Суббота, 08.08.2020
Журнал Клаузура

Ольга Иванова. «Душа его тревожна, но мысль его чиста» (Художник Валерий Михайлович Манин)

Художник Валерий Михайлович Манин – лауреат и дипломант многочисленных всесоюзных и международных выставок и конкурсов. Его работы хранятся в частных и государственных коллекциях России, Польши, Финляндии, Англии, Нидерландов.

Мы познакомились с Валерием Михайловичем – теперь моим другом – в середине ноября 2006 года в «городе русских моряков» на Днях русской книги. Тогда альманах «Севастополь» отмечал своё десятилетие.

Главный редактор издания, интересный прозаик, лауреат Государственной премии Автономной Республики Крым, премий имени Л. Толстого, В. Короленко, В. Крапивина, А. Невского – Валентина Сергеевна Фролова – рассказала, как В. Манин прислал в редакцию альманаха свои работы. В. Фролова ответила ему: «Мы не можем платить гонорары, мы можем платить только вечностью». Валерия Манина эта шутка не смутила, и он продолжил своё сотрудничество с альманахом.

Художник заинтересовал меня своей творческой многогранностью: живопись, графика, плакат, афиши, иллюстрации. Но главное – не способ передачи художественных образов, а многообразие поднимаемых тем. Каждая работа выполнена с полной душевной отдачей и на высокопрофессиональном уровне, что свидетельствует о глубоком осмыслении выбранной темы и вживании в избранные образы.

Меня давно волнует вопрос, почему писатели, журналисты, и я в том числе, казалось бы, сугубо штатские лица, пишут о боях, о людях в погонах, поэтизируют их профессиональный выбор и нелёгкий армейский труд, ратный подвиг, не устают обращаться к батальной тематике? Может быть, ответ на этот вопрос кроется в том, что почти у всех нас гены растревожены, задеты, потрясены, ранены войной? Эта тема не обошла стороной и творчество художника.

Обращаясь к военной тематике, мастер пишет портрет ветерана Великой Отечественной, обращается к теме Крымской войны. Многие его работы посвящены времени рождения Красной Армии.

В. Манин находится в постоянном поиске. Казалось бы, что нового можно привнести в натюрморт? И вдруг – опоэтизированный образ солдатской одежды («Солдатский натюрморт»). Нет, не награды, и даже не погоны. На первом плане – солдатские сапоги. И сами собой приходят стихотворные строчки ещё одного моего друга – киевского поэта Алексея Теленкова:

_

Судьбу свою отец прошёл в погонах,

стране великой отдавал долги,

в жару и снег, во всякую погоду,

всегда носил он только сапоги.

 

А сапоги, со скрипом и в гармошку,

ни дня не могут без больших дорог!

Глаза прикрывши козырьком-ладошкой,

идет солдат, чтоб не было тревог.

 

Отец, уставший,  в сон валился быстро,

едва успев стащить сапог с ноги,

а я – мальчишка, что мне там до смысла,

я подходил и прыгал в сапоги.

 

А сапоги, со скрипом и в гармошку, —

звенит в шкафу посуда, как я рад,

представьте, что совсем не понарошку

идет по кухне маленький солдат.

 

А время шло и в барабан стучало,

«катило бочки», сможешь – не согнись,

в военкомат повестки нам вручало,

и выдавало сразу сапоги.

 

А сапоги, со скрипом и в гармошку,

Накрыли мир симфонией своей,

шагает строй и трескается площадь,

и погибает нежная сирень.

 

А сапоги, со скрипом и в гармошку,

ни дня не могут без больших дорог!

Глаза прикрывши козырьком-ладошкой

идёт солдат, чтоб не было тревог.

_

_

_

К слову, книги В. С. Фроловой оформлены В. Маниным. Это «Ветры Босфора» о подвигах капитан-лейтенанта Александра Ивановича Казарского, героя русско-турецкой войны (1828—1829), получившего широкую известность после того, как 18-пушечный бриг «Меркурий» под его командованием одержал победу в бою с двумя турецкими линейными кораблями, а также повести «Большая охота, или Последняя любовь адмирала Колчака», «Анна и Николай», «Падение Херсонеса».).

У Валентины Фроловой есть ещё одна прекрасная совместная работа с Валерием Михайловичем – азбука «Ох, и трудная эта штука – морская наука», адресованная дошкольникам и младшим школьникам. Из книжки в занимательной форме малыши узнают всё о морском деле от «адмирала» до «якоря».

Художником иллюстрированы книги: «Жрец Агоры» Анатолия Домбровского, стихи Виктора Ингерова. Известны его графические иллюстрации к книгам Владимира Сурова «Конец Мангупа» и голландского поэта Петера Ферсхюера «Морские волны».

Валерий Михайлович увлечённо работает над театральными афишами. Они ярко и оригинально передают дух произведений, анонсируют новые спектакли («Горе от ума» Александра Грибоедова, «Дядя Ваня» Антона Чехова, «Гамлет» Уильяма Шекспира). Севастопольский художник – мастер плаката, в котором умеет отобразить целый пласт культуры или псевдокультуры, эпоху, время, политические страсти, народную боль, знает, как объединить несколько исторических срезов, например антивоенный плакат «Фазы».

Самый простенький, на первый взгляд, плакат В. Манина поражает глубиной осмысления темы. «Зелёный сезон» – средняя часть девичьей загорелой фигурки, на которой в виде зелёной долларовой чайки трусики-бикини, готовые слететь вслед за птицами-чайками по первому же зову-движению извне. Именно они, чайки, подсказывают, что будет дальше. Может быть, только одна достигнет придуманной ею небесной высоты, другим уготована весьма приземлённая жизнь птиц-санитаров.

В других плакатах – философское осмысление ещё большей глубины. «Финита» – человек подошёл к последней жизненной черте, снята весёлая и яркая маска из рассыпающегося папье-маше, за которой скрывалось суровое, далеко не безвольное лицо, готовое к последнему решительному шагу.

А ведь был золотой ключик! И в сумрачном свете он всё ещё сверкает…и на зубцах его можно видеть четыре заветные буквы – СССР; но ключик уже не манит, не обнадёживает. Просматриваются две темы. Осмысливая более узкую, вспоминаешь, сколько с развалом Союза, а вместе с ним и экономики в последние десятилетия было публикаций о суицидах отцов и матерей, не могущих прокормить своих детей. Обращаясь к более широкой, осознаёшь: развал государства – трагедия, приведшая не одного человека к петле.

Мастер умеет в плакате отобразить целый пласт культуры или псевдокультуры, эпоху, время, политические страсти, народную боль: «Россия без Крыма – не Россия» (у Царь-колокола отколот кусок в виде Крыма), «ЯЗЭК» (российский флаг в виде языка за решёткой), «Шоу бизнеSекс», «СпонСэр», «Под колпаком РВачей» и другие.

Валерий Михайлович – романтик, разговаривающий с современниками и потомками на языке символических образов, социален. Он болеет прошлым, настоящим и будущим. Его думы об этой триаде временных субстанций органично ложатся на полотно и бумагу, создавая экспрессивные, особые по философскому осмыслению романтические произведения, которые, на мой взгляд, не могут оставить человека равнодушным. Образы, вобравшие весомую ассоциативность автора, точны и проникновенны. Нередко они служат подсказкой, которая вызывает у зрителя новые, хотя абсолютно ожидаемые, предсказуемые ассоциации и завершают художественную мысль. Например, созерцающему совершенно не нужно читать название графической работы, на которой изображён французский офицер, одержимо играющий на скрипке… саблей, оканчивающейся полотнищем стяга, потому что от первого визуального прикосновения к творению художника, зритель воображаемо слышит звуки… И первое, что выныривает из памяти: «Марсельеза»! Это и есть название работы.

Плакат – особый вид изобразительного искусства. Он не только выражает мысли, мнение определённого общественного слоя, но и выполняет задачу молниеносной и непосредственной коммуникации доступными средствами с широкой и разномастной аудиторией, а значит, имеет и неоценимую воспитательную функцию, работает по совершенствованию личностей, делает каждого из нас внимательнее, мудрее, богаче. Осознавая это, Валерий Михайлович вскрывает многие социальные нарывы, возникающие в различных сферах человеческой деятельности. Сам он называет плакат – «солнечной палитрой площадей и улиц».

В. М. Манин жил в Таджикистане, служил в рядах Советской Армии в Узбекистане. Наверное, поэтому в его живописных произведениях столько восточной мудрости и солнца («Каратаг. Таджикистан», «Хивинская улочка», «Хивинский канатоходец», «Древняя Хива», «Танец солнца»). Полотно «Танец солнца» передаёт те чувства, которые рождаются от яркой и незабываемой, как солнце, и умиротворяющей, как языки пламени, восточной музыки. В пламене восточного танца волнообразны движения трёх женских фигурок – восточных танцовщиц. И вспоминаются строки мастера, владеющего не только кистью, но и поэтическим слогом:

О, живопись – праматерь всех искусств!

Я преклоняю пред тобой колени.

Ты доминанта самых чистых чувств

И самых ярких радостных мгновений!

(Валерий Манин)

Валерий Михайлович называет Среднюю Азию миром «красоты и величия человеческого духа».

В плакате «Мелодии и ритмы Сырдарьи» – высокая степень обобщения и абстракции, которые соединили природу, красоту и величие человеческого духа с политическими настроениями конца 80-х годов. На картине изображены в движении тканевые полотна с национальными таджикскими узорами, в которых просматривается устремлённое в будущее миловидное, но решительное женское лицо. В этих волнах – новая жизнь Таджикистана, новая жизнь женщин Востока, новые надежды. Тема женщины-реки повторяется в рисунке кистью (тушь) «Река». Изменчивая женщина-река держит над миром зовущую в неизвестность звезду-мечту.

С 90-х годов В. Манин живёт в Крыму, и эта земля тоже становится дорогой сердцу художника. Он пишет её ландшафты, обращается к истории, личностям. Интересно, что крымскую яркость мастеру удалось передать серией работ «Крым в линогравюрах Валерия Манина». Линогравюры – интереснейший вид искусства! Перед тобой два цвета (чёрный и белый), а ты видишь всё многообразие красок! Безусловно, цветовое богатство ассоциаций зависит от подготовленности зрителя.

Художником созданы живописные портреты из серии «Писатели в Крыму». В этой галерее «Максимилиан Волошин», у которого в кудрявых бело-облачных волосах запуталось солнце крымского неба. «Владимир Высоцкий» – поэт-трибун с надрывным голосом, несущий правду о добре и зле, готовый рвать жилы ради этой самой правды. Он читает стихи на фоне тревожного херсонесского неба и колокола. И ни что на свете не может быть выше его правды: ни огромный возбуждённый колокол, ни тревожные чайки. Всё это отражено мастером, и вспоминаются слова поэта:

В синем небе, колокольнями проколотом,

Медный колокол, медный колокол.

То ль возрадовался, толи осерчал.

Купола в России кроют чистым золотом,

Чтобы чаще господь замечал.

(Владимир Высоцкий)

Интересно, что художник ушёл от стереотипного образа Владимира Семёновича. У него Высоцкий без гитары. И только кусочек крепящегося к ней ремня заметен на плече.

В портретной галерее – Осип Мандельштам с его удивительным внутренним миром, проглядывающим сквозь «неправильные» черты лица. Здесь же многие другие. Верится, что эта серия долго ещё не будет иметь финального портрета.

Непохожесть и в то же время общность двух начал (женского и мужского) Валерий Михайлович интересно интерпретировал в портретах двух похожих, родных между собой, но таких разных людей. Вот портрет дочери Натальи в образе египетской царицы Хатшепсут. Другое юное, но уже такое мужественное лицо сына Игоря на фоне бешеных скоростей мотоцикла-«зверя».

Мастера интересует внутренний  мир не только известных и близких ему личностей, но и простых людей с их заботами печалями и радостями: «Жница», «Ванчский старик», «Гончар»…

В твоей руке простейший карандаш

Или перо, наполненное тушью,

Но вечный мир ты лишь тогда создашь,

Когда в рисунки перельёшь всю душу.

(Валерий Манин)

У Валерия Манина есть полотно, высвечивающее, в общем-то, многие вопросы, которые хотя бы однажды ставит перед собой каждый человек: «В чём смысл жизни? Что такое счастье? Для чего создаётся семья?». Картина называется «Три мира» – некая семья миров. Глубокие размышления лежат в основе работы. Изображены мужчина и женщина, ведущие за руки хрупкую и тоненькую, словно тростиночка, девочку. И зритель понимает, что мир мужчины с его реалистичностью видения, заботами о строительстве домов, создании техники, интересом к мужским видам спорта, встречается с другим – женским – с заботой о быте, любовью к украшениям, романтикой и мечтами. Эти два мира создают третий, радужный, сказочный, яркий, но бесконечно хрупкий. И оба взрослых мира в равной степени ответственны за этот детский, который им раньше был хорошо знаком, но уже стал забываться. (Иллюстрация – Валерий Манин и автор статьи Ольга Иванова у картины «Три мира»)

Каждый из трёх миров имеет право на существование. Каждому должно быть отмерено счастье. Так, может быть, основной смысл жизни именно в том, что мы живём ради будущего? Может, счастье состоит именно в том, чтобы быть рядом, идти по жизни, крепко держась за руки, и при этом не нарушать границу ни одного из миров?

Тема соединения мужского и женского начал повторяется и в других произведениях. В картине «Пора плодов» краски разного звучания отражают противопоставление света и тени. В тени – два человека, две личности и две плоти встретились в ожидании чуда при свете свечи, разрежающей ночной сумрак, и…откуда-то сверху посыпались яблоки, золотые, наливные, сладкие, запретные.

Глядя на эту картину, я вспомнила, как гостила у художника мировой известности Зураба Церетели, как перед входом внутрь бронзового, с комнату, «Яблока» (скульптурная композиция) остановилась у дерева с «живыми» плодами на ветвях. Яблоки выглядели настолько аппетитно-настоящими, что я с трудом удержалась, чтобы не прикоснуться к одному из них.

Такое же  ощущение сопричастности к вечной теме запрета и искушения, к двум противоречивым началам, лежащим в основе Личности, испытываешь рядом с картиной Валерия Манина «Пора плодов». Ощущаешь сопричастность к продолжению рода человеческого и, следовательно, к многомерности и хрупкости мира. Интересно, что практически зеркально симметричные фигуры мужчины и женщины имеют существенное поведенческое отличие, заключающееся в деталях, предполагающих целомудренность женщины: её рук не видно. А в глазах угадывается тревога за то будущее, которому она может дать начало. Она знает: «сладку ягоду» рвут вместе… У мужской фигуры высвечена рука: от него исходит инициатива. И это природно.

И ещё одно обращение к теме любви. Кто не знает символа: сердце, пронзённое стрелой? У любого школьника найдёшь его где-нибудь на обложке учебника или в блокноте… Казалось бы, такой многовековой символ не может быть разрушен или же интерпретирован. Но мастер разрушает стереотипы: не одно сердце, а оба сразу (мужское и женское) пронзает стрела, у которой кровоточит наконечник в виде сердца. Таков образ любви у Валерия Манина («Лейли и Меджнун»).

Многочисленные вариации обнажённого женского тела воспринимаются зрителем целомудренными работами. И в этом усматривается мастерство художника.

Интересен коллаж «Сатана тут правит бал» – произведение о тех, для кого светилом является золото, мерилом жизни – материальные ценности. Стремясь к блеску золотых монет, люди теряют свой первоначальный облик. На их алчность смотрит с высоты Мона Лиза Леонардо да Винчи. Свет её улыбки торжествует, потому что существует другой духовно богатый мир.

Художник иногда пишет на том, что первым попадается под руку. Интересна история каждого такого произведения.

Так, работая маслом, Валерий Михайлович неизрасходованную краску несколькими мазками наносил на дверь своей мастерской. Однажды в хаосе разноцветья он увидел то, что впоследствии стало… автопортретом с собакой. И вот появилась реальная дверь – дверь в светлый неповторимый мир творчества автора, которое свидетельствует о «бунтарском духе» художника, не созерцающего и копирующего, а трансформирующего мир через неравнодушное сердце. Это творения человека, философски осмысливающего действительность, идущего вперёд и зовущего за собой, а, значит, стремящегося изменить данность, преобразовать жизнь к лучшему.

Когда стоит художник у чистого холста

И, закрепив треножник, берёт палитру в руки,

Душа его тревожна, но мысль его чиста,

Предчувствуя уже движенья, краски, звуки.

 

Известно лишь ему, что будет на холсте.

Он, как создатель в первый день творенья,

Иль дева юная в прекрасной наготе,

Или поэт в порыве вдохновенья.

 

Твоё предназначение, творец, –

Рождать улыбку на устах ребёнка,

Построить людям солнечный дворец

И души пробуждать свирелью тонкой.

(Валерий Манин)

_

Тематическая многомерность, ёмкость образов, высокая степень их обобщённости, взвешенность и очевидность сказанного – основные черты яркого и сразу запоминающегося творчества Валерия Манина. Особенность его художественного языка – чёткость и лаконизм, что, в общем-то, и является признаком таланта.

Ольга Иванова, писатель, заслуженный деятель искусств АР Крым, лауреат Всероссийской литературной премии им. Н. С. Гумилёва, Премии АР Крым.


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика