Вторник, 23.04.2024
Журнал Клаузура

Светлана Демченко. Сок родной почвы: О русских народных сказках и современных связанных с ними «фанфиках», «ремейках», гламуре, плагиате…

…Родители и воспитатели, не ведая что творят, направляют всю духовную и нравственную жизнь нашу на чужбину – а человек, не приуроченный с пелен к своей почве, едва ли к ней приживется. А как ему к ней приурочиться, коли он соком ее не питался и едва ее знает?1

В.И. Даль

Cегодня не редкость прочитать знакомую с детства милую сказку в иной, зачастую в чуждой нам, интерпретации.

Ныне едва не всё перевирается, переиначивается недобросовестными писаками, больными конъюнктурой и стремлением больше заработать.

К сожалению, мы тонем в беспамятстве не только отечественной истории, но и своих исконных корней, детства, того святого, что ещё до недавнего времени казалось незыблемым и неприкосновенным.

Лауреат Нобелевской премии К. Лоренц назвал разрыв с традицией одним из смертных грехов современного человечества2.

Эта оценка в полной мере выражает суть дела в системе культуры, воспитания и образования сегодня и не только в России.

«Мир летит в тартарары. Вы видите, как вообще всё опошляется? Детей отрывают от доброй детской классики, находят там какую-то агрессию. А всё на самом деле, как у Хаксли в книге «О дивный новый мир» − на занижение, на деградацию.

Мир разлагают сознательно, а потом с помощью прикормленных фашистов сметут всё с лица земли. Покуда в нас есть свет, покуда у нас есть шанс. Но в полной тьме надолго ли нас хватит?»спрашивает публицист С. Коппел-Ковтун3.

Нынешние «гламурные ревизоры и толкователи» литературной классики бесцеремонно посягают и на чистые детские души.

Пересмотр нравственной основы детских сказок − это вовсе не невинная забава.

Например, десятки самых известных сказок русской культуры с помощью конъюнктурных пошлых усилий многих графоманов извращены до неузнаваемости и путём компиляции, плагиата переврались в прикольные бесовские, отнюдь не христианские, комиксы.

За примерами далеко ходить не нужно: Интернет пестрит ими.

Нездоровые, озабоченные, видать, головы лжеписательской братии уже видят в андерсенском лягушонке «среднестатического переросшего холостяка − маменькиного сынка с низкой потенцией и плохо выраженными вторичными половыми признаками», в Дюймовочке − самую что ни на есть женщину лёгкого поведения, бродяжку, а в двенадцати месяцах – наркоманов, «тянущих косяки», в дедушке – развратника, живущего с «курой» и т.д., и т.п.

И умиляющиеся подобными творениями, подобострастные «ржущие» взрослые читатели вовсе не задумываются о том, что идёт наступление, планомерное и продуманное, на наши непреходящие моральные ценности.

Осуществляется попытка извратить русскую мифологию; а сказочный мир добра, восхищения красотой и человеколюбием выставить на посмешище.

Уже раздаются необдуманные призывы пересмотреть буквально всю детскую литературу, «разделать под орех» пушкинские сказки, те, на которых выросло не одно поколение детей.

Сказочные Золушки, Красные шапочки, Иваны-дурачки, Коты учёные и другие известные сказочные персонажи как бы в одночасье становятся гламурными героями нашего времени. Но от их привлекательного облика в сказках-оригиналах в этом «гламуре» ничего не остаётся, в них перевёрнуто всё с ног на голову.

Профессиональная критика старается обходить такие произведения своим вниманием. Не удивительно.

Писатель В. Шевцов в связи с этим замечает, что авторы этой так называемой «бесконфликтной» литературы – люди не бедные, со связями, а, значит, конфликтовать с ними − себе дороже будет.

Если и пишут им рецензии, то под заказ.

Вот и получается, перефразируя слова И. Крылова: кукушка хвалит петуха за то, что платит он кукушке.

Сегодня нас уже фактически приучили к ремейкам в музыке, кинематографе. И вот «ремейко-плагиатная» болезнь захлестнула и нашу литературу.

А.С. Пушкина, Л.Н. Толстого, П.П. Ершова… дописывают и переписывают все, кому не лень4.

«Бесконфликтники» не просто нас приучили к своим поползновениям на сказочный народный фольклор, а пытаются убедить, что «фанфик» (вымысел, выдумка, чтиво) как разновидность творчества «фэнов», «фикрайтеров» (поклонников модных произведений искусства) – это не что иное, как производное литературное произведение, основанное на каком-либо оригинальном творении, использующее его идеи, сюжет и персонажей, то есть фактически на воровстве, плагиате .

Эти господа считают, что русские народные сказки ушли в небытие, что им на смену пришёл новый пласт иного супер-модного сказочного мира.

«Фанфик» у них представляет собой продолжение, предысторию, пародию, «кроссовер» («переплетение» нескольких произведений) – всё что угодно, лишь бы выглядело «гламурно» и отличалось «изысканным вкусом»5.

Тут даже разбираться в том, что собой представляет этот самый «вкус», какую «литературу» нам предлагают новоявленные «таланты», не надо, ибо это явное дурновкусие.

К примеру, возьмём расхожий ремейк на сказку «Двенадцать месяцев».

Он пестрит не только смысловым извращением сюжета, похабщиной, приданием сказочным героям пошлых черт, но и полным пренебрежением к русскому языку, изобилует такими выражениями, которые никак не характерны для сказочного детского текста: «тупая принцесса сбрендила», «дурочка попёрлась в лес», «вправить мозги дурочке», «жили там две садомазахистки», «за корзину подснежников отвалят золота», «пьяный шары залил», «мужики 12 штук косяки тянут», «косячком затянись», «нефиг лезть», «заведомо хреново», «шваль» и т.п.

Положим, что этот примитив, это опошление сказок расцветает только в Интернете. Но и детское книгоиздание нередко болеет этой же «плагиатно-ремейковой» болезнью.

В статье «О славянской мифологии. Ключи к русской сказке» Иван Жуков приводит пример, когда некий сочинитель А. Багаделин решил переврать и извратить, опошлить сразу все персонажи русских былин, сказок и мифов6.

 Перелицованные им русские сказки на западный манер фактически уничтожают народный фольклор, отлучают наших детей от родства с истоками народной культуры.

Сказки – это же не только занимательное, развлекательное детское чтение.

Вспомним, что В.И. Даль, записавший до тысячи подлинно народных сказок, работая над ними, не ставил себе целью сделать их только одним занятным действом, игровой забавой.

Народный язык – вот для него главное в сказках: «Не сказки сами по себе были мне нужны, – пишет он в 1842 году, – а русское слово, которое у нас в таком загоне, что ему нельзя было показаться в люди без особого предлога и повода – сказка послужила поводом. Я задал себе задачу познакомить земляков своих сколько-нибудь с народным языком и говором, которому открывается такой вольный простор и широкий разгул в народной сказке…»7.

В.И. Даль внес в русскую литературу новый стилевой прием сказовой прозы, полновесно воплощенный в сказках Н.С. Лескова, А.М. Ремизова, П.П. Бажова…

Их произведения сохраняют народные традиции, содержат в образном слове нравственную идею (торжество справедливости и правды, победу добра над злом, идеальный образ народного героя). Они с особой очевидностью демонстрируют живость и изобретательность, смекалку народного ума.

Путь, который прошла народная сказка от научной записи сказочных текстов учеными-фольклористами до литературной обработки ее вариантов для детей, был долог и достаточно труден. Об этом накоплено достаточно исследовательского материала8.

Скажем лишь, что проникновению устной сказки в литературу благоприятствовало то, что образованные русские люди постоянно переписывали произведения сказочного характера. Но это были большей частью сказки иноязычного происхождения. Они распространялись и в виде лубка. Русские же сказки редко можно обнаружить в рукописях XVIII века.

По мнению учёного-фольклориста Б.М. Соколова, «…пробуждение живого интереса к народной сказке проявляется в конце десятых и особенно в двадцатые годы XIX века в связи с влиянием пришедшего к нам с Запада романтического направления в области литературы и философии, с культивируемым им принципом «народности», со стремлением постигнуть «дух народа», с интересом к глубокой старине»9.

Сказка начинает цениться как сокровищница родного языка, как средство воспитания и, что особенно важно, служит материалом для создания самобытных произведений литературы.

К записи и художественной переработке сказок обращались многие писатели того времени. О воспроизведении сказок в литературной форме можно говорить с 30-х годов XIX века. Тогда увидели свет сказки В.А. Жуковского и А.С. Пушкина, «Конек-Горбунок» П.П. Ершова, «Вечера на хуторе близ Диканьки» Н.В. Гоголя и др.

Первым научным издателем и редактором-составителем русских сказок для детей стал Александр Николаевич Афанасьев10.

Как считает известный сказковед В.П. Аникин: «Без него сокровища сказочного фольклора могли затеряться, погибнуть. Фольклор, много веков передававшийся от поколения к поколению, в середине XIX столетия вступил в кризисную пору, когда потревоженная социальной новизной творческая мысль народа устремилась на новые предметы – и полноценное искусство рассказывания сказок стало встречаться все реже и реже»11.

Классические образцы обработки и пересказа русских народных сказок для детей дошкольного и младшего школьного возраста были созданы в XIX веке К.Д. Ушинским, Л.Н. Толстым; в ХХ веке – А.Н. Толстым, А.Н. Нечаевым, М.А. Булатовым, И.В. Карнауховой, А.П. Платоновым. Список писателей-обработчиков можно продолжить: А.М. Ремизов, Д.Н. Мамин-Сибиряк, Б.В. Шергин, П.П. Бажов, О.И. Капица, Б.А. Привалов, М.М. Сергиенко и другие12.

Совершенно очевидно, что сказки, предназначенные самым маленьким детям, не нуждаются ни в какой переработке. Они дошли до нас в почти первозданном виде. «Ладушки», «Сорока-белобока», «Идет коза рогатая», колыбельные песенки, потешки-прибаутки, уговорушки, считалки из поколения в поколение приходят к детям и почти не меняются по форме и содержанию.

Сказки для самых маленьких «с удивительным педагогическим тактом они выбирают для детей круг доступных им представлений. Они облекаются в цепную форму, когда одна и та же фраза повторяется неоднократно, но каждый раз с новым прибавлением или вариацией («Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел, я от зайца ушел… Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел, я от зайца ушел, я от волка ушел…» и т.д.). Ребенку доставляет огромное наслаждение то, что он заранее знает, что сейчас будет сказано. Попробуйте что-нибудь пропустить – вас сейчас же остановит маленький слушатель»13.

О языке народной сказки для детей высказываются разные мнения. «Можно переводить ее в план литературной речи, как делали это классики (Одоевский «Мороз Иванович», Ушинский «Слепая лошадь», Л. Толстой «Два брата» и т.д.). Можно и сохранить строй, синтаксис, музыкальную интонацию народного языка. Но для того, чтобы язык сказки, очищенный от излишних архаизмов, диалектных слов и искажений, зазвучал как подлинно народный, он должен быть органичным для автора, родным и любимым им». По языку народная сказка всегда «прозрачная, скупая, ясная». Таким должен быть и обработанный текст14.

Подлинная народная сказка заключает в себе философское обобщение (идею, мораль), причем мораль не высказывается открыто, она вытекает из содержания. Детская сказка оптимистична. Она реалистична и в то же время фантастична и гиперболична, ибо дети «понимают и помнят не рассудком и памятью», а чувствами.

Работа по собиранию сказок, бытующих в народе, ведется и в наше время. И она никогда не может считаться завершенной, несмотря на то, что на смену народному сказителю давно пришел писатель.

Может ли детская сказка полностью повторять фольклорные записи? Нуждается ли текст в обязательной обработке? Как именно следует обрабатывать народную сказку?

Об этом задумываются серьёзные литераторы, но никак не графоманы-«ремейкеры». Их-то вовсе не интересует судьба оригинального текста, а тем более его нравственная мировоззренческая основа.

Недобросовестно и безответственно переделанные сказки на современный лад – это, как замечено ранее, зачастую пошлый ремейк старых, добрых сказок с целью получения дивидендов современными бездарными писарями. Примитивный полет их фантазии, подпитываемой субъективными детскими воспоминаниями и вызовами современной действительности, засоряют детское сознание. И здесь нам, взрослым, нужно быть особо бдительными.

Нужно иметь ввиду, что многие сегодняшние СМИ работают на разрушение идеалов, зомбируя людей. Потому что есть две формы лжи: есть ложь во спасение, а есть ложь (полуправда), направленная на уничтожение духа15.

Унижая и высмеивая героев прошлого, уничтожая преемственность идеалов поколений древних славянских родов, такие публикации и их авторы подрывают Веру, отбирают Надежду, делают невозможной Любовь.

А ведь только русский дух позволял стране преодолевать трудные испытания, выходить из них всегда победительницей.

Именно сказка, сохранённые в ней традиции великих славянских народов − этот «сок родной почвы», − сыграли судьбоносную воспитательную роль для наших детей многих поколений.

Примечания:

  1. Даль В.И. Первая первинка полуграмотной внуке. Предисловие // Сказки, песенки, игры. – М., 1871. − С. 21.

  2. Лоренц К. Так называемое зло. К естественной теории агрессии // Лоренц К. Оборотная сторона зеркала. − М.: Республика, 1998. − С. 62−242. − Избр. главы (с сокращ.).

  3. Светлана Коппел-Ковтун. Произведения: электрон. ресурс // Омилия: Междунар. клуб православ. литераторов: веб-сайт. – Режим доступа: http://omiliya.org/author/svetlana-koppel-kovtun.

  4. Шевцов В. Откуда ты взялась строка?..: электрон. ресус // Тезис.ru: веб-сайт. – Режим доступа: http://thezis.ru/otkuda-tyi-vzyalas-stroka.html.

  5. Википедия: свободная энциклопедия: веб-сайт. – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/.

  6. Жуков И. О славянской мифологии. Ключи к русской сказке: электрон. ресурс // Проза.ru: веб-сайт. – Режим доступа: http://www.proza.ru/2010/04/04/431; Богаделин А. Кикимора и другие… − М.: Юрайт, 2008.

  7. Даль В.И. Полн. собр. соч.: в 10 т. Т. 10. − СПб.; М., 1898. − С. 550.

  8. См.: Алексеева М.И. К вопросу об обработке и пересказе русских народных сказок для детей // Вестник Московского университета. Сер. 10: Журналистика. – 2011. − № 2. − С. 79−90.

  9. Соколов Б.М. Сказки. Русский фольклор. − М., 1930. − С. 6.

  10. Афанасьев А.Н. Народные сказки: в 3 т. − М., 1957; Полное издание в одном томе. – М.: Альфа-книга, 2010.; Русские детские сказки, собранные А.Н. Афанасьевым / науч. ред. текста, предисл. и примеч. В.П. Аникина. − М., 1987.

  11. Аникин В.П. Устное народное творчество: хрестоматия. – М.: Высшая школа, 2006.; Аникин В.П. Писатели и народная сказка // Русская сказка в обработке писателей. – М.: Худ. лит., 1970. − С. 5–12.

  12. Алексеева М.И. К вопросу об обработке и пересказе… // Вестник Московского университета. Сер. 10: Журналистика. – 2011. − № 2. − С. 79−90.

  13. Карнаухова И.В. Главное раскрыть смысл… // Детская литература. – 1966. – № 7. – С. 10–12; 87.

  14. Белинский В.Г. Сочинения. − М., 1983. − С. 378.

  15. Спасите сказку для наших народов: электрон. ресурс. – Режим доступа: http://www.onlinepetition.ru/denskazki/petition.html.

Светлана Демченко


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика