Четверг, 14.12.2017
Журнал Клаузура

ЗАМЕТКИ ЗРИТЕЛЯ: Русский драматический театр

То, что театр всегда заполнен, а на премьерах обязательно аншлаг, — уже показатель его высокой популярности. Но не надо думать, что режиссер и труппа идут на любые компромиссы, лишь бы «сделать кассу». Репертуар умело сочетает и русскую, и мировую классику, и современность. Я не буду оперировать категориями «понравилось — не понравилось», а попытаюсь проанализировать.

Начнем с «Венецианских близнецов» Карло Гольдони.

Здесь придраться не к чему: блестящая сценография, прекрасные актерские работы. Даже милая отсебятина любимца публики Латыпова-Догадова вполне органична. Именно так строилась commedia dell’arte, просуществовавшая до конца 18 века: можно было импровизировать прямо на сцене, отсылая зрителей к насущным проблемам. В то же время обязательны в северном венецианском квартете масок Доктор — псевдоученый, хитрец и пройдоха. В РДТ в этой роли блестяще выступает Тимур Гарипов — Панкрацио.

В буффонаде разрешено «переигрывать», то есть не вживаться в роль, а откровенно «изображать» своего персонажа. Потому так преувеличенно кокетлива Коломбина — Ирина Бусыгина, так эпатирующе красива Айгуль Шакирова — Беатриче.

Столь же безупречен «Неаполь, город миллионеров» замечательного современного итальянского драматурга Эдуардо де Филиппо (1900- 1984), «последнего великого».

Правда, и ставили спектакль итальянцы — режиссер Паоло Ланди и художник Санти Миньеко.

Главная роль — опять Владимир Латыпов-Догадов.  И опять разнообразен, интересен: насколько ироничен, по-итальянски беспечен он в первом действии — и совершенно другой во втором, вернувшийся из лагеря, постаревший, хромой, почти не узнаваемый даже близкими. И не узнающий своего убогого жилища, превратившегося благодаря спекуляциям супруги (Амалия — Ирина Агашкова), ее нового сердечного друга (Эррико Красавчик — Тимур Гарипов) и махинациям сына (Амедео — Вячеслав Виноградов) в шикарные апартаменты. Эти три роли — как живые. Виноградов ухитрился даже внешне стать совершенным итальянцем!

Видела спектакли де Филиппо в театре Вахтангова и даже с Юрием Яковлевым в главной роли. Приятно, что наш уровень не ниже, ненамного ниже (если быть критичной).

Перейдем к русской классике. Александр Николаевич Островский, комедия в 4 действиях «Невольницы» (1881). Теперь, конечно, столько никто не высидит, а потому в 2 действиях.

Этот спектакль был   поставлен приглашенным режиссером Екатериной Гранитовой в знаменитом новосибирском театре «Красный факел». Перенесен в наш театр   с теми же декорациями, даже с теми же костюмами, только наши поют получше. Да, представьте себе, в комедии 1881 — джаз-банд (даже с гримом под негров) и джазовая вокалистка! Говорит же умнейший Дмитрий Быков: Ставьте пьесу так, как она написана! Но — мадам Гранитова ставит родную русскую классику так, как ей видится.

Вся коллизия пьесы, весь ее драматизм (хотя и поданный драматургом как комедия) тонут у режиссера в нелепых телодвижениях: молодая жена Евлалия Андревна (Лариса Капустина) пожилого мужа, уехавшего на время по делам (Евдокима Егорыча Стырова — Латыпов-Догадов) и молодой Артемий Васильич (Николай Рихтер), крутят в воздухе ногами, держась за поручни странной конструкции — это так они «стремятся друг к другу», наверное? Но ведь история как раз о другом: не сразу разглядела глупенькая наивная Евлалия, как гнусен ее друг детства, ее первая любовь — Артемий, если он идет на содержание к ее подруге Софье Сергевне (Татьяна Григорьева), достойной по своим безнравственным принципам паре сему ничтожному лакею, готовому любой ценой пролезть в более высокое сословие.

Вся глубина переживаний вернувшегося из поездки пожилого супруга — какое это поле для работы хорошего режиссера! Но тут опять песни-пляски негров!

А ведь сильный актерский состав, собранный для Русского драматического театра — это заслуга Михаила Рабиновича.  И Латыпов-Догадов, и Гриньков, и молодые очаровательные Капустина и Григорьева — это благодатный актерский материал (простите за такое слово).

Но не дают ему проявиться в полную силу в этом спектакле.

«Улыбайтесь, господа!» Григория Горина —  какое многообещающее название!

Но не все зрители выдерживают до конца убожество текста — рассказы Горина, переделанные для сцены.

1 действие — пережевывание анекдота о повязке от головной боли, но оказавшейся на ноге.

«Сползла» — объясняют туповатому персонажу (Валерий Гриньков).

«А почему оказалась на одной ноге?»

И целое действие примеряют бинт, перебирают варианты («Может, пациент был с одной ногой») — ну, очень смешно.

2 действие — фабрика. Работает, пока летит матерщина от начальника все ниже и ниже по его замам. Застопорилась на культурном инженере, который не умеет материться. Кто-то в зале хихикает, но большинство зрителей все же демонстрируют уровень более высокий, чем предполагает г. Горин.

И, наконец, «Фабричная девчонка» Александра Володина. Знаменитый когда-то спектакль БДТ, где у Г.Товстоногова играла сама Татьяна Доронина.

Честное слово, удивительное чувство возникает! 1956 год. Реалии соблюдены, песни, костюмы продуманы и почти совпадают (за редким исключением: «Подмосковный городок», «Шагает солнце по бульварам» — это уже 60-е г.г.) и вызывают в зале щемящее чувство ностальгии. По чему? Неужели по этим совковым проблемам о якобы зажимаемой личной жизни? Нет! Скорее — по молодости, по юным мечтам и надеждам, которые есть или были у каждого, кто сидит в зале.

Каким схематичным кажется теперь драматургический материал!

Комсорг группы в женском рабочем общежитии Леля (Татьяна Ахроменко) и комсорг   фабрики Бибичев (Вячеслав Виноградов) оказываются самыми аморальными (пользуясь советской терминологией) персонажами. Леля по требованию комсорга Бибичева безжалостно позорит живущую с ней в одной комнате детдомовку Женю Шульженко, написав о ней в «Комсомольскую правду» разоблачающую статью о том, что ее выставили за любовь к танцулькам из ДК, где она безыдейно проводит время.

 И это при том, что у самой Лели есть внебрачная дочка от женатого мужчины, которую она называет в целях конспирации сестрой и которая живет где-то на полустанке у родни.

А Бибичев, туповатый, не умеющий связать двух слов, ничего не знающий, кроме последних директив, неумело и грубовато ухаживающий за Лелей и делающий ей предложение, мгновенно исчезает, узнав о ребенке.

Девчонки, осуждаемые идейной Лелей, как могут устраивают свою жизнь: Ирина (Татьяна Григорьева) собирается замуж за болгарина, Надя — бросает преданного ей вернувшегося после службы на флоте Федора (Антон Болдырев), гуляет сначала с кинооператором (Денис Саратников), а потом выходит замуж за военного.

Самой лучшей, самой честной выходит — Женька!

Как подходит для этой роли столь же милая непосредственная Лариса Капустина!

Хотелось бы отметить замечательную игру Валентины Гриньковой. Она — настоящая актриса, умеющая быть разной. Видела ее в «Несерьезных намерениях», где она — театральная дива, в «Неаполе», где у нее небольшая роль синьоры Пеппенеллы, изо всех сил старающейся не опуститься в нищете, в «Фабричной девчонке» она — вдова пропавшего в лагерях, интеллигентная женщина, вынужденная работать вахтершей в рабочем общежитии. Как она читает Пастернака! Как она держит себя на собрании, где Бибичев и Леля объясняют трудовому коллективу, что такое любовь и как надо уметь ее беречь.

А как зажигателен финал, где молоденькая деревенская девчонка Вера (Ольга Лукьянова) отплясывает под мелодию Арно Бабаджаняна!

«Шагает солнце по бульварам» — напевая, счастливая публика покидает зал.

Нина Турицына

P.S.: Все-таки это риторический  вопрос: Любите ли вы театр?


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика