Пятница, 16.11.2018
Журнал Клаузура

Дмитрий Плынов. «СЛОН, литература и Тибет». Интервью с автором и ведущим телепередачи «Непутёвые заметки» Дмитрием КРЫЛОВЫМ. (Фотоматериал)

Зачастую мы привыкаем видеть человека в определенной ипостаси. И нам бывает невдомёк, что за сложившимся образом могут скрываться доселе малоизвестные нам таланты. А если приглядеться внимательней? Если искренне проявить интерес – неминуемо будет открытие!

Так случилось и со мной.

Дмитрий Крылов, наш «Боян» заморских чудес и увлекательных странствий, всем известный «ДК», вошел в мою жизнь с телеэкрана. Росчерком видео пера, он оставил «непутевую заметку» в моем сознании и устойчивую ассоциацию – там где «ДК», там солнце, пляж, эстетика забавы и туристический гедонизм.

Но! Интернет поток в своем многообразии, для человека любопытствующего, настоящий кладезь. Я не мог не воспользоваться такой возможностью, чтобы больше узнать о любимом телеведущем.

Справка (из Википедии):

Дмитрий Дмитриевич Крылов (29 сентября 1946, Охотское море) — тележурналист, актёр, автор и ведущий телепередач «Непутёвые заметки» (Первый канал), «Телескоп» («Спутник телезрителя», РТР).

Окончил отделение режиссёров эстрады Государственного института театрального искусства; с 1983 г. — на телевидении, работал редактором, автором, режиссёром литературно-драматической редакции ЦТ СССР, был ведущим конкурсов красоты…

Дочитав эту короткую заметку, я особо отметил это словосочетание — литературно-драматическая редакция. Зацепившись за нее, я стал открывать новые страницы в жизни Дмитрия Дмитриевича. И, в конце концов, узнал, что в скором времени должна выйти его автобиографическая книга.

Интернет интернетом, мало ли что там пишут.

Наш журнал о современном искусстве, о творчестве в настоящее время. Поэтому, поговорить с талантливым  человеком, который находится на пике процесса творческого самовыражения  настоящая удача для издания.

И я обратился к Дмитрию Дмитриевичу с просьбой уделить нашему журналу немного времени для интервью. Несмотря на большую загруженность и плотный график командировок Дмитрий Дмитриевич Крылов согласился.

Дмитрий Плынов (Д.П): Добрый день, Дмитрий Дмитриевич. В первую очередь хочу поблагодарить вас за то, что согласились дать интервью нашему журналу… И от себя лично сказать спасибо за вашу передачу «Непутевые заметки». Без лести скажу, что мы ее смотрим с огромным удовольствием и даже следуем вашим советам. К примеру, в этом году мы посетили Болгарию, Светой Влас и Несебр… Загорелись этим путешествием после серии ваших программ об этой стране.

Все произошло именно так, как вы рассказали. Особенно впечатлил город-музей Несебр…

Дмитрий Крылов (Д.К): Я сам вернулся из Болгарии из Святого Власа в прошлую субботу. Разочарован не был. Это хорошая стабильность – пока цены невысокие, пока люди доброжелательны к нашему брату-туристу… Солнце тоже пока светит. Может быть, море должно быть менее волнистым и чуть более чистым… Но тут, что поделаешь…

Д.П: Наш русский турист не испортит это место отдыха? У вашей программы много поклонников… Уже в этом году был наплыв…

Д.К: Я думаю вне зависимости от места любой туристический наплыв портит… Где бы это ни было. Допустим Бали десятилетней давности, когда я первый раз там оказался — совсем не то Бали, когда я был нынче в последний раз… Тоже все изменилось и не в лучшую сторону. И дело не только в русских туристах. Но а русские не всегда облагораживают места отдыха. Портят местное население неоправданно завышенными чаевыми, некой разнузданностью в поведении… Как оно было, так и остается. Только в других масштабах. Уже давно прошло время «малиновых пиджаков» и «золотых цепей». Такие экземпляры наших соотечественников встречаются значительно реже… Это радует… Стало больше людей окультуренных…

Д.П: Согласен с вами, это так… Дмитрий Дмитриевич, но поводом для нашего интервью стала не только ваша программа… В нашей переписке вы обронили фразу о том, что пишите книгу. Наш журнал литературно-публицистический, соответственно и читателю ближе эта тема… Ваша официальная биография разнообразна. В ней есть место многим интересным профессиям. В том числе и редактор, режиссер литературно-драматической редакции на Центральном Телевидении СССР… А вот теперь книга!

Дмитрий Дмитриевич, раскройте нашим читателям эту тайну… Что за книга? Связана она с вашей передачей «Непутевые заметки»? Или это нечто иное, другое, новое для вас?

Д.К: Мы, великие русские писатели, любим поговорить о своем творчестве…

Д.П: …я сам пробую эту стезю…

Д.К: … ну, конечно же, я пошутил. Никакой я не писатель, стопроцентный графоман. Но написание биографичной книги для меня доставляет радость… Но связана с путешествиями в той мере, что я начал писать ее в путешествии. Шесть лет назад… уже семь лет… я решил сделать себе подарок и поехать в такое место, где я не был. Я остановился на Тибете. Попросил одно туристическое агентство, чтобы мне организовали такую поездку. Конечно же, я ехал не только отдыхать, а, в первую очередь, снимать, работать и взял в помощь своего сына… приучать его к съемкам…

Д.П: Вы говорите о сыне Дмитрие?

Д.К: Да… Ну у меня два сына, и оба Дмитрия. У жены Татьяны тоже сын Дмитрий (ред. – Татьяна Баринова, корреспондент, редактор), он теперь оператор. Дмитрий от первого брака -дизайнер автомобилей… К сожалению, ушел в дизайнерство… Ну вот… К сожалению, поездка на Тибет у меня не сложилась и пришлось оттуда вернуться. На меня неожиданно напала бессонница…

Д.П: …бессонница!?

Д.К: Именно – бессонница! Я вылетел из Москвы в ночь и перестал спать вообще… На пятые сутки я сломался. Пять суток без сна — это очень тяжело. Мне даже показалось, что начались какие-то психические отклонения. Мне же еще предстояло совершить трек вокруг горы Кайлас… Я отказался… До сих пор не знаю в чем дело. Может быть, я в тот момент был на голодной диете плюс кислородное голодание… В общем, одно к одному сложилось… И результат… Я позвонил в Москву и сообщил, что возвращаюсь назад. На обратном пути была пересадка в Дохе, стыковка рейсов. И вот там, пока я сидел, не мог заснуть, стал набрасывать первые заметки… Я вам передам эти записки… И теперь каждый год я куда-нибудь уезжаю и неделю пишу книгу.

Д.П: Уезжаете именно с этой целью?

Д.К: Да, раз в год, неделю отдаю книге… Но все равно я обязательно что-то снимаю. Хотя семь дней специально выделяю на рукопись. И так на протяжении семи лет… Сейчас она почти закончена… И моя последняя поездка в Болгарию была именно для того, чтобы закончить книгу…

Д.П: Удалось?

Д.К: Нет. Я опять снимал… Уже немного осталось… Закончу, обязательно закончу в ближайшее время.

Д.П: И все же, о чем она?

Д.К: Это биографическая книжка, но с некоторыми вставками. Когда я показал некоторые главы своим друзьям и близким, они отозвались очень хорошо. Наверное, хотели мне польстить или чтобы не обижать. А еще было высказано такое пожелание… Они говорили, что тебя знают как человека путешествующего, очеркиста, а у тебя в рукописи про это практически ничего нет. В книге я описываю, допустим, встречу с Ларри Кингом, с Тонино Гуэрра, а, в остальном, это вся моя жизнь. Мне казалось, что я все показал в передачах, но что тут еще рассказывать? Но мне настоятельно советовали, и я набросал еще несколько глав о путешествиях.

Мне все это дается с трудом. Я действительно не литератор и не обладаю этой способностью. Я даже в конце книги описываю придуманный разговор с Познером в его передаче. В конце которой он задает мне вопрос Марселя Пруста: «Дар, которым вам хотелось бы обладать?», а я отвечаю, что я хотел бы обладать литературным даром. Мне хотелось бы литературно, связно, интересно и привлекательно выражать свои мысли и чувства. Мне, к сожалению, это не дано. Так что моя графоманская книжка готовится и будет такой, какая есть.

Но это мой не первый опыт. У меня была издана книга под названием «Бумеранг». Дело в том, что мне всегда было интересно делать то, что не делали до меня.

К примеру, я пришел на телевидение и стал делать передачу о телевидении, до этого такой программы не было. И занимался этим 10 лет.

Д.П: А что это за передача?

Д.К: Она называлась вначале «Спутник телезрителя», а потом «Телескоп»…

Д.П: Да, да… вспомнил.

Д.К: Выходила передача с 1986 по 1996 год… Потом она «умерла», потому что телевидение разбилось на конкурирующие каналы. А мне неинтересно было рассказывать про один канал, мне хотелось говорить о телевидении вообще. Руководство возражало: «Зачем это мы будем про другие каналы говорить…?». Передачу закрыли. И практически в это же время родились «Непутевые заметки»…

Д.П: …ну, а что с «Бумерангом»…

Д.К: Так вот, эта книжка такая же попытка сделать то, что не делали до меня. Я взял некое литературное произведение, написанное в конце XIX века, и прокомментировал его, пересказал текст со своими выводами. Мне это было интересно, я практически болел этим делом. Так продолжалось год. А, когда я закончил работать над книгой, я предложил ее нескольким издательствам, в том числе, и Сергею Пархоменко. Прочитав рукопись, он сказал, что все это интересно, но мне не хватает себя. А еще он сказал, что мне интересно читать твои комментарии, о чем этот сюжет. Я уже к тому времени остыл… А другое издательство сказало, что нас это устраивает и нам нравится. И выпустили эту книжку. Она поступила в продажу…

Д.П: И к какому жанру ее можно отнести?

Д.К: Это такое приключенческое чтиво… Если сравнивать, то по стилю ближе к Борису Акунину…

Д.П: …я, к сожалению, не читал…

Д.К: Она вышла давно, несколько лет назад… Единственное, мне неудобно и стыдно, что сюжет заимствован. Автор этой истории Ф. Анстей, его книга называется «Чеки времени Турмалина»… Но кто такой Анстей? Единицы знают этого автора, а Крылов более менее известен. И мы с издательством придумали название книги: Дмитрий Крылов «Бумеранг», а ниже мелкими буквами в скобках: «Вольное, но уважительное прочтение повести Ф. Анстея «Чеки времени Турмалина»»… В «Бумеранге» сюжет именно Анстея, я лишь комментирую его… Вот такой неловкий литературный эксперимент получился…

Д.П: А она сейчас есть в продаже?

Д.К: Ее можно найти в интернете… Еще есть полтора десятка рецензий, из них половина очень злые и очень разгромные. Я считаю, по делу. Меня там втаптывают… в кисель превращают. А другая половина очень доброжелательная. Видимо людям понравилось.

Д.П: Следовательно, по формальному признаку вас можно назвать писателем?

Д.К: Нет. Даже не литератор. Это совершенно особая профессия. Я вам совершенно искренне сказал, что всегда завидовал людям, умеющим говорить и писать. Это такой же дар, как слух.

У кого-то нет музыкального слуха. Мне с этим более менее повезло. В наследство от матери досталось. У меня мама — оперная певица. Вот он мне и передался. А у моего сына нету. И я знаю много людей, лишенных его.

Когда еще телевидение было единым, однажды, мы записывали под «Новогодний огонек» песню «Пять минут». Выходили все телевизионные ведущие, и каждый исполнял по одной-две строчки. Я — свой дубль и свои строчки: «…и улыбка без сомнений вдруг коснется ваших глаз, и хорошее настроение не покинет больше вас…», записал с первого раза. А, к примеру, Женя Киселев сделал 62 дубля. Что говорит о некоторых проблемах с музыкальным слухом.

Д.П: Дмитрий Дмитриевич, вернемся к вашим мемуарам, которые вы заканчиваете…

Д.К: …лучше сказать — к биографическому произведению…

Д.П: Хорошо. Вернемся к вашей биографии в книжном виде. С какого периода начинается повествование?

Д.К: Совершенно беспорядочно. Никакой хронологии нет. Но если по содержанию в целом, то она начинается с моего рождения.

Д.П: Это, должно быть, интересно. Я уже говорил, что перед интервью я внимательно посмотрел вашу биографию. Ту, которую можно было найти в интернете. Она очень насыщена событиями. В том числе, я говорю о периоде «до телевидения».

Д.К: Да, да. Я очень много в этой книге описываю молодость… Те, кто мог прочесть, говорят, что сделал я это достаточно в ироничной форме. К примеру, как у Станиславского, у меня есть глава, которая скромно называется «Моя жизнь в искусстве», где я рассказываю о том, как пришел работать в Министерство культуры… дворником… И как сделал карьеру… С должности дворника пришел в искусство… По началу – эстрадное…

Д.П: Очень забавно. А у вас эта глава уже готова полностью?

Д.К: Да. Я передам ее вашему журналу. Можете опубликовать.

Д.П: Спасибо большое, Дмитрий Дмитриевич!

Д.К: Я не считаю свою книгу шедевром… Конечно, публикуйте. Более того, я вам передам несколько глав или даже рукопись. Публикуйте то, что посчитаете интересным… что будет интересно для читателей вашего журнала.

Д.П: Дмитрий Дмитриевич, а что подтолкнуло вас к написанию этой книги? Кроме тех сложившихся обстоятельств в Тибете.

Д.К: У людей (я не исключение) есть потребность делиться своими воспоминаниями. Во-вторых, мой друг, старше меня на десять лет, постоянно мне говорил: «Почему ты не напишешь книжку? Ты много путешествуешь!». Ему казалось, что если я много путешествую и много вижу, то обязательно должен написать книгу. О том, что я вижу в путешествиях, я рассказываю в передаче. Ничего такого в загашниках, о чем бы я мог еще рассказать, у меня такого нету. И в-третьих, мне хотелось передать историю своей жизни для детей, для сына, может быть, для внука… Это, на самом деле, узкосемейное чтение… Не всем людям это покажется интересным… Ну мало ли у кого какая жизнь…

Д.П: Вы знаете, я с вами не соглашусь, если говорить лично о моем взгляде на это. Мне приходилось участвовать в судействе некоторых литературных конкурсов, где, кроме выставления оценок и баллов, мы с участниками рассуждали о литературе и первых шагах в ней. Участники этих конкурсов люди, как правило, не профессионалы и имеют разную возрастную категорию – от школьника до пенсионера. Пытаясь высказать свои впечатления об их произведения, я им говорю: пишите о том, что знаете. По многим причинам. Первое, вы сможете ярко передать свои эмоции, чувства, ощущения. Второе, вы сможете достоверно описать события… На мой взгляд такие произведения  автобиографического характера, мемуары, они формируют историю. Может быть, мы сейчас это не замечаем и не предаем большого значения. Но история поколений, если хотите – страны, складывается именно из подобных описаний. Это как «Летописи временных лет» середина XV  века. Их писали конкретные люди и передавали то, что видели и ощущали сами. Их же никто не обучал в литературных вузах…

Д.К: Может быть, вы и правы, Дмитрий, но тут вопрос еще в том, на сколько занимательно и литературно это изложено… Если это написано косноязычно и не увлекательно, тогда процесс чтения был бы мучительным…

Д.П: …согласен…

Д.К: Я читал некоторые произведения своих коллег и в отдельных случаях восхищался легкостью изложения… владения пера… А то, что вы сказали, что предстает история нашей жизни… Ну да… Наверное, и поэтому я пишу… о том, как познакомились мои отец и мать. Это тоже не то, чтобы типичная, но свойственная тому времени история. Во время войны они познакомились по переписке. Мать писала письма бойцам на фронт… Многие барышни тогда писали… не конкретно, а кому-то, куда-то… сами не знали в чьи руки попадет письмо… поддерживали наших солдат. И так они заочно познакомились.

На фото: Родители Дмитрия Дмитриевича.

Мама — Евгения Грузинова. Отец — Дмитрий Крылов

Мама к тому времени училась в консерватории. После войны встретились и познакомились лично. Дальше были события даже не драматические, а трагические… А дальше — мое детство, насыщенное какими-то яркими для меня событиями.

И юность моя соприкасалась с историей. К примеру, события в Чехословакии, я в это время служил в армии и попал в эту заваруху… Тут вы правы, практически все события, которые происходили в стране в той или иной мере коснулись и меня.

В книге я описываю и сюжеты из своей телевизионной жизни, связанные с известными людьми… и не только… Я не знаю, что означает слово «гордец». Это не хорошо и не плохо… Я говорил вам об отсутствии музыкального слуха, так вот у меня в некоторых случаях отсутствует чувство гордости. Я не понимаю как можно гордиться своей национальностью? Родился ты евреем или чукчей… Ты к этому не приложил никаких усилий… Гордиться можно тем, что ты сделал сам: сбросил лишний вес, получил колоссальные знания, сделал своими усилиями замечательную карьеру… и т.д. Вот этим можно гордиться внутри самого себя.

В этом отношении мне в жизни везло. Я — атеист, но если бы я был верующим человеком, то я бы сказал, что, наверное, это меня бог провел по этой жизни… Он, наверное, сказал: «Вот этот парень, сделаю я отметину»… Родился я в открытом море, в лодке и остался в живых, и еще было много всяческих историй, когда должен был умереть, погибнуть, но я оставался в живых. И то, что в конечном итоге обрел себя в этом своем деле… с 1991 года делаю свои «Непутевые заметки». Мне кажется, что я чего-то добился на своем поприще, коль вы у меня берете интервью…

Но я не считаю, что этим надо гордиться.  Это какое-то везение…

Как я попал на телевидение – это везение. Как поехал делать передачу про американское телевидение и встретился с Ларри Кингом, и стал первым и последним русским, советским журналистом, который брал у него интервью… Это был 88 год… Я не то, чтобы гордился, мне от этого было приятно.

И это я в своей книжке описываю. Вот она и построена из таких событий… В том числе, и как начинались «Непутевые заметки». Это тоже чистая случайность…

Д.П: …в вашем интервью на одном из телеканалов вы рассказали, что «Непутевые заметки» возникли случайно. Вы поехали отдыхать, взяли с собой камеру, сняли…

Д.К: Нет, нет, нет… Не совсем так. Меня пригласили на фестиваль в Эдинбург, поскольку я делал передачи на телевидении. Там была запланирована дискуссия «Гласность на советском телевидении». Но! Это пришлось на тот день, когда у нас в стране начался путч. Тем не менее я туда уехал. И вместо запланированных гостей, а там должны были быть Познер, Молчанов, я, документалист Юрий Сотник. А вместо них оказались Александр Невзоров, я и Галина Старовойтова…

Д.П: …серьезная компания…

Д.К: Да, серьезная… Мы там оказались, фестиваль закончился, и у меня вдруг появилась возможность задержаться. Друзья, которые меня пригласили, предоставили жилье. Оказалось, что есть, где остановиться. Я был уверен, что путч закончится в пользу путчистов, и у меня больше не будет возможности поехать за границу, никто меня больше не выпустит. Тем более, что я к тому времени дал несколько злобных интервью в адрес нашей родной советский власти. У меня было с собой немного денег, а жилье предоставили бесплатно, плюс мои друзья мне одолжили, я решил купить камеру и стал снимать… для себя. Сам снимал. На тот момент я впервые в руки взял камеру.

Жил я там около месяца. Практически без денег, впроголодь. Зато ощущал себя свободным. Я по-настоящему понял, что такое свобода. Да, голодный, да без денег, но я был свободным!

Отсняв более 10 часов, уже чуть позже, когда я вернулся, мне пришла в голову мысль, а может быть сделать что-нибудь их этого материала. И сделал 4 получасовых очерка… Даже не очерка – полчаса для очерка — это много… Ну скажем, 4 передачи… фильма… И тогда я придумал название «Непутевые заметки или из Лондона с любовью». Намекая на персонаж Джеймса Бонда.

И вдруг на фоне тогдашней официозной международной журналистики появился «свой парень», который говорит простым и понятным для многих языком, вдобавок обращает внимание в программах на те вещи, о которых доселе не обращали внимания уважаемые Генрих Боровик и Валентин Зорин. Люди талантливые и профессионалы своего дела, но они работали в официозе, рассказывая о том, как там «все плохо», какая ужасная Америка или Англия. А тут я, говорю о том, что вижу сам. Что удивляет – говорю. Что восхищает – говорю. Что разочаровывает – говорю. Людям, видимо, это настолько понравилось, что сразу же посыпались предложения. Еще эфир не закончился, а мне уже предлагают: «А не хотите ли поехать в западный Берлин?», «А не хотите ли поехать в круиз?» и т.д.

Я стал по несколько раз в год выезжать.

«Непутевые заметки» появились в эфире, каждое воскресенье.

Д.П: И что же дальше? Ваша программа – долгожитель и, к тому же, весьма популярна. Никто не пытался «пристроиться» или «лапу наложить»?

Д.К: Как дальше будет, непонятно. Именно сегодня состоялся разговор. У начальства возникло ощущение, может быть, что-то поменять. «Нет, — говорят, — ведущий пусть останется. Но что-то надо в программе менять». А я скромно отвечаю, что Крылова-то не заменишь. Если я и меняюсь, то только «с годами».

Естественно, я немного другой ежели несколько лет назад. Конечно, я стал смотреть на мир глазами, как каждый из нас. Сейчас я не рассказываю о том, о чем говорил двадцать лет назад. Меня уже интересуют иные вещи, и люди наши стали более начитанными, «нагляденными». И опыт путешествий у зрителя давно догнал мой, а у кого-то наверняка больше. В этом смысле я ничего нового им не расскажу. Но! В программе сохраняются 2 ипостаси. Первое – это то, что я рассказываю тем, кто никогда не выезжал и поехать не сможет. По разным причинам: доходы не те, возможности ограничены, в силу многих обстоятельств. Такой социальный слой, к глубокому сожалению, еще очень большой. А сейчас не помню точную цифру, вы ее скорее знаете… Я полагаю около 15-20 %…

Д.П: Больше. Эта цифра для московского региона. А по России… Примерные цифры только около 20% населения имеют загранпаспорта, а не выезжали за рубеж более 70%…

Д.К: Да?!… Ну вот… Это одна категория, которым я рассказываю то, что они никогда не увидят собственными глазами. А в моей интерпретации, поскольку я не хвастаюсь тем, что увидел и что мне удалось попробовать… И в этом смысле, я, конечно, для них как бы свой человек.

Вторая категория — это те, кто уже поездил, но кому-то мои путевые очерки кажутся своеобразным советом. Посмотрев их, они находят для себя новое…

Д.П: Это как раз в моем случае…

Д.К: Да, да… Это хорошо, когда я не разочаровываю… Как с вами… Как с Болгарией получилось. Я рад, что все совпало. Хотя, очень редко, но бываю случаи, когда приезжает человек, а потом говорит: «Вы знаете, я поехал после вашего совета, мне так не понравилось!»… Ну… бывает… бывает и такое.

Я, например, всегда был влюблен в остров Бали. Я там раз семь был… Не знаю, может быть сейчас у меня изменится к нему отношение, давно там не был. Но, когда мой очень близкий друг поехал туда, то по возвращению был разочарован: «Что ты в нем нашел? Ничего там хорошего нет!».

Ему крайне не понравилось. Я даже знаю почему… Но зато ему понравилась Нормандия и Бретань, куда он поехал отчасти по моей рекомендации. Хотя, он человек без какого-либо особого образования или «ушибленный культурой». Он почувствовал эти места.

Тут раз на раз не приходится…

Д.П: Дмитрий Дмитриевич, а не хотите в «Непутевых заметках» рассказать о Москве?

Д.К: Хочу! Это есть в планах, потому что я же не только о загранице рассказываю. У меня в программах были Владивосток, Казань, Соловки… Соловки – я особо дорожу этой передачей, я там был и летом, и зимой. Они для меня очень знаковое место, поскольку там погиб мой дедушка по материнской линии.

На фото: Прадед Д. Крылова В.Д.Грузинов

Д.П: Был репрессирован?

Д.К: Да. В Соловецком лагере… В СЛОНе (ред. — Соловецкий лагерь особого назначения)

…По России у меня были программы, но немного. Дело в том, что как только заходит разговор о России… В качестве примера. Я помню когда у меня было 50-летие сто лет тому назад. Я за полгода до юбилея оказался на Камчатке и говорю местным руководителям: «Мол у меня в этом году пятьдесят лет, я готов к вам приехать. Организуйте мою поездку. Ни каких денег не нужно, это практически ничего не стоит. Я никогда ни с кого денег не беру, кроме того, что вы оплачиваете расходы по транспорту, перелету, проживанию. Это все за ваш счет. Ни каких денег в конверте и подарков не нужно! Давайте я приеду. У меня 50 лет, я родился на Дальнем Востоке, на Охотском море… Камчатка, правда, повыше, но все равно…»

Д.П: …практически соседи…

Д.К: Ну что там для тех мест всего 3 000 километров… Так вот… Руководство края вначале согласилось, а потом все ушло в песок… В результате я на свое 50-летие оказался на сафари в Кении… с утра. А вечером в Париже… Тоже неплохой оказался вариант. Тем более, что это был первый в моей жизни Париж и первое сафари.

В этом году я впервые в жизни совершил большое путешествие по нашей стране. Один крупный банк организовал турне с моими творческими вечерами в компании «виайпишных» товарищей. И мы, начиная с Калининграда и заканчивая Магаданом, совершили вояж. На самом деле это было нелегко. Калининград, Воронеж, Нижневартовск, Самара, Улан-Удэ и т.д. Через всю страну. 10 городов.

Мне это было все интересно, хотя, я совершенно поверхностно увидел страну.

Опять-таки, когда я там был и встречался с местными начальниками, тоже предлагал. Говорил, мол, давайте я к вам с удовольствием приеду… Меня особо заинтересовал Улан-Уде. Этот город тоже как-то связан с моей биографией. Когда мама закончила консерваторию, то поехала туда по распределению на 3 года в местный оперный театр.

И в Магадане мне показалось очень интересно. И там я предложил свои возможности рассказать о крае.

В этом году встретился с новым губернатором Чукотки. И эти места весьма интересны! Ему я предложил приехать и зимой, и летом. Чукотка совершенно разная в зависимости от времени года. Большая экзотика…

Проходит несколько месяцев после моих предложений, и все уходит «в песок».

И что мне теперь из-за этого отказываться ехать в Италию или Францию?

Д.П: Да нет, конечно. Вообще-то, у нас сейчас есть обширная госпрограмма развития Российского туризма. Правительство и руководство страны ратует за то, чтобы больше рассказывать о наших регионах и предлагать их в качестве объектов туризма не только иностранным гражданам, но и нашим соотечественникам. В этой программе много нужных моментов описано. Это и событийный познавательный туризм, и образовательное экскурсоведение… и т.д.

Д.К: Это замечательно, но я никаких таких особых предложений не получал. За исключением Казани.

Туда мы выезжали дважды. На сами съемки я не ездил. Есть одна сложность, связанная именно с Россией, как с объектом моих программ. Дело в том, что я, как правило, снимаю сам. Как начал это делать в первых программах, так и продолжаю до сих пор. Сейчас у меня есть второй оператор. Иногда это сын, иногда другой человек. Всегда интересней снимать двумя камерами. Во-первых, больше материала, а во-вторых, другой глаз, иной ракурс. Я же непрофессиональный оператор, и мне важно иметь хорошую картинку.

Так вот, когда я нахожусь где-то, скажем в Европе, то я иду спокойно и снимаю сам. Никто на меня не обращает внимания. А в Российском городе это несколько сложнее…

Д.П: …пальцем показывают…

Д.К: Ну да… Пальцем показывают, люди подходят… Это, конечно, приятно, но уже не то… Трудно, так сказать, в материал погрузиться… Приходится отвлекаться… И, порой, становиться сложно передать ту атмосферу. Мне всегда хочется создать некий «импрессион», некое состояние. Может быть даже чувственное…

Д.П: Это ощущается в вашей программе. Цель достигаете…

Д.К: Да… Но в России это сделать сложно. Поэтому я прошу другого оператора отснять материал. Он привозит его, а я из него делаю «свои впечатления»… пишу текст и т.д.

Д.П: Очень интересно… Дмитрий Дмитриевич, если вы не против, давайте вернемся в нашем разговоре к вашей книги. Скажите, на какой стадии она находится? Вы сейчас ставите точку?

Д.К: Я практически все написал. Единственное, что мне сейчас нужно сделать, так это скомпоновать. У меня две рукописи. Одна — автобиографическая, а вторая, что я сделал по рекомендации друзей о путешествиях. Сейчас я в некоем размышлении. То ли проложить биографию вот этими рукописными «непутевыми заметками», то ли их сделать абсолютно отдельно. Эти рукописи не связаны между собой. Да и биография не в хронологии : родился, женился, умер… Даже наоборот, вначале умер…

Д.П: То есть, точку вы ставить не будете?

Д.К: Точку ставить нет, не буду. Но для того, чтобы вы имели представление о книге, можете зайти на мою страничку в одной социально сети и увидеть несколько глав. Может быть, они и не войдут в книгу, но мне жалко отказываться от них, потому что, как оказалось, их читают пользователи интернет. И достаточно большое количество – от 3 до 5 тысячи… Мне это, конечно, льстит…

Д.П: Да. Совсем недавно состоялся один литературный форум, на котором обсуждались проблемы современной литературы. И, расставляя приоритеты, первое место по читательской аудитории, конечно же, занимает интернет. Особенно в среде нового поколения…

Д.К: …это да, но мне кажется, что правы те люди, которые говорят о том, что ощущение книги в руках, перелистывание страниц ничем заменить нельзя. Недаром в романе Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» он говорит о том, как люди сохраняют книги. Когда уже все на земле уничтожено, и сбылась мечта героя фильма «Москва слезам не верит» — сплошное телевидение во всю стену, люди все равно трепетно относятся к книге.

Да, удобно читать в интернете, но держать книгу в руках — это не передать через сеть.

Когда я делал книгу «Бумеранг», то принес издателям стилизованный под раритет экземпляр. Как дореволюционное издание с потёртостями, подтеками, следами зачитанности. И сказал, что хочу, чтобы вы сделали вот так… Я уже после подружился с Мещеряковым, который издает такие книги… Он мне возмущенно написал: «Я видел вашу книжку. Кто ее издал? У меня идею украли». Я ему ответил, что это не они украли, а я украл. Я попросил, чтобы они сделали именно так. Мне в тот момент не пришло в голову, что кто-то это придумал, а я взял и нагло украл… Но он меня простил.

В «Бумеранге» много иллюстраций, на которых изображены герои произведения с лицами известных актеров.

Некоторые критики меня упрекали за этот ход. А я им объяснял, что это такой план. Я хотел, чтобы книгу экранизировали, выпустили в аудио формате…

Мне неизвестно почему, но многим нравится, как звучит мой голос. Что-то их привлекает. Я вначале не обращал на это внимание – ну нравится и нравится. А потом подумал, коли так, почему бы не сделать аудиокнигу.

Точнее сказать, мне захотелось выпустить два диска. Один – начитать «Бумеранг», а второй – свои любимые стихи и отрывки из прозы…

Д.П: …стихи ваши?

Д.К: Нет, нет… любимых авторов, абсолютно разных.

Д.П: Дмитрий Дмитриевич, а вы уже ведете с кем-нибудь переговоры об издании вашей книги?

Д.К: Я предварительно разговаривал с издательством, которое печатало мой «Бумераг». И еще мой товарищ, который тоже выпускает книжки вроде бы заинтересовался. Но надо ее окончательно доделать.

И самое главное, мне нужен хороший профессиональный редактор. Это стала такая дефицитная профессия. Я уж даже не говорю про телевидение, потому что и на нем их нет. Та профессия ушла в далекое прошлое. И это очень ощущается, не только мне.

Я столкнулся в своей жизни с великолепным редактором. Это было, когда меня пригласили на озвучение документального американского сериала под названием «Дикие штучки». Он об отношениях человека и животных. Я с огромной радостью согласился, потому что всегда мечтал об этом. Я очень завидовал Коле Дроздову, который озвучивал, комментировал бибисишный документальный сериал… Я размечтался «вот бы мне что-нибудь такое», мне так захотелось сделать подобное. И тут мне предлагают это.

Предложил Толя Максимов… Это наш известный продюсер, постоянный соратник и друг Константина Эрнста… Там денег практически не было, но я с удовольствием согласился, потому что мне это было очень интересно.

И вот там на этой программе была великолепнейшая женщина  — редактор.

Как только я найду подобного, или мне помогут найти, так тут же завершу книгу.

Ведь хороший редактор не только правильно стилистически исправляет тексты, но и любит автора…

Д.П: …который чувствует автора…

Д.К: Да… и который хочет сделать автора еще лучше. Не вопреки. Я встречался с парой редакторов, которые самоутверждались… А нужно не самоутверждаться, а помогать…

Хотя, профессия редактора очень тяжелая. Ведь автору хочется, чтобы его произведение выглядело так, как он задумал. Хочется, чтобы и это осталось, и то не упустить. У редактора взгляд со стороны, и он более заинтересован в грамотном изложении текста, что не всегда совпадает с авторскими амбициями.

Д.П: Дмитрий Дмитриевич, наше интервью подходит к концу и наш журнал желает вам всяческих успехов в любых начинаниях. Чтобы ваша программа еще долгое время была на телеэкранах…

Д.К: …сам хочу…

Д.П: …а «проба пера» принесла желаемый результат.

Может быть, в заключение у вас есть что пожелать нашим читателям?

Д.К: Ой, это, наверное, самое сложное. Потому что говорить о себе любимом мы все любим. Тут очень легко. Это так же легко, как трудно задавать вопросы. Я всегда считал, что интервьюер — личность многогранная. Он должен соблюсти сразу три качества. Сформулировать вопрос, который был бы интересен твоим читателям, твоему собеседнику и чтобы это было интересно тебе самому. Совместить эти интересы достаточно сложно. И то же самое с пожеланием.

Я думаю, что у вас достаточно избранная публика и даже не представляю, что я мог бы пожелать…

Во всяком случае, я мог бы пожелать, не сочтите за банальность, хороших путешествий! Потому что путешествие — это единственное, что у тебя по-настоящему остается в фотоальбоме твоей памяти и сохраняется надолго, порой навсегда. И чтобы была возможность не только путешествовать, но и делиться своими впечатлениями с другими.

Поскольку ваша аудитория высокоэстетсвующая,  хочу пожелать, чтобы эти впечатления находили отражение в творчестве…

На само деле — это счастье. Если бы меня спросили, что такое счастье, то первое что мне придет в голову, так это возможность делиться своими впечатлениями… И эти впечатления были бы востребованы! Это я и желаю вашим читателям.

Д.П: Спасибо большое!

Д.К: Вам спасибо!

____________________________

Аудиозапись интервью состоялась 05.09.2013г., ТЦ «Останкино»

_______________________________

Текст: Дмитрий ПЛЫНОВ

Фото (с логотипом журнала): Ксения РИКЛЕС

Фото: Из личного архива Дмитрия КРЫЛОВА


комментариев 14

  1. Тюрин Анатолий

    Уважаемый, Дмитрий!
    Просим ответить на наш комментарий.

  2. Тюрин Анатолий

    Здравствуйте, Дмитрий!
    Я не знаю как с Вами связаться, но не могу не рассказать — мы обычные пенсионеры из Москвы, Строгино и даже мечтать не могли об Англии,как о стране настолько для нас очаровательной, притягательной, и романтической, что все мечты попасть туда были просто фантастикой!
    Так много было с детства прочитано и нафантазировано, что и помыслить было не реально!!! И вот в 2015 году мы с супругой решили — а где наша не пропадала. ( Ну как обычно для русских). Просчитали места где просто надо умереть, но побывать и так поверили в себя, что в двух городах даже автомобили в аренду заказали и в 4-х городах гостиницы забронировали и о чудо — все сработало! Да будут благословенны боги, хранящие Англию! Нас ждали везде! Доброжелательность англичан пока оставлю — это ШОК и отдельный разговор, но ФАНТАСТИКА — если мы по наивному наметили и Винчестер со столом Артура, и Стоунхендж и деревня Бибири и родина Артура Тентигел и Гластонбери с Тором и волшебником Мэрлином и могила «Грейт» Агаты Кристи и Манчестер и Великий Озерный край и Адрианов Вал и Виндздор и Тауэрский мост с Биг- Бэном и 20 мест съемок сериала «Чисто английские убийства» с любимейшим Томом Барнэби (Джон Нэтлс), на котором мы просто «подвинулись» и мы — таки нашли эти места и т.д. Можно это представить реальностью для двух пенсионеров из Строгино? Дмитрий, Мы это сделали(!!!!!) и не было в нашей жизни лучшего путешествия!!! И вообще лучшей жизни НЕ БЫЛО!!! Если Вас заинтересует идея, давайте сделаем репортаж об обычных пенсионерах, которым хватило только любви к книгам, авторам, стране и немного фанатизма ! (У нас море фотографий).С уважением, Анатолий Андреевич и Лидия Евгеньевна.

    • Тюрин Анатолий

      Это мой правильный адрес и т. 8-903-551-33 87

  3. Регина

    Очень мне понравилось интервью с Дмитрием Крыловым. Из него узнала столько всего интересного об этом талантливом тележурналисте.Мне и передача Дмитрия Крылова «Непутевые заметки» доставляла большое удовольствие, она тогда просто украшала нашу жизнь. Из интервью с Дмитрием Крыловым узнала как живет телеведущий, о его отношении к родине, к друзьям, здесь полностью раскрыт образ замечательного человека. Спасибо!

  4. Александр Стойка

    Дмитрий КРЫЛОВ необыкновено интересный и своеобразный тележурналист , он создал свой неповторимый мир на телевидении, благодаря ему, мы по другому относимся к окружающим нас странам, полюбили людей на этой планете.
    Журналист Дмитрий Плынов сделал хорошее, качественное интервью и Дмитрий Крылов открылся перед нами еще одним дарованием — писательским

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика