Вторник, 25.04.2017
Журнал Клаузура

Елена Арапова «Очерки о Демидовых». «От кедрового к Нескучному саду» (Очерк Второй)

Очерк Первый

Сыновья обида

Д.Г. Левицкий. Прокофий Демидов

Нет сомнений в том, что ноги Никиты Демидова ступали по Верхнетагильской земле, но вот бегали ли по этой земле ножки его внука Прокофия, до сих пор остается спорным вопросом. Попробуем разобраться.

Прокофий — старший сын Акинфия Демидова, родился в Сибири в 1710 году, и детские годы провел в семье отца на Урале. А дальше? Доподлинно известно, что с 1729 по 1738 Прокофий вместе со своим братом Григорием (1715 года рождения) жили в своей фамильной вотчине близ Соликамска. То есть до 1729 года Прокофий жил рядом с отцом на Урале, вблизи построенных заводов. А господские дома стоят только в трех местах – в Невьянске, с 1925 года в Нижнем Тагиле, и еще раньше в Верхнем Тагиле. Так что вполне возможно, что в детстве его любопытные глазенки поглядывали из окон верхнетагильского господского дома, возвышающегося на скале над заводом, а его ноги бегали между стволами деревьев в кедровом саду, окружавшем господский дом.

Почему же он, вскоре после периода столичной жизни, не моргнув глазом, продает невьянскую группу заводов, ни разу не посетив их? На это были свои причины. Например, затянувшийся спор о наследстве. Дело в том, что у Прокофия и Григория был еще один брат – Никита, будущий владелец нижнетагильской группы заводов. Это ему, по настоятельной просьбе их матери, Акинфий завещает все свои заводы. Это завещание, видимо, ошеломило не только старших братьев, но и императрицу тоже. И она включается в спор. Но Прокофий, по всему, был недоволен тем, как он разрешился, и у него пропала охота заниматься заводскими делами.

У Прокофия проявляется интерес к прикладной ботанике. Он становится меценатом: покровительствует наукам и искусству, строит воспитательный дом в Москве, вносит пожертвования для Московского университета, куратором которого состоит. А на проценты от пожертвований в университете содержались шесть студентов, вплоть до получения ими профессорского звания. Кстати, за щедрые пожертвования в пользу Московского университета Прокофий Акинфиевич получил чин действительного статского советника.

А растениями Прокофий увлекся всерьез. Согласитесь, что для семьи потомственных металлургов этот выбор кажется несколько странным. Акинфий «жизнь отдал бы за металл», а его сын, тоже очень хорошо разбирающийся в металлургии, предпочел «нюхать цветочки». Возможно, и здесь прослеживается всепоглощающая обида на отца за то, что тот послушал мать и завещал все свои заводы младшему из сыновей. А может быть, просто в нем все это время жили воспоминания детства, и он не мог забыть терпкий запах кедра и молочный вкус его зерен?

Дворцовое место

Д. Поленов. Бабушкин сад

Лет десять назад известный краевед Н. Мезенин в газете «Уральский рабочий» писал о том, что Прокофий Демидов в своем ботаническом саду, разбитом возле усадьбы, расставлял на клумбах «вымазанных мелом мужиков», которые окликали всякого, желавшего сорвать цветок. Можно себе представить реакцию посетителей сада. И поэтому, якобы, сад назвали Нескучным. Возможно, так оно и было. Нескучное – это огромное пространство на территории, где строили себе дворцы «первые люди» России.

«Участок Демидова находился ближе к центру Москвы. Ботанический сад Прокофия был открыт для посещений, и народ прозвал его Нескучным», – говорит Елена Адриановна Ефимова, которая является прямым потомком Прокофия Демидова. Ее отец Адриан Иванович ушел из жизни совсем недавно – в возрасте 93 лет. Это был интереснейший человек с огромными талантами и способностями – от геологии до живописи. Он любил поэзию, прекрасно водил кукол, разбирался в искусстве. Семья, в которой он вырос, замечательна тем, что его отец – потомок Прокофия Демидова, а мать – сестра художника В. Серова. И мать, и отец Адриана были художниками, их картины выставлялись во многих залах России, в их честь создан мемориальный музей в Москве. (Подробнее об Адриане читайте далее в очерке «Служитель двух муз»).

А Прокофий покровительствовал наукам при Екатерине, которая царствовала 34 года, начиная с 1762 по 1796 годы (Демидов поселился в Москве в 1750 году в возрасте сорока лет). Но цари со времен Петра предпочитали проживать в Петербурге. Чем же тогда объясняется тот факт, что усадьбы «первых людей» России в 18 веке находились в Москве? Очень просто: Петр I, построив Петербург, перетащил за собой всю московскую знать. Да и во времена Просвещенного абсолютизма считалось шиком иметь усадьбы в обеих столицах.

Свой дом в Москве Прокофий начал строить на купленной в 1754 году у княгини Репниной земле. Там же был разбит ботанический сад. Сегодня в Демидовском дворце в Нескучном саду находится Президиум Академии наук Российской Федерации. То есть получается, что Нескучный сад, возможно, в мыслях Прокофия начавшийся с кедрового, с течением времени преобразился в Академический.

Детские мечты Прокофия материализовались, и появился сад вначале в Соликамске, а потом в Москве. То теплое, пушистое и успокаивающее, что хранилось в памяти в образе диковинных растений, приобрело осязаемые контуры. Хочется верить, что это именно так, и что нежелание заниматься уральскими заводами – это не прихоть ленивого ума, а естественный выбор, оформившийся под воздействием внутреннего «я».

Дополнительно читайте:

Елена Арапова. «В гости к Демидовым-Ефимовым (Путевой очерк)»


1 комментарий

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика