Вторник, 09.08.2022
Журнал Клаузура

О «гениях» современной антипоэзии

 

Заявить о себе и своём творчестве сейчас, казалось бы, проще простого. В свободном доступе ряд литературных и окололитературных сайтов  для каждого желающего поделиться своими мыслями и чувствами в рифмах. Отнюдь. Листая страницы авторов сайта стихи.ру, например, я пришла к грустному для себя выводу: графомания процветает. Более того, это модный и востребованный в наше время бизнес. За деньги ныне можно издать любую чушь. И абсолютно бесплатно навязывать ее в Сети.

Не могу пройти мимо потрясающего по своей нелепости творения одной из стихирских ботов. К нему написано более ста восторженных рецензий. У меня же ощущение такое, словно я в лыжах на асфальте. Ведь если не спешить бездумно восторгаться, а включить логическое мышление, то впечатление другое складывается.

Вводит в ступор уже первый катрен:

Я становлюсь уже чужой,

И нет меня в тебе,

Вот с коромыслом за водой

Шагаю при луне.

Как она вообще может быть в нём? И почему сожалеет, что её в нём уже нет?! На ум приходят всякие анатомические ужасы. Съел и переварил что ли?  И то только в том случае, если он не проглотил, а выплюнул с репликой «Я тебя не перевариваю!» Сколько сердечных ран эти слова нанесли! Вот и наша автор на автопилоте коромысло в руки и за водой.

На обиженных воду возят, это давно известно. Но кто же при луне за водой ходит, да ещё с коромыслом в наше-то время и по российскому-то бездорожью, где и днём-то спотыкаешься?! Это ж надо так обидеться…

Наполнить надобно сосуд,

Колодец лёд сковал,

Года свое всегда берут

Куда бы не бежал.

Что за надобность такая среди ночи сосуд наполнять? Все слёзы что ли выплакала? Про запас надо, чтобы до утра хватило. Удивительный колодец какой-то — в реальном-то вода никогда не замерзает. Это ж какие морозы ударили-то, а? Меня терзают смутные сомнения, что автор вообще когда-либо по воду ходила.

Кстати, тут предлог «ни» нужен, так как в контексте не отрицание, а усиление.

Заплетены пути судьбы

На перепутье рек,

Ты к руслу старому сойди,

Умерь рысачий бег.

Неутомимая какая! В одном колодце вода замёрзла, тут же отправилась другой искать. И на пути много разных диковинок ей встретилось. Любопытно, где автор видела «перепутье рек»? Хоть бы одним глазком посмотреть на это чудо природы! А заодно и на «рысячий бег»! Кстати, кому она всё это советует? Никак, обидчик следом увязался? Теперь понятно, что её среди ночи по воду понесло — чтобы его за собой снова бегать заставить! Обратите внимание, с какой любовью она к нему обращается:

И с осторожностью ступай

На тонкий лёд зеркал,

Обрывы мудро огибай,

Не застревай средь скал.

Завела мужика чёрт те знает куда, а теперь заботу проявляет. Путь-то до другого колодца, где вода ещё не успела замерзнуть, неблизким оказался и опасным. Не каждый такое выдержит. Вот и этот предсказуемо не выдержал, чем обидел автора ещё больше. Она ведь так его за собой увести хотела!

Но ты не выдержал труда,

Ворота позакрыл,

Откуда среди скал и озёр ворота? Или он сразу никуда не пошёл, как только услышал предостережения об опасностях, которые подстерегают его в пути?

Как будто капает слеза,

И с нею ты застыл.

А я осталась вдалеке,

Ты не подал руки,

Непонятно, почему он со слезой-то застыл. Вроде как это она сама до слёз обиделась.

Следы стираются в песке,

Ведь нам не по пути.

Стоп! Откуда песок взялся? Вроде вокруг всё заледенело: вплоть до воды в колодце. Как-то неожиданно скалистый ландшафт с озёрами на пустынный сменился. Кстати, следы НА песке оставляют, а не В. Не зарыли же их в песок! Дальше становится чуток понятнее:

Я снова чувствую себя

На новом берегу,

Но переправа для тебя

Сейчас уже табу.

Автор просто переправилась на другой берег. А там уже, видимо, резко-континентальный климат. И мосты за собой сожгла, чтоб он не преследовал. Хотя он и так не собирался, судя по тексту выше.

Не знаю, как Вам, дорогие читатели, а мне жутко интересно, дошла ли автор до колодца и набрала ли воду, которая ей срочно среди ночи понадобилась. Впрочем, судя по сотне рецок, читатели к концу стихотворения напрочь забывают о том, с чего оно начиналось.

Подобных «гениев» на сайте стихи.ру – легион.

***

Мимо творчества еще одного стихирского «гения», воспевающего красоты российской глубинки, тоже нельзя пройти мимо. Страница этого автора — Клондайк для пародиста. Однако, взявшись за дело, понимаю, что очень многое интересного остаётся за кадром, а руки чешутся поделиться мыслями после прочитанного с коллегами по перу и читателями.

Итак, приступим к внимательному и вдумчивому изучению его мистической баллады «Рождество» из цикла «Поэт в деревне».

Пирог с капустой вынянчен,

Две рюмки грамм по сто…

Мы с бабой Нюрой нынича

Справляем Рождество.

Метель поёт за окнами,

Уж зА полночь давно,

А мы краснеем свёклами

За чаем и вином.

Ну что? Вполне реалистичная картинка быта в русской глубинке. В церкви этот праздник не все празднуют. Лишь бы выпить повод был и было что выпить, и желательно побольше. Судя по «красным свёклам», здесь с самого начала выпито немало, и Рождественский вечер обещает быть интересным. К тому же, как выясняется далее, до церкви несколько часов пешим ходом. А к паломничеству наши изнеженные цивилизацией современники непривычны.

Ворчат старухи местные:

— Ни звона, ни крестов…

До церкви, что в Опресново

Не меньше двух часов.

Но лирический герой проявляет чудеса стойкости и силы воли: он всё-таки ходил со своей собеседницей в храм.

Исколотые тЕрнами

Метельного куста,

Вчера на Повечерии

Мы славили Христа.

Вот так вот — буквально через тЕрнии к звезде Рождества! Далее автор описывает, как нелегко им дался этот духовный путь:

Снеговиками ставшие,

И слёз глотая слизь,

Иззябшие, уставшие

Насилу доплелись.

Стоп-стоп! Слизь слёз? Что-то новенькое… Слизистые выделения совсем из другой части тела и в простонародье их прозаически называют (пардон) соплями. Так же непонятно, как можно ИЗзябнуть. ‘Озябшие’ было бы правильнее, но к этому моменту я уже понимаю, что провинциальный пиит лёгких путей не ищет!

Мытарства на обратном пути автор не описывает. Видимо, не желает повторяться.

А нынче, сердцем чистые,

Накрывши стол, вдвоём,

Приняв, и став речистыми,

Болтаем о своём.

Про сплетни и про вымыслы,

Про тяжкий сельский труд,

Про то, как детки выросли

И как теперь живут.

Стоп, стоп, стоп!!!! «Сердцем чистые», очистившиеся молитвами, и снова сплетничать?! Вот так на Руси всегда: покаяться и тут же ещё больше нагрешить — святое дело!

Как шофер — Васька Плотников,

Порвал свой бюллетень,

Как бесы водят путников

В подобную метель…

Тут понимаешь, что дальше будет что-то из разряда деревенских ужастиков. И точно! Автор не жалеет стилистических красок, описывая дальнейшие события Рождественского сочельника в Опреслово.

Да вьюга за окошками

То свистнет гаммой швов,

То бросит в стёкла крошками 

Неразбериху слов…

И вдруг над партитурою

Щемящий душу звук,

Как будто деву юную

Заплёл в сетях паук!

Очевидно, что дева в сетях паука «Мухой-Цокотухой» Чуковского навеяна. Но! Как можно свистнуть «гаммой швов» и что это вообще такое, пиит не поясняет. Наверное, для него это обыденное дело. Но читатели-то не в курсе!

А дальше ещё загадочней…

Как будто соло ведьмино,

Как будто ИЛа взлёт!

Пришельцы ли?  Соседи ли?

Да кто же так орёт?

Аналогия между пришельцами и соседями впечатляет. В самом деле, кто его знает, кто через стенку в соседней квартире живёт? Может, с Сириуса следить за нами прилетели… За других не ручаюсь, но деревенский пиит объект для изучения весьма занятный. Я вот и то не удержалась. Хотя для него я со своими замечаниями, судя по всему, тоже словно с другой планеты.

А пиит всё сгущает краски, наводит ужас на читателя:

Как кошка, дверью сжатая…

Иль как на рану — йод…

Хоть, вроде, и поддатый я,

А всё же жуть берёт.

В окне огни забегали

Откуда-то извне…

Точно — инопланетяне в гости пожаловали! Тарелка с мигалкой у избы! Огнями так и светится «извне», а в ней парочка пришельцев в полицейской форме. Конспирируются, заразы… Не иначе как сосед с Сириуса своих вызвал!  Сирену полицейскую включили. Перепугали народ до смерти.

А баба Нюра белая

Тихонько шепчет мне:

— У Мишки ли у Жарова

Топерь жена родит?

Аль Бес какой пожаловал?

Поди-ка, погляди!

Любопытное предположение: «жена родит» и «Бес какой пожаловал». Совсем одно и то же! Если, конечно, не повторяются события мистического детектива «Омен». Но не в Рождество же! Это уже святотатство самое настоящее! Люди радуются, а деревенский пиит чуть в штаны не наложил от страха:

— «Поди»… Теперь не лето ведь:

Метель, темнища, глушь…

Застынет и омлет, и снедь…

Да  боязно, к тому ж…

Лирический герой ещё не знает, что именно его так напугало, а на борьбу с этим Нечто собирается словно в последний бой:

Пойду… Напялю ватник я,

Скажу себе: «Не трусь!»,

Ремнём широким стареньким

Потуже затянусь.

Морозится не гоже мне,

Как юному хлыщу:

Я шапку с верхом кожаным

На уши опущу,

Это, наверное, чтобы воя сирены не слышать…

В сенях надену валенки,

Перекрещусь, как Мень,

Возьму топорик маленький

И суну за ремень.

Встав на пороге вечности,

Молитвы в нос сопя,

Пойду спасать от нечисти

И Землю и себя,

Деревенский ниндзя в ушанке, с холодным оружием за поясом… Не знаю, как Вам, а мне тут реально страшно стало. Ведь неизвестно что этому чудику с бодуна на улице померещиться может!

О, Господи, помилуй мя

В твоё-то Рождество!

Как говорится, на самом интересном месте! Кто там выл и победил ли чудище инопланетное  (или вполне себе земное) лирический герой, пиит не потрудился дописать. Интригу держит, гений. Весело Рождество на хуторе близ Опреслово празднуют… Обитатели гоголевской Диканьки нервно курят в сторонке. А главное дома! О чудесах в храме ни слова! Зато о галлюцинациях после перепоя — поэма целая! И это действительно страшно. Без всяких там мистических ужастиков.

Описанные поэтом страсти обычно случались  на Руси на Святки — с Рождества по Крещение. Но сам праздник Рождества даже в старинных народных сказаниях светлый, яркий, возвышенный и никак не связан с разгулом нечистой силы.

Если бы в названии автор бы Святки указал, было бы логичнее.

***

Шедевры еще одного стихирского гения нельзя было не заметить, поскольку администраторы сайта активно навязывают их к прочтению на главной странице.

Зачем великие мужи
Желали в камне воплотиться?  

— вопрошает пиит, но почему-то уходит от прямого ответа, отвлекая внимание читателя на сторонние, не относящиеся к сути вопроса детали, и резко переходя с философской лирики на пейзажную:

Смотри, как облако бежит,
Как в небо ласточка стремится.

А море? Рыбы ходят в нём
И корабли, рулю послушны.

И что? Какое всё это имеет отношение к стремлению великих увековечить себя в мраморе или в бронзе? А дальше он снова без каких-либо смысловых «крючочков», так и не ответив на им самим поставленный вопрос, переходит уже с пейзажной лирики на любовную:

И в теле ласковом твоём
Так много грации воздушной.

Увёл даму из парка с постаментами классиков чёрте знает куда, к берегу неизвестной реки, отвлёк облаками в небе, рыбками и кораблями, и свалил к какой-то прелестнице….   А ты стой тут, как одинокий тополь на Плющихе, и ломай голову, «Зачем великие мужи Желали в камне воплотиться?» Пока автор флиртует неподалёку:

Так много неги молодой,
Что не старею я годами.
И постамент готовый мой
Стоит, заглушенный вьюнками.

Стыдно себе представить, что за стоящий постамент имеется ввиду в контексте «неги молодой», а также непонятно, почему он заглушен вьюнками. Как можно вьюнками заглушить?! Не замечала, чтобы постаменты шумели, а растения громко росли… Увитый тогда уж. Сетчатый что ли постамент или верёвочный…
В общем, как я понимаю, заросла народная тропа к постаменту пиита ещё при его жизни.
Не удивительно — до Пушкина ему ой как далеко!
Меж тем вопрос повис в воздухе. Автор так и не удосужился на него ответить. Зачем спрашивал?

***

Возможно, кто-то скажет, мол, пусть! Каждый должен иметь возможность для творческой реализации. Согласна. Абсолютно! Вместе с тем считаю, что современной русской литературе очень недостаёт цензуры. Расцвела бурной плесенью графомания. Литература – мощный инструмент воспитания и образования. Чему способны научить выкладываемые на всеобщее обозрение  безграмотные, в лучшем случае сумбурные творения? То-то и оно..

Лариса Есина

фото взято с сайта parnasse.ru


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика