Понедельник, 04.03.2024
Журнал Клаузура

Как сложить новогоднюю мозаику, чтобы заглянуть в детство

Бывает, проснёшься утром и начинаешь ловить ускользающее сновидение с желанием непременно его восстановить, мучаешься — не получается. Но вдруг появляется одна картинка, за ней — другая, третья…Потом возникает связь между ними, потом попадаешь в атмосферу всего только что приснившегося…

Также вдруг непонятно откуда в моей памяти первого января, когда я уже готова была заснуть после праздничной новогодней ночи, начали рисоваться позабытые картинки из детства. Сначала появилось колёсико туго скрученного цветного серпантина, потом колёсико диаметром поменьше, и ещё одно – ещё поменьше. А вот они уже склеены между собой в фигурку плоского снеговика. И дальше колёсики появлялись, диаметры уменьшались. Где же я их видела? Да, наверное, это ещё в детсаду, я вместе со всеми в группе скручиваю тугие колёсики из разноцветного серпантина, чтобы потом мастерить такие вот стильные новогодние самоделки. А воспитательница учит нас, как из разных колёсиков склеить котиков, зайчиков, снеговичков, птичек…у кого на что хватит фантазии.

А может, это мы уже в начальной школе на уроке труда к Новому году делали? Неважно. Главное, что вспомнился сам серпантин, он во времена моего советского детства продавался упакованным стопочкой, где одна над другой лежали разноцветные ровненькие бумажные бараночки. А значит, в каждой бараночке внутри была значительная ровная дырка. Выходит, для поделок мы перекручивали серпантин в колёсики. Я даже вспомнила ощущение, когда пальцами одной руки зафиксируешь немного защипнутое начало ленты серпантина и начинаешь тихонько её скручивать, держа цветную баранку пальцами другой руки так, что лента движется вначале медленно, потом можно движение ускорить, уже пошло ровно наматываться и вот уже бывшая баранка стала колёсиком! А если нужен размер меньше, просто обрываешь бумажную ленту и фиксируешь готовое каплей клея, чтоб не раскрутилось назад. Это превращение баранки в колёсико предваряло дальнейший процесс изготовления фигурки. Только в голове уже должен иметься образ, кого же ты будешь создавать. Самое простое – снеговик, понятно, какие три колёсика надо. А если зверёк – то это будет туловище, голова, уши и хвост. Можно и лапы, конечно, чтобы он смог стоять, ну, а для кота – необязательно, он чаще лежит! Да, процесс такой лепки был весьма захватывающим!

А вот про серпантин ещё предновогодние воспоминания: он свисает длинными цветными спиралями откуда-то сверху (наверное, с потолка) довольно густо на твоём пути по коридору и хочется подпрыгнуть и поиграть с ними, пока идёшь в кабинет на урок. Или, ещё, как выстреливают серпантином, спираль перелетает через твоё плечо, а оно под нарядной тканью маскарадной накидки, раскрученная лента серпантина повисает на ней и одновременно на чьём-то пиджаке, ведь ты в это время танцуешь с мальчиком из соседнего класса…звучит музыка, под ногами конфетти, рядом ещё танцующие пары, где-то смех, в центре зала большая под потолок ёлка…Вот она, атмосфера школьного бала, воссозданная лет через сорок!

Но вернёмся снова в детский сад. Почему? Потому что в памяти уже появилась плотная бумажная фигурка стилизованной снежинки, сверкающей цветным толченым стеклом битых ёлочных игрушек. Ого, и такое было? Конечно! В детском саду воспитательницы готовили девочкам из группы к новогодним нарядам такие специальные головные уборы – бумажный ободок по размеру головы, где по центру надо лбом возвышалась вырезанная из бумаги и похожая на корону либо часть крупной снежинки, либо звезды, либо разлапистой ветви, словно сверкающая вечерним снегом в свете фонарей. Этого эффекта можно было добиться, насыпав на густой слой клея, нанесенного на вырезанную из бумаги фигуру густой слой сверкающей стеклянной крошки. А когда это всё схватывалось, поплотневшие бумажные фигуры аккуратно отряхивали на подложенный заранее материал и выкидывали остатки в мусор. А мы, девочки, очень любили наряжаться в «снежинок», исполнять танец, читать стихи и потом фотографироваться на долгую память в наших белоснежных накрахмаленных нарядах и вот в этих сверкающих коронах, конечно.

Совсем недавно узнала, что  толченое стекло из битых ёлочных игрушек продавалось тогда в советских магазинах. Но именно за ослепительной снежинкой следом ко мне приплыло воспоминание о новогодних стенгазетах, которые мы в школе делали уже в старших классах. Там были красивые картинки с дедами морозами, снегурками, тройками и санями – в каждом классе что-то своё по исполнению, по задумке. Но у всех было точно принято украшать эти газеты, посыпая детали рисунков битыми ёлочными игрушками. Так как я активно участвовала в делах класса, хорошо рисовала, то всегда на мне были и картинки в стенгазете. И вспоминается, как приносили из дома битые игрушки (меня всегда поражала предельная тонкость стекла) и девчонки-подмастерья их толкли чем-то увесистым через тряпку со всеми предосторожностями. А когда картинка была готова, аккуратно мазали клеем оторочку шуб и обшлагов рукавов у деда мороза и снегурочки, чтобы потом усыпать их нашими доморощенными бриллиантами.

Конечно, потом яркими детальками моей новогодней мозаики из детских воспоминаний  появляются ещё и самые у всех обязательные. Живая домашняя ёлочка на деревянной крестовине, а на ней сказочные стеклянные игрушки: домик с заснеженной крышей, хрупкий «золотой» спутник с красной надписью на борту «СССР», крепящиеся зажимами к ветке фигурки зайцев, белочек, лисичек или лыжников в свитерах.

Или грецкий орех, обернутый в «серебряную» фольгу, с воткнутой в него обломанной спичкой, за которую его можно повесить на нитке на лапу ели. А малюсенькие, с ноготок, крашенные яркими красками лампочки, так таинственно освещающие всю ёлочку сразу и каждую игрушку, которой повезло устроиться рядом с таким цветным огоньком? А небольшие ватные Дед Мороз и Снегурочка, всегда скромно стоящие под ёлкой на своей важной вахте? Ух, сколько сразу домашнего, родного! И вот уже вспоминается, как просыпаешься утром в первый день Нового года и сразу – руку под подушку, ищешь долгожданный подарок Деда Мороза, а там или куколка, или мягкая игрушка, а может и шоколадка. Ох, сколько же счастья и волшебства при этом!

А чего нет в моей мозаике, так это запаха мандарин, обязательного, казалось бы, новогоднего атрибута. Почему? А, наверное, потому, что в моём детстве мандарины были в большом дефиците. Конечно, в коробке с новогодним подарком из детсада встречалась одна мандаринка, но я её не торопилась очистить, а полюбовавшись, перекладывала под ёлку на сохранность к Деду Морозу и Снегурочке, там она и красовалась, а потом как-то незаметно и съедалась, наверное, не успев оставить особого аромата в воспоминаниях. Потому что находилось много чего и поважнее – бежать с друзьями скатываться со снежной горки за домом, валяться, лепить снежных баб или же ходить нарядной на новогодний праздник к маме на работу. Мама преподавала студентам в техникуме точные науки, а под Новый год в огромном актовом зале техникума наряжали большую ёлку под потолок, дети ходили вокруг хороводом, звали Дедушку Мороза, просили ёлку зажечься. Приходил живой Дед Мороз, и мы играли в интересные игры с ним и с его внучкой Снегурочкой. Дети выполняли разные несложные задания, за что получали призы. Вспоминаю, как из красного мешка мне досталась хлопушка, разбрызгавшая потом вокруг весёлое конфетти, а среди ярких маленьких кружочков я нашла ещё какой-то небольшой сюрприз…

И всё-всё-всё , волнующее и праздничное, что успело радостной новогодней метелью промелькнуть в памяти, оказалось так по душе! Как хорошо, что сегодня, через много-много лет я смогла заглянуть к себе в детство, и теперь улыбаясь, засыпаю. Новый год пришёл.

Лариса Желенис,

г. Ярославль

 


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика