Суббота, 25.11.2017
Журнал Клаузура

Соломон Воложин. «Как ладонью разбить кирпич». О скульпторе Ли Уфане

Иногда мне кажется, что я в области искусствоведения научился кое-чему, чему десантники научаются. Хотя… Любое сравнение – хромает. С десантником – тоже. Я, например, знаю, в частности, что, чтоб разбить кирпич, приподнятый над полом другими кирпичами, надо целить удар ниже разбиваемого кирпича. Это – конкретное знание. А у меня не бывает (или мне кажется) знания, когда я берусь… Скажем, я чуть не всею душой понял первую абстрактную картину Кандинского оттого, что читал и одновременно комментировал письменно его большую статью. Его, оказывается, очень и очень возмущало, что живопись стала использоваться как валюта, и он от этой злости решил отказаться от фигуративности вообще. – Первую такую картину «понять» я смог. Но как «понять» десятки других, подобных?! То же с первым произведением Дюшана в стиле «ready made» (готовых объектов). Тот от такого же бешенства на буржуазность, как и у Кандинского, отказался от делания вообще. Я и это «понял». Но только для первого «произведения». – Как всерьёз относиться к последующим, я опять не знаю. Бывали со мной и другие случаи как бы пробивания лбом стенки. И внешне выглядело так: я начинал писать, не зная, что у меня получится, и… неожиданно для меня самого что-то внятное получалось.

Попробовать, что ли, ещё раз?

Только повтор букв «т» в названии – «Трость титана» Ли Уфана – заставил меня полюбопытствовать, что это такое. Впрочем, и необычный ритм заставил: / ▬ | ­_ / _


Ли Уфан. Трость титана. 2014.

Из серии «Отношение».

Какой намёк автора к этому подходит?

«…связать то, что еще не создано, с тем, что уже есть» (http://www.interviewrussia.ru/art/li-ufan-pered-kamnem-cheloveku-ostaetsya-tolko-pokoritsya).

«Камням никто не нужен, чтобы существовать долгое время. Когда человек предстает перед камнем, ему остается только покорно смотреть на него» (http://www.interviewrussia.ru/art/li-ufan-pered-kamnem-cheloveku-ostaetsya-tolko-pokoritsya?page=2).

А вот то же – бессилие, ничтожность иного человека – перед символами индустрии.

«…не создание чего бы то ни было… но, скорее, привлечение внимания к уже существующему…» (http://www.tatintsian.com/ru/artists/lee-ufan/works/).

Даёшь пассивность!

Видно, напугал марксизм со своим: «До сих пор философы лишь различным образом объясняли этот мир, но дело заключается в другом – в том, чтобы Изменить мир!».

Так неподъёмные трость и чёрный стальной лист ещё как-то намекают на негативность прогресса. А как понимать полированный стальной лист?

Да и неподъёмность не всегда чувствуется.

Чуждость человеку – да, есть всюду.

На одной презентации Ли Уфан сказал, что на него огромное впечатление произвела «Шинель» Гоголя. Вот я и подумал, что иная фраза оттуда, изображающая ничтожность маленького человека, вполне годится для намёка на отчуждённость, столь поразившую Ли Уфана в ХХ веке.

«Ничего нет сердитее всякого рода департаментов, полков, канцелярий и, словом, всякого рода должностных сословий».

Эти слова отлично соотносятся с возмущением против отчуждения, порождения капитализма, против которого так напрасно восставали молодёжь и студенчество в 60-х годах прошлого века и которое, отчуждение, осталось непобедимым.

«Речь идёт… о людях, представляющих собой нечто среднее между интеллигентами и неинтеллигентами… Можно определённо утверждать, что в большинстве случаев это люди, являющиеся интеллигентами только по их «статусу» (по службе, социальному происхождению или просто по общественным притязаниям), но не по признанию, не по своей фактической… позиции по отношению к ценностным предпосылкам духовной культуры. Это – своего рода люмпен-интеллигенция, потому-то, как правило, её кумир – «интеллигент-расстрига».

Дело в том, что научно-техническая революция… сопровождалась в капиталистических странах резким падением социального статуса и, соответственно, «престижа» достаточно широких групп интеллигенции…

Одновременно с резким количественным увеличением интеллигенции произошло не только драматически переживаемое «низведение» определённой части интеллигенции («белые воротнички») до уровня рабочего класса («синие воротнички»), но и то, что можно… назвать «люмпенизацией» некоторых категорий интеллигенции, оказавшихся в положении, очень близком… к положению «люмпен-пролетариев»…» (Давыдов. В кн. «Теории, школы, концепции». М., 1975. С. 247-248).

Повторилось то, что было с российским миничиновником Акакием Акакиевичем Башмачкиным в XIX веке.

Но если у Гоголя с этим Башмачкиным, у студентов США, Европы и Японии происходит взрыв – «Левое движение в Японии стало массовым в конце 1960-х. …массовые акции протеста начались в университетах Токио, Киото и других крупных городов страны» (http://rusplt.ru/world/krasnaya-armiya-yaponii-poslednie-boeviki-internatsionala.html)… То у Ли Уфана видим уже реакцию на поражение этого бунта.

Ничто нельзя улучшить! И надо ото всего абстрагироваться.

Вот, как можно здорово развить пару слов Ли Уфана о роли «Шинели» для его судьбы… Но это развил я, а не он. А его и слушать не нужно. Настоящему художнику (испытывающему мироотношение своё и своего восприемника) не дано прямыми словами то, что он хотел сказать своим произведением. Ибо то находилось в его подсознании. А там слов нет.

Когда автор слова из себя всё же вытягивает, то лучше б уж он молчал. Смотрите:

«То произведение, которое мы сегодня установили [«Трость титана»] в Эрмитаже… Значит вы видели, это небольшая скала, небольшой камень и большая железная трость. Это произведение было экспонировано в прошлом году в садах Эрмита… в садах Версаля. Мотив… Это можно сказать, что посох Моисея. Я назвал это произведение «Отдых». Другое название у этого произведения «Посох Разума». Ну представьте себе: титан, великан, который на минутку решил отдохнуть и облокотился на эту скалу. Для этого… Какие я выбрал для этого предметы. Значит, я выбрал прежде всего материалы: камень, который представляет силы природы, железная трость… Это произведение… Это результат действия производства индустриального. С другой стороны, что такое железо? Значит, железо это является своего рода ребёнком. То есть те… тот металл, который входит в руду. Её переплавляют, она становится металлом. Но сейчас, правда, в наши времена культура и природа и индустриализация общества они в противоречии находятся между собой. Ну… Не всегда это помогает развитию цивилизации. Значит, наоборот, я считаю, что для цивилизации необходимо именно сочетание и миролюбивое сочетание между индустрией и человеком. Человек разрабатывает природу… именно за счёт того, что он слишком развивает, возникают проблемы. Но нужно сказать о том, что природа это не в полной мере то, что думает человек. Мне кажется, что у природы гораздо больше сил. Человек не всегда может её понять. Есть много таких вещей в природе, которых человек и сделать не может и даже представить это не может. Но ведь что такое природа? Это воздух, небо… Очень много других понятий входит в то слово, что мы называем природой. Я повторяя, что, тем не менее, я считаю, что у природы есть такие силы, которые человеку невозможно понять и невозможно с ними справиться. Мы можем говорить и семье планет, можем говорить о космосе, но просто напросто я считаю, что очень важно ещё раз упомянуть о том, что человек не может свои разумом охватить все силы природы и не может попытаться полностью подчинить их своей… своим рекомендациям. Любая религия, с другой стороны, она обладает своими богами, при этом разные боги в разных религиях наделяются какой-то абсолютной силой. Но это тоже можно также сравнивать с природой. Нельзя попытаться выстроить в отдельный ряд те проблемы, с которыми сейчас связан человек. Пытаться укротить природу – это тоже бессмысленный процесс, потому что она всё равно не поддастся укрощению. – Что такое артисты? Артист — это не абсолютный гений, не может быть полностью положительным героем. Но, с другой стороны, художник — это тот человек, который создаёт путь человеку для того, чтобы он понял многое из природы и мог быть даже в силе богов. У художника должны быть очень положительные темы в его распоряжении. С другой стороны, современная наука она не во всём положительна. Она во всём объективна, но, с другой стороны, наука нам даёт всё-таки многие ответы на те вопросы, на которые мы хотели бы получить ответы. Просто я не могу согласиться с людьми, которые полностью доверяют какой-то религии. Мне ближе путь художника, который может помочь людям, и он может дать возможность не верить полностью в какую-то одну теорию. Потому что художник он может думать о религии, он может думать о науке, он находится всегда в противоречии, скажем, если снова вспоминать о Достоевском. Не зря у него так много сомнений возникает у его героев. И в музыке, и в изобразительном искусстве то же самое. [Я устал записывать по слуху эту галиматью. Как вдруг он возвратился к теме отдыха.]

…я стараюсь как можно меньше создавать. Я всегда думаю, какая связь между тем, что произведено, и тем, что не произведено. Дело в том, что наше общество столько лет, уже столько веков оно всё время что-то производит, производит, производит. Может быть, сегодня это уже сверхнасыщено наше общество теми предметами, которые произведены. Я не знаю, от этого возникают экологические проблемы, из-за этого возникают болезни. Значит, столько проблем, которые сейчас общество уже не может разрешить. Я думаю, что, может быть, лучше остановиться и подумать. Я считаю, что сейчас для современного человечества это нужно иметь время для того, чтобы остановиться отдохнуть. Потому что все там бегут вперёд с огромной скоростью, стремятся идти вперёд, стремятся изо всех делать… Нет. Нужно просто чуть-чуть остановиться, задуматься… [И его опять понесло в трёп.]» (https://www.youtube.com/watch?v=Z1mJOsfRiEs).

Как ни понимаю я, что мой принцип определённости жесток и многим не нравится, отказаться я от него не хочу. Наоборот, я б хотел, чтоб все его усвоили. И что автора слушать нельзя, чтоб усвоили. Разве что для того, чтоб уяснить, что то, что он говорит, содержит намёки на то, что подвиг его сделать подсознательный идеал.

«Отдых». Такое название – продукт сознания. А от чего отдых? От перепроизводства, как говорит автор? – Нет. Глядя на чуждость человеку и очень, и не очень тяжёлых камней, и стальных штук, понимаешь, что не отдых красной нитью проходит всюду, а бегство из мира. Причём, судя по скупости средств изображения, бегство это в некое бесчувствие. В некий пробуддизм. – Не зря ж Ли Уфан кореец.

Соломон Воложин


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика