Вторник, 27.02.2024
Журнал Клаузура

Мансуров Андрей. «Новые враги». Глава из романа «Сверхчеловек»

Долететь до означенной базы русских, рядом с которой это самое открытое ими озеро-море, нетрудно – на тарелке же! Я и не заметил, как прошёл полёт. Потому что всё это время, пока мой неизменный пилот Ханс обращался с рычагами и приборами, мы с внутренним напарником думали. Кто, и, главное – для чего, создал и вырастил, и не позволяет обедать друг другом, нашим милым «рыбёшкам». Прожорливым сорокаметровым чудовищным тварям, проще говоря.

Получается, на Землю так и так спускалось и «резвилось» тут, на её поверхности, уже не меньше двух пришлых цивилизаций! А, может, их было и больше?!

А, может, они и сейчас здесь?!

Что, если те, кто говорит, что люди и сами – продукт чьего-то генетического эксперимента, и созданы искусственно – правы? То есть мы – тоже просто подопытные крысы, которых исследуют. То ли на социальные параметры, то ли на физические. То ли  — ещё на какие-то. Например, мечтают посмотреть, как мы отреагируем на чудовищ, которые вырвутся в наши моря, когда растают льды Антарктиды, и монстры смогут поедать всё, что «плохо плавает». (Хорошо бы – и острова из пластиковых бутылок – тоже! Но тут приходится быть реалистом – те не «пахнут» вкусной едой…)

И нам не понять, для чего всё это сделано: рано ещё. Не доросли. До понимания.

Впрочем, крыс-то, да и мушек-дрозофилов, наши учёные разве просвещают – «для чего», или спрашивают, хотят ли они участвовать в наших «экспериментах»? Проходить проверки на устойчивость к радиации или ядам, и бегать по лабиринтам?

Вздыхаю в пятьсот восемьдесят третий раз за последние двое суток, и вылезаю наконец наружу из давно приземлившейся тарелки. Снаружи холодно: минус сорок два. Невольно ёжусь. Пришлось опять поставить вокруг себя энергетический «кокон».

Вот он: лагерь русских. Он-то – сделан моноблоком. А не как у американцев. Ну правильно: это у американцев, да и у нас, англичан, каждый — сам по себе. Личность! Этакая миниатюрная «вселенная». С характером, привычками, и эгоизмом. А тут – все всё делают дружно. Коллективом. Сплочённым. Да и энергии на отопление так меньше уходит.

Видеть себя я запретил, конечно, как и свой транспорт, и они спокойно продолжают наружные работы: и что-то бурят, и что-то исследуют, и даже в метеобудки лазят.

Отключаюсь от обычного зрения. Перевожу «взор» в глубину.

А вот и мои подлёдные друзья – вначале смутно, а потом и во всей «красе».

Начинаем мы с напарником пытаться определить местоположение всех пятидесяти девяти «акуло-торпед». И ничего не понимаем.

Странно. Собрались они все, оказывается, в кучу. И… Что это они делают?!

А-а-а-а!!!

Боль поистине адская! Голову сдавило, словно клещами! И сделать ничего не могу – так больно, что ничего не шевелится! Даже мозги! Меня словно подхватывает гигантская ладонь! Всё вокруг закружилось, понеслось!

И вот лечу я сквозь чёртову ледяную толщу, сам не понимая как, и вдруг оказываюсь прямо перед мордами чёртовых тварей, уже раззявивших пасти в предвкушении! Вода обжигающе ледяная, и давит на тело жутко! Если б не кокон!..

Но как же они?!.. Неужели так сделали их создатели – чтоб они могли объединять разумы при приближении опасности?! И – тоже обладают телекинезом?! Групповым.

Пытаюсь сделать хоть что-то…

Но словно связан, спеленут я по рукам и ногам! И – не дёрнуться!..

И вот уже пасть самой большой тварюги, словно бы ехидно ухмыляющейся, смыкается над моей головой, она с утробным звуком сглатывает, и я…

Ф-фу-у-у…

Проснулся.

Лежу, снова свернувшись калачиком, на своей постели. Мокрый – хоть выжимай.

Да будь она неладна, эта Антарктида! Чего ж мне здесь всё время какие-то кошмары снятся?! И монстры встречаются?! Проклятое какое-то оно, что ли, это место?!

Или, что более реально – идеальный это полигон для испытания всяких там монстров да уродов: не понравился, или спорол х…рню – замерзай! Никто особо беспокоится не будет: подумаешь, очередной замёрзший «реликт»! Который …рен когда кто найдёт.

Так что, вероятней всего, это горячо любимые инопланетяне облюбовали себе это местечко, логично рассудив, что люди-то как раз сюда доберутся нескоро. Ну, пока они – пещерные дикари. Или даже – «продвинутые» средневековые мореплаватели… А позже просто поленились экспериментаторы убрать отсюда всё это безобразие. Или… Забыли?

Встаю, переодеваюсь в очередной раз в сухое. На этот раз уж – я становлюсь инициатором новой «глобальной» разведки, а не напарник.

Ложимся, и целимся. Вот она: Луна.

Напарник открывает в удивлении рот – виртуальный, конечно: рот-то у нас общий!

Потому что на обследование поверхности нашего спутника даже «лучом» в три угловых градуса много времени не уходит. За пять секунд всё, что надо – нашли!

Живут себе как ни в чём ни бывало под поверхностью Луны, на глубине восьмисот метров, коварные инопланетяне. Затаились. Замаскировались. Наружу вылетают на почти такой же тарелке, как у немцев, через тоннель-колодец со шлюзами. А вылетают только для того, чтоб снять показания с приборов, и перекинуть себе на компьютеры видеоматериалы, которые, не прерываясь ни на секунду, снимают стационарно установленные в двухста ключевых местах на Земле, особо чувствительные и мощные видеокамеры.

Ага. Теперь хотя бы понятно, почему я раньше эту глобальную слежку не заметил. Камеры – они же не живые. И не излучают сигнал просто так – а только выдают кодированный и спрессованный, если можно так сказать, объём накопленной информации, только по сигналу с КП. Ну, или – с подлетевшей поближе тарелочки…

Скоро у меня плешь будет – как бы отучить себя от порочной привычки. Ведь не перхоть же у меня! Чесать – запрещаю. Но поглаживать себя по затылку продолжаю.

Ладно: что делать теперь, мне вполне понятно.

Нападать впрямую, и убивать всех этих «друдов», как они себя называют, нельзя.

Потому что следующая дежурная смена, которая прилетит, чтоб сменить этих исследователей-наблюдателей, и прибудет через год, не должна понять, что на них — напали. И убили. Следовательно, мне придётся всё это дело обставить так, словно это они – сами.

Сами поубивали друг друга, перессорившись, и организовав на своей лунной базе нечто вроде гражданской войны. Ну, или что нашло на них. Временное умопомрачение.

Сделать это будет… Думаю, не очень трудно. Потому что мысли их я читать могу запросто: они, понятное дело – «продвинутые». И мыслят не словами, а сразу — понятиями. Категориями. Тут и переводчика никакого не надо. Потому что сразу «увидел» я – это как раз они, вот эти, как уже мы их называем – «греи», нас и создали. По своему образу и подобию.

И довольно похожи мы, это нужно признать. И физически и морально. Если только можно найти «мораль» у беспринципных тварей, считающих человечков – расходуемым материалом для социальных опытов. Но мозг – почти идентичен, да.

Убираю я свой «луч». Вздыхаю снова. Никто там, на базе, меня не заметил. Навострился я проникать в чужие сознания, не потревожив носителей этих самых «сознаний».

А быстро я учусь, однако…

Ладно. Нужно вставать, да отправляться.

Для начала – хотя бы позавтракать. А то у меня уже часов девять маковой росинки во рту не было. А силы мне сейчас понадобятся. А то, что по прилёте аппетита не было – это просто побочный эффект. Боевого применения моих постоянно развивающихся и усиливающихся способностей.

На камбузе уже вовсю пашет кок – через три часа побудка, и мой любимый толстячок так и мельтешит руками над плитой: решил он сегодня борщ сварить. А мясо – оно мороженое. Поэтому варить его надо часов пять, чтоб хотя бы мягкое и съедобное стало.

Но мне ни борщ, ни бефстроганофф ни даже картофельное пюре не интересны. Поэтому заставляю я дорогого Акселя Кэлвина вскрыть здоровущую банку тушёнки, и разогреть её содержимое на огромной сковороде. После чего забираю я у него из рук эту самую сковороду, беру тряпку, чтоб не прожечь стол, и перелезаю назад через перегородку.

Поел с аппетитом. Потому что запах жаренного мяса, он, по-моему, и полумёртвого возбудит. Недаром же человек стал мыслить — именно когда перешёл на мясную диету. И начал охотиться. Это нам, как сейчас вижу, мои новые друзья друды навязали такие действия. Но поел реально – с удовольствием. И сковороду сам загрузил обратно в мойку.

На этот уж раз – озаботился, чтоб кок этого не увидел. И не услышал.

Ну вот. Теперь можно и лететь.

Но – не к подлёдному озеру. Которое создали, и сейчас держат под контролем сразу трёх супер-чувствительных видеокамер и сонаров мои дежурящие на лунной станции инопланетяне. А – как раз к ним. Пусть и не в «гости», но – по делам!

Долетели буквально за полчаса: я запретил Хансу разгоняться уж слишком резво. Зато не забыл приказать дежурной смене в пятьдесят друдов не замечать на своих приборах и мониторах рубки, как мы приближаемся. А всего на лунной базе – двести четыре гуманоида. Если чем внешне от нас и отличающихся, так это – более крупной головой, и серым цветом кожи.

И, что самое «странное» — ходят они вовсе не голышом, как любят показывать у нас в популярных научных и художественных фильмах, а в самой обычной… одежде. Или в штанах и рубахах, или в комбезах. Ну и, разумеется – в скафандрах. Это — те, кто выходит наружу. Хотя там, на поверхности, как сейчас вижу, им и делать-то уже нечего. Всё, что нужно было сделать по оборудованию своего «гнёздышка», они сделали тридцать восемь тысяч лет назад. Вырыли, забетонировали, оснастили оборудованием и запасами. Окопались, словом, капитально.

Ну погодите – ужо я вас, гадов беспринципных…

Ловлю себя на мысли, что вот именно такие чувства и эмоции испытывала бы наверное, лабораторная крыса, по отношению к тем, кто гоняет её по Лабиринтам, и бьёт электричеством за ошибки, если бы вдруг поумнела. Раз в пять. Потому что крысы достаточно умны – это словно резервная «мыслящая раса», подготовленная к заселению планеты, на случай, если мы-таки пошвыряем друг в друга наши ядерные и термоядерные игрушечки. И вымрем. Как динозавры. (Неужели и они – того?! Изобрели бомбы, и — !..)

Но вот я и у «ворот». Берегись, осаждённый город! Невидимый враг сейчас!.. Сам себя одёргиваю: довольно. Заигрался я что-то. Нужно не декламировать, а работать.

Лезу снова в головы тех, кто бодрствует. И обнаруживаю любопытнейшую вещь!

Инопланетяне-то… Не дураки! И понимают, что запретив женщинам работать на базе, как американцы, или русские, они сильно рискуют нарваться на конфликты!

Поэтому женщины на лунной базе – есть. Но!

Это – представительницы древнейшей профессии!!!

Работающие по контракту. На Правительство. И сейчас как раз три из них «заняты», а четвёртая готовится. К приёму того, кто надумает.

Вот оно: универсальное «средство» для снятия агрессии и напряжённости… Секс.

А любопытно. Забравшись в голову начальника смены, легко я выуживаю оттуда всю нужную мне информацию. Вот: действительно, всё это придумало и внедрило Правительство. И расчет потребного количества этих женщин произведён у них в соотношении одна дама – на пятьдесят мужчин. А лихо!

Потому что точно такое же соотношение «девушек» для своих профессиональных военных вывели и нацисты во время второй мировой: одна — на пятьдесят офицеров! С солдатами, правда, было похуже: там одна дама обслуживала сто солдат. И уж, конечно, внешние данные и возраст у этих последних были похуже, чем у тех, что предназначались для господ офицеров Вермахта!..

Но эти дамы… Как ни странно, обнаруживаю, что та, что готовится – самая миниатюрная. Вот оно здесь как: одна – маленькая, и худенькая. Одна – пухленькая и смешливая. И остальные – средней упитанности, и разных фигур: у первой тонкая талия, и маленькая грудь, зато широкие бёдра. У второй фигура – как у мальчишки: без талии вообще, зато с большой тяжёлой грудью.

На самые разные и прихотливые вкусы, стало быть.

Чешу привычно репу. Вернее – капюшон парки: а странная вещь – человеческие подсознательные мыслишки. Потому что ловлю себя на мысли, что вот ту, самую маленькую, и чем-то напоминающую мне давешнюю Анну, я бы с удовольствием!

А почему бы и нет?!

Кто мне запретит?!

Ведь они нас – вон как! И в хвост и в гриву! И за «собратьев по разуму» не считают! А только за лабораторных крыс!

Так что это будет только справедливо! Если я их женщину — того!

Придумали мы с напарником всё быстро. Приказываем «готовящейся» выйти из своей комнаты, и отправиться к шлюзу. И там одеть скафандр. И подниматься на лифте на поверхность. Диспетчера уж мы «обработали» — чтоб не препятствовал. «Приказ!»

Ну вот, когда наша дама оказалась на поверхности, и двинулась спокойно так к нашей тарелке, занялись мы остальными друдами-греями.

Вселить в их грушеобразные головы мысль о том, что нужно срочно поубивать всех «рептилоидов», вдруг вторгшихся с оружием на их базу, оказалось нетрудно. А информацию про этих самых рептилоидов я легко выудил оттуда же, откуда взял расчет потребного количества женщин – из мозга начальника. Боится он, потому что именно этого. Хотя у них, вроде, нейтралитет. И Договора там всякие подписаны. О невмешательстве.

То есть – получается, что инопланетян, точащих зубы на наш уютный шарик – уже три расы! Это вообще нечестно! Как мне сейчас кажется, раз мы на нём живём – мы и имеем приоритетное право на обладание им! И сами хотели бы решать свою судьбу!!!

Ну погодите, рептилоиды, доберусь и до вас!.. Но всему своё время.

А пока я весьма успешно заставляю друдов разобрать из арсенала всё оружие, и гоняться друг за другом, стреляя в собратьев по разуму, за которых они с моей подачи принимают своих же греев. Конечно, нелегко управлять «видениями» всех двухста разных существ одновременно, но при определённой тренировке и практике всё достижимо.

Не прошло и получаса, как не осталось на лунной базе ни единой живой души – я приказал даже ни в чём не повинных дам поубивать, чтоб уж свидетелей не осталось! И последний выживший, а это – местный Большой Босс – пускает пулю (Тьфу ты – луч лазерного пистолета!) себе в висок. Напоследок рассказав «чёрному ящику» в рубке, что конфликт у них возник из-за магнитной бури, вызвавшей припадок немотивированной агрессии у его подчинённых. Эту мысль я тоже у него подсмотрел – подвержены они. Потому, что на Луне нет магнитного поля, которое отклоняло бы потоки заряженных частиц, летящих от Солнца, а кости черепов у них – истончились.

Гримаса эволюции! И плата за повышенный объём мозга. И именно поэтому зарылись они на глубину почти километра. От вспышек – помогло. А от меня… Хе-хе.

И только закончив с друдами, вспоминаю я о своей миниатюрной «девушке». Которая всё это время, находясь под моим «гипнозом», мирно стоит у нашего шлюза.

Приказываю Хансу впустить её. Зашипели, заклацали древние механизмы.

И вот девушка и входит…

Хм.

Метр шестьдесят, вообще-то. Это она по друдским понятиям – миниатюрна. Поскольку у них почти нет (Ну, не было!) мужчин ниже двух метров. А так…

Килограмм шестьдесят. И – действительно приятное лицо. Если абстрагироваться от его грушевидной формы. Глаза – большие. Носик – две дырочки. Ротик… Хм.

Ладно. Приказываю ей снять наконец скафандр. Да заодно и остальную одежду.

Смотри-ка, мы – точно из их генов изготовлены!

Потому что готово у меня всё к тому, ради чего её сюда, на базу, и отправили!

Осталось только расстелить на палубе тарелки одеяло, которое Ханс принёс сюда перед полётом (Если честно – я просто собирался в него закутаться, пока летели — холодно!), да приказать своему пилоту, абстрагировавшись от того, что будет происходить у него за спиной, полетать где-нибудь не очень далеко от любимой планеты!

Чтоб, стало быть, я ощутил все те ощущения, что пытаются ощутить экстремалы, запирающиеся для секса в туалете самолётов!

Пришлось, конечно, поднапрячься, и пораскидать усилием воли по Лунной поверхности кое-какие камни – чтоб, стало быть, нагреть внутреннее пространство тарелки до хотя бы плюс двадцати – а то видел я, как зябко ёжится моя инопланетяночка, предмет моих подлых мстительных вожделений. Ведь я сейчас представляю, как в её лице в какой-то степени отплачу всем этим гадам за то, как они нас — !.. Почти сорок тысяч лет.

Но когда посмотрел на её милое и растерянное лицо, такое беззащитное и открытое, злобно-мстительные мои порывы как-то рассосались. Сами собой. Я ведь не изверг какой – издеваться над беспомощной малышкой. Пусть и метр шестьдесят.

Взялся за неё нежно – сам поражаюсь: даже как-то… По-семейному. Прелюдия, и всё прочее, что положено делать с любимой (Извините за тавтологию!) любовницей. Сам не заметил, как втянулся, и уже абстрагировался и от серой кожи, и от прочих мелочей!

О-хо-хо!!!

Ну, что могу сказать после того самого…

Очень даже близки по конструкции и потребностям наши с друдскими мужчинами тела и помыслы. Потому что всё, чего хотел, я получил. По-полной.

А что самое странное – и моя партнёрша, из мозга которой я, конечно, всё считывал, не осталась, как это у неё обычно бывало – равнодушной! То есть – восприняла меня — как партнёра!

И наслаждалась, ещё похлеще, чем я. И ведь, что интересно — я ничего ей не внушал и не «подправлял»!

Нет, ну всё правильно, конечно: теперь-то я, как парень, запросто читающий мысли и эмоции других разумных существ, прямо как Мэл Гибсон в фильме «Чего хотят женщины», могу сказать, как именно, и что именно в данный конкретный момент хочет вот эта женщина. (Во как! Уже она для меня – женщина! А не «существо». Несмотря на «две дырочки» вместо носа, огромные глазищи в поллица, и прочее!) Ну, понятное дело, старался соответствовать и исполнять. Буквально «угадывая» все желания и капризы.

И вот, она нежно этак охватывает меня за спину,  поглаживая, поводя в разные стороны своими фиолетовыми гляделками, и умиротворённо вздыхая, возникает у меня проблема.

Потому что не могу я теперь, поступить с ней, как с пилотом Хосе… Хоть она и не землянка.

Да и миленькая она весьма, если подумать непредвзято.

Вот я и создал сам себе головную боль: что мне теперь с ней делать?!

Не в жёны же брать, в самом деле?!

Хотя…

На её базу я её вернуть, конечно, могу. Чтоб она там связалась со своими однопланетниками-собратьями. И вот они прилетят. Меньше, чем через двое суток. На большом межзвёздном корабле, «пробивающем тоннель между вселенными». Осуществляющем ноль-перенос, проще говоря.

И что же они увидят?

Что одна женщина спаслась, перед самым кровавым инцидентом вдруг выбравшись наружу, и проведя там, на поверхности, два (!) часа, неизвестно где шатаясь, и непонятно, что делая. А в это время, как по заказу, все остальные обитатели научной базы истребили себя до последнего друда! И наговорили в «чёрный ящик» чёрт знает чего! Причём – заведомой ерунды и неправды. (Записи внутренних видеокамер ведь сохранятся!)

Конечно, у прилетевших возникнет к бедной девушке куча вопросов.

И конечно, её подвергнут глубокому гипнозу.

И конечно, всё, что возможно, выудят.

Впрочем, нет. Не выудят. Если я сейчас полностью сотру всё, что она увидела и запомнила за последние три-четыре часа. Но вот это-то и будет – самым подозрительным!

И вычислят меня, думается, быстро. А если и не вычислят, то подозрения у них всё равно возникнут. А если ещё и додумаются провести ее обследование… О!

Ладно, не буду сам себе создавать новые проблемы. Приказываю ей заснуть.

Можно бы, конечно, нацепить её скафандр, да побродить по лунной базе. Но там сейчас – одни трупы. Изуродованные. Кровища везде. Наша, красная. А не как у урода из тарелки возле «Новой Швабии». Нет, не хочу. Тем более, что и так всё видел. Мало чем отличается, если честно, от того, что у нацистов. Да и у американцев. Устройства и запасы, обеспечивающие длительное автономное существование. Разве что реактор у них немного другой. Более совершенный и экономичный. Да и черт с ним.

Приказываю Хансу вернуться вновь к этой самой лунной базе.

Десяти минут отдыха в полной отключке моей Ундред вполне достаточно, думаю.

Приказываю ей проснуться. Одеться. Одеть скафандр. И отчалить.

Глядя в иллюминатор, как её тоненькая и такая хрупкая и чувственно покачивающая бёдрами фигурка удаляется по направлению к провалу, под который замаскирован их выход, невольно ощущаю укол в сердце: я – свинья! И редкостная. Но ведь мы, англосаксы, всегда и во всём правы! И можем эксплуатировать и пользоваться другими нациями и даже инопланетянами – к своей выгоде! Что, разве не так?!

Если верить нашим фильмам, истории, и методам проведения нашей внешней политики – именно так! Ведь я всегда и во всём прав. И несу повсюду нашу «демократию». Прославляю и пропагандирую наши, западные, Ценности.

То есть – я не должен, по-идее, испытывать никаких угрызений.

А испытываю.

Может, ещё недостаточно закалён? И отрешён? Или это оттого, что никогда не стремился стать профессиональным политиком? Или… туп? Вон: простые американцы и англичане ведь не испытывают никаких угрызений совести по отношению к тем же жителям Югославии, Сирии, Ливана, Афганистана, разваленного СССР, раздолбанной Украины, и прочих – они вообще плевали с высокого небоскрёба на чувства, боль, и жизнь всех этих недочеловеков из третьесортных стран…

Да и вон: так не только у людей-обывателей. Мой «бог» тоже не слишком-то обременяет себя душевными терзаниями. Хотя и пьёт нагло кровь своих же – людей…

Словом, приказываю я своей инопланетяночке забыть всё, что у нас было, и, прибыв, лечь спать – словно не видит она валяющихся вокруг трупов! И ещё приказываю проснуться через час, «вдруг обнаружить», и вызвать подмогу. Пусть брешет им, что просто спала, и ничего не видела и не слышала. Кстати – это-то – правда. Не видела она. А слышать, кроме диких воплей, ничего и не могла бы – лазеры стреляют бесшумно…

Летим с Хансом обратно. Он помалкивает. Ну правильно: он ничего уж точно – не видел. И высадив меня, где всегда, сразу летит обратно, домой. Где снова всё забудет.

А я, снова загребая ногами, тащусь опять в свою каморку. Ну и наворотил я делов, пока тут живу. А вернее – сплю. Но здесь – уютно. И успокаивает…

Ох, и много же чего мне опять надо обдумать!

Для начала – того, что мне делать, когда через двое суток сюда прибудут чёртовы греи – спасательная экспедиция, будь она неладна… Мне бы к тому времени быть подальше. Хотя им, вроде, нечем засечь моё теперь наверняка чудовищное «телепатическое» поле. А больше меня никак не отследить. Разве что отловить моего «бога», да потрясти его как следует! Уж он-то меня – помнит!

Вот!

Займусь-ка я, пока не поздно, им, голубчиком.

Отлавливаю я за пару секунд своим «узконаправленным» лучом и его. Ага, опять высасываешь кровь из очередной девушки-красавицы, которую только что изнасиловал! Вот ведь паразит. Сволочь беспринципный. Ну, ужо я тебя сейчас!..

На «работу» с богом-вампиром ушло не более пятнадцати секунд. И вот он уже – в коме. Теперь мне нужно бы его… Ага, есть. Вызвал я по девять-один-один устами «высосанной» девушки бригаду реанимации. Жизнь ему сохранить – надо. Но! Пусть-ка этот гад побудет без сознания недельки две. Чтоб не путался под ногами. Да заодно и не заложил бы меня по простоте душевной. А я пока – управлюсь с моими делами.

А то что-то на Марсе рептилоидов поразвелось – так и кишат, так и прыгают!

Но вначале – всё же – поспать…

Проснувшись, никак не могу понять – где я. Вроде, не в своём номере, в гостинице в городишке у любимого большого адронного…

Потом вспоминаю всё.

Попутно наконец удивляюсь: а быстро я с моим «богом»! Разобрался. Вначале думал, что сил набираться буду месяца два, а хватило для «тренировки» недели!

Но выспался, вроде, неплохо. Да и воспоминания о моей милой Ундред приятно греют… Как хорошо, что я не убил её! А ведь вначале был так зол, что чуть было не поддался. Ну а потом – всё же поддался. Чарам девушки. Вот паршивка инопланетная!

Очаровала! И даже вытеснила крошку Анну – напрочь из моего сознания.

Ладно. Ничего нового пока у меня в быту – нет. Встать, сходить в туалет, умыться. А потом – и в столовую.

Аксель сегодня специально для меня сподобился на яичницу с беконом. Луком. И помидорами – почти пицца. И даже не подгорела она у него. Вкусно. Сытно. Меня никто как обычно не видит, но все выказывают коку свой восторг, и даже большой палец показывают. Ну правильно: в последний раз прилетев, я «объяснил» ему, как готовить.

Сработало.

После чистки зубов приказываю я отдохнувшему Хансу одеться потеплее, и запасти продуктов на пару суток. Одеваюсь, выхожу наружу. Тепло. Всего-то минус тридцать.

А вот он и подлетает. Порядок.

Путь до Марса занимает как раз сутки – я запретил двигаться слишком уж быстро сквозь чёртов космос. Да и летают тут всякие обломки спутников, пыль, и прочий мусор. А у нас на борту нету даже приличного герметика. Нельзя получать большие пробоины!

И вот он – Марс. В противофазе он сейчас – то есть, удалён на самое большое расстояние от нашего шарика.

Ну, что сказать… Красная планета — вблизи, скорее, серо-оранжевая.

И вход в базу рептилоидов тоже спрятан в ложбине. Глубокой, затенённой. Но сама база – почти так же, как у греев: расположена глубоко под поверхностью – больше полутора километров. Ничего не скажешь: зарылись мои ящерки капитально. Но – недавно.

Всего-то – с пять тысяч лет.

Да мне, собственно, плевать, когда. Мне сейчас главное – применить методику Черчилля. На всякий случай объясню, кто не знаком с историей. После начала второй мировой Америка была единственной страной, которая могла бы реально спасти нашу Англию от полного захвата нацистами, которые уже и десантные корабли, и катера, и огромную армию вторжения приготовили. Но США не торопились вступать в кровопролитие, сохраняя нейтралитет. И вполне выгодно продавая вооружение. И тем, и тем. То есть – кто не знает, Америка мирно продавала нефть и металл и союзникам, и воюющей с их союзниками Германии!

Вот и нужно было как-то заставить её вступить, ввязаться — непосредственно в боевые действия.

А в Блечли-парке хитрозадый Черчиль создал спецподразделение, где лучшие математики и программисты занимались взломом вражеских кодов и шифров. Даже какой-то механический компьютер построили! И вот за три дня до нападения на Пёрл-харбор японской авиации с авианосцев, Черчилю принесли расшифрованный приказ от японского командования. И стало ясно. Что нападут. На рассвете. Послезавтра.

И что вы думаете он сделал? Поставил в известность своё, или Американское Правительство? Штабы? Чтоб дать флоту США подготовиться и избежать чудовищных потерь? В кораблях и людях? И жуткого позора? То есть — потери «лица»?

Ага – чёрта с два!

Он дал японцам напасть, потопив чуть не весь флот США прямо на его базе, и таким образом спровоцировал их вынужденное и спешное вступление в войну!

Вот и я сейчас собираюсь повторить примерно такой же маневр, что только сутки назад проделал с греями. И мне плевать, что вооружённого нейтралитета, и статуса неприкосновенности Земли, как полигона греев, эти самые греи добивались восемь веков. И нейтралитет этот весьма шаток. Вот только – не нужен он мне, этот нейтралитет.

Мне как раз нужно столкнуть лбами в кровавой мясорубке две враждующих и чертовски продвинутых в технологическом плане расы. Ведь только при условии, что им будет не до людей, наша, земная, цивилизация, и имеет шансы стать действительно – самостоятельной! Проще говоря – как в древнем Риме – разделяй и властвуй!

Ну, или хотя бы живи спокойно. Пока Титаны и Боги грызутся…

И вот они – мозги рептилоидного начальства. Потираю мысленно руки.

Займёмся.

Правда, мне сильно мешает то, что мышление, точнее говоря – мыслительный процесс, и логика у рептилоидов сильно отличаются от людских. И Греевских. Но – ничего. Подлетим поближе, и мне станет легче.

Ну вот: с расстояния в три кэмэ всё вполне приемлемо.

Заставляю я один взвод из имеющихся на базе десяти, напасть на остальных, приняв их за неизвестно как просочившихся на базу агрессивно настроенных Тобусов. (Ещё одна свирепая раса межзвёздных бродяг-захватчиков, воюющая с моими рептилоидами. И весьма напоминающая внешне крокодилов. Только бесхвостых и прямоходящих.) Выудил их образы из мозгов начальства.

А тем, на кого напали – демонстрирую и позиционирую этих напавших — как греев!

А надеть на них личины моих непрошенных пра-предков мне теперь – раз плюнуть! Тем более, их немного: тридцать человек! Тьфу ты – особей!

Понеслась.

К счастью, женщин на базе рептилоидов нет. Потому что они – гермафродиты. Вернее, сами – и мужчины и женщины. И могут запросто плодиться без участия других особей. Однако пока они – на «дежурстве», это запрещено.

Ну, как происходила стрельба, на этот раз – из банального огнестрельного, и парализующего, мне не очень хочется рассказывать. Вполне в духе «дикого Запада». С ковбоями, солдатами, и тупыми и злобными индейцами. Которые хороши только мёртвыми.

Короче говоря, поубивали всех моих малочисленных «греев». После чего начальство, собравшись в рубке для краткого совещания, решило, (Не без моей, понятно, помощи!) что на наглую провокацию можно ответить только одним достойным способом!

И вот, не проходит и трёх часов, как мини-флот из пяти тарелочек, имеющий на борту кучу оружия и двести семьдесят злющих и пылающих справедливой жаждой мщенья ящеров, летит прямиком к Луне! И уходит на этот полёт как раз полсуток!

Подгадали чётко: не успели мои «рассерженные», которых мы с Хансом сопровождаем на приличном расстоянии, подлететь к спутнику Земли, как из подпространства, в паре миллионов кэмэ от Луны, выныривает линкор греев!

Ох, и здоровущая же …

Как вижу из мозгов её капитана, некоего Ланза Горхампа, тут металла — аж миллион пятьсот восемьдесят три тысячи тонн. И что ей – комариные укусы из оружия, которыми располагают корабли моих рептилоидов: лазеров и крохотных противометеоритных ракет! Бронирована она – будь здоров! И бронирована многократно и надёжно. И обладает теми ещё орудиями: из штатных монументальных крупнокалиберных пушек, стреляющих самонаводящимися ракетами, за первые же тридцать секунд боя сбито, да так, что клочья от них летят по всей Солнечной системе, четыре тарелки рептилоидов!

Думаете, командира пятой это впечатлило? Или остановило?

Ага – два раза.

Направляет он свою тарелку – на таран!

Причём – вполне себе грамотно: ещё бы! Это я ему подсказал, где он может нанести максимальный урон: в кормовую часть, в маршевые двигатели и ёмкости с топливом! Ну а я выудил эту полезнейшую информацию из мозга того же Ланза.

Брешь, проделанная в корме последними ракетами тарелки, оказывается вполне достаточной, и вот уже мой (Пардон: рептилоидов!) корабль врезается туда на полной скорости! Вот это полыхнуло! Жаль, что звуков в вакууме не слышно…

А то бы и бухнуло.

Астрономы на Земле могли бы посчитать эту вспышку за сто сверхновых. Но они не могут её видеть: всё сражение происходит под прикрытием Луны. Но зарево всё равно долетит, думаю. Вызвав вопросы.

А ещё больше вопросов вызовет и у греев и у рептилоидов сама странная схватка, случившаяся, казалось бы, на ровном месте. Из-за ничего! Но в этом и суть политики.

Столкнуть двух сильных противников, и когда они поубивают друг у друга побольше «живой силы», и поуничтожают инфраструктуру и побольше механизмов, и вообще — технического потенциала, победить их обеих!!! И захватить их страны. Или уж – планеты: я теперь должен мыслить более масштабными категориями.

Вот я и пересказал вкратце суть и смысл политики англосаксонской расы.

А в плане фейковых видений и наглых провокаций мне теперь равных нет. Будет надо – я ещё и не такое сфабрикую и покажу!

Вот погодите! Доберусь я ещё и до Тобусов. Вроде, и их планеты и колонии очень даже пригодны… Для людей.

Ну а пока…

Заберу-ка я снова с лунной базы оставшуюся там в одиночестве Ундред, которая наверняка наблюдала битву на экранах лунных камер, и… Привезу её в свою каморку. На американском «Эндрюсе». Пока не сбрендила с тоски. Пусть-ка поживёт пока со мной. Потому что и мне будет приятно, и ей – не так одиноко и тоскливо.

И пусть не думает, что её собратья её бросили.

Ну а вообще-то я вовсе не собираюсь ей чего-то объяснять. Пусть думает, что они с «любимым» просто сбежали с лунной базы. Которую постигла страшная трагедия: весь персонал сошёл с ума! Буквально озверев. И расследовать обстоятельства трагедии теперь некому. Потому что наглые рептилоиды решили воспользоваться случаем, и захватить Землю и окрестности – под свой контроль! А ей и её приятелю нужно скрыться, и отсидеться в безопасном месте, где их не найдут враги, до подхода новых сил греев.

А про себя думаю, что как хитро и сложно я пытаюсь сам для себя замаскировать своё банальное желание…

Снова заняться с ней сексом!

Себя-то не обманешь!

Втюрился я в миниатюрную инопланетяночку!

Мансуров Андрей

фото взято из открытых источников


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика