношения с императрицей Екатериной II. В 1781 году она познакомилась с выдающимся американским государственным деятелем Бенджамином Франклиным.

Только в 1782 году Е. Дашковой было разрешено вернуться в Россию, и она «милостиво» была принята императрицей Екатериной II. События 1762 года им показались давней историей, зато слава как первой русской образованной женщины дошла до Петербурга и прагматичная Екатерина II решила её снова использовать – предложив пост директора Петербургской Академии наук.

Екатерина Романовна Дашкова

Так Екатерина Романовна Дашкова в 1783 году стала первой женщиной в России (за исключением императрицы), занявшей высокую государственную должность. За одиннадцать лет руководства Е. Дашкова упрочила академическое хозяйство, уплатила долги, пополнила библиотеку, улучшила работу типографии, наладила составление карт губерний, организовала экспедиции в различные края. Была также налажена издательская деятельность, опубликованы важные для России труды:

* Полное собрание сочинений М.В. Ломоносова;
* «Описание земли Камчатки» ;
* «Записки путешественников» ;
* «Академические известия»;
* «Собеседник любителей русского слова».

Главным достижением Екатерины Романовны явилось создание русского словаря и грамматики. По мнению А.С. Пушкина это было: «величайшим вкладом в русскую культуру», а по мнению Карамзина, «полный словарь, разработанный коллективом профессоров во главе с Дашковой и изданный Академией, принадлежит к числу тех феноменов, коими Россия удивит внимательных иноземцев, зреем не веками, а десятилетиями».

Богатый духовный мир Е. Р. Дашковой и разнообразие интересов чувствуется в её письмах. Еще в 1794 году в воспоминаниях она старалась показать свое историческое место в России, свои человеческие качества и добродетели. Екатерина Романовна начала писать свои «Записки» на одном дыхании, писала по памяти, излагала быстро, почти ничего не поправляла.

Ее целью было:

«не сохранить для потомства эпизоды её удивительной жизни, а показать, как опасно плыть на одном корабле с сильными мира сего… и как придворная атмосфера душит развитие самых энергичных натур…»

Её «Записки» рисовали широкую картину русской действительности.

Первое издание на английском языке появилось только в 1840 году. Герцен А.И. стал крестным отцом русского перевода «Записок», которые с его предисловием были изданы в 1859 году.

Он говорил:

«Какая женщина! Какое сильное и богатое существование!»

Три земные страсти пронесла через жизнь Екатерина Романовна Дашкова: семья, государыня Екатерина и наука.

Катя Дашкова родилась в семье графа Романа Илларионовича Воронцова, её мать Марфа Сурмина умерла, когда Кате было два года. Крестными маленькой девочки были императрица Елизавета Петровна и её племянник Петр, будущий Петр III. Еще при жизни матери старшие дочери Мария и Елизавета Воронцовы были фрейлинами во дворце, а сыновья Александр и Семен находились на государственной должности и прославились как «стойкие государственные деятели».

Катя, с двухлетнего возраста воспитывалась в семье графа Воронцова вместе с его дочерью Анной, её ровесницей. Воспитанница оказалась способной и в 14 лет уже владела четырьмя языками. «Насмешливая и талантливая и как она рисует» — удивлялись и восхищались современники. Но после тяжелой болезни (корь) она долго находилась вдали от Петербурга; самообразование, размышления над собой с близкими ей людьми изменили её насмешливый и веселый живой ум. В 15 лет у неё сложилась свое мировосприятие. Она практически не выходила из личной библиотеки Воронцова, насчитывающей более 900 томов, в основном это были французские философы и естествоиспытатели. К ужасу своих родных Катя отметала всякие румяна, украшения, игнорировала балы во дворцах, находя их скучными, танцы беспардонными, но при этом она не была лишена романтизма—в 15 лет Катя влюбилась.

По воспоминаниям княгини Дашковой:

«… вечером, когда  Катя  возвращалась из гостей, погода настолько была хороша, что она захотела пройти пешком в сопровождении сестры Самариной. Едва они отошли несколько шагов, как перед ними очутилась высокая фигура мужчины, под влиянием лунного света молодой человек поразил ее воображение, она спросила сестру, кто он, в ответ услышала – князь Михаил Дашков – дальний родственник Петра I. Катя почувствовала, что они предназначены друг другу».

По воспоминаниям А.И. Герцена, «Графиня приходит домой и мечтает о прекрасном офицере, офицер приезжает домой, влюбленный в прекрасную графиню» и наслышанный о затворничестве молодой графини и покоренный судьбоносной встречей при лунном свете, он вскоре сделал предложение 15-летней Кате Воронцовой.

А в 1758 году девушка вышла замуж. Отец, Роман Воронцов отдал младшую дочь Катю брату Михаилу Илларионовичу, великому канцлеру императрицы Елизаветы. Венчание молодых проходило в семейном кругу, и через год, в феврале 1759 года, родилась дочь Анастасия, еще через год сын Михаил, умерший в младенчестве. Вскоре родился сын Павел.

Выросшая в аристократической семье графов Воронцовых Екатерина Романовна Дашкова принимала активное участие в свержении Петра III (ярого приверженца Пруссии, не любившего Россию), и в возведении в 1762 году на престол Екатерины Алексеевны. С Великой княгиней впервые Катя Воронцова встретилась в юном возрасте. С первой встречи на балу девушка искренне полюбила будущую императрицу. Катя подняла упавший веер княгини и подала его, и между ними возникла симпатия.

По её воспоминаниям:

«Очарование, исходившее от великой княгини, особенно когда она хотела привлечь кого-нибудь, было слишком могущественным, чтобы подросток, которому не было пятнадцати лет, мог ему противиться»

и Катя навсегда отдала ей свое сердце.

Великая княгиня Екатерина Алексеевна, казалось, отвечала Кате такой же привязанностью, они вместе читали, обсуждали многие вопросы, и Екатерина Алексеевна часто подчеркивала ум, эрудицию своей подруги. Отмечая при этом, что она умирает от скуки, когда её нет, что другая, равная Кате, во всей России едва ли найдётся. Когда Е. Дашкова написала стихи и посвятила их Екатерине, в ответ та высоко отметила талант и заклинала продолжать любить её, заверив Е. Дашкову в своей искренней и пламенной дружбе, которая никогда не должна быть разрушенной.

Несмотря на сильного соперника в лице князя М. Дашкова, он, благодаря своей юной жене, вскоре тоже проникся симпатией к Екатерине Алексеевне.

Наряду с Орловыми одну из активных ролей в подготовке переворота стала играть Екатерина Воронцова-Дашкова. Молодая романтичная Е. Дашкова везде и всюду рассказывала о достоинствах Екатерины Алексеевны, тем самым привлекла в круг заговорщиков массу известных деятелей, таких как К. Разумовский, Панин, Репнин, Волконский и др. Главным действующим лицом готовившегося заговора с самого начала была сама Екатерина Алексеевна, опытный, скрытный политик, она играла в смертельную игру и точно выверяла каждый свой шаг, зная заговорщиков в лицо. Офицеры распространяли среди солдат слухи, в свете которых императрица благодетельница российского народа, а её муж выглядел врагом дворянства и слабоумным тираном, который мечтает удалить свою жену и законного наследника, посадив их в Шлиссельбургскую крепость.

И как позже отмечала Е. Дашкова в воспоминаниях:

«…На Петропавловской крепости пробило 10 часов. Шествие достигло Казанского Собора. Отслужили молебен. Толпа и коляска двинулись к Зимнему дворцу. В Зимний дворец Екатерину внесли на руках. Ненавистный пруссак, который предал Россию, свергнут! На троне снова женщина! Взглянув на Екатерину, подумала с гордостью: «И это она! Она, та самая, которая страдала от грубости и невежества мужа императора… а сегодня, а теперь? Как нежданно, она, мой друг, переродилась! Сколько смелости, отваги! История отметит! И мне одной она обязана своей свободой и этим, даже мне непонятным и необъяснимым перерождением».

По своей молодости и наивности Е. Дашкова считала, что она способствовала перевороту, но затем с горечью поняла, что Екатерина и её окружение тщательно скрывали от неё план переворота. Вскоре Екатерина II отдалилась от Е. Дашковой с быстротой царской неблагодарности.

По словам А.И. Герцена:

«Императрица Екатерина хотела царить не только властью, но всем на свете – гением, красотой… Но энергичную Дашкову, говорившую о своей славе, с ее умом, с ее огнем и с ее девятнадцатью годами, она не могла вынести возле себя».

Екатерина Романовна под иной фамилией уехала за границу продолжить образование своих детей. В Париже она проводила время в обществе Дидро, Даламбера, Рейналя. Они часто беседовали, Дашкова держалась стойко и с достоинством. Она ненавидела деспотизм и любые проявления тирании, ей больше по душе была конституционная монархия.

Однажды Дидро коснулся в их разговорах вопроса рабства русских крестьян. Дашкова ответила, что касается её, то она в своих имениях устроила такое управление, которое ограждает крестьян от ограблений мелкими чиновниками. В её имениях постоянно происходил рост благосостояния крепостных, и она сумасшедшая, чтобы жестокостью иссушить источник доходов. Е. Дашкова заинтересовала Дидро страной, и он в 1773 году посетил Россию.

Знакомство Екатерины Романовны с выдающимся американским государственным деятелем Бенджамином Франклиным переросло в содружество двух выдающихся людей своих стран.

Только в 1782 году Е. Дашковой было  «милостливо» разрешено вернуться в Россию.  Дашкова возвратилась в имение под Москвой, затем переехала в Петербург. Началась «полоса удач». Сын Павел Дашков получил чин у фельдмаршала Г.А. Потемкина, племянница Полонская была устроена фрейлиной во дворец.

Е.  Дашкова не без колебаний согласилась возглавить Петербургскую Академию наук.  После М. Ломоносова она нашла дезорганизованной научную, учебную деятельность Академии. Она продумала шаги своей деятельности. Её огромная энергия, активность, ум и образованность позволили поднять работу Академии. Она возродила академическую жизнь и привела к тем нормам, которые предусматривались создателями Академии. Работа академиков была освобождена от опеки бюрократического аппарата. Екатерина Романовна привела в порядок запущенное хозяйство Академии, научно-просветительскую и издательскую деятельность. Открылись курсы не только для студентов, но и для посторонних слушателей. Был отмечен успех курсов, на которых на русском языке преподавали Котельников, Озерецкий, Соколов, Севергин и др. Академия готовила отечественные научные кадры, значение этого для будущего России было велико.

«За время моего директорствования, писала Дашкова Екатерине, – из этого учреждения вышло большое число лиц, которые находятся на службе Вашего Императорского Величества, где они приносят пользу Отечеству, поощряются различными званиями».

За два года существования учреждённого ею «Собеседника», самой Е. Дашковой были опубликованы десять статей. Опубликование в «Собеседнике» книги Княжнина «Вадим Новгородский» вызвало резкое раздражение Екатерины II, боявшейся за свой трон. Кроме того, гнев императрицы Екатерины вызывала дружба Екатерины Романовны с Бенджамином Франклиным, как с одним из руководителей освободительной войны американских колоний против английского короля, которая нашла большую поддержку и сочувствие всех передовых людей Европы и России.

В связи с этим в 1794 году Е.Р. Дашкова попрощалась с Академиями и уехала в свое Троицкое, где с болью встретила в 1796 году известие о смерти Екатерины, которую Е. Дашкова в свое время провозгласила Великой. Она вспомнила их дружбу и свою горячую молодость, вдохновение, одержимость и горькое разочарование в Екатерине, которая сразу после коронования на престол постаралась указать молодой увлечённой Е. Дашковой, кто здесь хозяин.

Тайный брак сына Павла с дочерью купца Алферова тяжело сказался на здоровье Екатерины Романовны:

«Рана, нанесенная материнскому сердцу неизлечима. Несколько дней я могла только плакать, затем серьезно заболела» – писала Е. Дашкова в своих «Записках».

Дочь Анастасия также причиняла ей немало горя. Дочь рассталась с мужем и пустилась в загул, требуя от матери оплачивать её долги. Дашкова Е.Р. ушла в депрессию и ей иногда приходила мысль о смерти, но только вера в Бога и молитвы спасали её.

Сразу же после смерти императрицы по распоряжению нового императора Павла Дашкова была выслана в дальнюю бедную деревеньку своего мужа в Новгородской губернии. Губернатор Москвы передал ей приказ Павла: «…подумать в ссылке над тем, что она совершила в 1762 году». Не сопротивляясь, полубольная Дашкова в 1796 году по приказу императора Павла отправилась в зимние морозы в ссылку коротать дни в крестьянской избе, лишенной удобств. Через некоторое время Е. Дашкова обратилась к императрице Марии Федоровне с просьбой пощадить больную несчастную женщину. Императрица, пожалев её, обратилась к Павлу I. Опала Е. Р.Дашковой продолжалась до 1801 года. Придя к власти, Александр I предложил ей вернуться в Петербург, но она, поблагодарив императора, отказалась, сказав, что: «время её ушло, да и здоровье не позволяет».

У себя, в Калужской губернии, она целиком посвятила себя хозяйственной деятельности. Детей у сына не было и Е.Р.Дашкова нашла наследника из семьи Воронцовых – Ивана Илларионовича, внучатого племянника, которого опекала с самого рождения. Благодаря матери и влиянию знаменитой тетки Е.Р. Дашковой он получил блестящее европейское образование, а личные качества крестника навсегда покорили её. Екатерина Романовна в 1807 году, с разрешения императора Александра I, назначила себе наследника, завещала крестнику Ивану Илларионовичу Воронцову все владения и фамилию Воронцов-Дашков. Так появилась новая династия графов Воронцовых-Дашковых, которые преданно служили Отечеству и продолжили традиции знаменитой Екатерины Романовны Дашковой, занимаясь просвещением. Бездетная дочь Анастасия еще при жизни матери была лишена наследства, и ей назначена только пожизненная ежегодная пенсия, которую она получала от наследника.

Последние годы Е. Дашкова доживала в имении Троицком в окружении своих помощниц и крестьян. По совету подруги Кет Гамильтон к Екатерине Романовне приехала погостить Мэри Уильмот и прожила в России целых пять лет. Приехав в усадьбу княгини, она увидела женщину с приятным лицом, открытым и умным, одетую в черное платье и с серебряной Звездой на левом плече. Она была ласкова и Мэри сразу почувствовала к ней самую горячую любовь. Мэри была последней привязанностью этой замечательной и одинокой женщины, она заполнила пустоту её жизни.

Теперь Екатерина Романовна вновь  была полна энергии, стала заниматься с Мэри русским и французским языками, ставить спектакли, совершать поездки по религиозным местам Подмосковья: Плещеево озеро, Троице-Сергиевый Посад, Ростов- Ярославский и др. Посещала балы в Москве, встречалась со знаменитыми людьми, которые её уважали, хотя она отличалась от всех знатных гостей простотой одежды, свежестью лица, отсутствием драгоценностей за исключением Звезды.

Мэри удивляли её неутомимость и разнообразие занятий: постройка домов, чертежи, театр, больница, оранжереи, приумножение уже очень большого капитала, деловая переписка, отношение к религии. Она отмечала противоречие в привычках княгини, приверженность к старинным традициям и большой интерес ко всему новому.          

«Я не только не видывала никогда такого существа, но и не слыхивала о таком, – писала о Екатерине Романовне  своим родным в Ирландию её гостья Мэри Уильмот — Она учит каменщиков класть стены, помогает садовникам делать дорожки, ходит кормить коров. Сочиняет музыку, пишет статьи, поправляет священника, если он не так молится. Она поправляет своих домашних актеров, когда они сбиваются с роли. Она доктор, аптекарь, фельдшер, кузнец, плотник, судья, законник».

Мэри Уильмот уехала из России в 1808 году за два года до смерти Е.Р. Дашковой. Мэри, выполняя волю своей «русской матери», сохраненную копию «Записок» подготовила к печати.

Но ей препятствовал родной брат Екатерины Романовны Дашков, Семен Романович. Он не хотел допустить появления книги, в которой приводилось описание закулисных подробностей переворота, обсуждались проблемы крепостничества и другие вопросы, не утратившие своей остроты в годы правления Александра I. Сейчас этими документами занимается потомок наследника Е.Р. Дашковой, профессор русской словесности граф Воронцов-Дашков Александр Илларионович, проживающий в США (Виржиния).

Интересна оценка Екатерины Романовны Дашковой автором книги «Во главе двух Академий» Лии Лозинской:

«Кем была она, эта женщина, более одиннадцати лет руководившая крупнейшими научными учреждениями страны?

Писателем. Она пишет пьесы, стихи, статьи, мемуары – «Записки», переводит. Герцен, почитатель и биограф Дашковой, называет “Записки“документом чрезвычайно важным для изучения XVIII столетия.

Знатоком искусств. Ее суждения об архитектурных памятниках и произведениях живописи поражают точностью и глубиной.

Педагогом. Она знакома со многими достижениями педагогической науки, придерживается прогрессивных взглядов в вопросах воспитания, исповедуемых философами-просветителями, и разрабатывает новую систему образования.

Филологом. По ее инициативе издается первый толковый словарь русского языка. Она участвует в его составлении и берет на себя объяснение понятий, имеющих отношение к нравственности, политике и управлению государством.

Редактором. Под ее руководством выходит журнал «Собеседник любителей российского слова», к участию в котором она привлекает многих талантливых литераторов. Добролюбов посвящает «Собеседнику» свое первое исследование.

Натуралистом. Во время путешествий она составляет гербарий и коллекцию минералов. Она изучает садоводство и выращивает сады.

Музыкантом. Она увлекается народными песнями, прекрасно поет, пробует, и успешно, свои силы в композиции.

Хирургом. С ланцетом в руках она спасает человека от гибели».

В памяти благодарных потомков навсегда осталась судьба удивительной женщины, Екатерины Романовой Дашковой, в течение одиннадцати лет находившейся во главе двух Российских Академий наук (Петербургской и Московской). Под её началом Академия готовила отечественные научные кадры, значение этого для будущего России было бесценно.

Галина Ергазина-Галеррос


комментария 2

  1. Римма Кошурникова

    Благодарю автора за очерк, но позвольте добавить несколько слов о последних днях Великой княгини. Екатерина Романовна, имея много имений и угодий, больше всего любила Троицкое (Калужская область), где она отдыхала, работала, писала и приглашала дорогих гостей. Скончалась княгиня в Москве, в доме на Большой Никитской, но согласно ее воле, погребена в Троицком, в церкви Святой Троицы, в угловой части трапезной, где на стене — медная доска с эпитафией, составленной ее племянницей. В 1998 году над ее могилой была возложена чугунная плита. Одновременно в соседнем городке Кремёнки, что на другом берегу неширокой реки, открыт Мемориальный музей Е.Р. Дашковой, а в центральном парке — бронзовый памятник Книягини в полный рост, где на постаменте всегда — живые цветы.

  2. Михаил Александрович Князев

    Вот о такой великой женщине и личности нужно ставить сериалы. Но без современной пошлятины.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика