Понедельник, 08.08.2022
Журнал Клаузура

Андрей Мансуров. Планета, о которой лучше не знать. Глава из романа «Изнанка ада!..»

— Сомневаюсь, чтоб здесь путешествовал Гулливер.

— Да-а? А почему же тогда всё выглядит так, словно на остров собиралась грохнуться местная Лапута?!

— Ну, Лапута там, или — не Лапута, не знаю, а… Э-э, чего я голову себе морочу. Играться в умников и Шерлок-Холмсов хорошо, когда от этого зависит только прибыль. А вот если – жизнь!.. Мать! От чего могли защищать такие острые и прочные надолбы?

— С вероятностью восемьдесят четыре и сорок восемь сотых процента – от приземления примитивных средств воздушного транспорта. Типа самолётов и вертолётов.

— Вот! Понял, дубина? Учись, пока я жив. Чётко сформулированный и вовремя заданный суперкомпетентному суперкомпьютеру вопрос позволяет сэкономить массу времени и сил. А заодно и обогащает полезнейшей информацией.

На эту реплику Джо его напарник даже не стал отвечать. Вместо этого Пол, скривившись, словно ему попался кусок незрелого нимболимона, уселся снова в кресло второго пилота, и взъерошил чуть отросший ёжик волос. Он всё ещё не привык, что на привычном месте нет огромной, бесформенной по мнению Джо, копны волос, которую хозяин почему-то гордо именовал «фирменной причёской». Да, собственно, Джо и сам ходил первое время в шляпе. А обрить-таки пришлось все «оволосаченные» части тела.

Потому что клещики Паннониус Весталус, которых они, будучи в сильно «весёлом» и «храбром» состоянии духа, подцепили в специфических злачных местах Эллавии, другим способом не выводятся. Как выразился после этого Пол, «чтоб я сдох, если ещё хоть раз буду вот так пить незнакомое местное пойло! И т…..я с невыбритыми во всех местах ш….и!»

Впрочем, Джо готов был поспорить на свою долю прибыли, что это обещание продержится только до окончания очередного рейса. (Как, впрочем, и все предыдущие.)

После повторного пристального изучения укрупнённой картинки, идущей с зависшего над островом зонда, Пол соизволил смилостивиться:

— Ну ладно. Так уж и быть: я допускаю, что ваша с Матерью версия тоже имеет право на существование. Собственно говоря, она и должна в первую очередь напрашиваться тем, у кого недостаточно интуиции и художественно-творческого воображения.

Джо услышал возмущённое фырканье из динамика трансляции. Сам же посчитал ниже своего достоинства огрызнуться на столь вопиющую глупость. Пол продолжил:

— Но версия с Лапутой, гигантским летающим островом на базе чудовищной алмазной плиты, казалась мне такой романтичной… такой… э-э… Чарующе-таинственной!

— Треснуть бы тебе по башке этой хреновой книгой! «Таинственной»! — Джо не без презрения бросил перед Полом на пульт очередной романчик в бумажном переплёте, с кричащей розово-голубой гаммой на форзаце, — Опять, что ли, начитался про замки с привидениями? И прочее волшебство.

— Нет. На этот раз там – про принцессу и дракона. Как она пытается послать любимому, с которым её насильно разлучили жестокие родители, голубей с письмами. А летающий кожистый огнемёт каждый раз палит хвосты бедным пташкам. И те превращаются в бифштексы. Вернее – жаренных куропаток.

— Очень романтично, ничего не скажешь! – Джо фыркнул даже громче Матери, — А, главное, как «оригинально»!

— Ну, может, и не так романтично и оригинально, как про почтальона и девушку-статую. Но тоже… Впечатляет. Меня во-всяком случае, впечатлило.

— Что дракон поджарил всех голубей?

— Нет, не это. А то, что средства авиаперехвата преобладали над средствами связи и спасения. Это говорит о грамотном видении ситуации и соответствующем планировании со стороны злобного волшебника, поместившего по поручению папочки (Небесплатно, ясное дело!) принцессу под присмотр именно такого зверя, который…

— Хватит. – Джо, поняв, что словоблудием Пол просто пытается прикрыть свою растерянность от отсутствия логичного объяснения ситуации, решил наконец прервать бессмысленные рассусоливания напарника. Тем более что слезливо-сентиментальных сказок-мелодрамм в традициях индийского кино на дух не переносил, — Лучше давай подумаем, почему ни на острове, ни на планете нет людей. Хотя всякие там мыши-суслики-пчёлки-мурашики в саваннах соседних континентов вполне себе мирно… Ну, в-смысле, в плане стандартной кормовой цепочки на базе травы — существуют.

— А ты поступи как всегда!

— То есть?

— То есть, не напрягай особо извилины, которые скоро за ненадобностью у тебя отомрут. Или распрямятся. И спроси того, кто знает всё на свете!

Джо ухмыльнулся:

— Мать? Нет, ты слышала? Он – он! – пытается представить дело так, словно это он один тут думающий. А остальные – жалкие, беспомощные и тупые, пассажиры!

Мать предпочла промолчать: знала, что апеллировать к её вердиктам свойственно по очереди и одному и второму компаньону – в зависимости от того, в каком они настроении. А поскольку мозгов, как любил выражаться Джо, у их центрального компьютера было побольше, чем у остальных тысячи девятнадцати с половиной миллиардов таких, как его напарник, в перепалках Мать не принимала ничью сторону. Предпочитая в ответах оперировать равнодушными, но неопровержимо доказанными, научными фактами.

А сейчас настроение у обеих партнёров по авантюрному бизнесу явно оставляло желать лучшего.

Потому что хоть и принято считать, что космопроходчиков хлебом не корми, только дай разгадать очередную загадку, или побывать в экзотических местах и страшных и опасных переделках, на самом деле это вовсе не так.

Они тоже предпочитают простоту и безопасность.

И то, что приносит конкретную, ощутимую, выгоду!

Ну, во всяком случае те, кто реально «побороздил»…

Поэтому картина, открывавшаяся взгляду с орбиты, а затем – и с телекамер зондов, не радовала.

Ни малейшего следа разумной жизни на поверхности планеты не имелось, хотя техногенные останки от существовавшей когда-то цивилизации на уровне примерно двадцать первого века Земли – наличествовали.

Руины городов: поросшие кустами и корявыми деревцами кучи битого стекла, да серое крошево рассыпавшегося в труху бетона на месте зданий. Тонкий слой поросших чахлой травкой илистых наносов — на месте бывших асфальтированных улиц, и шоссе. Земля и наносы — ржаво-бурые от сгнившей арматуры…

Заброшенные фермы — вернее, еле различимые контуры фундаментов домиков! — окружённые ровными огромными прямоугольниками: следами того, что могло быть изрядно запущенными, а когда-то тщательно спланированными и удобренными, полями. Сейчас превратившимися в густо покрытые подлеском и кустами заросли: те ещё джунгли. (Джо невольно отметил, что, похоже, качество удобрений было на высоте!)

Полуразвалившиеся наземные сооружения на месте рудников и шахт, окружённые гигантскими терриконами отвалов тоже на картинках с зондов видно было чётко.

А вот крупных животных: что хищников, что их «кормильцев» типа зебр, антилоп или элементарных коров – не имелось!

Зато имелся расположенный в экваториальных широтах посреди океана, странный остров. Впрочем, его можно было смело назвать даже небольшим континентом, поскольку по площади он превосходил, например, Великобританию. (Да, собственно, и вся планета оказалась покрыта такими же, весьма редкими, и сравнительно небольшими, островами. Как выразилась после облёта и картирования поверхности планеты Мать, «платформ континентального типа, то есть – на базе гранита, не имеется! Всё, что выше уровня океана — остатки вулканической деятельности, и полипов типа кораллов!») Но назвать остров — континентом язык всё же не поворачивался.

Потому что никаких полей, озёр, рек, лесов, гор, или хотя бы холмов, не имелось. А имелась голая, покрытая песком, иногда гонимым ветром, отчего казалось, что над островом летят серо-жёлтые перистые облачка, плоская, словно когда-то её выровняли специально, местность. Чуть повышающаяся к центру суши. Где ни былинки не росло.

И всю площадь этой пустыни покрывали странные надолбы: суживающиеся к вершинам круглые бетонные столбы, с острыми и всё ещё сверкающими, словно полированные, навершиями в виде конусов. Сделанными явно из какого-то чертовски прочного и долговечного металла.

Возвышались колонны над поверхностью земли на высоту пятиэтажного дома. И располагались квадратно-гнездовым методом, в десяти шагах друг от друга.

— Нет. Ваша с Матерью версия меня не устраивает.

— Чем же это? – ехидства в голосе Джо не услыхал бы только огнетушитель в своём кронштейне.

— А тем. Что она сказала – «от примитивных средств». А, стало быть, от, скажем, нашего челнока — такая система бесполезна! Да и с вертолёта можно же было очень даже просто, зависнув – спустить трапы. Или канаты-лееры. Да и высадить десант!

— Ага, умник ты наш. А как ты думаешь, почему я сказал – что от правильного решения зависят наши жизни? Да потому, что эта элементарная мысль уже пришла мне в голову. И не могла, конечно, не прийти тем, кто всю эту хрень тут понастроил! А значит – они предусмотрели. Защиту территории от десантируемой живой силы, не поддерживаемой серьёзной наземной техникой.

— Ты это о чём?.. – Пол, похоже, и правда, недоумевал.

 Джо не постеснялся «разжевать»:

— Растяжки. Мины. Ловушки. Парализаторы. Отравляющие вещества. Ультразвуковые и инфра-пушки. Лазеры. Мать? Чего там ещё из нашего арсенала я забыл?

— Гравитаторы. (Ну, для превращения тел людей в аморфное, растёкшееся по поверхности, желе.) Субизлучатели. Плазменные резаки. Дезинтегратор…

— Хватит, не продолжай. Я понял. Но всё равно – не согласен. И вот ещё что. Мать. Запусти-ка все наши зонды. И все их чёртовы сканнеры и детекторы поставь на максимум. Я хочу-таки знать, от кого, или от чего понастроено тут идиотских штырей-зубьев!

— А…

— А расходы на горючее для форсажа, чтоб выработать дополнительную энергию, на этот раз вычтем из моей доли. Устроит?

Джо посопел. Потом подумал, что спорить смысла нет. Он, собственно, и сам собирался попросить Мать об этом же. Потому что соваться вот так, без полного обследования всей потенциально опасной территории, когда есть время и возможность спокойно и методично всё осмотреть и проработать – глупо.

Иначе на …рена же они эти самые дороженные сканнеры покупали?!

Да и в шею их, вот именно, никто не гонит.

Развлекайся – не хочу.

— Похоже, это оказался наконец именно тот редчайший случай, когда сработали пятнадцать целых и пятьдесят две сотых процента вероятности.

— Не понял, Мать.

— Объясняю. Ответ потряс меня саму. Эти надолбы установлены не против техники. А против фауны. Животных. Вернее, живых организмов вроде медуз.

— Чего-чего?!..

— Зонды поработали. В местном аналоге Антарктиды я нашла это, — Мать вывела картинку на центральный экран, Джо поспешил усесться в кресло, — Вот, укрупняю.

Джо с полминуты пялился в экран, ничего не понимая. Затем невежливо ткнул пальцем на особо сомнительные места:

— Мать?..

— Минуту. Я сброшу стандартный бакен: для масштаба.

Бакен удалялся, как показалось Джо, чудовищно долго. И только когда он превратился в крошечную точку, от которой, словно мини-взрыв, полетели во все стороны кусочки льда и снега, Джо по достоинству оценил размеры.

Он даже присвистнул: чудовищная штуковина оказалась не просто чудовищной – а чудовищно чудовищной! С добрых пять футбольных полей!

— Так вот: это – аналог, если его можно так назвать, земного Португальского кораблика. То есть — существа типа физалии. – Мать вывела на правую половину экрана видео с записью плаванья по волнам земного океана создания причудливого и странного облика, о существовании которого Джо ранее и не подозревал! Мать прокомментировала, — Похоже на медузу, да, но – не медуза. Сифонофора: существо, свободно плавающее по поверхности океана за счёт газового пузыря, (пневматофора) и свисающих щупалец со стрекательными клетками. Жалящими и парализующими жертву. Ну, например, мальков рыб. Криля. – на гримасу Джо Мать поторопилась пояснить, — Словом, зоо-планктона. И затем втягивающее парализованные жертвы в пищеварительную систему (сифосому).

— Большое, конечно, спасибо за отличную лекцию… А попроще нельзя? Доступными тупому неучу с тремя классами образования, словами. Не забывай: у меня даже извилина осталась одна. Да и та – распрямлённая.

Мать снова фыркнула. Но сжалилась:

— Это существо – тоже симбиотическое сообщество. То есть – совместное взаимополезное сосуществование нескольких видов простейших. Предварительно могу сказать, что не менее чем трёх-пяти. И действительно очень похожее на земные физалии. Только на Земле такие существа жили — вернее, и сейчас живут! — в океане. А здесь – в воздухе. (Я уже сообщала, что атмосфера здесь плотней земной.) Передвигаться могли за счёт огромного даже по моим меркам, газового пузыря. Как ни странно, но похоже, что здесь, вот в этих, — Мать выделила красным цветом места на изображении, — пузырях-баллонетах, содержался газ типа гелия. Негорючий, но очень лёгкий.

— А сейчас он где?

— Вышел, разумеется. Да и само существо уже лет триста сорок как мертво.

— Постой-ка… А когда, говоришь, погибли местные города и сёла?

— По результатам проб из зондов — триста семьдесят. Плюс-минус десять лет.

— Хм-м… Триста сорок – тоже ничего себе срок… Но как же тогда сохранилась эта самая… Плёнка баллонетов?! Органика же?!

— А она и не сохранилась. Поработали всякие клещики, плесень, грибы и бактерии. То, что ты видишь – лишь контур. Оставленный существом, которого давно нет. Подработанный к тому же моей графической программой. Вот: посмотри без неё, — Джо убедился, что действительно, без программы не видно почти ни…рена! — Да и то: если б не лёд, в который эта штука как бы вмёрзла, я не смогла бы столь чётко её вычленить из окружающего ландшафта.

— Надо же… А какого … она вообще тогда тут делала? В полярных широтах же есть почти нечего?

— Это – если на суше. А в полярных морях, если вспомнишь, живность типа пингвинов-моржей-котиков-рыб-планктона прямо кишмя кишит. Вот поэтому, похоже, эта штуковина, сожравшая всё доступное на тропических островах и вокруг, и забралась сюда: просто поесть! А когда умерла – ещё не знаю, от голода или от старости: надо бы взять пробы! – ветром её отнесло вглубь острова, где из неё и… Вышел дух.

Джо усмехнулся каламбурчику:

— И что: получается, что она одна сожрала всю живность всех этих… тропических островов?! И полярных широт?

— Нет. Не думаю, что изначально она была одна. Но отыскать удалось только эту: останки, повторяю, вмёрзли…

— Понятненько. – на самом деле Джо вовсе не было «понятненько», но ему после укора Пола было стыдно признаваться в слабой научной подкованности. Хотя, вроде, и справочники и учебники по ксенозоологии он регулярно почитывал. Но разве можно ознакомиться и предвидеть все варианты, в которых на разных мирах предстаёт органическая Жизнь?! — Так значит те твари, которые здесь жили, и одна из которых — вот она, сожрали всё крупное ползуче-ходяче-летающее на этой планете?

— Да. И кое-что плавающее – то, что покрупней. Китов и дельфинов тут нет.

— А мурашики-суслики-мышки выжили, потому что умели закапываться?

— По всей видимости — да.

Мать не стала вдаваться в рассусоливания, и Джо понял, что она его вычислила.

Ладно. От их компьютера он согласен терпеть снисходительное благодушие. Всё-таки – столько раз спасала их «хрупкие и уязвимые белковые тела»… Снабжённые к тому же «весьма посредственными средствами для анализа ситуации».

— Мать. Можешь воссоздать и вывести на экран во всех ракурсах эту тварюгу в таком виде, когда она была жива? С описанием повадок и возможностей.

— Разумеется. – перед Джо возникла полупрозрачная штуковина, чертовски смахивающая на самый обычный дирижабль, но – с почти плоским днищем, — Сверху – баллонеты. Секционные. Стенки очень прочные, из эластичного и гибкого материала наподобие кишок. Но! Есть существенное отличие.

В саму клеточную структуру встроены некие полимерно-белковые компоненты: комплексы, способствующие ускоренному воспроизводству соединительной ткани и самих клеток. То есть, если в такой плёнке будет пробита дырка, стенка сама, за считанные минуты — закроет, зарастит её. Кстати, и сама такая плёнка, при условии поступления должного питания, растёт очень быстро, увеличивая таким образом размер твари и, соответственно, её подъёмную силу! Ну, и, соответственно, прожорливость. Думаю, такой механизм самовосстановления и роста очень заинтересует кое-кого из наших промышленных, да и военных, специалистов. Можно будет продать им эту технологию.

— А ты уже расшифровала все эти генно-структурные дела?

— Шутишь?! – Джо снова удостоился фырканья, — Я у вас — продвинутейший и наиумнейший супер-дупер-компьютер, гений от дедукции, оснащённый самым крутым и совершенным процессором и программно-аналитическим обеспечением. И справочным материалом систематического изучения восьми с половиной тысяч галактик! Не говоря уж о восьми десятках тысяч обитаемых планет. – и, когда Джо почувствовал, как краска стыда заливает лицо и шею, Мать подытожила, — Расшифровала, разумеется.

Джо подумал, что с одной стороны хорошо, когда их бортовой компьютер может слышать через встроенные в их черепа микрофончики всё, что они говорят — даже в барах на планетах-колониях. И может через вживлённые же в ушные раковины наушники передавать указания, в критических ситуациях, но…

Но у всего есть и обратная сторона, как сказал муж, когда у него умерла тёща, и с него потребовали деньги на похороны.

Вот стоило только ему в сильно «распалённом» виде задвинуть в баре космодрома Мортиции лохам-колонистам, какой «крутой» у них бортовой… И пожалуйста: при каждом удобном случае ему тычут в нос цитату из него же!

Э-э, ерунда: от Матери можно, как он уже говорил, и потерпеть!

— Отлично. Вот мы и уже в плюсах от этого рейса. Но всё-таки… Может, здесь есть и ещё чего интересного – поживиться? И не только в смысле биологических и «научных и технологических» разработок?

— Есть, разумеется. Думаю, это «что-то» найдётся в Бункере. Который находится под поверхностью острова с «надолбами». На глубине двух километров. И который я обнаружила благодаря тому, что сканнеры у нас, хоть и «прожорливые, как свиньи», зато — самого последнего поколения, и обладают невероятной чувствительностью и разрешением! И вынюхивают все, что можно продать, лучше любых собак! И не гавкают!

Джо уже не смутился. А ухмыльнулся про себя.

Да, это он так сказал про сканнеры. А Матери за них наверняка обидно. Сама же попросила оснастить зонды именно такими.

Ну так — оснастили же!..

— Мать.

— Да?

— Извини. Что обзывал сканнеры. И сказал, что они даже не кусаются.

— Ладно. Они это проглотили. Так что – проехали, как ты говоришь. Пола будить?

— Да. И челнок готовь.

— Готов он давно.

— Ну так полетели.

— Да прилетели мы давно: висим прямо над островом. Бужу вот Пола. – отдалённый возмущённый шум, крик и невнятные ругательства сказали Джо, что манипуляторы, которыми оснащена каждая каюта на их «Чёрной каракатице», явно немного перестарались…

Челнок пришлось посадить прямо на мелководье: ничего, опоры у него выдвижные и длинные. Так что жилой отсек остался сухим.

Зонд, летящий впереди напарников, уже сел – прямо на пляж. И…

И ничего с ним не случилось.

— Чёрт. Похоже, посдыхали за эти годы датчики и запалы срабатывания всех этих «мин-ловушек-огнемётов-лазеров». — Пол не мог не подкусить напарника.

— Да. Возможно. Впрочем, если надолбы просто не давали чёртовой рыбе-одеялу садиться и поедать тут всех, может, их и правда – и не было.

— Да. Такое тоже могло быть. Хотя не очень-то это помешало этой хрени всё тут повыжрать, вплоть до травы… Ну что? Поехали?

— Ага. Выводи.

Мать опустила челнок пониже, и выпустила пандус. Пол вывел из кормового люка свою гордость: скутер на воздушной подушке. И хотя Джо в своё время ругался, что дешевле было купить обычный, на колёсах или гусеницах, то, что по проходимости этой штуковине нет равных, признавал даже он. Ещё бы: на таком можно летать над болотами и песками, травой или битым кирпичом и стеклом с одинаковым комфортом. И гарантией.

И самое главное: этот агрегат уж точно не оказывал на грунт давления, которое могло бы вызвать срабатывание запала какой-нибудь действительно – мины.

— Садись. – сам Пол, разумеется, выбрал место водителя. А поскольку сиденье на скутере было устроено наподобии мотоциклетного, Джо, сопя и посмеиваясь в отрастающую бороду, сел за напарником, и нежно обхватил того за нетонкую талию.

— Ого! А ты на боках… Жирка-то поднакопил!

— Молчи, несчастный! Это – прокладки скафандра! И не вздумай, кстати, прижиматься и целовать меня в шейку! А то я вести не смогу!

— Ладно. Но, чур, когда приедем, после поцелуев – и всё остальное, что положено выгуливаемой девушке!

— Ага, два раза. Перебьёшься и ужином. Из пакетов НЗ.

Пока они перебрасывались вполне обычными приколами-самоподбадриваниями, Пол завёл мотор, и скутер, поднявшись на полметра от воды, а затем и песка, медленно, а затем всё быстрей, двинулся вглубь побережья: благо, ряды метровых в основании столбов оказались ровными: словно выстроенными по линейке.

Впрочем, почему – «словно»?!..

Зонд, посланный на всякий случай перед скутером, летел в ста шагах впереди.

— Мать. Сколько нам туда?..

— Если будете двигаться в таком темпе – два часа восемнадцать минут.

— Э-э, лихач недоделанный. Пошевели-ка изящной ножкой в туфельке сорок четвёртого размера, и прибавь газку!

Пол так и сделал. Теперь у него не было возможности достойно огрызаться: поскольку он переключил управление с автомата на ручное, много сил и внимания уходило на то, чтоб держать на курсе весьма капризный, и так и норовящий принять в сторону, аппарат. Но мимо по-прежнему проносились только надолбы: не на чём взгляду задержаться. Солнце как раз стояло в зените: от столбов не имелось даже крошечной тени! Тень же скутера оказалась надёжно спрятана под днищем…

Джо, впрочем, вполне устраивало, что они помалкивают.

Ему нужно было кое-что обдумать.

И мысли эти отнюдь не были приятными.

До крышки входного колодца добрались через полтора часа.

— Чёрт возьми. Если б заранее не знал, что они защищались от чего-то большого, но очень тупого – догадался бы сейчас.

— Это как?

— По отсутствию навороченных запоров снаружи. – Джо убрал на место в отсеке на предплечье ручной гамма-сканнер, и прицелился в намеченное место на крышке из плазменного резака, — Прикрой-ка щиток. Сейчас будет… очень светло.

— Минуту. – это влезла Мать, — Пока вы не начали вскрывать, дайте-ка я установлю вокруг палатку. Во избежание.

Джо пофыркал – про себя. Но признал: опасения Матери выпустить из долго запертого подземелья какую-нибудь биологическую микроскопическую гадость типа вирусов или бацилл всегда обоснованы. Поэтому пока все три зонда разворачивали и закрепляли герметичный пластиковый кокон вокруг, и над ними, он просто ждал.

— Порядок. Можете резвиться дальше.

Огненное зарево от струи плазмы действительно сияло ослепительно – если б не светофильтры скафандров, можно было бы ослепнуть. Но вот сегмент оказался вырезан, и Джо выключил жало огненной змеи. Схватился снова за ручку. Потянул.

— Чёрт. Тяжёлая. Пол!

Пол присоединил свои усилия к кряхтящему Джо. Крышка вдруг со звоном выскочила из пазов, и откинулась на петлях.

— Порядок! Но обидно. Никто не встречает…

— Если ты имеешь в виду, что никто в нас не палит, как на Богатте-3, то зря стараешься. Мы теперь – со сканнерами. Учёные. Уж Мать-то предупредила бы нас!

— Не сомневаюсь. – Пол попытался снова достать рукой шевелюру на затылке, но перчатка только шлёпнула по задней части шлема, — Блин.

— Что, трудно думать без стимулирующего череп самомассажа?

— Да пошёл ты со своим дежурным приколом… Трудно, что ли, выдумать новый?

— Нет. Не трудно. Но – зачем, если тебя отлично достаёт и старый?

— Лентяй. К тому же ещё и ограниченный в воображении. Ну, это я уже отмечал.

— Ага. Было дело. Ну что – как всегда?

— Ну тыть. А чего мудрить, если методика отработана?

Мать во время перепалки, ставшей за эти годы и десятки рейсов вполне традиционной, и повторяющейся чуть ли не слово в слово, в разговор не вмешивалась. Зато когда Пол скрылся в бетонном колодце, решила «подбодрить»:

— Там через десять метров, после первого шлюза, начнётся первый Уровень. Вам надо пройти его весь: шахта, ведущая вниз, в дальнем крыле.

— Да? Может, ещё скажешь, что и здесь нам тоже предстоит унизительно-занудный карантин и дезактивация, как в нашем челноке?

— Нет. Оборудование для этого, разумеется, есть, но… К счастью для вас все местные автоматы и компы посдыхали. Равно как и кончились запасы электричества. Поэтому переборки и двери придётся, как только что – просто резать.

И не забудьте на обратном пути всё за собой как следует заварить. А то статья восемь дробь тридцать четыре Межгалактического…

— Хватит. Помним мы про статью. И ответственность. И рудники на Дромезе-два.

Резать солидные броневые двери действительно пришлось долго.

После того, как протопали весь первый уровень, растянувшийся на добрых полкилометра, обнаружили и шахту, ведущую вниз – к собственно Бункеру. Лифт, разумеется, имелся, но не действовал. Да даже если б и действовал, напарники не рискнули бы им воспользоваться: за четыреста-то лет от усталости металла сгниют любые, даже самые сверхпрочные, тросы.

Аварийная шахта, разумеется, не была приспособлена к тому, чтоб по ней лазали в скафандрах: цилиндрическая бетонная труба, только-только чтоб пролезть, держась за стальные скобы, вмурованные через каждый фут. К счастью, через каждые пятьдесят метров она оказалась оборудована смотровой площадкой – кубической клетушкой с коридором, по периметру обходящим шахту лифта, и куда выходили циферблаты приборов, которые сейчас оказались покрыты пылью веков и плёнкой плесени. Рядом имелись и пульты управления и электрощитки — похоже, с каждой такой площадки можно было при необходимости чинить лифты, или контролировать состояние коммуникаций: во второй шахте, идущей параллельно, рядом с аварийной, имелся солидный пакет до сих пор жутковато выглядящих толстенных пластиково-свинцовых змей: кабели!

Джо, не забывающий каждые сто метров оставлять промежуточные усилители, спросил:

— Мать. Может, мы зря паримся в скафандрах? Здесь же не может быть опасных… Микроорганизмов?

Здесь скорее всего — нет. А вот внизу… Не забывай: снаружи живых не осталось. Значит те, кто спрятался в этом Бункере, рассчитывали отсидеться. То есть – имели все необходимые запасы.

Пища. Вода. Кислород. Ядерный реактор. Очистительные и рекуперационные системы. Я всё это вижу на схеме. И многое другое тоже. Но вот люди…

Думаю, они все остались внутри. И…

Вам эта картина вряд ли понравится.

Не говоря уж о том, что дотрагиваться там ни до кого вы не захотите.

— Проклятье! – Пол что-то ещё проворчал: вероятно, как про себя и сам Джо, выругался, — Ненавижу могильники и склепы.

— А я, что ли, их люблю? Но лезть – надо. Мы же, как обычно, уверены, что в тамошних компах найдём нужные ответы.

И сможем продать очередную «пустую и чистую» планету Колониальной Администрации.

— Ага. Вдохновляет, конечно… — в тоне Пола можно было найти всё что угодно, только не «вдохновение», — Но вот снова смотреть на все эти трупы…

Может, ну его на фиг?!

— Нет. – Джо и сам чувствовал, как на скулах ходят желваки, — Мы должны всё выяснить. И быть твёрдо уверенными: если мы продадим планету, и здесь поселятся люди, никакие твари размером со стадион Уэмбли их не сожрут! Мы – отвечаем за это.

Вернее, так: мы тоже отвечаем за это. А не только учёные умники из исследовательского отдела при Колониальной Администрации.

В наушнике раздался тяжкий выдох. Но словами Пол никак своё разочарование решением Джо не высказал. Как и хронический неприязни к будущему «ворошению праха». Джо, понятное дело, и сам был не в восторге, но…

На то они и – пусть вольные, но – разведчики.

Дальнего Космоса.

В первую очередь они – граждане Земной Федерации! И несут ответственность.

Жилой уровень Бункера вовсе не был завален трупами, как напарники опасались.

Все умершие просто лежали в спальном блоке. На своих койках. И от тел остались только кости, на которых кое-где имелись полуистлевшие обрывки облегавшей их когда-то одежды.

— Смотри-ка, на них была униформа.

— Да. Похоже, они подобраны были не просто так – это какое-то единое, скорее всего, воинское, подразделение. Даже без Матери могу сказать, что они явно готовились отсиживаться достаточно долго. Всё было спланировано.

— Да, конечно, всё. – в тоне Пола только полный болван не уловил бы скепсиса, — Может, и их одновременная смерть тоже планировалась? И кем же?

— Мать. Отчего они умерли?

— Недостаточно данных. Возьмите образец с какого-нибудь тела. Или хотя бы кусочек кости из скелета.

Джо так и сделал, пинцетом отломив кусочек оказавшегося очень хрупким ребра ближайшего тела – остальное ребро просто вывалилось из грудины трупа, и рассыпалось на обломки. Джо вздохнул. Но подобрал в контейнер ещё пару осколков. И кусочек трухлявой ткани из униформы. Контейнер вставил на место: в набедренные скобы скафандра.

— Мать. – это влез Пол, — А предположения?

— Вероятней всего – какая-то инфекция. Болезнь. Неизлечимая местными средствами – иначе они лежали бы и в мед. отсеках. Да и мои сканнеры показывают, что на складах ещё остались контейнеры с пищей. И вода в цистернах на служебном уровне есть. И кислород в резервуарах. Собственно, в нём-то особой необходимости не было: они систематически засасывали и очищали фильтрами и специальными устройствами воздух с поверхности.

— Какими ещё «специальными устройствами»?

— Ультрафиолетовые излучатели. Система продува воздуха через резервуары с перманганатом калия и раствором хлорной извести. Пористые ячейки с активированным углём. Камеры для нагрева до температур порядка ста по Цельсию…

— Достаточно. – Джо сглотнул ставшую почему-то вязкой слюну, — То есть – они боялись больше всего остального попадания к ним через воздух разных бацилл и вирусов?

— Похоже, да.

— А ещё похоже, что эти системы им всё-таки не слишком помогли. – в скафандре трудно дёрнуть плечом, но Полу это удалось.

— Ладно. Где тут у них центральная аппаратная? Или диспетчерская. Или пульт управления. Короче: капитанский мостик.

— Откинь планшет. Я выведу маршрут.

Джо откинул из отсека на предплечье подрамник. Засветился псевдоэкран. На нём возникла схема: обозначенная синими лучами голографическая проекция бункера.

— Ага, вот сюда, значит. Ну, пошли.

Шли они медленно, обстоятельно осматривая то, что попадалось по дороге. Но ничего необычного, или выдающегося для такого рода сооружений не попалось: комнаты как комнаты. С личными вещами и койками. И – даже с картинами и пейзажами планеты на стенах. Очевидно, до катастрофы… Рабочие мастерские. Лаборатории. Хранилища информации – не иначе, как это флэшки лежат на миллионах полочек на стеллажах. (Наверняка кристаллы-носители рассыпались в труху за четыреста-то…)

Бункер как Бункер.

Джо отметил себе, что сколько бы раз они с напарником не обследовали вот такие, заброшенные и вымершие, места, дрожь в спине и покалывание в кончиках пальцев возникают. Спортивный азарт? Страх? Нет.

Любопытство.

Именно оно и гонит вперёд, к новым мирам, и учёных, и таких авантюристов, как они. И первопоселенцев. Ну, пусть этих и в меньшей степени. А ещё – жажда денег.

Вероятно, неспроста древние индусы делили людей на касты: вот эти – брамины. Учёные. Эти – кшатрии. Воины и разведчики. Эти… Им только – работать и есть.

Спустя полчаса напарники прошли тесноватыми белыми коридорами мимо щитовой, холодильника, кухни и других служебных помещений. Опустились на этаж ниже – на третий уровень. Вот и центральная аппаратная.

Компьютеры, как уже десятки раз бывало, мало отличались от аналогов: что земных, что – совсем чуждых, не-антропоморфных, рас. Столы, на которых стояли мониторы, и под которыми располагались системные блоки, покрывал тонкий, буквально молекулярный, слой пыли.

— Вот ведь зар-раза. — Пол провёл пальцем по поверхности одного из столов, — Никогда и ниоткуда эту дрянь не отфильтруешь! А тут, кажется, уж так к этому стремились, столько фильтров и способов…

— Да, похоже. Но – за дело. Мать? Вон тот, что ли? – Джо пальцем указал на самый большой системный блок, торчащий под самым большим столом, располагавшимся под висящим на стене огромным центральным экраном. Уповали они как всегда на то, что уж в стационарных компах-то система долгосрочного хранения – особо надёжна.

— Да. И вон тот прихватите. Нет, правее. – Мать показала на голограмме, где расположен облюбованный ею агрегат.

— Хватит тебе двух?

— Хватит. А если что – сходите сюда снова.

— Что?!

— Шутка. Невинная и тупая – как раз в вашем «фирменном» стиле.

— Ты так больше не шути. Потому что ладно – спускаться… Но тащиться наверх по скобам шахты, да ещё с этим д…мом за плечами… – Джо кивнул на рюкзак скафандра, куда ему Пол уже упаковал немаленький блок, — Удовольствие ниже среднего!

— Ладно. Тогда сразу уж захватите вахтенный журнал. Думаю, он вон в том сейфе.

Вскрыть древнего полутонного мастодонта так, чтоб не поджечь то, что в нём находилось, оказалось нетрудно, но трудоёмко. Когда Джо, отдуваясь, и тщетно пытаясь рукой вытереть сквозь стекло текущий по лицу пот, вспомнил про микропа, и включил его, дыра оказалась почти вырезана. «Азарт замучил», как высказался довыломавший толстенную многослойную дверцу монтировкой, Пол.

Азарт, или что другое, но Джо с благодарностью отдался нежным касаниям микроманипуляторов с тампонами, в который раз радуясь, что не поскупился приобрести парочку домовитых «хозяев» для внутреннего пространства скафандров.

— Э-э, облом… Мать, здесь кроме чёртова «бортового журнала» ничего нет! Похоже, если и имелась какая-нибудь техническая или научная документация, местный босс озаботился её уничтожить. А остальное…

— А чего «остального» ты хотел? Денег? Драгоценностей?

— Да нет. Собственно, если б те, кто отсиживался здесь, достигли бы своей цели, и вылезли на поверхность, когда всё – чем бы оно ни было! – кончилось, деньги и драгоценности понадобились бы им в последнюю очередь. А вот – семена, плуги, тракторы для распашки полей…

— Всё это есть в самом низу – на последнем, четвёртом, уровне Бункера. Желаете осмотреть?

— Нет! Нет. Лучше мы пообедаем… Да – домой!

Приём пищи в скафандре – занятие не для гурманов.

Потому что выдавить густоватую питательную пасту из одного загубника, и запить водой из второго – недолго и нетрудно. Не говоря уж о том, что и не слишком вкусно, или оригинально. Хоть и питательно.

Подъём по скобам шахты на два километра тоже не порадовал разнообразием.

Но поскольку и Джо и Пол не пренебрегали работой на тренажёрах «Чёрной каракатицы», добрались до верху без особых проблем. Хоть и ушло на это несколько часов. Потому что отдыхали на промежуточных площадках подолгу.

— Я второй раз туда не полезу. – Пол, как был, прямо в скафандре, лёг на спину прямо на песок у люка тамбура, — Заваривай!

— Мать. Нам точно там больше ничего не нужно?

— Ну, мне-то – точно. Да и вам, смотрю, никаких сувениров, или там, предметов искусства или роскоши, не приглянулось. – лицо у Джо вытянулось, — Потому что их там и не было. (Ха-ха! Шутка!) Так что – да. Можешь заваривать.

Джо, сердито сопя, не без труда приладил на место отделённый кусок толстенной броневой крышки, и действительно приварил его, как было. После чего приварил и сам люк к его горловине, ворчливо прокомментировав:

— Ну, теперь-то я точно уверен, что тамошние бациллы наружу не вылезут!

Пол, даже не потрудившийся встать, проворчал:

— Вот что мне в тебе нравится – так это хроническая неуёмная мнительность. Почему ты думаешь, что эти бациллы так опасны?

— Во-первых, потому, что так же думает и Мать. Иначе она не поставила бы палатку.  А во-вторых — потому что все люди, столь методично и тщательно пытавшиеся защититься от них – мертвы. А уж – мнительность ли это, или нет – покажет исследование Матери. И вот ещё что. Мать! Плевать на безопасность и «желание ознакомиться с обстановкой воочию»! Подгони челнок прямо сюда. И обработай-ка нас получше.

— Собственно, он и сейчас над вами. Просто в режиме «невидимости». – над головами, в сотне метров возник челнок, — А насчёт «обработать» – я как раз собиралась предложить. Потому что все необходимые реактивы и аппараты на месте.

Джо осмотрелся: действительно, периметр полусферы прозрачнейшей пластиковой термоустойчивой плёнки вокруг входного люка имел с пару десятков шагов. Защита действительно уставлена. С аппаратами и баллонами.

 — Ладно. Давай, поджаривай.

«Обработка» ослепительными плазменными струями из сопел горелок-форсунок длилась не больше десяти минут. Затем последовали облака аэрозоля из баллонов, и облучение ультрафиолетом из софитов. Мать соизволила смилостивиться:

— Ну, если там, в палатке, сейчас кто-то выжил, кроме особей в скафандрах высшей защиты, то я – курайский хомячок!

— Вот: видишь?! До чего доводит долгое общение с тобой. Компьютер начинает пытаться острить и прикалываться. Причём – очень тупо. Поскольку на Курае нет хомячков. А только морские свинки, размером с быка!

Джо посчитал ниже своего достоинства огрызнуться на старую подколку. Сказал:

— Мать! Лебёдка челнока работает? А то лезть по трапу я уже не смогу.

Лебёдка, к счастью, работала, и за пару минут втянула на высоту ста метров, на которых Мать удерживала челнок, и скутер, и обеих напарников.

— Я предупреждала. Повторную обработку буду производить усиленную.

— Ладно, ладно – …рен с ним, что повторную — только бы нам не «вымереть», как эти бедолаги там, внизу… — Джо на самом-то деле вовсе не чувствовал раздражения, которого постарался подпустить в голос. Да и Пол, подставляя бока в тамбуре челнока под тугие струи и капли аэрозоля-дезинсектанта, щурясь от ослепительного света бортовых ультрафиолетовых софитов, плюс весь традиционно-неприятный и муторный процесс наружной чистки, не проворчал, как обычно, что «Материнская перестраховочка рано или поздно нас доконает!»

Спустя полчаса интенсивной обработки, в процессе которой им даже пришлось лечь на спину, чтоб манипуляторы шлюза могли обработать и подошвы, они только кряхтели, да вяло перекидывались дежурными приколами, (Всё-таки подъём по шахте отнял много сил!) их впустили наконец внутрь челнока. За скутер Джо не волновался: в его ангаре точно такие же средства дезинфекции.

На борт «Чёрной каракатицы» попали через десять минут, и обошлись уже без «чистки».

— Н-ну, где тут спрятаны особо ценные экспонаты? – с потолка спустились два весьма плотоядно потиравших друг друга и пощёлкивающих захватами манипулятора.

Джо, позаботившийся, как и Пол, все добытые причиндалы тоже – извлечь, и подставить под струи и излучения ещё в шлюзе, протянул руку с контейнером. Металлический цилиндрик забрали, и по цепочке манипуляторов передали в лабораторный бокс: к электронному микроскопу. В лабораторию же прошли и напарники.

Спустя полчаса усиленного изучения Мать смилостивилась:

— Ну ладно. Посмотрите и вы.

Первым к окуляру приник Пол. Сказал, когда смог подобрать отвалившуюся от удивления челюсть, только:

— Твою ж мать!..

Джо невежливо оттёр партнёра от прибора:

— Хватит наслаждаться ужасами в одиночку. Я тоже мечтаю о новых ночных кошмарах. Пусти-ка.

Да, «насладиться» нашлось чем!

Странной формы микросущества, очень похожие на мутировавшие вирусы гриппа, оказались живы и спустя долгие четыреста лет! Более того: они активно двигались по питательному бульону, в который Мать их поместила, и нагло пожирали и уничтожали все остальные, запущенные для проверки, бактерии, вирусы, бациллы, и просто – клетки.

— Универсальные, так сказать, вирусы. Могут питаться всем, что имеет органическое происхождение. В том числе, разумеется, и вами. – Мать таким образом предупредила вопрос Джо, который уже открыл было рот.

— Чёрт. Но… — Пол запустил руку снова в ежик волос, — Как эта хрень попала к ним туда?! Ведь эти люди же были… Если мне позволят так высказаться – герметично закупорены! И имели целую систему шлюзов, фильтров, и средств обеззараживания.

Для как раз – предотвращения!

— Эта «хрень», как ты выразился, и не попадала к ним снаружи.

Они сами её и вывели. И даже не расшифровывая содержимое доставленных вами компов, могу смело сказать: для борьбы с летающими тварями. Эти люди вывели их уже находясь внизу, в Бункере. В-основном для того, чтоб пожирать эластичную плёнку баллонетов летучих монстров. Быстрее, чем та заращивала бы дыры. И для блокирования размножение её клеток. Организмы по-своему… Уникальны.

Как уникальны и существа, против которых они должны были… Как же мне их обозначить-то… О! Вот: кстати! Назову-ка я этих дирижаблей — Сифонофорус Мадрениус. То есть – как первооткрывательница – в свою честь! А вот вредоносные и смертельно опасные вирусы можете назвать сами – в свою честь.

— Смотри, Джо: до чего доводит даже самый лучший и скромный компьютер — мания величия и синдром вседозволенности! А так же вера в свою непогрешимость!

— И до чего же это?

— До традиций первопоселенцев северной Америки.

— Ну насчёт мании и веры – понятно. Но насчёт традиций…

— Ну как же! Это же они – кто первый увидел большое озеро, или, там, реку, или гору, или там просто утонул – так и назвал в свою честь!.. Гора Маккензи! Ручей Билла!

Джо невесело похихикал, представив себе, как тот, кто «утонул», «назвал» реку или водопад в «свою честь». Но ответил:

— Мысль понятна. Ладно, я думаю, мы простим Матери этот маленький комплекс непризнанного географического гения. Или там – биологического. Мне, собственно, тоже надоело всех скотов и тварей, которых мы открываем, называть – скотами и тварями. А так – хоть что-то конкретное. Как, говоришь? Сифилисфорус Матрёникус?

— Сифонофорус Мадрениус. – по тону Матери Джо понял, что та обиделась.

Он не придумал ничего лучше, как буркнуть:

— Мать… Э-э… Извини в тысяча триста шестьдесят девятый раз. Шутка не слишком удалась.

— Ладно. Но смотрите: чтоб это – точно было в предпердпредпоследний раз!

— Договорились. И пошли взламывать софт.

Софт «взлому» поддался. И кристаллы основной памяти сохранились неплохо.

Мать просмотрела всё вначале сама – да оно и понятно. Это же у неё – тысячеядерный процессор, способный в тысячные доли секунды усвоить и проанализировать объём информации, который нормальный человек получает за год обычной жизни…

— Знаете что, чем разжёвывать и растолковывать, давайте я вначале просто вам покажу. Здесь есть видеозаписи.

Напарники, несколько напуганные непривычно серьёзным тоном их главного компьютера, уселись перед центральным экраном рубки. Мать даже выключила свет.

На экране появился лес. Вернее, то, что это – лес, можно было только догадываться. Потому что в тучах пыли и трухи видно было плохо. Но можно было домыслить, что располагавшиеся вокруг оператора с видеокамерой монументальные замшелые стволы в три обхвата, один за другим взлетали в воздух, явно выдёргиваются с корнем, и втаскиваются наверх какими-то — не то – лианами, не то – щупальцами, регулярно спускавшимися с неба.

Иногда пучок таких щупалец оказывался настолько плотным, что они полностью оплетали «избранное» ими дерево – так, что оно скрывалось в густой мешанине канатов-плетей. Иногда же «канат» был один, но дерево выдёргивалось не менее легко… Звук Мать сделала на минимум: иначе напарники наверняка оглохли бы от треска, грохота и гула, стоявшего вокруг того, в руках кого дёргалась камера.

Мать подобрала светофильтры, но видно происходящее, собственно, было всё равно отвратительно: с корней выдёргиваемых из почвы деревьев летели комья глины и сыпался песок, листья, и какая-то труха, а небо закрывала некая чудовищная непрозрачная масса – Джо сразу понял, что это и есть одна из летающих «Сифонофорус».

Внезапно картинка дёрнулась, раздался дикий вопль – словно человеку сделали очень больно, и он почуял неминуемую гибель! – и камера рывком двинулась вверх, но тут же упала обратно на землю, успев зафиксировать отчаянно машущую руками и ногами фигуру в скафандре, возносимую кверху клубком лиан-отростков…

Мать включила свет. И, поскольку комментариев со стороны напарников не последовало, пояснила сама:

— Это – из съёмок «полевых испытаний» образца номер триста восемнадцать. Показать вам именно его решила потому, что именно тогда тварь впервые «попробовала» тело человека.

— Так что – эта штука была выведена, — Джо не без удовлетворения отметил, что Мать перестала называть «уникальное» существо присвоенным было горделиво-«научным» названием, — не для того, чтобы?..

— Вовсе нет. Да, как вы могли бы подумать, эта «штука» вовсе не была первоначально предназначена для глобальной войны. Ну, то есть, как очередное средство массового поражения. И зачистки. Нет. Первоначально её планировали использовать для дешёвой и эффективной расчистки лесистых территорий под распашку.

Впрочем, учитывая нравы и обычную политику, проводимую верхушкой военщины, могу с девяностопроцентной вероятностью сказать, что в будущем такое использование, вероятно, всё же намечалось. Или хотя бы имелось в виду. Потому что финансирование гражданских НИИ шло от местного Пентагона.

— Да, кстати. Или – некстати. – это влез Пол, – А что там – с этим самым «оружием массового»? Неужели в голову обитателям этой милой планетки не приходило…

— Уничтожить наиболее эффективно своих собратьев в других странах, или из других общественно-политических формаций? Приходило, конечно. Я уже все их учебники по истории проработала. Воевали, как и все нормальные Хомо. Но вот насчёт ОМП…

Помните, я говорила, что платформ континентального типа здесь нет? Ну, соответственно, нет и гранитных формаций. И, следовательно – нет и месторождений радиоактивных элементов. То есть – никакого ядерного оружия!

Вот и приходилось «обходиться» менее масштабными проектами: отравляющие вещества, бактериологическая война, лазеры, бомбы, пулемёты, пушки, гранаты, лазеры. Ну и весь прочий милый и ностальгически наивный арсенал, разработанный к двадцать первому веку и на Земле!

— Понятненько. – Джо тяжко вздохнул, — Дальше, как я предполагаю, будет только хуже?

— Да. Показывать?

— Показывай.

На планете в городах имелась, как и на Земле, сеть автоматических видеокамер, регистрирующих нарушения правил дорожного движения, правонарушения вроде ограблений, и т.п. Вот с них-то видеозаписи и показали картины того, как гибли города.

Напоминало это и «корчевание» леса, и старинный фильм «Война миров», только что без вспышек вражеских лазеров и воплей жертв. Вернее, лазеры-то, и обычные пушки, и гранатомёты, и пулемёты у людей имелись, но действие их оказалось очень неэффективным. «Завалить» удалось только одно существо, да и то – сдуру напавшее на какую-то военную Базу. Но уж грохнулось оно наземь от души! А как прыгали и махали руками все, кто поучаствовал в «сбивании»!..

Правда, торжествовать победу вскоре стало некому: «на подмогу» к сбитой твари почти сразу прилетело пять других.

Видеть, как бьются в неумолимых щупальцах поражённые страшным ядом стрекательных клеток солдаты, и как, двигаясь по широким спиралям, неумолимо сближаются, сгоняя мечущихся оставшихся в живых, чтоб встретиться и закончить дело в центре посёлка-базы, монстры, оказалось не по силам даже «чёрствому» по версии Пола Джо.

Он кинул взгляд исподлобья на напарника: точно!

Тот опять искусал до крови все губы!

— Мать. Завязывай с кино. Мы… Впечатлились. Расскажи остальное словами.

— Хорошо. Приношу извинения за то, что… Посчитала вас достаточно закалёнными и подготовленными к таким сценам, циниками и прагматиками. Рассказываю.

Собственно, рассказ не занял много времени.

На острове-континенте, учёные которого всё это «безобразие» и разработали, успели: понастроили надолбов. Таким образом предохранились хотя бы на первое время: медузы-сифонофоры не могли «приземлиться».

Но зато уж где смогли, плюхаясь на «пузо», и выпуская пищеварительные соки прямо на поверхность – не оставалось ни-че-го. Буквально — ничего. Живого.

Собственно, за те два года, пока шло строительство Бункера, медузы успели сожрать всю биологическую массу, если называть этим простым и ёмким, но равнодушным словом всё то, что росло, цвело, ходило, летало и ползало. Да и плавало…

Затем расплодившиеся до неимоверных количеств твари стали подбираться и к острову с надолбами. Вычистили его даже от слоя гумуса. Ободрали буквально всю поверхность: вплоть до базальтовой коры бывшего жерла вулкана.

Но добраться до людей не сумели.

Однако для выживших это оказалось слабым утешением: кроме ста двадцати «избранных» на всей остальной поверхности планеты не осталось существа, крупнее мышей – на суше, и глубоководных рыб и спрутов – в океане.

И вот тогда оставшиеся в Бункере люди приняли решение продолжить поиск средств, могущих-таки изничтожить под корень проклятых монстров.

Разумеется, средства предполагались биологические.

А что это оказались за средства, Джо уже видел.

— Мать. Мне неясно только одно. Как чёртовы вирусы вырвались в пространство Бункера из изолированных лабораторных блоков?

— Гражданская война.

— Что?!

— Ну, вернее, я не совсем правильно охарактеризовала ситуацию. Хотя её суть именно такова: выжившие в Бункере переругались, а затем и передрались между собой. Одни хотели сразу выпустить вирус наверх – наружу. Другие же говорили, что это убьёт не только медуз, но и вообще — всё оставшееся живое на планете. И сделает жизнь и их самих там, наверху, в будущем — невозможной! И утверждали, что вначале нужно создать вирус, способный нейтрализовать разработанный вирус.

— Понятно. Замкнутый круг. Потому что потом бы им пришлось разработать вирус и против этого, второго, вируса. И так далее – до бесконечности.

— Ну… Примерно так. Так вот: я продолжаю.

После того как главный специалист лично разбил в столовой пробирку с культурой вируса, в видеозаписях почти ничего не сохранилось. Похоже, смерть всего персонала Бункера наступила очень быстро. И смерть – мучительная. Фотографии, или видеозаписи показать?

— Нет!!! Нет… Но… — Джо заткнулся, понимая, что спрашивать о том, что там было дальше, бессмысленно. Можно догадаться и самому, напрягши единственную оставшуюся извилину. Однако тут влез Пол:

— Мать! Ну а что – потом? Ну, после того, как все люди Бункера погибли?

— После того, как все люди Бункера погибли, огромные стаи существ, постоянно отиравшихся над именно этим островом…

— Погоди-ка… А чего это они над ним «постоянно отирались»?

— Ну так! Вкусили же! И поэтому теперь предпочитали только это, легко усвояемое, и доступное, питание – мясо разумных млекопитающих! — остальным местным созданиям! Впрочем, предварительно сожрать всех доступных местных крупных наземных это им не помешало.

— Понял. Так что там – с собравшейся кучей тварей?

— Они тоже… Повторили судьбу тех, кто погиб в Бункере. Создателей, так сказать. Гражданской войной, правда, это не назовёшь.

Они просто перегрызлись наконец между собой.

Те, кто побольше и посильней, убили и сожрали тех, кто оказался поменьше и послабей. И победившие смогли ещё увеличиться в размерах. Мелкие стали разлетаться в попытках спастись.

Не вышло. Догнали и съели всех. И тот монстр, которого я нашла в местной Антарктиде – один из последних, так сказать, могикан.

Джо подумал, что где-то похожий сюжетец он уже…

Точно! В старинном рассказе «Крабы идут по острову»! Только там охотились друг на друга и пожирали конкурентов роботы, а тут…

А тут сразу понятно, что мозг местных Хомо ещё не дозрел до…

Джо мысленно оборвал себя и выругался: а сколько раз – уже сапиенс земной доказывал, что его мозг тоже… Того. Не дозрел!

— Ладно, напарничек. Давай-ка лучше подумаем, что нам-то теперь делать?

— А чего тут думать, — Пол, сидевший всё это время с лицом, белее листка бумаги, продышался, и убрал с колен корзину для бумаг, о возможном использовании которой пару раз подумывал и сам Джо, — Сваливать надо отсюда к такой-то матери, и навсегда забыть про эту чёртову планету! И данные о ней – стереть из бортовой памяти!

— А как же – технология самозалечивающейся супер-плёнки?

— Стереть! Чтоб уже у наших гадов от науки не возникло желания разработать «Средство для расчистки территорий. Под пастбища».

— Хм-м… Устами младенца… Мать. Ты можешь гарантировать, что из Бункера наружу не попали вирусы?

— Могу. Но всё равно: рано или поздно это произойдёт. Когда коррозия разъест бетон и металл люка и броневых переборок там, внизу. Через пару тысяч лет. Или когда кто-то независимо от нас откроет эту планету. Но споры этого вируса-мутанта способны прожить очень долго. Тысячелетиями!

— Ну, то, что будет через тысячелетия… А ещё хорошо бы, чтоб эту планетку «открыли» наши «друзья» Мадруссены…

— Ну ты и крут! И злопамятен. До такой жестокости даже я…

— Ладно, пусть мадруссены поживут. Но местные люди…

Они всё-таки молодцы. Чего-чего, а добросовестности и педантичного подхода к своей работе у местных учёных не отнять. Ещё бы им мозгов побольше!..

— Ой, кто бы гово!.. – рухнувший на пол, так что сотряслась палуба, а у кресла отвалилось одно из колёсиков, Пол замолчал на полуслове.

Так как Джо запустил-таки ему в лоб книжонкой про «Замок с принцессой и драконом».

Мансуров Андрей

фото взято с сайта goodfon.ru


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика