Понедельник, 30.03.2020
Журнал Клаузура

Павел Чуйков. О новом романе Дмитрия Глуховского «Текст»

В июне этого года вышел в свет новый роман Дмитрия Глуховского «Текст». Сам писатель в интервью газете «Метро» определяет жанр этого произведения как психологический триллер: «…в нём есть и драма, и криминальная интрига, и надрывные отношения между детьми и родителями и между мужчинами и женщинами, и неразрешённые противоречия между живыми и мёртвыми». Таким образом, автор сумел удивить своего читателя, описав в книге не фантастические события, как, например, в романе «Метро 2035», а окружающую нас реальность.


Главный герой книги Илья, бывший студент, выходит из тюрьмы, где он оказался по ложному обвинению в распространении наркотиков. Пока Илья отбывал незаслуженное наказание, его оставила девушка Вера: «Он сам с собой уже столько раз всё за неё проговаривал по ролям: и вопросы, и ответы. Уговоры, упрёки. Воображаемая Вера всегда ускользала. Настоящая Вера всё ему разъяснила одним звонком на второй уже год. Извинилась, как могла покаялась». Мать Ильи мечтала, чтобы, вернувшись, он пошел учиться дальше, тогда его жизнь снова бы наладилась: «Один раз смог без взятки в МГУ поступить, подготовились мы с тобой как-то, сможешь и вернуться. Не филфак, не МГУ, так другое что-нибудь. Ты талантливый, у тебя ум гибкий, ты только не дай ему окостенеть, закоснеть. Не позволяй себе озвереть». Но мать не дождалась сына, она умерла накануне его возвращения: «Теперь ей не выплакаться, а ему не укорять её за напрасные слёзы. Ей не выспрашивать у него про тюремную жизнь, а ему не отмалчиваться. Ей не рисовать ему человеческое будущее, а ему не морщиться устало».

Пожалуй, самое страшное, что нет у героя внутренней гармонии, неразрешёнными остаются его противоречия с самим собой. Особенно остро Илья чувствует этот конфликт после того, как совершил убийство Петра Хазина, бесчестного офицера, по вине которого он оказался в тюрьме: «Ни от чего не легчало. Ни с кем не складывался разговор. <…> Сожаления не было. Страха не было. Удовлетворения не было. Снаружи был вакуум, и внутри был вакуум тоже. Безвоздушное бездушное». Хотя Илья еще способен замечать беспорядок на любимых книжных полках, где фантастика перемешана с классикой. Он вспоминает, как студентом рисовал карандашом иллюстрации к повести Франца Кафки «Превращение». Это значит, что тот, прежний Илья, ещё жив. И в глубине души раскаивается, мучается: не знает, как бы он ответил за убийство человека перед матерью, которая предостерегала его, чтобы сын не озлобился?

Следует отметить, что и среди персонажей других книг Глуховского встречаются люди начитанные, размышляющие о происходящем вокруг. Так, в романе «Метро 2035» мы становимся свидетелями рассуждений режиссера, недовольного репертуаром своего театра, лишённого свободы выбора в творчестве: «Я хотел поставить “Носорога” Ионеско. Всем хороша пьеса! Главное – из костюмов одни носорожьи головы, можно хоть из бумаги делать. А потом понял: нельзя! Это ведь о чём пьеса? О том, как нормальные люди становятся животными как бы под воздействием идеологии. Ну и как такое ставить? Рейх запишет на свой счёт, Красная линия – на свой. И всё! В лучшем случае – бойкот! А в худшем…» Хочется верить, что читатели следили не только за увлекательным сюжетом книги «Метро 2035», которая переносит нас в недалекое будущее, но и, заинтересовавшись, перечитали или открыли для себя (если не читали раньше) прекрасного драматурга Эжена Ионеско. И в этом, безусловно, заслуга Глуховского.

Илья в телефоне Петра Хазина находит фотографии и видеоролики с незнакомой ему Ниной, на которую завороженно смотрит. Девушка подкупает его своей искренностью: «В ней не было ни жеманности, ни подделки. Затмила Нина полностью его вчерашний день, хотя б и на минуты». Он видит сны, мечтает о любви, о чем-то светлом. Мысленно идет к Вере, но представляет, как дверь ему открывает Нина: «Бросилась Илье на шею, исцеловала. Она в переднике была, как будто что-то готовила. С кухни пахло сладким тестом, печёными яблоками. Нина сыпала белую пудру на пышную шарлотку. Окна были распахнуты, лето вдувало занавески внутрь <…>». При этом Илья понимает, что это чужой мир, что своего нет и уже не будет.

Криминальная же интрига романа заключается ещё в том, что, изучая в телефоне переписку Хазина, Илья обнаруживает, что последний продавал налево конфискованный товар. Герой решает осуществить от лица Петра очередную сделку и перехватить деньги, чтобы похоронить мать.

Илья вспоминает, как в детстве на стройке он спустился на дно глубокого котлована, выбраться из которого было невозможно: «Песок полз навстречу, все шаги получались на одном месте, уцепиться было не за что: только рыхлая влажная ржа. <…> Рвался, рвался вверх – и всё равно оказывался на дне воронки». Ситуация повторяется: телефон Петра, который хранит в себе всю подноготную бывшего хозяина, затягивает Илью, не выпускает, словно зыбучий песок того огромного котлована: «…телефоны и зорче стали, и памятливей – в шестнадцать раз. Теперь телефон такое в людях видел, что человек бы не разглядел. <…> Удобно и Илье: можно чужие сны смотреть». Но сможет ли герой снова выбраться из гигантской воронки? Чтобы ответить на этот и другие вопросы следует прочитать роман «Текст».

Павел Чуйков

Фото с сайта nsn.fm


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика