Воскресенье, 31.05.2020
Журнал Клаузура

Аркадий Паранский. «По поводу статьи Ольги Несмеяновой «Что есть искусство?»».

Конечно, затевая разговор о предмете, следовало бы для начала определиться в терминологии, чтобы было понятно, о чём идёт речь. Но к этому я перейду в конце своих размышлений.
Так как статья «Что есть искусство?» касается изобразительного искусства, то и я, в основном, буду придерживаться этой области человеческой деятельности.
А пока не могу не согласиться с О. Несмеяновой, что вопрос, что же такое искусство? — на самом деле не простой. (Ольга Несмеянова «Что есть искусство?» Выпуск №1)

Существует известное  древнегреческое понятие  — «технэ», т.е умения ( ближе к ремеслу). Высшим умением, как известно, считалось поэтическое. Изобразительное, стоящее в ряду мусических умений, относилось к разряду подражательных и ценилось меньше.
То понимание искусства, сообразно которому мы оцениваем произведения изобразительного искусства в настоящий момент, сложилось в Западной Европе к середине 18-го века. Представления о пейзаже, портрете, натюрморте, сформированные тогда и представляющие собой некий оценочный с точки зрения стилистики,  мастерства и «количества души на кончике кисти» (А.П.) эталон, дошли до нашего времени. По ним, грубо говоря, мы и оцениваем, насколько «похоже» то или иное произведение на «произведение искусства». С середины 19-го века традиционная форма,  пройдя  путь от  древних греков, через ренессанс к реализму,  стала ломаться.  Появилось много так называемых «измов»,  которые, конечно, вносят сумятицы в умы и в понимание того, является то или иное «творение» произведением искусства. (Первый из «измов» — «импрессионизм», как известно, был категорически отвергнут публикой, что в последствии не помешало ему стать одним из любимых у почитателей изобразительного искусства.) Особенно это относится к современной «продукции», тому, что принято называть «Contemporary art», которое напрочь удалило из своих произведений такие понятия, как красота и душа.  К пониманию сути предмета обсуждения то, что эти «творения» ( не в уничижительном смысле) иногда продаются и оцениваются в крупные суммы, отношение, с моей точки зрения, не имеет. Существует некий феноменологический  случай, с существованием которого  приходится считаться, даже если ты с ним не согласен. А вот вопрос, являются ли эти «творения» произведениями искусства или нет, остаётся. И с моей точки зрения – нет, не являются. Эта «продукция», будучи безусловно продуктом культуры, т.е. результатом человеческой деятельности, принадлежит другой области и к изобразительному искусству, на мой взгляд, не имеет никакого отношения.

Когда-то была сказана известная фраза: «Важнейшим из искусств является кино», как мне кажется, ошибочная в своём корне. У меня возникает вопрос – а что, кино на самом деле является искусством? Полагаю – нет. Кино, кинематограф – всего лишь технологический процесс, как и живопись и рисунок и пр., в результате которого может получиться, родиться произведение искусства  с тем наполнением, содержанием, которое мы ( или в массе, или каждый в отдельности) вкладываем. Говоря о кинематографе, использующем технические приёмы (сложнейшая аппаратура и оборудование), замешанные на литературной основе рукой режиссёра (художника) силами актёров (красками) может получиться в худшем случае пересказ поведения людей в той или иной ситуации, а в лучшем – художественный образ – произведение искусства.

Возвращаясь к изобразительному искусству, или тому, что принято таковым называть, вопрос принадлежности того или иного произведению к искусству так же тонок и не однозначен. Я полагаю, если спросить какого-нибудь человека, является ли живопись искусством, он, не задумываясь, скажет – да. Но живопись всего лишь «живое письмо», т.е. тот же технологический процесс, в результате которого может родиться ПРОИЗВЕДЕНИЕ искусства, а может и не родиться. Теперь спросим того же человека, является ли продукт живописи произведением искусства, он так же, не вдаваясь в детали, скажет – да, безусловно, выстраивая тут же в голове ассоциативный ряд из известных ему портретов, пейзажей и т.д. Продолжая спрашивать и задав вопрос, скажем, о «квадрате» Малевича, думаю, не ошибусь, если тот же человек ( с учётом того, что он, вообще, знает, о чём речь) или недоумённо пожмёт плечами, или, если честен и не боится показаться невеждой, скажет : «Да галиматья это, я и сам так могу. Какое это искусство?»

Вопрос о принадлежности конкретной формы к искусству относиться не только к произведениям изобразительного творчества, но и литературы, поэзии, музыки театра и др. Он встаёт перед любым продуктом человеческой деятельности, в котором главенствующим оказывается «душевная вибрация», чувства, но опирающиеся,  на свои, обязательные и безусловно существующие законы, порой непонятные не только рядовому зрителю, но и вполне подготовленному специалисту, который, будучи всего лишь человеком,  и смотрит, и видит, и чувствует по-своему. Впрочем, полагаю, что большинство людей и известных законов математики, физики и др. не знает. Да и не к чему они, зачастую, многим в обыденной бытовой жизни.
Во времена гражданской войны в Испании по Испанской республиканской армии (О.Савич), был отдан приказ о том, что если кому-то из солдат, офицеров и генералов на поле боя  встретится нечто непонятное, чтобы не торопились встреченное уничтожать — это может оказаться произведением искусства…
Замечательный приказ!

Так что же такое «искусство» и на самом ли деле оно, как говорит автор статьи «для вящей привлекательности» прикрепляется к тому или иному произведению, в данном случае изобразительного художественного творчества ( слово «искусство» в данном случае специально не употребляю), который является участником процедуры купли-продажи?
«Оно нужно для того, чтобы дороже продать и выдать товар за то, чем он не является. Похоже, кстати, что именно так всё и обстоит» (О.Несмеянова).
Тут я, честно говоря, не очень понимаю, о чём говорится ( как мне кажется совершенно бездоказательно и неаргументировано). Если он ( автор) поражён тому, что на мировых аукционах ( на отечественных — то же) цены на некоторые произведения выросли до немыслимых величин, то к непосредственно произведениям, их качеству, их душе,  это отношения не имеет. Это – вопрос рынка, ценообразования, рыночных спекуляций и пр. Но какое это отношение имеет к какому-нибудь произведению Левитана, Рембрандта, Мондриана, Клее и т.д. Никакого. Разве стал рисунок, скажем, В.М. Васнецова, сделанный в 1891 году,  лучше или хуже оттого, что был продан на июньских торгах аукционного дома Christie`s этого года почти за 40000 фунтов стерлингов? Полагаю, что нет! А вот почему за него готовы платить сейчас столько – вопрос чрезвычайно сложный и мне представляется труднообъяснимым. Ясно одно —  человечество (или отдельные его представители) в качестве резервной валюты готовы использовать произведения изобразительного искусства, вкладывая в них значительные деньги и зарабатывая на них, признавая за искусством  очень высокие ценностные характеристики. Как в моральном, общечеловеческом плане, так и в денежной форме.

Чтобы понять специфику того, что принято называть искусством, автор апеллирует к отечественным философам, чтобы они дали свои чёткие определения, помогающие отсечь те или иные явления, и отнести их к области искусства или не искусства, задавая, как кажется, риторический вопрос, за что, мол, они – философы, такие деньги получают ( оговариваясь, правда, что «сколько получаете, на столько и думаете»), наивно полагая, что думать можно за деньги.
Мыслитель думает, мыслит не за деньги, а по одной причине, что не может не мыслить. Так его мыслительный аппарат устроен. Что же касается «философских институтов», то, кажется, М.Мамардашвили ещё сказал, что в так называемых «философских институтах» философы, вообще, отсутствуют, следовательно, и философия отсутствует. Есть служащие, выполняющие определённые обязанности по тем или иным околонаучным программам и получающие за это заработную плату ( уровень её, полагаю,  не тема нынешнего обсуждения).
Так же представляется несколько легкомысленной, с моей точки зрения, фраза, «что идей у нас и так полно, особенно философских… навалом». Полагаю, что автор не совсем в курсе. Как раз с философскими ИДЕЯМИ – проблема. Основная же философская (она же – мировоззренческая) идея – Национальная Идея России, как известно, пока не может быть сформулирована.

Я не понимаю, весьма спорное, на мой взгляд, заявление 13-го эстетического конгресса.
“Тот или иной  предмет является произведением искусства, если в качестве такового его, кроме автора, оценивает хотя бы ОДИН человек”. Также мне кажется спорным и заявление О.Несмеяновой, что “Тот или иной  предмет НЕ  является произведением искусства, если в качестве такового, его… оценивает хотя бы ОДИН человек”.
Если в первом случае налицо явная профанация, то во втором, да простит меня автор – пренебрежение элементарными законами природы. Следуя «европейской» логике автора, выходит, что раз он  (она) не видит, что Земля круглая, то и не бывать этому… Тут, как говориться, комментарии излишни.
И в первом и втором случае кто-то что-то «оценивает». Возникает вопрос в каких единицах измерения происходит оценка? В литрах, градусах, «рембрандтах» (моя, А.П., единица измерения качества произведения)…?

«Народу», как и людям, нравится разное. И ширпотреб бывает разного качества. Сейчас принято считать работы Айвазовского – ширпотребом, «попсой», хоть и баснословно дорогим… Хотелось бы мне посмотреть, как человек, заявляющий такое, может подобное (или хотя бы приближенное) сделать. Не по технике. Технарей – много. А по сочетанию техники, мастерства и количества души, а в лучших произведениях – духа. Как оказывается, их и нет.
Как-то на одной из выставок, ко мне подошла знакомая, с позволения сказать, художница, основным критерием качества которой было – я так вижу, и спросила, что мне понравилось. Я, как раз стоял у той самой работы, которая мне понравилась. Это была картина Рембрандта. На неё я и показал. На что она мне в соответствующей, воинственной манере заявила: «Да надоели Вы уже со своим Рембрандтом». Вот уж, воистину, правду сказала, так как я считал и считаю, что все эти охаивания и ёрничества происходят по одной простой причине – полной профессиональной и культурной несостоятельности и невозможности хотя бы чуть приблизиться к великому. Я понимаю, что это невозможно по ряду объективных причин: время другое, глаза и чувства другие, культура безвозвратно ушла… Но вектор, попытка должна остаться. Нет даже этого.

Ну и о художественной ценности. Я думаю, что можно постараться найти объяснения этому понятию, хоть автор и не советует этого делать, и обратиться к лучшим мировым образцам, которые принято называть в мировом сообществе произведениями искусства. Если автора по тем или иным причинам не устаивает, что какое-нибудь произведение принято называть произведением искусства и по мнению автора таковым не является, то это, что называется, проблема автора и уж никак не произведения. И в данном случае доказывать или обобщать что-либо,  дело совершенно пустое и бесполезное.

И в завершение попытаюсь дать определение понятия ИСКУССТВО.
1. Это, обязательно, —  искусственно созданная и персонифицированная , т.е. сделанная конкретным человеком, группой людей, форма.
2. Эта форма, и тут я согласен с А.Фосийоном, обязательно должна опираться, базироваться, полагаться на вековые традиции. Без традиций – форма пуста.
3. Эта форма должна быть принята социумом, обозначена и сформулирована, как феномен – ИСКУССТВО.

***

В качестве иллюстрации использована работа Пауля Клее.


комментария 3

  1. Ольга Несмеянова

    К уважаемому оппонету. Как же вам отвечать? — не знаю. Вы ведь весь смысл переиначили. И к сожалению вобще ничего не поняли. Тут ответная статья нужна. Надо думать мне о том, что написанное очевидно будет понято многозначно, а иногда и с точностью до наоборот.

    Даже иронии текста вы не поняли. А как вобще понимать современное искусство без иронии? Это же в принципе невозможно. Ан нет, есть-таки тотально серьезные физики… оказывается.

    Постараюсь, если успею, в ближайшие дни хотя бы вкратце ответить то тем пунктам, где вы меня «громите». Пару раз там написано с тем же смыслом что и у меня в заметке, притом меня же обвинили, что я имела ввиду обратное. Фантастика.

  2. Аркадий Паранский

    Виктор, спасибо за такой обширный комментарий на мои краткие и весьма поверхностные рассуждения.
    Мне интересно было читать то, что Вы написали — очень эмоциональное.
    Понимание, что есть искусство — не искусство, с одной стороны очень простое, с другой — сложное.
    Не буду распространяться.
    Если захотите пообщаться, мой адрес arkp@mail.ru
    Ещё раз спасибо.

  3. Виктор Бахтин

    Аркадий, ещё раз извиняюсь за опечатку в фамилии.
    Надеюсь, на второй раз простите.
    Я тоже некогда пытался думать на тему – что можно назвать произведением искусства?
    Как я уже здесь где-то поминал, знаменитый абстракционист, Джексон Полок сформулировал это так: «Ценность всякого произведения измеряется мерой запечатлённости в ней творческого АКТА». (за дословность не вполне ручаюсь)
    А в принципе я с ним согласен.
    Кто-то эту запечатлённость видит, кто-то нет.
    Как то, в девяносто втором году я вывозил за границу несколько своих работ.
    Через столицу, разумеется.
    Был там такой специальный «худсовет» из восьми присяжных, определяющий меру ценности вывозимого.
    Я стоял в очереди.
    Предо мной был француз, снабжённый переводчиком, и желавший увести с собой неважную копию с Ивана Грозного, убивающего своего сына.
    Комиссия запросила за «вынос» сумму, как я после узнал, втрое превышавшую стоимость покупки!!!
    Иностранец расхохотался, и оставил приобретение там, на полу.
    С меня содрали не очень великую мзду, поскольку это были акварельные иллюстрации.
    А сейчас мне художники рассказывают, что в такой комиссии можно получить (за дополнительную оплату) две справки. Одна, для вывоза, – что данный холст художественной ценности не имеет. Другая – наоборот: шедевр бесценный!!!
    У меня есть своё понятие шедевра.
    Это — то, что невозможно улучшить, только любым прикосновением ухудшить.
    И ещё один личный критерий – подписался бы я под этой картиной?
    На свете столько шедевров, что у меня рука бы отвалилась.
    А вот ни на одной картине нашего успешно раскрученного Никаса я бы не подписался.
    Да дай ему Бог здоровья.
    Ещё один мой критерий: мы называем искусством всё, что НЕПОНЯТНО — КАК СДЕЛАНО!
    Ощущение непостижимости.
    А если Я понимаю, как То, или Иное сделано, то для МЕНЯ это уже не Искусство.
    Я сам так могу. Непостижимость ЧУДА растаяла …
    Вот, идёшь бывало мимо мраморных изваяний Эрмитажа.
    Идёшь, идёшь, глаза устали.
    Вдруг БАЦ! Шедевр!
    Копия отбившейся от рук Венеры Милосской.
    Я своим студентам предлагал дорисовать ей руки.
    Все варианты выглядят смехотворно, особенно серьёзные.
    Недавно приобрёл толстенную книгу о Ван Гоге.
    Изумился двум вещам.
    Во-первых, он не был уж так беден, как его малюют.
    Во-вторых, он оказался бездарно плодовит.
    Я просмотрел все его варианты со знаменитым стулом.
    Все, мягко сказать, невнятные…
    И вдруг, БАЦ!!!! Шедевр!
    Я очень люблю этого художника.
    Считаю, что он сумел создать несколько шедевров.
    Один из них висит в Эрмитаже.
    Простой сиреневый куст.
    Возвращаясь к знаменитостям.
    Айвазовский.
    У моего брата висит оригинал.
    Должен сказать, что мне очень не каждая картина этого художника нравится. Есть и совсем слабенькие. Есть и три совсем одинаковые, без признаков улучшения. Он просто тиражировал успех. Живёт на свете сейчас очень популярный маринист рисующий гавайские волны. Точнее одну и ту же волну, но с разными световыми эффектами. Это можно посмотреть здесь: (ред. — ссылка удалена) Прекрасный художник, но я ему не завидую: мне бы было скучно изображать одно и то же. Однажды мeня попросили сделать точную копию с одной из моих картин.
    Обещал… обещал… но так и не смог – жизнь коротка, безвозвратна, неповторима.
    Разболтался я… больше так не буду.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика