Суббота, 04.02.2023
Журнал Клаузура

История Робинзона: фильмы «Чтец» (2008) и «Дамы в лиловом», как варианты «контактного» нарратива (2004)

 

Термин «контактный» был придуман мною по образцу «контактного языка», или, так называемого, пиджина (pigeon). Наравне с креольским языком, язык пиджин возникает при столкновении двух культур. Одной более продвинутой, другой менее развитой. Или при взаимодействии двух различных языков. Когда вырабатывается более простой языковой вариант, в чем-то напоминающий один из языков. Такие языки вырабатывались, когда, например, происходили первые поселения европейцев в Новой Гвинее. Тогда термин «мама фелла» мог означать «королеву» и напоминать «упрощенный вариант» английского языка. Такой язык помогал общаться с местным населением, понимать его лучше.

Итак, «контактный нарратив» — это вариант нарратива, который говорит о столкновении разных культур, или личностей. Он позволяет проследить, как развивается конфликт по ходу сюжета, как меняются образы. Становятся ли герои лучше, хуже, влияют ли они друг на друга.

Предлагаю Вашему вниманию краткое содержание двух, на первый взгляд, совершенно разных фильмов, у которых есть единое общее – столкновение совершенно непохожих людей. Взаимодействие которых кажется, на первый взгляд, очень странным. Но судьба сводит таких людей. Ведь, правда? Именно для того, чтобы показать, насколько мы все отличаемся, как мы можем научиться многому друг у друга.

Первый фильм – «Чтец»

Говоря о «нарративах травмы», я рассказывала когда-то о тех произведениях, которые показывают неоднозначность известных трактовок, описывая страны, или культуры, которые подвергаются взаимодействию со стороны по ходу исторического процесса. При этом, «взаимодействие», «знакомство», «вторжение» могут быть, как со стороны насекомых или птиц (как в фильме Хичкока «Птицы»), так и со стороны инопланетян. Инородная культура или цивилизация, вторгаясь в пределы культурного пространства другой, создает определенное напряжение. Определяет инцидент, последствия которого не всегда предсказуемы, но имеют общие черты.

Фильм «Чтец» немецких кинематографистов основан на известной книге немецкого писателя Шлинка, который воссоздает поразительную по силе историю. В этой истории нет только правых и виноватых. В ней описаны особенности человеческого сознания и личности, которые не позволяют нам критиковать слишком сильно или осуждать. Кого бы-то ни было. Так как мы часто – совсем не лучшие представители человечества сами.

На удивление, такую христианскую мысль фильм «Чтец» и доносит очень явственно. История молодого человека, который влюбляется в главную героиню – водительницу берлинского трамвая. Действие происходит в послевоенное время. Главное в этой ситуации – то, что привычные стереотипы и ожидания зрителя – в одночасье переворачиваются. Кажется, что роль, которую играет Кейт Винслет – невозможно «прочесть» или трактовать иначе. Особо чуткое и неуместное внимание к каждому из заключенных, отношения с главным героем фильма – все ставит под вопрос малейшую возможность оправдания главной героини, ее странностей. Тем не менее, внимательно прислушиваясь к своему сердцу, мы не только оправдываем главную героиню, мы абсолютно сочувствуем ей, сопереживаем, понимаем. И не потому, что мы не осознаем ее поступков, но потому что мы видим в этой женщине совсем иное – ее человечность и желание в самой ужасной ситуации сохранить человеческое лицо. Мы видим ее достоинство, исполнительность. И даже ее честность и порядочность по отношению к молодому человеку (внезапный и быстрый уход от него, совестливость, ощущение вины, глубокое чувство не только раскаяния, но ощущение собственной греховности, так сильно прочувствованной). Отчетливо выраженная идея фильма – показать, что главный герой ничем не отличается от самого большого «злодея». Его поступок в финале фильма — его нелюбовь, его непрощение, его планомерное упорство в поддержании связи в момент, когда Ханна оказывается в тюрьме.

Все это – ничто, по сравнением с тем ударом пустоты, которое главная героиня ощущает, когда видит своего «малыша» на одной из последних встреч. Он так ловко умудряется не сообщить во время суда информацию, которая могла бы смягчить приговор. Чисто по-западному, потому что «уважает», якобы, ее свободу выбора.
Сила фильма и книги, без всякого сомнения, в той же простой истине – не судите, да не судимы будете. Каждый человек, который находится в системе, в той или иной мере, несет ответственность вовсе не «за все», а за то, что он совершает по отношению к близким людям. Жестокость главного героя гораздо более сложного свойства. Он не исполняет то, что его просят или то, что ему приказывают, как это делает Ханна. Он — свободен в выборе. Его выбор жестокости, равнодушия, непрощения, бесчеловечности никак не может быть оправдан тем, что кто-то еще, имея полномочия, поступал жестоко.  Его жестокость — собственная неспособность к человеческому. То, что нельзя оправдать фактически ничем. Разве что объяснить, как возможную «травму». Которая, однако, была взлелеяна и поставлена «во главу угла» им же самим. Ханна, осознав эту нелюбовь, покидает этот мир за несколько часов до освобождения.

И еще один фильм. Совершенно иной. С другим посылом и другой идеей. Надежды, юмора. Радости, и любви. Фильм, не менее актуальный, на мой взгляд.

Фильм «Дамы в лиловом»

Фильм «Дамы в лиловом», снятый английскими кинематографистами.  Фильм, в котором главную роль сыграли знаменитые актрисы Джуди Денч и Мэгги Смит.  Дамы, живущие на взморье в небольшой английской деревушке начала века, подбирают красивого юношу, который выброшен на берег после кораблекрушения, подобно Робинзону. Вот он лежит на песке, позабывший все, говорящий на чужом наречии. Дамы селят его в свой девический дом, они ухаживают за ним, учат английскому языку, приносят дивные обеды в постель, и шьют самые лучше костюмы у дорогого портного. Молодой человек оказывается нежным, романтичным, благодарным. Он влюбляется в молодую девушку, но он никак не расстраивает своих «дам», продолжая быть с ними нежным и обходительным. В деревне его сначала не жалуют, но приглядевшись, распознают в юноше достойные внимания способности и лучезарность. Кроме того, он чудесно играет на скрипке. Скрипку дамы ему тоже привозят, покупают, находят. На ней он продолжает играть и репетировать, как делал до болезни. Финал фильма потрясающий. Мы осознаем боль расставания, так как в какой-то момент юноша должен уехать, ведь он поправился, и его ждет исполнительская карьера. Но мы понимаем, что часть его успеха, развития и счастья – вклад любви этих дивных женщин, которые полюбили в нем свою жизнь, молодость, надежды и верования. Во время концерта мы в ретроспекции видим грезы и воспоминания дам, их сны о юности, и даже ссоры между собой, кому он больше нравится, или кто ведет себя с молодым человеком лучше. Вся деревня спешит в местную таверну, чтобы послушать трансляцию концертов из Вены, концерта из Польши. Концертов из самых красивых аристократических городов, где их птенец будет играть пронзительную партию первой скрипки. Здесь и сказка, и благодарность, и любовь, и ее чудодейственная сила. И победа человеческого над всем. И тоже – травма, и тоже – вторжение инородной культуры. И тоже – возможность показать «атопичность», то есть несуществующий мир, который так напоминает нам наш собственный. Как напоминает его вечная история о Робинзоне Крузо.

Нина Щербак

фото автора


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика