Среда, 12.08.2020
Журнал Клаузура

Дмитрий Плынов. "КРЕСЛО". Рассказ

В пятницу, последний день рабочей недели, Серега Плотников был занят совсем не служебными делами. Каждые полчаса он созванивался с администратором небольшого ресторанчика по соседству с офисом и согласовывал всевозможные мелочи. То ему вдруг понадобилось уточнить количество заявленных гостей, то добавить несколько порций холодных закусок в банкетное меню, то выяснить, точно ли будет «живая музыка» и караоке.

Руководитель кул-центра компании по продаже бытового электрооборудования, Сергей Васильевич Плотников планировал отметить свой пятилетний стаж работы в этой фирме. Нельзя сказать, что его должность была значительной: над ним, до генерального директора, было еще пять руководителей, ровно по числу юбилейных лет. Но Серега Плотников жил по принципу «не место красит человека, а человек место». Что же еще ему оставалось?

Серега отлично помнил момент своего назначения. В этот день он, как и остальная армия продавцов-консультантов, напялив на себя корпоративную жилетку с логотипом предприятия и бейджиком с фамилией и именем, направился из подсобного помещения огромного магазина на свое рабочее место – секцию дрелей. Было начало лета, дачно-строительный бум. Поток покупателей рос с каждым днем. Спрос на дрели был ошеломляющим. Создавалось впечатление, что загородные дома строятся только при помощи этого инструмента.

С первых же минут открытия гипермаркета под названием «Руале Ленуар» народ повалил толпой. Весь день Серега бегал вдоль рядов с вверенным ему товаром и красочно расписывал потребителю прелести той или иной модели. От такой беготни и шаблонных речевых оборотов к вечеру Плотников изрядно устал и начал потихоньку отлынивать от работы. Найдя очередной повод покинуть рабочее место, Серега доложил администратору и вышел в подсобное помещение.

Единственным местом, где можно оставаться незамеченным в «тунеядстве», был туалет. Туда Серега и направился. Предвкушая десятиминутное безделье, он открыл дверь и тут же столкнулся лицом к лицу с заместителем директора по кадровой политике Генрихом Белявским.

— О! Плотников! Здорово! Ты-то мне и нужен.

Генрих был настоящим кадровиком: высокомерным, надменным и наглым. Он вел себя так, как будто только он один-единственный в компании решает, кого на какую должность назначить, кого и когда отпустить в отпуск или уволить. Его «выдающиеся» черты характера и панибратско-барская манера поведения с персоналом довершались весьма неприятной внешностью. Маленькое детское личико было неестественно приделано к рыхлому, коротконогому телу при помощи тоненькой шеи, кукольные ручки заканчивались пухлыми ладонями с пальцами, похожими на сардельки. В общем, встреча с ним не предвещала Сереге ничего хорошего.

— Здравствуйте, Генрих! – Серега тихо поздоровался и хотел было спрятаться в кабинке, пока тот не выйдет из помещения, но не успел.

— Ты что, Плотников, не слышишь меня? Заработался? Я ж тебе говорю, что ты мне нужен! – Белявский нахмурил тоненькие брови.

От этого лицо Генриха стало похожим на рассердившегося младенца. Выглядело очень забавно. Серега даже чуть не рассмеялся, но не рискнул.

— Я зайду к вам. Скажите, во сколько?

— Не нужно ко мне заходить! Слушай сюда. У нас новый отдел создается. Будем обслуживать корпоративных клиентов и осуществлять доставку товара на дом. Все заказы будет получать единый узел под названием «Кул-центр». На это же подразделение возлагается обязанность принимать жалобы и предложения по обслуживанию, получать и отправлять электронную корреспонденцию.

— Это, наверное, очень нужное подразделение для компании, — высказал свое предположение Серега.

— Не перебивай, а то я передумаю говорить тебе самое главное.

— Извините, Генрих. — Плотников для вида опустил глаза в пол, изображая искреннее раскаяние.

Белявский сделал многозначительную паузу, осмотрел собеседника с ног до головы и продолжил:

— Так вот, Плотников! У нас было совещание, на котором решали, кого назначить руководителем этого отдела. Было много кандидатур. Сравнивали показатели по продажам, личностные качества кандидатов, образование и так далее. Но я отстоял именно тебя! Так что, с тебя причитается!

Серега с недоверием посмотрел на Генриха. Было видно, что тот не шутил.

«Ну, наконец-то, — подумал Плотников, — жизнь стала налаживаться! Какая удача! А я был уверен, что вот так, до пенсии и буду продавать дрели».

Конечно же, радоваться было чему!

С самого начала самостоятельного жизненного пути Сереге катастрофически не везло. Еще в детстве он зачитывался научной фантастикой. В школе был отчаянно влюблен в физику и математику. В его мечтах он – Сергей Васильевич Плотников – известный конструктор космических летательных аппаратов, известный ученый, изобретения которого позволили человечеству освоить дальние галактики. Эти грезы и привели его в Московский Авиационный институт, на факультет «робототехнические и интеллектуальные системы». Учился он упорно, настойчиво и самозабвенно. Получаемые на лекциях знания ему казались, ничтожно малы. Профессорско-преподавательский состав не нарадовался на такого студента. Особенно кафедра «бортовой автоматики беспилотных космических и атмосферных летательных аппаратов», на которой Серега пропадал всё свободное время.

Еще тогда профессор Барышников Павел Павлович, основной Серегин наставник и руководитель дипломного проекта, не переставал повторять:

— Сергей Васильевич, вам обязательно нужно в науку. Обязательно! Вот поработаете на конкретном предприятии — и в науку. Заверяю вас, те выводы, что вы делаете в дипломном проекте, уже сейчас имеют значимые аспекты для нашей отрасли! Не упускай!

Трудолюбие и вера в себя дали результат: институт Сергей Васильевич Плотников закончил с отличием! И на этом — всё! Как будто полотно его дороги кто-то поперек обрезал острыми ножницами. Сколько он ни пытался устроиться по специальности в какое-нибудь «КаБэ», всё было безуспешно. Даже родная кафедра, сулившая студенту Плотникову блестящее будущее, не смогла найти для него мало-мальски подходящее местечко.

Ему ничего не оставалось делать, как честно отслужить в Российской Армии положенный год и по возвращении искать хоть какую-нибудь работу. Родители его уже давно были на пенсии, так что рассчитывать стоило только на себя. Вот и попал Серега, по объявлению, в гипермаркет «Руале Ленуар», продавцом-консультантом. И даже на эту должность он был не сразу назначен. Вначале целых три месяца он ходил в учениках у прыщавого выпускника какой-то высшей школы менеджмента и маркетинга. Новоявленный менеджер, поучая Серегу, любил рассказывать о том, как тяжело ему было осваивать целых три с половиной года программу, разработанную американскими специалистами, и что кроме головы на плечах, нужно еще иметь немалые деньги, чтобы окончить столь престижный ВУЗ. И только благодаря его талантам и небольшой финансовой поддержке отца, ему удалось достичь таких профессиональных знаний, что он сразу же был назначен в этой компании администратором торгового зала.

Серега молча слушал этот бред.

Что тут скажешь? Жить ведь на что-то нужно! Приходилось терпеть!

Первое время Серега всё надеялся, что эта работа — явление временное, что он еще будет востребован. Но оно шло, это время, и надежды постепенно таяли. С экрана телевизора великие мужи отечества вещали о развитии науки, внутреннем потенциале, поддержке молодых ученых и нанотехнологиях. Плотников верил и усердно рассылал свое резюме во всевозможные лаборатории, бюро, НИИ. Ответов не было. Серега смирился.

И вот теперь, когда он не ждал от судьбы ничего хорошего, поступает такое предложение – возглавить целый отдел! Кто угодно обрадуется. Хоть какая-то, но динамика.

Природная пытливость ума, тяга ко всему новому, утраченная надежда на перспективу заставили Серегу отнестись к этому повышению со всей серьезностью и ответственностью! Его радости не было предела. Он стоял посередине служебного туалета и тряс в рукопожатии толстые пальцы Генриха.

— Это для меня неожиданно! Будьте уверены, я вас не подведу! Спасибо вам огромное! – бесконечно повторял Серега.

Белявскому понравилась такая реакция Плотникова. Он не отнимал у Сереги руки и наслаждался своим всемогуществом. В конечном итоге, Генрих заставил своего протеже, в благодарность за рекомендации, дать слово накрыть «поляну» в дорогущем ресторане и намекнул на новую модель мобильного телефона. Серега исполнил всё по высшему разряду и уже через три дня сидел в собственном кабинете и руководил отделом из восьми человек.

Он и представить себе не мог, насколько помпезно может выглядеть обыкновенный коммуникационный узел. В огромном зале стояли современные новенькие столы, отделенные друг от друга перегородками, так что у каждого сотрудника было свое, личное пространство. Каждое рабочее место было оборудовано комплектом оргтехники, в который входили компьютер, принтер, факс, многоканальный телефон и еще множество всяких мелочей. В конце зала находилась заветная дверь с «позолоченной» табличной. На ней крупными буквами красовалась надпись «Руководитель Кул-Центра. Плотников С.В.». Когда Серега вошел в свой кабинет, то его охватило доселе не известное ему чувство превосходства. Шкаф для верхней одежды, тумба для деловых бумаг, кресла для посетителей и даже аквариум с рыбками — всё это предназначалось только для того, чтобы он мог в спокойной, уютной обстановке составлять сводки принятых заказов и диаграммы покупательской активности. Но самым главным во всем интерьере было кресло. Оно обволакивало, убаюкивало и тихо нашептывало: «Ты начальник, ты самый главный, здесь всё и все зависят от тебя».

Ежедневные заботы о хлебе насущном тренируют мозг, закаляют волю и развивают смекалку. Каждый день – борьба. И, чтобы не отстать от общей гонки с огромным количеством препятствий, Сереге приходилось быть в курсе всех событий. Нужно было обязательно знать, какие новости обсуждают люди, что читают, на какие ходят спектакли и концерты. Но в той люльке благоденствия и дремы, в которую он попал, всё это было уже не обязательно. В крайнем случае, если уж очень нужно, можно поручить подчиненному, и он подготовит необходимый материал. И это всего-навсего — только первая ступень по карьерной лестнице.

Теперь Серега знал: его час настал. Эта — «первая», открывала путь по лестнице в заоблачные дали бизнес-элиты. Первичные признаки этой избранности у Сереги уже появились. Каждый день свежая белая рубашка, выглаженный костюм, атласный галстук, кофе по селектору и… личный водитель! Фортуна! Весь мир в кармане! Обедать он теперь ходил в ближайший ресторанчик — так сказать, на «бизнес-ланч». Через пару месяцев такой жизни он совсем забыл, как это таскать с собой бутерброды и лапшу быстрого приготовления.

Уверенность в завтрашнем сытом утре крепла с каждым днем. И — теперь уже господин — Плотников на редких корпоративных вечеринках по-отечески подбадривал подчиненных многозначительными фразами: «Слышал я тут, перемены не за горами. Скоро мне придется перебираться в другой кабинет. Пора задуматься, кто останется на моем месте». Каждый подчиненный слушал и надеялся, что это место достанется именно ему. А на следующий день, дабы утвердиться в своих предположениях, пытался наперебой угодить боссу и между прочим поинтересоваться, как он справляется со своими обязанностями.

Плотников млел. Тело его становилось рыхлым, ум — вялым, глаза — томными. И даже кадровик Белявский уже не казался ему таким уродливым и противным, как раньше.

Прошел год, за ним другой. А следующего повышения все нет и нет. Те, что были моложе, уже куда-то разбежались, а иные и вовсе перескочили Плотникова. Теперь он к ним на прием записывается, и смущается, когда те ненароком вспоминают его рассказы про перспективу.

Так Сергей и жил последнее время: перед руководством застенчиво угодлив, перед подчиненными — беспощадно требователен.

Пока не случилось с ним неприятное обстоятельство – заболел. И это за полтора месяца до его пятилетнего юбилея, к которому он начал готовиться загодя, в надежде получить от руководства достойный подарок – очередное повышение по службе.

Прежде Сергей Плотников не позволял себе такой роскоши, как больничный лист. Да и в компании это не приветствовалось. А тут… Ну, никак!

По уже сложившемуся распорядку рабочего дня, каждое утро, около половины девятого, у подъезда дома его ждал персональный автомобиль, чтобы доставить к месту работы и заветному креслу. Сергей так привык к этому, что постепенно перестал себя утруждать одеваться по сезону. Неизменный темный костюм, белоснежная рубашка, галстук, легкое пальто или куртка и мягкие удобные туфли. И так круглый год. Невзирая на снег и дождь. А зачем? В машине тепло и уютно!

В этот день было все, как обычно. Первые мартовские дни только по календарю объявили о начале весны и грядущем потеплении. На самом же деле зима еще стояла в полный рост. Сергей вышел из квартиры, спустился на лифте на первый этаж, достал из почтового ящика несколько районных газет, выскочил на улицу и тут же прыгнул в салон автомобиля.

Все, как обычно!

Водитель коротко поприветствовал пассажира и стал совершать маневры, чтобы выехать из двора на проезжую часть. Это у него получилось весьма удачно – опыт!

Остальной путь был знаком. Да и время он занимал небольшое. Как правило, основная нагрузка на трассу ложилась на направление «из области». В область же, где и располагался гипермаркет «Руале Ленуар», можно было проехать вполне беспрепятственно.

Но тут, где-то на середине пути, какой-то невнимательный участник дорожного движения стал некорректно перестраиваться, и случилось малозначительное ДТП. Повреждения были минимальные, но именно они заставили Плотникова добираться до рабочего места «своим ходом».

И, как следствие, – простуда. С полным набором неприятных дополнений в виде воспалившегося горла, высокой температуры и головных болей. Каким бы ни было высоким чувство корпоративного патриотизма, в такой ситуации сила воли и характер не при чём!

Плотников слёг!

Первые два дня у больного прошли в состоянии бреда и интенсивной терапии, путем вливания в организм всевозможных лекарственных препаратов, настоек, чаёв и отваров. Наутро третьего дня Сергей проснулся в сносном состоянии тела, но в весьма негативном расположении духа. Приниматься за работу было еще рано – организм не успел до конца вылечиться и в борьбе с вирусами совершенно потерял энергию. Оставалось лежать в постели.

Такое времяпрепровождение неминуемо приводит к размышлениям о «бренности бытия» и «своем месте во вселенной». Однако подобного рода нагрузки на мозг могут привести к весьма непредсказуемым последствиям. Вплоть до депрессивного синдрома.

Будучи хоть и небольшим, но все же руководителем, Плотникову приходилось выслушивать подобного рода стенания от подчиненных. Это было на заре его начальствования. В то время он еще с вниманием относился к коллективу вообще и к каждому сотруднику в частности. Пытался вникнуть в проблемы сотрудника и, как мог, помогал. В конечном итоге, это ему наскучило. Да и бессмысленно было тратить время на душевные разговоры — «они карьере не помогут».

Но в памяти у Плотникова отложилось, как молодой специалист, по воле судьбы попал в это подразделение и никак не мог получить удовлетворение от своей работы, хотя очень старался. Душевные переживания довели парня до отчаяния – уволиться он не мог, нужно было на что-то кормиться, — и работать не мог. Результат – депрессия. Вплоть до лечения в стационаре.

Сергей рефлекторно махнул рукой перед лицом, как будто эти мысли роились не в его голове, а где-то снаружи – жужжат, как надоедливые мухи, — и включил стоявший напротив кровати телевизор.

«Надо отвлечься».

И тут незадача. С экрана вещали о текущей «научно-технической выставке», о «молодых ученых» и их «полезных новациях». Плотников в порыве ярости выключил телевизор и швырнул пульт в дальний угол комнаты. Не полегчало!

Сделав в кровати три оборота вокруг оси собственного тела, Серега тяжело встал, подошел к письменному столу и включил компьютер. В глубинах электронной памяти ему с трудом удалось отыскать небольшую папку под названием «личное». В ней находились файлы с кратким описанием его институтских разработок, собственное резюме и список электронных адресов структурных подразделений отраслевых НИИ и лабораторий.

Предвкушая грядущие изменения в своей судьбе, Сергей внес небольшие изменения в текст резюме, составил сопроводительное письмо и стал рассылать файлы по указанным адресам.

С каждым сообщением почтового сервера «ваше письмо отправлено» у Плотникова учащался пульс, дыхание становилось глубоким и легким, на лице образовывался румянец и доселе тусклые глаза начинали гореть светом надежды.

«Пусть зарплата меньше! Пусть все с начала! Пусть! Я еще успею показать себя! Я смогу!»

Все Серёгино нутро ликовало! В собственных глазах он становился сильнее.

«Я смогу начать все с начала! Никто не может, а я смогу!»

Вот он уже стал представлять себя в стареньком свитере и джинсах, допоздна засидевшимся в прокуренной лаборатории над чертежами важного проекта. А вот он на заседании ученого совета спорит с коллегами, отстаивает свою точку зрения — и тоже обязательно допоздна. Еще мгновение — и ему сообщают, что его разработки признаны лучшими и именно их будут внедрять. А он не обращает внимания, он уже трудится над другой темой. Деньги ему не важны, девушки его бросают из-за того, что он часто опаздывает на свидания или вообще забывает о них. Но, в конце концов, находится та единственная, которая понимает его, и она молодая практикантка, в очках и таком же стареньком свитере и джинсах. И…

У Сереги дух захватывало от мечтаний. Ослабленный простудой организм не выдержал эмоциональной нагрузки, и у Плотникова закружилась голова. Он отправил последнее письмо и перебрался на кровать. Стало немного легче. Выпив назначенную порцию аптекарской снеди, «молодой ученый» закрыл глаза и сладко заснул.

То ли ожидание грядущего, то ли эффективный курс лечения, но уже через три дня Сергей Плотников появился на своем рабочем месте. И как-то все изменилось для него. В голосе пропали начальственные нотки, с руководством стал вести себя на равных, с легкостью отпускал подчиненных по личным делам. За спиной шушукали: «Болезнь пошла на пользу».

Каждое утро, прежде чем начать составление очередных графиков и диаграмм темпов роста продаж за прошедший день, таблиц учета жалоб и предложений и на их основе перспективных планов на день, Сергей в первую очередь заглядывал в свою личную корреспонденцию. Ждал ответов. Первые несколько дней приходили уведомления о получении адресатом письма. Это подогревало настроение, но когда все откликнулись, образовалась тишина.

День, неделя, другая…

Неумолимо приближался пятилетний юбилей пребывания Сергея Васильевича Плотникова в компании «Руале Ленуар». Душевное состояние руководителя кул-центра стало приходить в рабочий режим, на глазах появилась прежняя поволока, походка приобрела устало-вальяжный оттенок. Все, как обычно.

За день до значительного события в кабинете Плотникова неожиданно появился «демон халявы» — неизменный кадровик Генрих Белявский.

— Ну что, Плотников? И снова я тебе хорошие новости сообщаю! – Генрих, не дожидаясь приглашения, плюхнулся в кресло у аквариума.

Сергей вопросительно посмотрел на него.

— Слушай, тут в интернете появились планшетные компьютеры. Знаешь, что это за штука? Очень удобная вещь, оказывается! Особенно при моей работе… — Белявский не успел договорить.

— Генрих, я понял тебя! Что за новость-то? – Сергей изобразил безразличие.

А может быть, ему действительно на тот момент было все равно. Или, что скорее всего, Плотников вообще отчаялся в своих надеждах.

— Все подробности на завтрашнем банкете! – Белявский неумело подмигнул правым глазом, — Скажу лишь одно: кабинетик у тебя будет намного больше и зарплатка толще… До завтра, на банкете!

Генрих резко встал и направился к выходу. Лишь у двери, как будто сам себе, бросил фразу:

— Очень удобная штука, этот планшетный компьютер…

Сергей откинулся в кресле, потер его спиной – примерял, не вырос ли он из него. Стало очень уютно и тепло. Плотников бросил взгляд на монитор компьютера. В личной почте появилось новое письмо, озаглавленное «от генерального директора КБ «Сатурн» Барышникова П.П.». Сергей вялым и неторопливым движением руки подвёл мышку к выделенной строке. На секунду задумался и удалил ее, не открывая текста.

После чего широко зевнул и закрыл глаза…

Молодая пара в одинаковых свитерах и джинсах, держась за руки, поднималась по широкой парадной лестнице многоэтажного стеклянного строения. Все выше и выше. Пока не превратилась в еле различимую точку, где-то там, очень высоко.

Плотников спал. Завтра тяжелый день – корпоратив…

______________________________________________

_

Рассказ опубликован в

Журнале «Российская литература»

№ 3`2012 (11)

_

Дмитрий Плынов


комментария 4

  1. Юрий Слащинин

    Прекрасный рассказ!
    Прост, как дыхание настоящей нынешней жизнью.
    Ничего лишнего в потоке увлекающего сюжета постижения человеческой слабости.
    Заинтересовался. Буду искать другие произведения автора.
    Предлагаю и мои посмотреть…

  2. valery

    Типичная и жизненная ситуация.

    А куда деваться? Может податься в другую страну? А как быть с креслом, уже привык….

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика