Воскресенье, 05.07.2020
Журнал Клаузура

Анатолий Ходорковский. «Конец злоключений «Черного квадрата»» (Часть I)

Казимир Малевич

Эль-Лисицкому принадлежит философское рассуждение, предусматривающее уже даже так называемый Четвертый завет. Приведем эту мысль, вновь связанную с именем К.Малевича: «…и если сегодня коммунизм, поставивший владыкой труд, и супрематизм, выдвинувший квадрат творчества, идут вместе, то в дальнейшем движении коммунизм должен будет отстать, ибо супрематизм, охватив всю жизнь, выведет всех из владычества труда, владычества бьющегося сердца, освободит всех в творчестве и выведет мир к чистому действу совершенства. Это действие мы ждём от Казимира Малевича».

ПРЕДЫСТОРИЯ

ПОЧЕМУ  и  КАК    появилась необходимость  « взяться за перо »?
Будучи профессиональным художником зная, что со стороны обывателя существует непонимание в определении достоинства, произведения изобразительного искусства, под названием «Чёрный квадрат» Казимира  Севериновича Малевича, я  не смел, подумать, что эта проблема –» проблема непонимания», в той же мере относится и ко всей творческой общественности. К тем к кому прислушиваются. Чьё мнение для многих является непререкаемой, авторитетной истиной. Единственным оправданием насаждаемого мнения о недоступности, простого и всеобщего, понимания сути всей работы проделанной  К.Малевичем, при «создании» «Черного квадрата»  может быть только «пиар». Желание в целях привлекательности  сохранить ореол загадочности. О значении «Черного квадрата» и влиянии рожденной из него системы  супрематизма на художественную культуру написано много статей, проведено немало исследований. А. Бенуа, современник Малевича, художник, критик искусства, писал:
«Черный квадрат в белом окладе — это не простая шутка, не простой вызов, не случайный маленький эпизодик, случившийся в доме на Марсовом поле, а это один из актов самоутверждения того начала, которое имеет своим именем мерзость запустения и которое кичится тем, что оно через гордыню, через заносчивость, через попрание всего любовного и нежного, приведет всех к гибели».
Следуя критической оценки данной мэтром, многие «деятели» от культуры, чванливо выпячивая свое превосходство, стали размазывать всё, что не вписывалось в образ создаваемой ими культурной среды, которая часто вызывает сомнение, граничащее с псевдокультурой и псевдоискусством. С появлением Малевича, как же испугались те, кто формировали и формируют образ салонной живописи? С явлением «Чёрного квадрата» они поняли, пришел конец их умиленной, рассчитанной на обывателя, философии русалок и ковриков с лебедями. Эти факты —  прямое покушение на их материальное благосостояние.
Алчность, злоба, ненависть, рычаги власти, всё было задействовано для того чтобы как можно быстрее люди забыли об этом произведении. Чтобы почти сто лет люди не понимали, что произошло. Понимая достоинства «Чёрного квадрата» легко можно дать оценку любому творческому произведению, оценить достоинства автора. Примазавшиеся к искусству прекрасно чувствуют свою ограниченность, угрозу возможности « вешать лапшу» на уши доверчивых обывателей.
Если требования общества к оценке произведений искусства и достоинств их авторов возрастут, искусственные звезды с различного рода фабрик станут обыкновенными елочными игрушками. Но для того, чтобы, повысить эти требования надо желать, отказаться быть быдлом.
Малевич, написав «Чёрный квадрат» дал всем доступную возможность понимать искусство и тенденцию его развития.
Меня возмутил ряд  оценок в отношении «Черного квадрата», данных в СМИ, некоторыми, уважаемыми мною, представителями культуры: Н.Михалковым, Т.Толстой, А.Евтушенко, А.Шиловым, М. Шемякиным и т.д.   

Отвечая на прямой вопрос о достоинстве «Черного квадрата», они позволили себе пренебрежительно отнестись к творчеству своего коллеги, унизить его в лице людей, которые естественно интересуются мнением своих «кумиров». У них не хватило мужества признаться в своем невежестве оценивая данное произведение.
Сам Малевич в статье «Ось цвета и объёма», пресекая нападки критиков дальновидно ответил им и нынешним злопыхателям:
«…Отношение с их стороны было самое губительное в искусстве, так же как и в жизни творцов.
Ограниченность, бессознательность, трусость мешали (мешают) им широко взглянуть и охватить весь горизонт бега и роста перевоплощения искусства.
Как строй царских приставов, так и чиновники от культуры относились (относятся) к идущей идее творческого искусства, так же освистывались (освистываются) утонченной интеллигенцией, общественным мнением, которое во главе с утончённой прессой гикало (гикает) на всё творческое, новаторское.
Творчество новаторов было загнано условиями, созданными этими утончёнными знатоками, в холодные чердаки, в убогие мастерские и там  «новаторы» ждали (ждут) участи, положась на судьбу. И если через наибольшие усилия удавалось (удаётся) выходить на улицу с революционными произведениями, то встречали (встречают) с бранью, руганью, гиком и насмешками. Только старое прекрасно, кричали (кричат) со всех сторон…
Так характеризовали (характеризуют) те все,… которые до сих пор в учреждениях культуры свивают себе гнезда, упорно выставляя старое за прекрасный алтарь истины, которому молодёжь должна кланяться и верить…
Но где же научные художественные музееведы (профессиональные искусствоведы), где их научность, где их художественность, где их понимание, или они в силу научности и понятия не нашли в новаторах  художественности или ценности явления?…
Они установили время как барометр понимания. Когда произведение проваляется в уродливых, бездарных мозгах общественного мнения солидное количество лет, такое не съеденное  произведение, но засаленное слюной общества принимается… Оно признано»…

Уже в начале ХХ века художник боролся с « похотливо — развратным  хламом» в искусстве.
Я же, общаясь с молодёжью начала ХХI века, с ужасом наблюдаю «картину»  бездуховности, хамства и разврата навязанного им через новые коммуникативные средства.
Выхолащивание из их мозгов само представление о философски – стройном сознании и красоте жизненных, а не плотских, «похотливо-развратных» ощущений.
Особое чувство зависти охватывает меня каждый раз, когда соприкасаюсь с теми проблемами, решению которых Великий русский художник Казимир Северинович Малевич, посвятил свою жизнь.
Минимизация художественного произведения и доведение его до совершенства используя все средства – отличная творческая цель.
В одном из Витебских писем Малевич писал: — « На выходе ещё одна тема о супрематическом четырёхугольнике (лучше квадрате), на котором нужно было бы остановиться, кто он и что в нём есть; никто над этим не думал, и  поэтому я,  занятый  вглядыванием в тайну его черного пространства, которое стало какой-то формой нового лика супрематического мира, сам возведу его, в дух творящий,… вижу в этом то, что когда-то видели люди в лице Бога, и вся природа запечатлела образ его Бога в облике, подобном человеческому, но если бы кто из седой древности проник в таинственное лицо черного квадрата, может быть, увидел бы то, что я в нём вижу».
Возникшее негодование, когда профессионалы, один за другим давая  критическую оценку картине, не задумываясь о том, что к их мнению прислушиваются, заставило меня написать эту работу.

                                                                                                          Бидструп
                                                                                Художника каждый может обидеть.

Я выбрал и ознакомился с материалами:
— учебников, специальной и «неспециальной» литературы;
— проштудировал публикации из Интернета, а это проблема, выделенная в Интернете;
— выслушал представление о данной проблеме специалистов  в культурной и художественной среде;
— сопоставил описанное и услышанное представление о картине «Чёрный квадрат» со своим пониманием и не нашел совпадений с моими мыслями.
Стало ясно, что существует явное и очевидное непонимание, и в редких случаях недопонимание, ни заслуги творчества, К.С. Малевича, ни достоинства произведения под названием «ЧЕРНЫЙ КВАДРАТ», ни обобщённого значения появления данного феномена в изобразительном искусстве. По мере накопления информации это мнение только усилилось.
Исследователи творчества Малевича в своих статьях и научных трудах опираясь только на эмоциональное восприятие, рассматривают, критикуют обсуждая — навязывают  неправильное представление о «ЧЕРНОМ КВАДРАТЕ».
Если они не правильно или не до конца правильно определились с творческими достоинствами этой картины, все дальнейшие рассуждения почти никакой научной ценности не представляют.
Искусствоведы, ученики и сам Малевич, пытаясь охарактеризовать картину, не смогли ответить на вопросы — Как? и, Почему?
Как? Происходит процесс создания живописного произведения.
Почему? Именно эти ценности являются критерием достоинства любого произведения.
Малевич, создав «ЧЕРНЫЙ КВАДРАТ», сам не сразу осознал серьезность события, о чём писал:
«Что это? Или черная яма, или из этого может, что-то расти?».
Как констатировала исследователь творчества Малевича, А.С. Шатских: —
«К «Чёрному квадрату» Малевич подходил  через философское осмысление мира….
Когда возник чёрный четырёхугольник, он не мог ни есть, ни спать целую неделю. Настолько важным событием являлась эта картина в его творчестве. Он шёл к ней долгие годы. Это был кульминационный момент в его работе, его синтез живописи, скульптуры, прикладного искусства и его философских измышлений».
Этот феномен — заслуга особого склада ума, наличие харизмы и большого трудолюбия автора.

Малевич пишет
Малевич писал:
«Черный квадрат» вобрал в себя все живописные представления, существовавшие до этого, он закрывает путь натуралистической имитации, он присутствует как абсолютная форма и возвещает искусство, в котором свободные формы — не связанные между собой или взаимосвязанные — составляют смысл картины».
Исследователи отмечают:
«По мнению учеников, из квадрата вырос новый мир, живой, радостный. Квадрат собрал вокруг К.С. Малевича новых людей, поколение будущего, о котором они мечтали».
Впервые, картина «Чёрный квадрат» появилась в Петрограде, на выставке «0,10» (ноль — десять) 17 декабря 1915.По утверждению художника, он писал её несколько месяцев.
Одну из первых картин Малевич назвал «Четырёхугольник»,
другую — «Чёрный квадрат на белом фоне», и, наконец, окончательное название – «Чёрный квадрат», не определяющее отношение к белому холсту.

В дальнейшем читателю должно стать понятно, почему Малевич не мог сразу определиться с названием картины.
Прислушавшись и присмотревшись к всеобщему рассуждению на тему этой картины, меня позабавила фантазия и литературное мастерство людей называющих себя знатоками в области искусства:

Т.Толстая:
«Такая работа под силу любому чертежнику, — а Малевич в молодости
                    работал чертежником, — но чертежникам не интересны столь простые   
                    геометрические формы. Подобную картину мог бы нарисовать
душевнобольной — да вот не нарисовал, а если бы нарисовал, вряд ли у нее  были бы малейшие  шансы  попасть на выставку в нужное время и в нужном месте».

Н.Семченко:
«В чем же заслуга и новаторство Малевича? Малевич первым выставил
                    нарисованный квадрат как произведение изобразительного искусства.
                    Это факт. Но смысл самого события заключается в том, что оно не имеет
                    никакого отношения собственно к изобразительному искусству, и считать
                    Казимира Малевича великим художником никак невозможно». …

Номинированный в 2005 году на премию Букера роман петербуржца Сергея Носова «Грачи улетели»:  Один из героев открывает, что квадрат Малевича – всего-навсего просто квадрат,без тайных смыслов.
Уважаемый читатель может спросить меня, не слишком ли большого мнения о себе автор? Не иронизирую ли я по отношению к профессиональным критикам искусства?
Да! Именно это  я и хочу подчеркнуть.
Для меня Малевич не является кумиром, но невозможно  не отдать должного его гениальности.
Без знаний его заслуги и наследия, НЕВОЗМОЖНО развитие искусства вообще.
И когда меня с его творчеством знакомят люди знающие много непонятных слов, употребление которых окончательно лишает возможности хоть в чём-то разобраться, говорят и пишут обо всем кроме  сущности – я возмущаюсь.
Читать эту галиматью невозможно:

Т.Толстая:
«Нельзя не отметить, что в нескольких работах  Малевича, созданных   
                    непосредственно перед открытием супрематизма, вдруг  начинает         
                    просматриваться  тенденция к монументальной значительности и к
                    человеческому переживанию,  пробивающиеся через авангардную
                    стилистику».

Т.Толстая:
«Проделав эту простейшую операцию, Малевич стал автором самой знаменитой, самой  загадочной, самой пугающей картины на свете — «Черного квадрата».   Несложным движением кисти он раз и навсегда провел непереходимую черту,   обозначил пропасть…, между человеком и его тенью, между розой и гробом, между  жизнью и смертью, между Богом и  Дьяволом. По его собственным словам, он «свел  все в нуль».  Нуль почему-то оказался квадратным, и это простое открытие — одно из самых  страшных событий в искусстве за всю историю его  существования».

Т.Толстая:
«Я числюсь «экспертом» по «современному искусству» в одном из
                    фондов в России, существующем на американские деньги.
                    Нам приносят «художественные проекты», и мы должны решить,
                    дать или не дать денег на их осуществление. Вместе со мной в
                    экспертном совете работают настоящие специалисты по «старому»,
                    до-квадратному искусству, тонкие ценители.
                    Все мы терпеть не можем квадрат и «самоутверждение того начала,
                    которое имеет своим именем мерзость запустения». Но нам несут и
                    несут проекты очередной мерзости запустения, только мерзости и
                    ничего другого. Мы обязаны потратить выделенные нам деньги,
                    иначе фонд закроют. А он (фонд) кормит слишком многих в нашей бедной
                    стране. Мы стараемся… ».

Оценив  и осознав, что моё представление о «Чёрном квадрате» более обосновано чем то — которое культивируется в обществе, я написал эту работу и своими мыслями поделился с Вами.

ПРОЦЕСС СОЗДАНИЯ РУКОТВОРНОГО ЧУДА

К началу ХХ века в области изобразительного искусства были решены большинство осознанно-поставленных перед Художниками, целей и задач, проблем, с которыми художник сталкивался в процессе своей творческой деятельности. Открыты и успешно использовались основные законы творчества, в том числе и в живописи:
Перечислим некоторые из них.
ЖИВОПИСЬ:
— закон красоты — «ЗОЛОТОЕ СЕЧЕНИЕ «;
— законы светотени;
— законы о цвете;
— законы пластики;
— законы перспективы;
— статики и динамики и др.
КОМПОЗИЦИЯ:
— закон единства содержания и формы;
— закон целостности;
— закон типизации;
— закон контрастов;
— закон новизны;
— закон подчиненности всех закономерностей и средств
композиции идейному замыслу;
— закон жизненности;
— закон воздействия «рамы» на композицию изображения на плоскости и т.д.

«Малевич – иррационалист полагал, что новейшие живописные течения могут быть изучены  с помощью рационального  научного инструментария. Экспериментальные опыты и исследования должны были, по его мнению, с очевидностью выявить, каким образом происходило развитие искусства».
Александра Шатских —  «Казимир Малевич – литератор и мыслитель».

ЦЕЛЬ И ЕЕ ДОСТИЖЕНИЕ

В конце XIX -начале ХХ веков, следуя эволюционному процессу общественного развития, творческое самолюбие заставляло художников ставить перед собой оригинальные, сложные, НОВЫЕ задачи и цели.
Однако спустя почти столетие нынешние художники и искусствоведы, наделённые достойным образованием и знаниями в области искусства, продолжают мучиться проблемами  прошлых веков, желая воспринимать эволюцию творчества как какой-то неразрывный процесс. Это не позволяет, мешает взглянуть на достижения со стороны и оценить достижения «сегодняшнего» дня. Они с большим трудом отказываются от  академического наследия.
Оценивая понятное, изученное, известное им легче изъясняться, манипулировать словесной «абракадаброй», состязаться в интеллекте. Ни в коем случае не хочу специально редактировать работы уважаемых исследователей и аналитиков творчества Малевича, А. Шатских, Д. Сарабьянова, незнакомых мне Н.Семченко с компанией, и случайно попавшей сюда Татьяны Толстой, которые считает своим долгом высказаться по поводу темы, в понимании которой есть проблемы, но вынужден опираясь на их работы обосновывать своё представление. Наибольшее сожаление у меня вызывает непонимание достоинств Малевича со стороны М. Шемякина и А. Шилова.
Из интервью Михаила Шемякина радио «Свобода» 01.12.2005 года:
« … Это гробовая плита, которая давит людей, …Вот как раз эта гробовая плита превратилась в громадный квадрат Малевича, который давит современных русских художников».
« … Да, это интересно, с точки зрения психиатрии уже…».
Лично я был о них лучшего мнения.
Д. Сарабьянов отмечал: « это был рискованный шаг к той позиции, который ставит человека перед лицом Ничего и  Всего».
Более позднее поколение наоборот, не в полной мере или совсем, не учитывают наработки прошлого. Всё это ведёт к «творческому беспределу», который в большинстве случаев приводит к примитивному пониманию сути дела.
Но вернемся к Малевичу. В начале ХХ века, молодой человек в расцвете творческих сил, активно участвующий и подражающий новейшим течениям и направлениям в искусстве, не мог не быть замеченным в среде своих коллег.
«Иногда бывает, что при первом знакомстве с человеком не получаешь к нему никаких симпатий, он не нравится, но когда поживёшь с ним, понравится. Так и в другом деле. Иные идеи не воспринимаются, но если поживёшь с ними под их постоянным разговором, то они становятся приемлемыми; так бывает и с живописцами, когда им не нравится тип, но работая над ним, начинает нравиться – тогда чувства полюбят и сотворят образ».
«Трактаты и теоретические сочинения». К. Малевич.

ПОИСК ЦЕЛИ

Живя, общаясь и работая в гуще активной творческой общественности России своего времени, Малевич, как и другие начинающие художники, продолжительное время находился перед фактом поиска и выбора жизненного пути.
В этом  промежутке своей жизни «провинциальный юноша», учился:
Он учился в сельскохозяйственном училище, но рано проявил интерес к рисованию. . В семнадцатилетнем возрасте Казимир посещал Киевскую рисовальную школу Н.И. Мурашко.
С 1896 года он вместе с семьёй живет и работает в Курске. Вместе с местными художниками-любителями организовал художественный кружок.
С 1905г. по 1907г.  Малевич предпринял три неудачные попытки поступить в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Это значит, что всё это время он активно готовился к поступлению в одно из лучших художественных учебных заведений России постигая  «творческую науку».
Последним (1907 – 1910 г.г.) образовательным этапом Малевича были занятия  в школе-студии Ивана Фёдоровича Рерберга, одного из учредителей Московского Товарищества  художников. Некоторое время работал в Москве.
«Сама эпоха, насыщенная техническими и политическими преобразованиями, властно диктовала появление нового отношения к прекрасному».
«В юном возрасте будущий футурист прошел через период увлечения И.Репиным и И.Шишкиным и неплохо копировал работы русских классиков. Он вполне профессионально работал в области реалистической живописи, а во время Первой мировой войны создавал блестящие агитационные  карикатуры, направленные против кайзеровской армии. Никакого абстракционизма в этих работах нет. Ничто не предвещало соприкосновения со сверхъестественным».
Цитата из Интернета: «Неординарность мышления художника заставляет «не думающих» исследователей творчества Малевича дать поверхностные отзывы, которые уводят от глубины понимания в поиске творческого пути и в выборе цели.
«…в этой своей части творчество Малевича …кажется провинциальной перерисовкой из столичного журнала или плодом фантазии неопытного любителя, насмотревшегося разных картин на выставках». Д. В. Сарабьянов

Продолжение. Выпуск 3 (9) март 2012 года


комментариев 5

  1. Victors

    Малевич всего-навсего изобразил портрет советской власти,сторонником которой он никогда не был. В чрезвычайно зашифрованном виде.Но ассоциации довольно просты.Все остальное,и эта статья — чушь собачья и напрасная трата времени.

  2. Эдуард

    «Малевич опередил время на сто лет, будь он современником и создай сейчас ”черный квадрат”, он не вызвал бы столько злобы, а ”черный квадрат” стал бы символом и флагом молодежи.»

    Не умаляя гениальности Малевича, думаю, что «Чёрный квадрат» был рождён именно в своё время, время активного поиска «внешних границ» искусства. Сейчас такие поиски просто устарели: «внешние границы» давно определены беспределом, а значит и духовные пути развития искусства лежат уже в новых областях. Если для того времени, для Малевича и для принявших его произведение «Чёрный квадрат», он нёс в себе мощное духовное и эмоциональное содержание, то теперь мы — современники можем воспринимать его только исторически проникнувшись тем временем. Вот почему многие деятели культуры позволяют себе такие странные и некомпетентные высказывания. «Чёрный квадрат» в наше время стал ироничным символом формализма в искусстве, зауми и дешёвого пиара. Посредством этого ироничного символа выражается протест против того современного «искусства», в которое уже давно выродился искренний путь по которому шёл Малевич. Уверен, если бы Малевич жил сейчас, он занимался бы совсем другими поисками в искусстве.

  3. Наталия Гончарова

    В творчестве каждого художника есть свой »черный квадрат», но не у всех хватает мужества или ума признать это. Малевич опередил время на сто лет, будь он современником и создай сейчас »черный квадрат», он не вызвал бы столько злобы, а »черный квадрат» стал бы символом и флагом молодежи. Квадрат Малевича актуален сегодня для меня как и 23 года назад, когда моя мама спросила мое мнение по-поводу этой работы, я не знала о скромном размере »Черного квадрата», мне она показалась огромной, грандиозной как вселенная, она вызвала у меня фантазии, я рассказывала маме около часа, что я вижу, сейчас трудно вспомнить, что я наговорила, мне было семнадцать и я была максималисткой, но и сейчас, я помню удивление и понимание мамы и свою радость понимания. У каждого из нас есть работы не понятные всем-это наши черные квадраты и достаточно одного человека во всем мире, чтобы эта работа жила!!! »Черный квадрат» не требует оправдания самовлюбленных ограниченных авторитетов и своей злобной болтавней они никогда не повернут время вспять и не уничтожат созданного, он уже существует и переживет неодобрительную чушь!!! Художника обидеть легко, но все гениальное просто, Малевич, как не крути-гений!

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика